Спонсор проекта: monetnik.ru

Очень Страшные Соломоновы острова.

Обсуждение тем касающихся кладоискательства, коллекционирования и т.д ...флуд ниже ...!!!
don1111
Новичок
Новичок
Сообщений: 43
Стаж: 6 лет 4 месяца
Прибор: маска
Имя: виктор
Откуда: питер
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 32 раза

Re: Очень Страшные Соломоновы острова.

Сообщение don1111 » 24 июн 2014, 14:12:07

поблескивая из банки бугрящимися пупырышками, махонькие, упругие корнишоны. А на костре поспевал в фольге хариус и игриво ускакавший за тортиком в заросли Димыч, вызывал своим отсутствием нестерпимое томление наших желудков. Все это великолепие венчала бутылка французской шипучки, и коварный "Рамыч" вкупе с никогда не приедающейся в походе, разведенной спиртягой.
- Внимание! - поднялся я, углядев приближающийся наконец, знакомый медвежий силуэт. - Сегодня мы чествуем этого старого, дряхлого пердуна Бруно. И начнет его поздравлять, от имени всех присутствующих, широко известный в узких кругах специалист по тортам - Димыч. -
Все дружно захлопали, с удовольствием оценивая неприкрытое смущение именинника. Приблизившийся напарник, трепетно удерживая в своих лапищах, нечто белое и плоское, кивком подозвал к себе девчонок. Мигом подлетевшая стайка, узрев изнанку Димычева творения, заверещала так, что уши заложило, наверное даже у Саньки. Передав тортик Хеле, подельник, величавым жестом позволил приблизится к себе Бесу.
- Поздравляем, морда. - лаконично пробасил друг и нежно облапил Бруно. Хруст сминающегося позвоночника, несколько оживил томительную тишину секундной паузы. Взявший поднос, облепленный со всех сторон девчонками немец, изменился в лице и практически коснулся выпавшими из глазниц очами, поверхности своего подарка. На руках его лежал внушительный пласт лиственничной коры. И на ломте этом, вернее на белоснежной пленке хозяйственного пакета, красовался чудный натюрморт. На щедром слое лососевой икры, предельно коряво бугрилась надпись из икры черной. Надпись эта, однозначно подводила промежуточный итог жизни Беса и утверждала, что
- ЖИСНЬ УДАЛАСЬ!!! -
Особенно впечатляла орфография и гигантские восклицательные знаки. Видно было, что перестраховавшийся напарник, сначала дико экономил черную икру на буквах, а затем вывалил весь неликвид на знаки препинания.
- А почему - жиснь, Димыч. - зашелся я злобным хохотом. Спец по тортам, сконфуженно поморщился.
- Да я запутался чуток. Сначала хотел написать по пацански - жисть, потом передумал и решил написать нормально. А то, что буква "сы" уже написана, обнаружил в самом конце. Ну и ладно. На вкус не влияет. -
Хлопнула пробка и шампанское полилось в кружки и на землю. Придержав руку Дитера, протягивающего шипучку Марьям, я отрицательно покачал головой. У нее в руке тут же материализовался морс. Выпили, загалдели... Девчонки снова охотно расцеловали виновника торжества. Вскоре все опять сидели за столом и ждали ответного слова от именинника.
- Я не знаю, что сказать. - совсем потерялся Бруно. - Мне доводилось кушать деликатесы конечно. Но вот таким образом, в таком виде и в таком месте... Нет слов. Для среднестатистического европейца, такое зрелище может закончится печально. И как это кушать? -
- Как, как... Каком кверху. - нетерпеливо зачерпнул икру ложкой Димыч, шлепнул ее на блин и тут же свернув его пакетиком, протянул Бесу. - Учишь вас, учишь... Истина в простоте, бесенок. Ну чего встали? Налетай! -
И понеслось. Тосты шли один за одним, стол разорялся вдумчиво и неотвратимо, спирт сменял "Рамыча" и наоборот... Чуть было не проспали хариуса, но обошлось. Буйство чревоугодия усмирило наконец, неутолимый казалось, первый голод. Сыто отдуваясь, народ потихоньку стал отваливаться от стола. Кто хотел, закуривал. Пришло время неспешных бесед и задушевных разговоров.
.....................................................................................

- Ну а почему золотари наши не хвастаются добычей? - вальяжно осведомился Димыч, выстругивая себе ковырялку для зубов и предвкушающе поглядывая на Наташку. Та, скромно потупив глазки, достала из глубин своих одежек белоснежный комок и молча протянула его напарнику. Развернув надушенный (!!!) носовой платочек с остатками наглаженных складок, подельник вгляделся в содержимое, одобрительно кивнул и передал кулек мне. Я аккуратно принял его и внимательно рассмотрел золотинки. Ну, как и следовало ожидать. Собрано только то, что можно разглядеть в крошках раздробленного кварца и что удалось выцепить кончиками пальцев. Куда больше меня интересовал вопрос, была ли в жизни Выдры ситуация, когда при ней не оказалось бы отглаженного и надушенного носового платка.
- Что скажете? - победно блеснула озорным взглядом Наташка.
- Ну молодцы. - искренне ответил я. - Здесь на полный спичечный коробок наберется. То есть, приблизительно граммов триста шлиха. Судя по всему, что-то около трети от имеющегося металла в поднятом кварце вы взяли. Неплохо. Если промыть толком ваши отвалы, можно еще столько же взять. Если не больше. -
- Ты хочешь сказать, что мы оставили в породе две трети золота? - чуть обиженно повернула ко мне пушистую головку Хеля. - и больше половины из оставшегося не взять даже промывкой? -
- Ну да. - не стал отпираться я. Была бы ртуть, можно собрать почти все. А глазками и промывкой - максимум две трети. А вам чего, мало? -
- Золота много не бывает. - рассудительно отозвалась Наташка и жестом затребовала обратно свое сокровище. - А как промывать, завтра покажешь. Нам с Дитером очень интересно. Правда милый? -
Судя по всему, милый мог бы сейчас назвать массу гораздо более интересных занятий. Но он сговорчиво улыбнулся и преувеличенно бодро закивал в ответ.
- А у меня есть тост за мужчин! - требовательно протянула Выдра свою кружку Димычу. Тот отреагировал моментально. Вскоре все держали наполненные емкости и выжидающе смотрели на девушку.
- Мужчины! - звонко воскликнула Наташка, чуть более пылко чем следовало бы, прижимая сразу податливо обмякшего Дитера к своей фантастической груди. - Я хочу выпить за вас. Вернее, за тех, кто делает вас мужчинами. За нас, девчонки! - и залившись смехом, лихо опрокинула в себя очередную, солидную порцию нектара. Да-а... "Рамыч", это наше все.
- Нету нам цены, не-ту! - продолжила отдышавшаяся феминистка и капризно заявила. - Целоваться хочу! -
Под восторженный рев основного контингента аудитории, она предельно пылко и скурупулезно облобызала всю мужскую часть населения и раскрасневшаяся, но довольная, вернулась на свое место. Несколько насупившаяся Хеля, поймав мой умоляющий взгляд, обмякла и примиряюще улыбнувшись, негромко произнесла.
- Удивительное место, удивительное время, удивительное состояние. Мне так хорошо с вами, ребята... А ни у кого больше в ближайшее время дня рождения не намечается? Ну-ка, давайте по кругу. -
- Весна. - ткнул себя в грудь Димыч. И пошла перекличка.
- Осень, лето, зима, лето, весна, осень. -
- Маришка? А когда осенью? - вычленила Змея самую многообещающую претендентку на праздник.
- Вчера. Было... - еле слышно отозвалась девушка, зажмуриваясь и низко опуская голову.
!!!
- Что же ты молчала?! - разом обескуражено загалдели все.
- Ах ты ж... мать моя красавица. - метнулся к груде тюков Димыч и лихорадочно закопошился в своей герме. - Сейчас, погоди... Вот! - и просияв, вернулся к столу.
Донельзя интригующим тоном, он, пряча руки за спиной, потребовал у Марьям, какую-нибудь монетку. Таковая, после минутного замешательства, нашлась у Хели и была незамедлительно передана имениннице. Напарник, торжественно откашлявшись, попросил минуточку внимания.
- Маришка. - утробно загудел он, сдвигая в кучу брови и пытаясь придать себе соответствующий моменту вид. - От всех мужиков наших, хочу тебя поздравить с Днем Рождения и пожелать... Это... В общем, живи и радуйся. А мы будем радоваться вместе с тобой. - и окончательно сконфузившись, сунул ей в руки свой легендарный нож. Я внутренне охнул. Это было примерно то же самое, как если бы мой бессменный напарник, преподнес в качестве презента, парочку своих свежеотрезанных пальцев.
Этот нож я безуспешно пытался у него выменять, а потом банально выклянчить на протяжении последних трех лет. Великолепный клинок из неведомой чудо-стали, с рукояткой и ножнами из резной моржовой кости, безусловно являлся вершиной мастерства неизвестного умельца-самородка. Главный Димычев амулет, он был всегда с хозяином и использовался по прямому назначению, на моей памяти, не более десятка раз. Если бы моему другу предложили расстаться, на выбор, со своей Нивой, или с этим ножом, боюсь, итог был бы не в пользу пепелаца. Да-а, умеет напарник удивить, чего уж там...
На побледневшем лице Марьям, казалось, остались только глаза. Вернее - глазищи. Она молча приняла подарок в обе руки и, как в забытьи, отдарилась традиционной монеткой. Народ разом загалдел, требуя у виновницы торжества представить клинок на всеобщее обозрение. Наташка, погладив пальчиками филигранную резьбу ножен, вдруг всплеснула руками.
- Ой, а у меня тоже есть подарок. - и молнией метнулась к своим вещичкам. Мы заинтересованно притихли. Вскоре, светящаяся от предвкушаемого удовольствия Выдра, загадочно улыбаясь, приблизилась к горянке.
- Вот! - сказала золотоискательница, протягивая девушке прямоугольный предмет в полиэтиленовом пакете. - А это тебе от женской части сообщества и, надеюсь, от твоих верных подруг. Владей! - И горделиво отступив, победно сложила руки на груди.
Аккуратно вынув содержимое из пакета, Марьям, замерев на секунду, вопросительно взглянула на нас.
- Ну давай дальше, не томи! - не выдержал Димыч. Вскоре белому свету показались знакомые, пистолетные очертания, весьма авантажного на вид, фена для сушки волос. Впавшая в окончательный ступор девушка, растерянно покрутила его в руках. Тишина наступила такая, что самозабвенно трудившийся под корой юной лиственницы, в десяти шагах от лагеря, жук-древоточец, оглушил скрежетом своих челюстей не только нас, но и всех остальных-прочих обитателей близлежащей тайги. Потом грянула буря.
- Наташа, признайся. - выдавил сквозь спазмы безудержного смеха Бруно. - ты же его для Вити берегла!
- Лысый! - прохрюкал бодая землю, свалившийся с бревна Димыч. - Мы навек опозорены со своей икрой. Учись делать сюрпризы в походе, чайник! -
- А что я? - обслюнявливая в восторге, смутившуюся не на шутку Наташку, промычал я. - Век живи - век учись. Если она нам сейчас и евророзетку достанет, ищи Хеля мне сердечные капли срочно. -
- Наташа. - размазывая обильные слезы по щекам и придерживая бьющегося в истерике у ее ног Дитера, умоляюще выдохнула Змея. - Вот это... Как у тебя оказалось? -
- Да ну вас всех. - попыталась обидеться Выдра. - Я вообще без фена никуда из дома не выезжаю. Он совсем новый, между прочим. Ну не сейчас, позже пригодится. Да Маришка? -
Девушка заторможенно кивнула, все еще приходя в себя. Напарник моментально наполнил посуду животворящей влагой и отряхивая со своих боков мелкий земляной мусор, торжественно произнес.
- Первое. Желаю выпить за здоровье именинницы. И второе - предлагаю присвоить Наташке пожизненный титул - "Мисс Сюрприз". Кто против? Нет таких? Тогда УРА! -
И громкое "Ура", звонким отголоском вплелось в уже ставший привычным, нескончаемый рокот пенящейся безудержной силой, красавицы Уды.
Отсмеялись, отдышались, расселись по пенкам вокруг костра... Спохватившиеся мужики, принесли и водрузили на плечи девушек, весьма кстати пришедшиеся пуховики. Наступила та комфортная тишина, которая предшествует плавному перетеканию собственных мыслей в неспешную, доверительную беседу "обо всем".
- И чего вам, мужикам, все неймется? - томно вздохнула Выдра, привычно расталкивая спиной податливого Дитера, формируя из его туловища комфортный лежак для себя, любимой. Ноги ее при этом, вполне по хозяйски упокоились на моих коленях. - Все воюете, глотки друг другу рвете, смысл жизни ищете... Нет, чтобы спросить у нас, женщин. Любая, не задумываясь, тут же ответит - смысл жизни в любви. -
- О любви какого рода речь, Наташа? - заинтересованно отозвался из-за ее спины Мелкий. - Это очень обтекаемый термин. Ты не могла бы конкретизировать, пожалуйста? -
- Есть только одна любовь с большой буквы. - назидательно покачала пальчиком девушка. - Любовь между мужчиной и женщиной. Все остальные ее разновидности - разновидности и есть. Ну это как ручейки вытекающие из одной большой реки. -
- Натах. - знакомо прищурил плутовской глаз Димыч. - Если я правильно помню, это ручейки втекают в реку, а не наоборот. -
- Ой, да какая разница! - беспечно зависла над краем ловушки Выдра. - Что лоб, что по лбу. -
- Думаешь? - предвкушающе облизнулся подельник. - А в школе ты вообще, как училась? Ну в смысле оценок там, ЕГЭ... -
- Не могу сказать, что сохла над учебниками, но аттестат в полном порядке. Как и вузовский диплом, промежду прочим. - вызывающе стрельнула взглядом в сторону друга, девушка. -
- А пару вопросиков позволишь? - невинно улыбнулся тот. - Ну, в плане оконтуривания кругозора. Так, чисто по верхам. Или не стоит, чтобы не оконфузиться? -
- Если это формулы-даты-имена, то я - пас. С этим у меня конкретная напряженка. - катилась по инерции в заботливо расставленные тенеты Наташка. - А все остальное - пожалуйста. Не дурнее других. -
Димыч сговорчиво кивнул и сунул в рот сигарету.
- Ну, с золотарем не будем обострять пожалуй что... А вот просвети меня, если не в напряг, по географии. Где, по твоему, находится Татарский пролив? Варианты; Крым, Сахалин, Татарстан. -
Выдра изобразила задумчивость.
- Нет. Если честно, не очень помню. Но если включить логику, то это явно не Сахалин. Зная твою гнусную натуру, Димыч, это и не Татарстан. Слишком легкий подарок был бы для меня. Остается Крым, да? И татары там имеются, и море. Угадала? - и она победно уставилась на экзаменатора, явно ожидая поощрения.
- Так. С этим тоже ясно. - резко уронил планку притязаний Димыч. - Последний вопрос по географии. Про Европы слышать приходилась? - и тут же обрывая возмущенную жестикуляцию жертвы, продолжил. - Внимание, вопрос. А назови-ка ты мне, солнышко, столицу Лиссабона? Только быстро. - и широко ухмыльнувшись повел плечом, уклоняясь от становившимися все более болезненными тычков Хелиных кулачков. Наташка глубокомысленно погладила пальчиком кончик носа.
- Э-э-э, м-м-м... Брюссель, кажется. Но это не точно. Я туда еще не доехала. - и улавливая общую оторопь, кокетливо улыбнулась. - И вообще, география - это названия. А я предупреждала, про имена и названия. -
- Понял. - поперхнулся сигаретным дымом напарник. - Переходим к точным наукам. Нет, нет. - успокаивающе выставил он перед собой ладони. - Никаких формул. Алгебру и даже математику - в игнор. Но арифметику-то можно? Задачка для второго класса. Счет в уме до десяти. Или здесь ты тоже пас? -
- Давай. - завелась, азартно вскинувшись со своего лежбища девушка.
- Так. - поправил воображаемое пенсне на переносице строгий педагог. - Семь рыбаков за семь дней съели семь судаков. Вопрос. За сколько дней десять рыбаков съедят десять судаков? -
- За десять. - выпалила наобум девушка и тут же поправилась. - Тоже за семь? За один? -
Над костром повисло тягостное молчание.
- А интересно. - протянул наконец, молчавший до этого Бруно. - Я прошу время на обдумывание. Понимаю, что вопрос из категории остроумных. Значит ни один из напрашивающихся на язык ответов, на мой взгляд, не годится. Но задача чисто арифметического плана и значит имеет только одно решение. Предлагаю следующее. Каждый из заинтересовавшихся имеет право только на одну попытку озвучивания своего ответа. И сообщает его Димычу приватно. Чтобы не давать разгадку остальным. -
Напарник согласно кивнул.
- Удивили вы меня, гопота импортная, ну да ладно. Вернемся к точным наукам. - он спеленал окончательно разошедшуюся Хелю ласковыми объятиями и потерся ушибленным таки в схватке ухом, о плечо своей боевой подруги.
- Димыч! Немедленно прекрати! Как тебе не стыдно! Не слушай его Наташа! - ярилась у него подмышкой, злобно шипящая Змея.
- Натаха. - напрягал последние силы подельник, изнемогая в борьбе с расходившейся гуманисткой. - Что тяжелее - килограмм железа, или килограмм ваты? -
- Ну ты совсем, Димыч, меня за дуру держишь. - откровенно обиделась Выдра. - Понятно, что железо тяжелее. -
- Наташа. - обеспокоенно заерзало под девушкой живое кресло. - Подумай, пожалуйста. Один килограмм железа и один килограмм ваты. -
- Да вы что, сговорились, что ли? - сорвался на оскорбленный дискант, негодующе взвившийся над нашими головами, голосок Наташки. - Ну вата же легче. Или будете меня сейчас убеждать в обратном? По объему она больше, это понятно. Но ведь легче же! -
- Солнышко! - не выдержав, гоготнул я и изобразил ладонями застывшие в равновесии чаши весов. Один килограмм железа и один килограмм ваты!!! -
- Марьям, помогай. Мне одной не справится. Закрой рот командору. - запаленно выдохнула, растрепанная Хеля, выскользнувшая наконец из ласкового плена и упоенно волтузившая чем ни попадя, катавшегося по земле опрометчивого любителя точных наук. Тот охал, подвывал от восторга от удавшегося спектакля и пытался улучить еще хотя бы секундочку для финального аккорда. Прохладная ладошка горянки на мгновение прижалась к моим губам. Энтузиазм как-то сразу угас, а мысли послушно свернули на извечную, мужскую тропку необузданных фантазий.
- Все-все, сдаюсь. - жалобно взмолился подельник и умудрился нежно чмокнуть одну из безжалостно таскавших его за космы ладошек. И тонко уловив паузу в избиении, выдал напоследок.
- Пусть только объяснит, зачем Герасим свою собачку под паровоз бросил. -
Оглушительный смех присутствующих, обозначил концовку затянувшегося тестирования. Обессилено уронив руки, взмыленная Змея рухнула на поверженного Димыча и накрепко запечатала его рот отчаянным поцелуем. Моментально выбросивший все посторонние мысли из головы друг, покорно затих боясь шевельнуться. Я почувствовал приступ жуткой зависти к напарнику и болезненный укол абсолютно неуместной ревности.
- Вот! - торжествующе поставила окончательную точку, сладко потянувшаяся Наташка. - Настоящая женщина всегда найдет решающий аргумент в споре с мужчиной. -
- Кто бы спорил. - охотно согласился Бес и наполнил истосковавшиеся в забвении стопки.
- Наташа. Ты начала говорить о любви. - задумчиво произнес он. - Это очень важная и очень сложно конкретизируемая тема. О ней все говорят, но вот что это такое, по моему, вряд ли хоть кто-то в состоянии толково объяснить. Но тем не менее, за любовь я бы выпил. Хотя бы, как за самую светлую мечту любого человека. -
- За большую, настоящую любовь! - мотыльком вспорхнула со своего места девушка и приняв из рук Беса кружку с "Рамычем", обвела нас повлажневшим вдруг взглядом. - Чтобы каждому она досталась. И чтобы навсегда! - и одним махом осушила свою порцию. Мы моментально присоединились. Неслышной, молчаливой тенью скользнула к реке с прибранной со стола посудой, Марьям. Ребята вопросительно взглянули на меня. Успокоив их жестом, я перевел стрелки на напарника.
- Не знаю, кому как, а лично мне знаком, как минимум, один человек, который абсолютно точно знает, что такое любовь. И этот человек среди нас. -
- Ну-ка, ну-ка... - с жадным интересом уставилась на Димыча Хеля. Напарник тяжко вздохнул и осуждающе зыркнул на меня из под насупившихся бровей. Я сделал рожу кирпичом и подкинул в костер полешек.
- Димыч, народ ждет. - подбодрила его вальяжно раскинувшаяся в своем кресле Выдра, лениво поглаживая пальчиком под скулой чуть не мурлыкающего от удовольствия Дитера.
- Да просто все. - выдавил из себя подельник и кашлянул прочищая горло. - Все эти "ахи" и "охи" о неземных материях, пускай жуют поэты. Если исходить из того, что в человеке нет ничего лишнего, а есть либо пока что невостребованное, либо уже неиспользуемое, то любовь, это просто инстинкт. Системообразующий и очень древний. Но не врожденный, как инстинкт самосохранения например, а благоприобретенный.
- Фи, как пошло. - скривила губки Наташка. - Как так можно говорить о волшебстве? -
- Наташа подожди пожалуйста. Не сбивай Димыча с мысли. - мягко попросила Змея и вновь повернулась к подельнику. - Продолжай. -
Лектор засмущался не на шутку.
- А я не вызывался говорить на эту тему. - пряча глаза пробормотал он. - Лысый начал, пусть он и заканчивает. -
Глаза присутствующих требовательно уставились на меня.
- Могу и я. - пожал я плечами. - Но авторство все равно Димыча. -
Все согласно кивнули. Я продолжил.
- Представьте себя племя человечье на заре цивилизации. Даже не племя, а такая полу-стая. Отношения внутри строятся только исходя из голой целесообразности и крайне примитивно. Выше всех, естественно, охотники. Они добывают еду и они же первые ее потребители. Всем остальным - объедки. И это разумно. Голодный охотник - фиговый охотник. Дальше идут женщины. Они собирают всякие корешки-ягодки, как приварок к основному меню, хлопочут по хозяйству и служат источником удовольствия для охотников.
Отсюда - дети. Они живут только потому, что каждая мать абсолютно точно знает кто ее ребенок и заботится исключительно о нем. Кто папашка, толком не ведомо никому, ибо таковы нравы в племени. Все предельно незатейливо. Мужики пришли с охоты, пузо набили, отловили первую попавшуюся тетку посимпатичнее, уестествились от души и тут же про нее забыли. Ее собственные предпочтения не играют никакой роли. Спор за половое партнерство может быть только между мужиками.
А на самой нижней ступеньке - старики. Как уже отработанная часть общества.
При любом напряге с пищей, которые происходят регулярно (дичь ушла, зима и.т.д.) они умирают первыми. Следующими мрут дети. Потому что мужикам реально по фигу. Отцовские чувства отсутствуют в принципе, ибо кто чей отец - непонятно. Есть инстинкт защиты детенышей своего племени, но он не в приоритетах первого порядка. Если сложности с пропитанием продолжаются, то следующая очередь - женщин. Но очень выборочно. Самые молодые и выносливые, подкармливаются до последней возможности.
Схема простая и понятная. И мужиков она вполне устраивает. Но категорически не устраивает женщин. Потому что она скорее обнесет всех других, но своего ребенка голодным не оставит. Для женщины, цель номер один - обеспечить выживаемость своего потомства. А как это сделать если право голоса отсутствует напрочь? Если женщина, по сути, общаковое достояние. Выход только один - сделать так, чтобы у нее появился свой, конкретный мужчина. Который признал бы эту, конкретную женщину, своей собственностью и пресекал любые поползновения на нее у остальных охотников.
В таком случае все встает на свои места. У ее детей появляется конкретный отец. У мужика появляется его тетка и его дети. То есть - собственность. А своим кровным, ни один мужик делиться не станет и глотку порвет любому посягнувшему. И если надо, предпоследний кусок мяса отнимет у старика и отдаст своей тетке и своим детям. Последний, естественно, прибережет для себя. Ему еще за мамонтом по саванне гоняться.
То есть, по сути, эта проблема осознана женщиной и решалась только женщиной. Мужиков, все в принципе устраивало. А рулили исключительно они. И вопросы перед теткой стояли следующим образом - Что такое нужно дать мужику, чтобы он не захотел мною делиться с другими? Что может быть во мне такого, чего нет у другой женщины? Как заставить этого скота, испытать ко мне ненаглядной, чувство собственника. -
И женщина нашла выход в эмоциональной составляющей, ибо других козырей у нее просто не было. Сначала она раскручивала себя до невозможности, а потом заражала этой лихорадкой специально отобранного "под себя" мужика. Перевернуть в его мозгах все с ног на голову. Сделать так, чтобы в его жизни не было ничего дороже одной, конкретной женщины - себя самой. Коренным образом сместить приоритеты. И когда это у нее получалось, мужик радикально менялся. Он носил добычу уже не в племя, а к своей тетке. Он кормил сначала своих, а потом отдавал излишки обществу. И так далее. Отсюда возникла семья, усложнялись вопросы собственности и взаимоотношений в племени. Рождалась более сложная племенная структура и, как следствие, попер прогресс. Для мужика это вылилось, по сути, только в одно - Надо больше пахать, милый. Вперед за мамонтами. -
Но! Зато у детей появился отец и резко повысились их шансы на выживание. Мужик стал больше пахать и периоды кризисов стали сокращаться. В племени появилось больше излишков и старики стали реже умирать от голода. И соответственно стал более востребован их жизненный опыт. Который тут же был использован в деле воспитания подрастающего поколения. Стали развиваться ремесла, потому что их развитие невозможно без аккумулирования и передачи опыта от стариков к младшим. А папашки с мамашками, в основном, пинали и разделывали мамонтов и обеспечивали жизнедеятельность семьи-рода. Ну еще совокуплялись где ни попадя. И кстати. -
Тут я позволил себе прерваться и промочить гланды заботливо поднесенным Димычем спиртом. Промочил, выдохнул, утер слезу.
- Скажите мне пожалуйста, чем этот общественный уклад так уж сильно отличается от нашей современной жизни? Молчите? Правильно делаете. Ладно, поехали дальше. Все это привело к резкому количественному скачку поголовья и соответственно к доминирующему положению среди аналогичных племен. Те сообщества, что не успели вооружиться любовью, существенно проигрывали во всех отношениях более многочисленным и умелым народцам. И они банально вымерли. Потом сильные и многочисленные, загнобили и растворили в себе более слабых сородичей, и так далее. То есть набрала темп своеобразная селекция. То бишь эволюция.
И пошла-поехала телега цивилизации. А в основе всего, лежало жгучее желание женщины сохранить жизнь себе и своему потомству. С тех пор, женщины не могут спокойно говорить о любви. А только с придыханием и закатыванием глаз. А каждый мужик, вооруженный опытом предыдущих поколений, понимает - если его заразят любовью, трындец. Придется больше пахать. Всего и делов. Отсюда вывод - если убрать ахи, охи и розовые слюни, то любовь сделала человека человеком. И только благодаря ей мы живем не в пещерах, а в квартирах и смотрим телевизоры. И это, кстати, ответ на вопрос - куда подевались мамонты. -
Я коротко хохотнул и готовясь к финалу, с удовольствием закурил.
- Такова, вкратце, гипотеза уважаемого Димыча, переданная в моем вольном изложении. Подозреваю, что эта мысля наверняка неоднократно была освещена ныне здравствующими и уже покойными философами, и мой друг в очередной раз изобрел велосипед. Но. Лично я не вижу в его велосипеде никаких изъянов. И конструкция эта, на мой взгляд, получилась вполне себе оригинальная и рабочая. Вопросы есть? -
И облегченно выдохнув, зачерпнул чай из котла. Бруно, извиняюще метнувшись взглядом в мою сторону, беззвучно растворился в сумерках, по направлению к реке. Остальные молча переваривали информацию.
- Как-то все это очень приземленно и буднично. - капризно протянула Наташка, интригующе ерзая лодыжками по моим коленкам. - А как же страсть неземная, серенады под окном и миллион алых роз? -
Я аккуратно спустил ее ноги на землю.
- А вот это, солнышко, как раз те самые эмоции, которые для вас милее жизни. - буркнул Димыч. - А здесь разговор о конкретике. Кстати. Отсюда понятно, почему не бывает женской дружбы, почему мужиков, за неимением мамонтов, так и тянет в пивняк или в гараж к корешам, и много всяких других почему. Но это не отменяет главного.
Вы, бабье, со своей любовью, изменили мир. Раньше как было? Приволок мой пращур добычу в пещеру и пока мясцо не кончится, он фиг пошевелится. А появилась у него тетка и сразу выяснилось, что надо идти на охоту, не дожидаясь пока все съедят. Потому что нужно делать запасы, потому что хочется выменять на мясо у подружки из соседней пещеры, замечательную бобровую шкурку. Ей она велика, а супруге твоей, милый, в самый раз. И под цвет глаз подходит. И вообще, убери свои копья, дорогой. Разбросал понимаешь - не пройти не проехать. Ну и так далее. И стал мой пращур - человеком цивилизованным.
- Тебя так удручает сам факт любви, дорогой? - лукаво зажмурилась на огонь Змея.
- Если честно, то вопрос сложный. - вздохнул напарник. - С одной стороны, дико приятно, что нашлась наконец-то твоя половинка. А с другой - ну почему меня обязательно должно так колбасить при этом? Поспокойнее никак нельзя? -
- Нельзя, милый. - скорбно вздохнула Хеля. - Надо, чтобы ты из кожи вон лез. И никак иначе. А если тебе все ровно будет, не дождусь я этой самой замечательной бобровой шкурки. Так и буду ходить в рванье. А дети? За их воспитание, старушкам, мамонтятинки отнести надо? Надо. Деревянная азбука сейчас знаешь сколько стоит? Не хочешь же ты, чтобы твои дети над каменными буквами надрывались? И вообще. Я такую пещерку чудную присмотрела неподалеку. Прелесть что такое. И отдают в кредит. По полмамонта ежемесячно и все дела. Через три года она наша. Так что копье в зубы, мой ненаглядный, и вперед. Нечего, понимаешь, прохлаждаться. -
- Ой-ей-ей! - азартно подхватилась Выдра обращаясь к Дитеру. - А из нижнего ущелья шаман-каннибал приходил. Такие штучки из кости показывал. И гребенку волосы расчесывать, и ожерелье из хрящиков. Вилку костяную, опять же, для мяса. Хеля своего вахлака давно приучила ей пользоваться. Один ты, все руками и зубами куски рвать, как дикарь норовишь. Перед людьми стыдно. А еще шаман, порошок белый дал попробовать. Соль называется. Говорит, что мясо в сто раз вкуснее получается. Купим, милый? -
- Мдя-я... - покачал головой напарник, пережидая бурный смех присутствующих. - Вот так оно все и происходило, примерно. Бедные мамонты. -
- Ну что, гусары? - приподнялся я для очередного тоста. - За женщин, как оплот цивилизации?! -
- И оплот любви! - с придыханием простонала Наташка, опорожнила очередные полкружки Рамыча и лениво притянув за ухо к себе Мелкого, томно зажевала его нижнюю губу. Дитер цвел, дышал через раз и сучил ножками от вожделения. Я так и не решил про себя, завидовать ли ему сегодня. Пожалуй что не буду.
- А где наши именинники шарятся? - в очередной раз отряхнулся от остатков прилипшего к одежде мелкого мусора Димыч. - Пойти, прогуляться что ли? -
- Сиди. Сам гляну. - поднялся я с пенки и разминая затекшие конечности, пошел на берег. Вскоре яркое пятно налобника выхватило из сгустившейся тьмы, два маленьких нахохлившихся силуэта, расположившихся на валуне у самой воды. Убрав свет в сторону, дабы не потревожить собеседников, я потоптался пару секунд, откровенно маясь, и не придумав ничего лучшего, повернул назад к костру.
- Ну что там, живы? - поинтересовалась Наташка.
- Живы, чего им сделается. Воркуют. - зацепил я походя со стола зазевавшуюся маслинку.
- Ой смотри. Ой уведут девку из под носа. - игриво сморщила носик Хеля. - Опять бобылем останешься. -
- Ха. Да лучше бобылем, чем в поте лица вам бобровые шкурки добывать. - отшутился я, усаживаясь на свое место.
- Так зато и награда соответствующая. - показала мне язык Выдра.
- Ничего, перетопчемся. И бобры целее будут. - закурил я.
У костра воцарилось недолгое молчание. Взгляды ребят вновь приковало к себе пламя костра.
- Витя. А сколько отсюда до ближайшего жилья? - тихонько спросила Наташка.
- Смотря как мерять. - пожал я плечами. - В тайге редко расстояние в километрах измеряют. Все больше дневными переходами. Например до юрты Саньки отсюда, максимум тридцатник. А по времени - двое суток вверх по реке телепаться. До Нижнеудинска, не меньше трехсот верст. Но он ниже по течению и если упереться рогом, и обнести пороги, то через три дня можно быть на месте. А тебе зачем? -
- Не знаю. - обхватила плечи руками девушка. - Странные ощущения. Вроде дичь дикая вокруг. Случись чего и на помощь звать некого. А на душе тепло и сладко. И уютно ужасно. Прямо рай земной. Страха совсем нет, понимаете? -
- Понимаем. - отозвалась Хеля. - Сама примерно то же самое чувствую. Говорить боялась. Жалко расплескать в словах это откровение. Пойдем спать, Димыч. Я тебе песенку спою. Колыбельную, ласковую... -



don1111
Новичок
Новичок
Сообщений: 43
Стаж: 6 лет 4 месяца
Прибор: маска
Имя: виктор
Откуда: питер
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 32 раза

Re: Очень Страшные Соломоновы острова.

Сообщение don1111 » 24 июн 2014, 14:13:29

Вскоре, подсобив ребятам принести из бани спальники и забросив в палатку наши перины, я в одиночестве сидел у костра. Странные мысли несуетно клубились в моей голове. Может и неточное это определение, но если попытаться подобрать мыслям этим некий общий знаменатель, то я бы назвал его умиротворением. Через полчаса, решив, что Бруно и Марьям ребятки вполне взрослые и нянька загоняющая их в кроватки - явный перебор, я не торопясь прибрал со стола, подкинул напоследок парочку сучьев в костер и вскоре шуршал неприлично сухим спальником в палатке, искренне желая себе спокойной ночи.
Ночи в раю.

Глава шестнадцатая. И вновь продолжается бой.

- Значит так. Всем доброе утро и сразу переходим к подвигам, если нет возражений. - чувствуя как забегали по отдохнувшему телу мураши предвкушения нескучного сплава, обратился я к усердно пережевывающим утреннюю пайку друзьям. Они молча вразнобой покивали в ответ. Я продолжил.
- Начинаем с порога "Крокодилы". Все на него вчера, хоть мельком, но взглянули. Поэтому переходим к формальной части разговора. Есть ли среди присутствующих те (кроме Марьям, естественно), кто предпочитает воздержаться от прохождения? Напоминаю. Любая бравада здесь абсолютно неуместна, а разумная осторожность, наоборот приветствуется всячески. Кто "пас", поднимают руки. -
Ребята улыбчиво переглянулись и молча уставились на меня. Отказников не было. Я хмыкнул.
- Понятно. Поступим следующим образом. Первым иду я с Бруно. Потом каждый из нас сам решает, идет ли он с кем-то еще раз. Димыч с Дитером на кате на страховке. Они идут вторыми, по результатам нашего сплава. Девчонки с морковками на берегу. Пока готовимся, приглашаю девушек предаться созерцанию. -
- Это как? - вопросительно изогнула бровь Наташка. Я пояснил.
- Есть старый способ проверить свое рвение сплавляться. Просто сидишь у воды и смотришь на порог. Если через двадцать минут твое желание не улетучилось, значит ты действительно готов к подвигу. Доедаем, одеваем гидрахи и вперед, на берег. -
Обзорную точку я выбрал - что надо. Усадив сразу притихших девчонок на валун в метре от беснующегося потока, я предложил им представить себя на катамаране, пляшущем на вспенившийся шкуре ревущей от ярости реки, которая свирепо рыча обгладывала многочисленные надолбы разбросанных в изобилии по руслу гранитных туш. А сам не торопясь вернулся к Бесу, сноровисто подгоняющему под себя лямки седухи "Умклайдета". Не торопясь подкачал баллоны, перекинулся парой слов с напарником на предмет их с Мелким возможных действий по страховке и замер в ожидании предстоящей транспортировки ката к точке начала сплава.
Перетащить пустой катамаран на триста метров вверх по течению - не самая сложная задача для истинных водных зубров - зад в ракушках. И покончив с этим не слишком приятным, но и не самым обременительным занятием, мы с Бесом решили еще раз пройтись вдоль порога, стремясь покрепче вбить в память промежуточные ориентиры предстоящего прохождения.
Прогулявшись в очередной раз туда-сюда по реке, мы наконец-то ввинтились в ремни седух и оттолкнулись от берега.
- Димыч, старт. - рявкнул я в рацию и навалился на весло. Предельно облегченный кат ошалевшей мухой заметался между валунами, по кипящим бурунам искренне обрадовавшейся утреннему развлечению реки. Она крутила и вертела в переплетающихся пальцах тугих своих струй очередную забавную игрушку, с детской непосредственностью и искренним любопытством. Ей доставляло несказанное удовольствие протаскивать наш утлый челн по всем рытвинам и колдобинам бурлящего пеной желоба русла и смешливо наблюдать, как два наивных человечка пытаются навязать ее дикому, неукротимому нраву, свою, так называемую волю.
И чуточку разочарованно вздохнула, когда отчаявшаяся было жертва, чудом выскользнула из вязкого плена финальной, клокочущей бочки и освобожденно скользя зачалилась к левому берегу.
Подошедшие девчонки с любопытством взглянули на наши перекошенные физиономии и разинутые в поисках дополнительного кислорода пасти.
- Мдя-я. - задумчиво протянула Выдра. - Зрелище еще то. Пару раз я видела вместо катамарана только две ваших каски, а один раз вообще - одно Бруновское весло. Как ощущения? -
- Хорошо, что ты рацию не слышала. - хмыкнул Димыч. - Бруно, ты где так материться навострился? Прямо зависть берет. -
Бес с силой провел ладонью по лицу, стирая с него остатки брызг и чуточку сокрушенно покачал головой.
- Ощущение неописуемые. И пусть меня простят дамы желающие адреналина, но от второго прохождения я, пожалуй, воздержусь. На страховку - без вопросов. А в порог - нет. Дайте сигарету пожалуйста. -
- Да я и сама как-то поостыла, честно говоря. Вот только если Хеля... - соглашаясь, кивнула головой Наташка и испытывающе взглянула на подругу.
- А что Хеля? - прищурилась на меня Змея. - Я-то не остыла. Только Витя чего-то не горит энтузиазмом. Да, командор? -
Я не стал отпираться.
- Да. Большого желания нет. Криминальное прохождение получилось. Нас чуть не кильнуло в самом начале. Если бы положило, то все двести метров этого месива мы шли бы самосплавом с непредсказуемым результатом. А людей, чтобы обеспечить нормальную страховку на всем протяжении порога, у нас просто нет. Только кат на выходе и две морковки в девичьих руках. Маловато, если честно. -
- То есть ты тоже отказываешься? - сверлила мне зрачки негодующим взглядом девушка. - А зачем я тогда вообще пошла в поход? По бережку прогуливаться? -
Я сокрушенно вздохнул.
- Хеля, не дави. Давайте сделаем так. Пусть сходят Димыч с Дитером. А потом решим, что дальше делать. И у меня ощущения в мозгу чутка улягутся. Сейчас пока, одни эмоции. Годится? -
На том и порешили.
С морковками я решил не запариваться. На выходе из порога и катамарана было достаточно, а шансов на то, чтобы угадать место возможного оверкиля, было или ноль, или близко к тому. И соответственно, непонятно куда ставить девчонок со спасконцами.
Так что наши барышни вновь заняли места в партере, а мы с Бруно оседлали страховочный кат. Полюбовавшись на оживленно размахивающих руками очередных героев, которые вдумчиво прошлись по берегу вдоль предстоящего маршрута сплава, все зрители замерли в ожидании.
- Пошли! - буркнул эфир голосом Димыча и я собираясь, поерзал в седухе. Какафония звуков обрушившаяся на нас из динамика, завораживала. Сплошные междометия, мат, свирепый рык напарника, рев реки... После очередного - Ой, бля-я... - я с тревогой взглянул на вытянувших в напряжении шеи, сидящих впереди девчонок. Вскочившая было Наташка, всплеснула в отчаянии руками, но тут же успокаиваясь махнула в нашу сторону руками. Мол, все нормально. Плывут дальше.
Наконец "Аргут", выдираясь когтями весел из кипящего котла выходной бочки, облегченно зарысил к месту чалки. Взмыленный экипаж, не сговариваясь вскинул руки с зажатыми в них веслами над своими головами и победный рев из двух пересохших мужицких глоток, шальным эхом заметался над скалами берегов. Девичья стайка в восторге голосила в ответ и радостно размахивала руками.
- Димыч. - язвительно улыбнулся Бруно. - Ругаться нехорошо. А так ругаться - вдвойне. Я столько нового узнал из ненормативной лексики. Возьмешь в ученики? -
- Иди в баню. - пробулькал невнятно напарник, приклеиваясь оскаленным зевом к хрустальной студености реки. А Дитер счастливо и растерянно улыбался, периодически оглашая окрестности несвязными междометиями на языке Гете. Вид у него был как у человека, который пролежал полчаса под гильотиной, а потом ему разрешили подняться и уйти, в связи с досадной поломкой механизма.
- Так. Мужчины? - снова настойчиво напомнила о себе Хеля. - Кто идет со мной в порог, если Командор все-таки сдуется? -
- Витек, а чего ты в самом-то деле кепку мнешь? - утолил наконец жажду напарник. - Если убрать эмоции, то Крокодилы на удивление легко идутся. Струя сама тащит куда надо. Если ты пас, могу я. Как по ниточке проведу. -
Я досадливо поморщился.
- Димыч. То, что вы по гребешкам проскочили там, где мы вязли, это просто удача. Не понимаешь что ли? И с Дитером у тебя гребок равноценный по силе. А с Хелей? И если положит вас в начале порога, то ты просто на тупой силе на кат влезть сможешь. А у Змеи, твоей дури нет. Да и развесовка по баллонам у вас солидная получается. Ты-то, кабан, всяко на полцентнера потяжелее Хели будешь. А через сто метров ниже по течению, порог Ключ. Очень конкретная шестерка, на всякий случай. И если вы кильнетесь, а мы здесь кого-то упустим, совсем не смешно будет. Ну включи мозги! -
Димыч несговорчиво вильнул взлядом.
- Так-то оно так, конечно. Только все равно не убеждает. Мы же не собираемся ворон ловить, в самом-то деле. Ушки на макушки и все дела... Я бы рискнул. -
Хеля обрадованно просияла и чмокнула в нос зардевшегося напарника.
- Ну что, командор, кончилась твоя диктатура? - счастливо показала она мне язычок.
- Нет, не кончилась. - желчно проскрипел я. - И не кончится, не надейся. В порог ты идешь либо со мной, либо с Бруно. Или не идешь вообще. И это не обсуждается. Бес в отказе, а я еще думаю пока. И чтобы тебе поостыть маленько, хватайте кат с Димычем и тащите его обратно на старт. А потом, старый. - недовольно взглянул я на благородного рыцаря. - мы с тобой еще раз пройдемся по бережку. Покажешь свою траекторию. Все. Прения закончены. Бруно, пойдем пока Ключ посмотрим. -
Бес одобрительно кивнул и зашуршал галькой вниз по берегу.
- Хочешь все-таки сходить еще раз? - негромко спросил он.
- Нет. Не хочу. Но похоже придется. - сокрушенно мотнул я башкой. - А вечером Димычу навтыкаю, по самую заусеницу. Чтобы поаккуратнее авансы теткам раздавал, баран влюбленный. Ладно, давай глядеть. Вот он Ключик, красава. Ну, как тебе? -
Порог действительно был великолепный. Во всю ширину русла вольготно раскинулась мощная ступенька, образующая двухметровый слив, под которым чувствовалась опасная, вязкая яма. Да и правильный заход на нужный участок слива, щедро усыпанного валунами, представлялся совсем непростым делом.
- На скорости, при правильной траектории, можно и проскочить по легкому. - оценивающе прищурился Бруно. - Но если в яме закусит, могут быть варианты нежелательные. Противоток очень мощный под сливом. Но у меня возражений нет. Надо идти. Только кат внизу на страховку обязательно. И ниже вала обязательно девчонок с морковками ставить. Обязательно! -
- Ну так и порешаем. - отозвался я. - Сейчас Хелю прокачу... -
И тут ожила рация.
- Лысый! - задорно рявкнули оба динамика из карманов наших спасиков. - Мы пошли. Лови. Хеля, работай! -
Мы с Бесом на секунду уставились друг на друга остолбеневшими взглядами и не сговариваясь рванули назад, к страховочному кату.
- Убью придурка. - рычал я, ломясь напролом по превратившемуся в одну сплошную полосу препятствий берегу и пытаясь разобраться в какафонии звуков, издаваемых верным кенвудом. - Самолично удавлю, ур-рода!!! -
Запыхавшись мы вылетели на площадку к улову и, обмирая от ужаса я понял, что все - опоздали. Пляшущая в отчаянии у кромки воды Марьям, махала руками в сторону удалявшегося кверху пузом "Аргута". Желтая Хелина каска сиротливо болталась между баллонами. На "Умклайдете" Дитер свирепо пытался растопыриться в растянутых под Бруно лямках седухи. Стоявшая рядом Наташка, обреченно мотала головой и судорожно прижимала к груди его весло.
- Мы не успели, мы не успели! - заголосила Выдра подбегая к нам. В глазах ее стояли слезы. За моей спиной, молчаливой тенью обрисовалась Марьям. В руках ее болтались две морковки.
- Дитер, бегом в лагерь за топором и пилой, и вниз за нами. Димыча видел кто? - забирая спасконцы у чеченки рыкнул я, разворачиваясь обратно к Ключу.
- Я видела его каску справа от катамарана, ближе к тому берегу. - отозвалась скользящая рядом Маришка. Я кивнул, набирая темп и постарался выровнять дыхание. Получалось плохо. Вот и Ключ, наконец-то. На секунду остановился, старательно обшарил взглядом берега. Никого.
- Димыч, Димыч. Ты где? Димыч, ответь! - вспомнил про рацию. Тишина.
Убежавший вперед Бруно обрадовано заорал и нырнул в прибрежный каменный лабиринт, срезая обозначившийся поворот. Мы рванули за ним. Маленькое синее пятнышко, выглядывающее из под огромной, размером со стог сена глыбы у воды, действительно оказалось "Аргутом". Он обессилено распластался на мелководье, удерживаемый за лямку одного из баллонов, застывшей в ступоре Хелей, безучастно сидевшей на гальке прямо в воде.
Подлетевший к ней Бес, встревоженно зачастил что-то по немецки, пробегая кончиками пальцев по безвольному телу девушки. Она чуть заметно, отрицательно качнула головой и снова замерла в оцепенении. Бес аккуратно разжал ее ладонь, освобождая кат и шустро вытащил его на берег.
- Хеля! Ты как? - впился я взглядом в обескровленное лицо девушки, раздвигая плечом загалдевших наперебой девчонок. Змея, очнувшись, посмотрела сквозь меня невидящим, безжизненным взором.
- Витя. Найди его. Пожалуйста. А потом мы вызовем вертолет и улетим отсюда. Хорошо?! Найди его, пожалуйста. Я жить хочу, я детей хочу, Витя! -
- Тихо-тихо-тихо. Все хорошо. Всех найдем. - успокаивающе забормотал я. - Попробуй подняться потихоньку и пойдем на сухое. Вот так, молодец. Где болит? -
- Найди его, Витя. - обмякла она на жесткой траве и заплакала тихонько и беспомощно, ткнувшись лицом в коленки. Я выпрямился и подхватывая с земли морковки, взглядом пришпорил застывших было вокруг Хели мужиков.
- Девчонки, остаетесь здесь. Мы скоро. - и пустился вдогонку за немцами.
- Через сто пятьдесят метров порог Прямой. Если Димыч не зацепится за берег до него - худо дело. - на бегу ответил я на вопрошающий взгляд Бруно. - Он длинный, зараза, и паскудный для самосплава. Смотрим в оба. -
- Димы-ыч! - заорал приседая и надсаживая глотку, бежавший впереди Дитер. - Димы-ыч! -
Он радостно оглянулся на нас и ткнул зажатой в руке пилой в сторону противоположного берега. В небольшом, два на два метра улове, наполовину выбравшаяся из воды туша моего лучшего друга, интенсивно содрогалась от непрекращающихся рвотных конвульсий. Услышав наши крики, он вяло махнул рукой, обозначая приемлемость своего состояния и вновь вернулся к прерванному занятию.
- Живой значит, с-сука! Ну, это временно. Это мы поправим. - со свистом втянул я воздух сквозь стиснутые зубы и вытаскивая из спасика сигареты, опустился на землю. Дикая злоба, клубясь черным маревом, затуманила мозг.
- Ну что, вяжем морковки и пробуем перебросить конец на тот берег? - протянул мне зажигалку Бруно, окутываясь душистым дымом своей сигареты.
- Не гони. Сидим, курим. - затянулся я полной грудью, пытаясь успокоиться. - Видишь, нашему Ромео проблеваться надо. -
Радостно усевшийся рядом Дитер, что-то оживленно залопотал.
- Все хорошо, что хорошо кончается. - улыбнувшись, перевел Бес. - Но это прекрасный повод вспомнить о дисциплине и сделать надлежащие выводы. -
- Кто бы спорил. - вяло отозвался я, оглядывая берег в поисках подходящего места для переправы.
- Вяжемся вон к той лиственнице. - махнул Бруно в сторону одинокого деревца в двадцати метрах выше нас по течения. - Тогда Димыч гарантированно не попадает под заходной обливник и спокойно прибивается к нашему берегу. Так? -
- Так. - Подтвердил я. - Сделаешь? - Бес согласно кивнул и затопал по камням в нужном направлении. Мелкий подхватился за ним.
А на противоположном берегу, удовлетворившись наконец количеством исторгнутой из своего безразмерного чрева воды, Димыч, приподнимаясь, аккуратно разминался, проверяя целостность своих конечностей. Крутнувшись напоследок пару раз в пояснице, он, оценив маневры немцев, явственно прихрамывая зашагал к будущей переправе.
Вскоре, ядовито-оранжевый чехол с вложенным в него для тяжести камешком, взвился в воздух, увлекая за собой шнур спасконца. Морковка шлепнулась на противоположный берег, где и была тут же принята напарником. Грамотно оценив расстояние до опасного обливника, Бруно выбрал излишек и тщательно зафиксировал веревку на стволе листвянки. Выдав короткие указания Дитеру и дав отмашку Димычу, он пошел вдоль кромки берега к предполагаемой точке швартовки тела утопающего.
Утопающий с явной неохотой шагнул в реку. С зажатой в руке морковкой и в спасжилете, пловец из него был никудышний. Но стремясь выбраться на стремнину до того, как натянувшаяся струной веревка начнет отжимать его к нашему берегу, он греб и греб, выпучив глаза и то и дело скрываясь полностью в захлестывающих его валах. Остальное сделала река. Наконец, неуклюже ворочаясь и оскальзываясь на мелководье, он поднялся, выбрался на берег и навалясь плечом на ближайший валун, с опаской уставился на нас. Радостная физиономия подоспевшего Дитера, его явно не успокаивала.
- Бруно. Бери Мелкого, возвращайтесь к девчонкам и идите в лагерь. Кат оставьте на месте. Мы вас догоним.- обратился я к Бесу. - Разжигайте костер, ставьте котлы. Будем обедать. С подвигами на сегодня - все. -
Немец внимательно взглянул мне в глаза и чуть заметно пожав плечами, сговорчиво развернулся в обратный путь. Через минуту мы с Димычем остались одни.
- Как Хеля? - встрепенулся он обеспокоенным взглядом.
- Условно в норме. Но разговор о ней отдельный будет. Чуть попозже. -
- Закурить дай. - разбавил тягомотную паузу напарник, оглядываясь в поиске подходящего местечка для перекура. Нашаривая в кармане пачку я медленно направился к нему.
- Воспитывать будешь? - криво ухмыльнулся он, протягивая ко мне руку. И тут я ему врезал. Ах, как я ему врезал. Если бы не злость и не расстегнутый спасик, мне нипочем не пробить было бы броню его стального брюха. Но я попал куда надо и как надо. Димыч, поперхнувшийся на вздохе, рыхло оплыл на колени и разинув пасть судорожно пытался вдохнуть воздуха. Я устало присел рядом, не торопясь прикурил две сигареты и дождавшись, когда он хватанул-таки живительного кислорода, сунул одну из них ему в рот.
- Витек... Виноват... Но бить себя больше не дам. - наконец прохрипел он и утер набежавшую слезу с побагровевшей рожи. Я опустил голову и прикрыл глаза.
- Чего по рации не ответил? - сама по себе вырвалась у меня несуразная фраза.
- Кирдык рации. - наконец-то полноценно затянулся он. - Зато пару ребер мне сберегла, похоже. -
- Чего с ногой? -
- Нормально. Отойдет. Приложило об камень где-то. Даже не помню где, толком. Такая мясорубка... -
Я поднял голову.
- Димыч. Воспитывать не буду. А послушать придется. - и собираясь, с силой провел ладонью по гладко выбритому со вчерашнего дня, черепу. - Ты помнишь, я рассказывал про свой поход на Алтай в двухтысячном? Да, так вот. Та компания ребят, что меня с собой взяла, выбрала водный маршрут по Аргуту. С того самого места, где у них за год до этого парень погиб. Славяном звали. Славкой значит. Сибиряк, вся жизнь на кураже и все у него получалось. Страх, если он его вообще имел, похоже только подстегивал на авантюры. Он с корешем, на кате-двойке, просто так, на шару, Мажойский каскад вообще без просмотра пошел. И не кусками, как все нормальные люди. А весь, сразу. И проскочил. Там в это время соревновалки водные были и народу понимающего хватало. Общая оценка была - самоубийцы. Но он всегда проскакивал.
И бизнес свой ставил в лихие девяностые, без оглядки на "авторитетов". И поднялся. Хотя и говорили ему, мол не жилец ты, паря. Понимаешь? Все и всегда у него получалось. Талантов -прорва, здоровья - шквал, характер - кремень, душа - нараспашку. Дочка - чудо, жена -красавица. Всего человеку Господь с избытком отсыпал. А он все искал чего-то. То ли тесно его душе было, то ли еще чего... Не знаю.
Короче. Река Аргут, начинается чуть ниже Карагемского прорыва. Что это такое - Карагем, для водника, рассказать не смогу наверное толком. Тяжело нужные слова подобрать. Это надо видеть. Просто поверь на слово, это - смерть. На девяносто процентов гарантированные вилы. Я три часа по берегам вдоль него ползал, искал хотя бы чисто теоретические варианты прохождения. В итоге, ушел на подгибающихся коленках. Этот прорыв не проходил никто до Славяна. Живым, я имею ввиду. Участок считался внекатегорийным и не ходибельным в принципе. Понятно, что Славка решил идти.
Год готовился. Сшил себе супер бубель. Такой непотопляемый авианосец, в виде двух трехметровых, надувных бубликов, на поперечной дюралевой раме. Кореш верный, Шурян, под стать Славяну, компанию составил. И пошли. Все остальные мужики на страховку встали. Один на камеру снимал это прохождение. Не потребовалась страховка, Димыч. Размолотило их бубель в прах практически в самом начале сплава. А внизу ребята выловили один труп и один полутруп. Шуряна сорок минут откачивали. Вытащили с того света. А Славку в тюке отвезли домой в Новосиб. Шурян год ходил сам не свой, маялся все. Потом ожил вроде. А только еще через год, просто шагнул вниз с балкона своей квартиры.
Но это не вся история. - потянул я из пачки очередную сигарету. - Это только присказка. Теперь слушай сказку, будь она неладна. Так вот, встали мы ниже этого самого Карагемского прорыва. Собираем суда, готовимся к старту. А ребята так дату подгадали, чтобы день в день годовщину Славяновской гибели отметить. Под это дело, из Новосиба, его семью привезли. Отца, жену, дочку. Я не знал Славяна лично, но когда увидел, как его дочка на берегу, на песке, прутиком выводит "Здравствуй папа!", заплохело мне. И больше я такого видеть не хочу. И врагу не пожелаю. Теперь понял? - Я в две затяжки добил сигарету и с вызовом уставился на Димыча. Он поморщился и с легкой грустью посмотрел мне в глаза.
- Я все понял, Витек. Еще раз извини. Только своей жизни я сам себе хозяин, а детей у меня нет. -
- И уверен, что не будет? - опять нахлынула закипающая злость.
- Ой, блин! - сокрушенно мотнул он всклокоченной башкой. - А об этом я даже и не думал как-то. -
- Кретино! - вздохнул я с досадой. - От любви дети родются. Не слышал? -
Димыч молча запыхтел в ответ, старательно обволакиваясь дымом. Я выждал паузу и приступил к самому насущному.
- Теперь о Хеле. - напарник встревожено вскинулся мне навстречу.
- Сиди ровно. - угомонил я его жестом. - Она в порядке. Телесно. Но вода ее сломала. Напрочь. Как хворостинку об колено. Так что готовься к серьезной психотерапии. Забудь про хромоту, рот тяни до ушей и дальше, блажь напропалую. Все, что было - забавная приключуха и не более. И вообще, все у нас пучком, торчком и прочими приятностями. Как хочешь разбейся, чем хочешь перед ней стелись, но чтобы к завтрашнему дню девка была в порядке. Ну и мы подсуетимся, соответственно. Все понял? - Димыч, не отрывая от меня взгляда, сосредоточенно кивнул.
- Ну, а раз понял, давай сматывать морковки и пошли в лагерь. Не знаю как ты, а я чего-то оголодал до невозможности. Давай шурши, тур-рист епть! -
.................................................................................................
продолжение следует. blush

Аватара пользователя
Савок
Старожил
Старожил
Сообщений: 940
Стаж: 8 лет 1 месяц
Прибор: Сигнум; АСЕ-250
Имя: Виталий
Откуда: Новочеркасск
Благодарил (а): 158 раз
Поблагодарили: 593 раза

Re: Очень Страшные Соломоновы острова.

Сообщение Савок » 12 апр 2015, 06:18:08

Продолжение существует?
Автору - скромное спасибо. Нет таких слов, чтобы выразить ИМХОшное позитивное восприятие сего произведения!
Лучше умереть в ботинках, чем в кровати.
Изображение

Аватара пользователя
ат69
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 158
Стаж: 4 года 5 месяцев
Имя: андрей
Благодарил (а): 487 раз
Поблагодарили: 148 раз

Очень Страшные Соломоновы острова.

Сообщение ат69 » 03 июл 2016, 15:25:22

автору респект ,прочел на одном дыхании.ждем продолжения.
Кто хочет - ищет способ, кто не хочет - ищет причину
-Сократ-

Аватара пользователя
Вентиль
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 1020
Стаж: 5 лет 2 месяца
Прибор: ГМП, Граунд ЕФХ
Имя: Виталий
Откуда: Україна
Благодарил (а): 1384 раза
Поблагодарили: 1262 раза

Очень Страшные Соломоновы острова.

Сообщение Вентиль » 04 июл 2016, 09:46:19

Удочка заброшена, крючок заглочен! Продолжение будет?
Изображение

Вернуться в «Беседка»