5 копеек 1855 года цена серебро

Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Региональный "Военно-исторический центр "Поиск" Ростовской области.
Работа центра.
Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 20 янв 2013, 19:16:31

Видимо кто то из авторов пишет указанных в примечании, ничего больше добавить не могу.



Послушник
Мастер
Мастер
Сообщений: 2433
Стаж: 8 лет 5 месяцев
Имя: Николай.
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 2955 раз
Поблагодарили: 1786 раз

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение Послушник » 20 янв 2013, 20:07:40

ALEKSANDR1942 писал(а):Видимо кто то из авторов пишет указанных в примечании, ничего больше добавить не могу.
Александр, а сами то вы хоть читали эту галиматью?

Обычно, первая строка любого произведения, определяет направление жанра. Это если хотите, лейтмотив письма. А теперь посмотрите, что, о ней, ( первой строке), говорит сам автор. -
- "

Да, документального единого подтверждения, конкретной директивы или плана о наступательных операциях, кроме опубликованного плана стратегического развертывания, нет, но учитывая тот уровень соблюдения секретности, наличие их меня бы удивило больше. :eek1:

Это вы называете документальной повестью? crazy
Кроме как работать, я ничего не умею делать.

Аватара пользователя
Дядя-Игорь
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 226
Стаж: 8 лет 3 месяца
Прибор: ---------------
Имя: ---------------
Местонахождение: Ростовская обл.
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 176 раз
Поблагодарили: 176 раз

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение Дядя-Игорь » 21 янв 2013, 04:58:06

Послушник, я не как не пойму почему вы цепляетесь к словам и всякой мелочи.
Я слышал от людей и не такое что пишет Александр. В жизни мы помним только хорошее, а плохое пытаемся забыть и не вспоминать. Но после полу часа у бутылочки с беленькой то поколение начинает такое рассказывать что у них слёзы на глазах.
Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
Не секрет,что друзья не растут в огороде,
Не продашь и не купишь друзей,
И поэтому я так бегу по дороге
С патефоном волшебным в тележке своей.

шариков
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 245
Стаж: 8 лет 7 месяцев
Имя: ***
Местонахождение: ****
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 14 раз

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение шариков » 21 янв 2013, 05:56:23

Послушник писал(а):
ALEKSANDR1942 писал(а):............. В десятый раз повторяю, если это документ, о том, что СССР готовило войну против Европы, - будьте любезны предоставить доказательство существования этого дока. А заодно и тот приказ об уничтожении документов убиенных солдатиков, дабы не платить вдовам?!.............
Как говорил почтальон Печькин, у документа должна быть подпись и печать ! :Hi:
Думаю что все такие документы давно уже уничтоженны, ну а если что и осталось, то на них такой гриф секретности - что " мама не горюй".

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 07:07:34

МО официально объявила, что секретность с документов периода ВОВ снята. В архиве для работы можно было заказывать всевозможные документы, но с годами все стало постепенно возвращаться на круги своя и сейчас многие отделы вновь закрыты для изучения. По некоторым документам нужно спецразрешение, а по другим вообще доступа нет. То что смогли раньше выписать, будьте довольны, сейчас не доберешься. После работы тетради пронумерованные сдаются на проверку, мало ли что ты там выписал. У нас любят с давних времен все засекречивать, так какую правду можно точно определить, если по одной и той же теме существуют сотни разногласий и не у таких "маститых историков" как мы. Нам вообще никогда не светит узнать правду о том периоде, можно только гадать на кофейной гуще и доказывать друг другу то, что пришло нам в голову по собственному умозаключению. Надо хорошо знать политику, экономику, психологию, военное положение и еще многое того периода чтобы делать какие то выводы. В архивах можно встретить документы с липовыми отчетами, актами, донесениями и многим другим, что явно расходится с реальной действительностью, можно привести много примеров. Есть документы, отражающие какой нибудь эпизод и по этому эпизоду можно встретить два- три документа противоречащие друг другу, а как мы можем определить в точности как все на самом деле было? только быть участником тех событий и тогда не ошибешься
Последний раз редактировалось ALEKSANDR1942 21 янв 2013, 08:07:18, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 08:00:03

О "Плане Жукова" от 15 мая 1941 года

Считается, что раскрытие архивов может помочь разгадать многие загадки истории. Это так. Но есть и другое последствие публикаций новых исторических источников: они рождают новые загадки. Именно такой оказалась судьба одного документа, который в начале 90-х годов стал известен миру. Речь идет о предложении, которое в середине мая 1941 г. поступило И.В. Сталину от высшего военного руководства СССР. Загадки начались с того, что на документе нет даты. Нет под ним и подписей, хотя обозначены два человека, которые должны были его подписать: это нарком обороны СССР маршал С.К. Тимошенко и начальник генштаба Красной Армии генерал армии Г.К. Жуков. На документе нет и резолюции Сталина.

Дополнительную сенсационность архивной находке придало особое обстоятельство: в 90-е годы в России шла острая дискуссия вокруг утверждений о том, что в 1941 г. не Германия совершила агрессию против СССР, а Сталин якобы планировал напасть на Германию, но не успел. При этом в пылу полемики зачастую забывали о том, что авторами этой версии, призванной оправдать нацистскую агрессию против СССР, были руководители "Третьего Рейха" - германский канцлер и нацистский фюрер А. Гитлер, рейхсминистр иностранных дел Й. фон Риббентроп и рейхсминистр пропаганды Й. Геббельс.

Спор о "превентивной войне" начался с появлением работ В.Б. Резуна, бывшего советского военного разведчика, в 1978 г. перебежавшего на Запад и присвоившего себе псевдоним В. Суворов. Его книги, изданные в конце 80-х - начале 90-х годов в ФРГ и Англии [1], вызвали неоднозначную реакцию: большинство западных исследователей отнеслось к В. Суворову весьма критически или же просто не сочло его творчество научным, а следовательно, достойным внимания. Однако небольшая группа историков из ФРГ и Австрии - Е. Топич, В. Мазер, Й. Хоффман, В. Пост [2] при поддержке публициста влиятельной западногерманской газеты "Франкфуртер Альгемайне Цайтунг" Г. Гиллессена [3] сразу же взяла работы Суворова на вооружение. Но, как это ни парадоксально, самую широкую аудиторию Суворов нашел в России, где о книга [4] была издана позже, чем на Западе, и стала для многих людей, в особенности молодых, одним из основных источников знаний о войне: в условиях освобождения общества от "государственной монополии на правду" любая отличавшаяся от официальной точка зрения вызывала сильный общественный резонанс.




Официальная же российская наука долго считала ниже своего достоинства серьезно полемизировать с Резуном. Тем не менее, спор о "превентивной войне" охватил и российских историков [5], среди которых обозначилась небольшая группа сторонников Суворова [6]. На научных конференциях и на страницах недоступных массовому читателю академических журналов началась отражающая различные точки зрения дискуссия о "превентивной войне" [7], которая способствовала привлечению общественного внимания к работам Суворова и его единомышленников. Первой книгой на русском языке, научно с критических позиций анализирующей и полностью разоблачающей версию Суворова, стала монография израильского исследователя Г. Городецкого [8].

И вот в архиве обнаруживается подлинный документ, в котором черным по белому написано, что Тимошенко и Жуков предлагали нанести удар по стоящим на границе немецким войскам!

Отметим, что несколько страниц из этого документа были еще в 1992 г. опубликованы В.Н. Киселевым в "Военно-историческом журнале" [9], однако очень важные для правильного понимания содержания части текста были опущены. На следующий год документ был полностью опубликован в журнале "Новая и новейшая история" в приложения к статье Ю.А. Горькова [10], а затем и в его книге [11], а также в сборнике "1941 год" [12]. Документ, о котором идет речь, использован и в беллетристическом произведении военного писателя В.В. Карпова [13]. Немецкий перевод документа был опубликован в Австрии [14] и в ФРГ [15].

Что же представляет собой рассматриваемый нами источник? Это записка на 15 страницах [16]. Она написана от руки на бланке наркома обороны. Кто писал записку, определить нетрудно: своеобразный бисерный почерк, которым она написана, хорошо, известен специалистам - это почерк A.M. Василевского, будущего маршала Советского Союза, тогда генерал-майора и заместителя начальника оперативного управления генштаба. Подписей действительно нет, они лишь, как говорят бюрократы, "заделаны", но не поставлены. Впрочем, так бывало на практике, поскольку столь секретные материалы составлялись в единственном экземпляре и о них знали лишь составители и адресат. Адресат был тоже единственный - Сталин. Однако, как уже отмечалось, его визы или резолюции на документе нет. Приложены карты, на одной из которых стоит дата "15 мая 1941 года". Это позволяет датировать записку не позднее этого дня. Официальное название документа отсутствовало. Текст начинался так: "Председателю Совета Народных Комиссаров СССР тов. Сталину. Докладываю на Ваше рассмотрение соображения по плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками" [17].

Смысл этого документа, подготовленного в генеральном штабе, таков: Жуков (документ, безусловно, надо именовать планом Жукова, ибо именно в функции Жукова входило военное планирование) докладывал о том, что Германия уже развернула "около 230 пехотных, 22 танковых, 20 моторизованных, 8 воздушных и 4 кавалерийских дивизий, а всего около 284 дивизий. Из них на границах Советского Союза, по состоянию на 15.5.41 г., сосредоточено до 86 пехотных, 13 танковых, 12 моторизованных и 1 кавалерийской дивизий, а всего 120 дивизий" [18]. Описывая боевое развертывание вермахта, Жуков счел возможным нанесение германскими войсками внезапного удара по Красной Армии. "Чтобы предотвратить это и разгромить немецкую армию (выделенные курсивом слова в оригинале вычеркнуты из текста - Л.Б.), - предлагал Жуков, - считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому Командованию, упредить (это слово подчеркнуто в тексте оригинала двумя линиями - Л.Б.) противника в развертывании и атаковать и разгромить (выделенные курсивом слова вычеркнуты из текста - Л.Б.} германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск" [19].

Несмотря на то, что Жуков предусмотрительно решил вычеркнуть из текста слово "разгромить", смысл плана ясен: по замыслу Жукова, главный упреждающий удар должен был нанести Юго-Западный фронт (бывший Киевский особый военный округ - ОВО) и часть Западного фронта (бывший Западный ОВО) со следующей задачей: "Разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее линии Брест-Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц" [20].

Пояснялось, что удар в направлении Краков - Катовице отрежет Германию от ее южных союзников, т.е. Румынии и Венгрии. Этот удар будет означать разгром германской армии западнее реки Висла и на краковском направлении, выход к реке Нарев и овладение районом Катовице, то есть промышленно развитой Силезией. Сам по себе этот замысел уже грандиозен, ибо предполагал ликвидацию всей собранной Гитлером наступательной группировки. Красная Армия должна была пройти всю Польшу с востока на юго-запад и выйти к границам Германии. Одновременно германские войска были бы отрезаны от Балкан, и прежде всего от румынской нефти. Но это была лишь первая цель. Проект плана гласил: "Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы центра и северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии" [21].

Эта фраза была собственноручно добавлена Жуковым в текст, написанный Василевским [22]. 150-160 советских дивизий должны были совершить с боями не только победный марш с востока на юго-запад через всю Польшу, но и выйти к границе Восточной Пруссии - пройти добрых 500 километров! Но и на этом наступление Красной Армии не кончалось: оно должно было завершиться разгромом восточно-прусского бастиона германского рейха.

Для достижения поставленных целей Жуков предлагал направить в бой 152 стрелковые дивизии. Правда, эта цифра впоследствии была им вычеркнута - видимо, он не желал ограничивать численность наступательной группировки. Всего же в составе Северного, Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов предполагалось иметь 210 дивизий: 136 стрелковых, 44 танковых, 23 моторизованных и 7 кавалерийских. В составе резерва Главного командования за Западным и Юго-Западным фронтами оставлялось 48 дивизий. Авиация также сводила главные силы на юго-западное направление - 144 авиаполка из 216.

Считается, что проект плана составлялся не больше двух недель. Была ли это поспешная импровизация? Нет, план Жукова родился не на пустом месте. Для понимания его происхождения надо учитывать, что еще с 1938 г., а затем в августе-октябре 1940 г. генштаб разработал и утвердил основные документы советского стратегического планирования. В них фактически была заложена идея Жукова [23]. Планом, принятым в марте 1938 г., предусматривалось, что после отражения военного вторжения противника советские войска, а именно соединения и части Западного ОВО и Киевского ОВО, действуя по одному из вариантов плана (южному), должны нанести сокрушительный контрудар и выйти в район Ковель-Львов-Гродно-Дубно и далее развивать успех в направлении на Люблин [24]. В 1940 г. был избран именно южный вариант наступления, подтвержденный 11 марта 1941 г.[25].
Таким образом, идея Жукова - устремиться на юго-запад - не была импровизацией. Менялась лишь очередность задач: наносить удар, чтобы "отрезать Германию от южных союзников", предлагалось не в качестве ответа на нападение рейха, а упреждающим образом.

Почему же Жуков решился на это смелое предложение? Безусловно, к такому решению его подтолкнула речь Сталина перед выпускниками военных академий, произнесенная 5 мая 1941 г. [26]: Сталин нацеливал командиров Красной Армии на подготовку не только оборонительных, но и наступательных операций. О прямой связи "Соображений по плану стратегического развертывания" с этой речью Сталина автору статьи рассказывал генерал армии Н. Лященко, ссылаясь на слова Тимошенко, сказанные ему в 60-е годы [27].

О связи записки от 15 мая 1941 г. с произнесенной за 10 дней до того речью Сталина Жуков говорил военным историкам, когда встречался с ними в последние годы жизни. Как сказал маршал в 1965 г. историку В.А. Анфилову, идея предупредить нападение Гитлера появилась у Жукова и Тимошенко в связи с речью Сталина 5 мая 1941 г. перед выпускниками военных академий, в которой говорилось о возможности действовать наступательным образом. Конкретная задача была поставлена Василевскому. 15 мая он доложил Тимошенко и Жукову проект директивы[28].

Действия обоих военачальников были логичными. Действительно, многое в плане Жукова могло бы понравиться Сталину. Во-первых, смелый поворот в военном планировании. Во-вторых, перспектива успешных действий с дальним прицелом. Этим, безусловно, отличался план. Недаром Жуков добавил фразу о повороте на север с целью овладения территорией Польши и Восточной Пруссии. Сталин не мог не помнить, что в предыдущих вариантах стратегических планов предлагалось ответить "ударом на удар" либо на северном, либо на южном участке. А здесь - и то и другое: и выход на чехословацкую границу, и овладение Восточной Пруссией! Казалось, не могло вызвать отрицательной реакции Сталина и быстрое усвоение генштабом данных им 5 мая 1941 г. новых указаний о "наступательной военной политике".

Постановка вопроса, "что было бы, если", считается недопустимой в исторических исследованиях: история не знает сослагательного наклонения. Но, все же, выйдя за рамки, определенные исследователю реальным ходом исторических событий, позволим себе спросить: что было бы, если бы Сталин одобрил план Жукова, и Красная Армия в начале лета 1941 г. перешла в наступление?

При таком подходе сразу же проявляется первый и довольно необычный аспект проблемы: советское наступление оказалось бы для Германии полностью неожиданным. Гитлер в свое время выражал недовольство тем, что "Советский Союз невозможно спровоцировать на нападение" [29]. Верховное командование германских сухопутных войск (ОКХ) не только не учитывало возможность советского упреждающего удара, но даже и сожалело, что "русские не окажут нам услугу наступления" [30]. В директиве от 22 января 1941 г. генштаб ОКХ предсказывал оборонительную тактику Красной Армии на границе [31]. 13 июня 1941 г. отдел иностранных армий востока генштаба ОКХ повторил, что "в общем и целом от русских надо ожидать оборонительного поведения" [32]. Итак, германское верховное командование советского упреждающего наступления не ожидало. Жуков знал об этом. Но вот чего Жуков не знал: предполагая, что ударом на юго-запад он уязвит "сердцевину" будущего немецкого наступления и, соглашаясь в этой оценке со Сталиным, Жуков не знал, что он ошибается, причем коренным образом. В действительности группировка вермахта была иной: ее "сердцевина" находилась не на юге, а в центре. По директиве ОКХ от 31 января 1941 г., основной удар по Красной Армии наносила группа армий "Центр" генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока, которая состояла из 47 германских дивизий (включая 10 танковых, 5 моторизованных и 1 кавалерийскую дивизию вермахта, а также дивизию СС "Мертвая голова"), в то время как группа армий "Юг" генерал-фельдмаршала Г. фон Рундштедта имела лишь 38 немецких дивизий (из них 5 танковых и 2 моторизованных дивизии вермахта, а также дивизия СС "Германия"). Такое распределение сил и средств в основном сохранялось до 22 июня 1941 г. [33].

Таким образом, советский Юго-Западный фронт, устремившись на Краков, Люблин и далее на юго-запад, автоматически "подставил" бы свой северный фланг под удар германской группы армий "Центр". При этом советский Западный фронт не смог бы ничего противопоставить главному удару противника, наносимому в направлении на Минск и далее на Москву. Советское верховное командование и войска Северо-Западного фронта (Прибалтийского округа) не смогли бы успешно противостоять германской группе армий "Север" генерал-фельдмаршала В. фон Лееба, нацеленной на Прибалтику и Ленинград, в составе которой, без учета резерва ОКХ, было 26 немецких дивизий, из которых 3 танковых, 2 моторизованных и дивизия СС "Рейх" [34]. Кроме того, в подготовленной к наступлению на СССР группировке были финляндские, венгерские, румынские дивизии.

Конечно, сегодня, вооруженные печальным опытом 1941 г. и знанием реальной истории всей войны, мы можем строить лишь предположения о перспективах реализация плана Жукова. Только одна деталь: для марша от Оппельна до Кенигсберга Красная Армия должна была пройти сотни километров. Материально-технически такой марш обеспечен не был. В плане от 15 мая 1941 г. даже содержался намек: "запасы горючего, предназначенные для западных округов, эшелонированы в значительном количестве (из-за недостатка емкости на их территории) во внутренних округах" [35]. Что это означало? Западному ОВО было отпущено, как сообщал его командующий, "потребное количество горючего", но хранилось оно в Майкопе - за несколько тысяч километров от театра военных действий. Механизированные корпуса РККА были обеспечены техникой лишь на 30 процентов, причем техника была устаревшей. В Киевском ОВО только 2 мехкорпуса имели новые танки Т-34 и KB, да и то в недостаточном количестве[36].

Итог: в случае осуществления плана от 15 мая 1941 г. Красную Армию могла постигнуть еще большая неудача, чем после германского нападения на СССР, начавшегося 22 июня 1941 г. Нереальность замысла советского командования была бы умножена реальным превосходством качества вооружений и боевого опыта противника. Ворвавшись на "чужую территорию", чтобы победить "малой кровью", советские войска оставили бы открытой свою территорию, за что поплатились бы "большой кровью" солдат и мирных жителей.

Признаться, автору статьи не легко было писать эти строки. Ему ли, скромному фронтовику, отставному капитану, критиковать прославленных советских военачальников? Не много ли он берет на себя, предсказывая катастрофические последствия плана 15 мая в случае его принятия и выполнения? [37] Но автору нежданно помог его коллега, историк-фронтовик В.А. Анфилов. Оказывается, когда В.А. Анфилов беседовал с Жуковым, маршал сказал о реакции Сталина на предложенный план следующее: "Хорошо, что Сталин не согласился с нами. Иначе мы получили бы нечто подобное Харькову в 1942 году" [38].

Свидетельство В.А. Анфилова подтверждает военный историк Н.А. Светлишин, который по поручению Института военной истории неоднократно беседовал с Жуковым в 1965-1966 гг. и записал слова маршала о том, что на следующий день после вручения записки от 15 мая Сталину последний приказал своему секретарю А.Н. Поскребышеву вызвать Жукова. Поскребышев сказал (далее следуют слова Жукова), что "Сталин был сильно разгневан моей докладной и поручил передать мне, чтобы я впредь такие записки "для прокурора" больше не писал; что председатель Совнаркома больше осведомлен о перспективах наших взаимоотношений с Германией, чем начальник Генштаба, что Советский Союз имеет еще достаточно времени, чтобы подготовиться к решающей схватке с фашизмом. А реализация моих предложений была бы только на руку врагам Советской власти" [39].
Готовя мемуары, маршал так излагал суть споров между ним и Сталиным: "Я хорошо помню слова Сталина, когда мы ему докладывали о подозрительных действиях германских войск: "Гитлер и его генералитет не такие дураки, чтобы воевать одновременно на два фронта, на чем немцы сломали себе шею в первую мировую войну… У Гитлера не хватит сил, чтобы воевать на два фронта, а на авантюру Гитлер не пойдёт"" [40].

Чтобы пробить глухую стену сталинского недоверия, Жуков буквально ломал себе голову, как заставить Сталина понять опасность положения? Вот почему можно видеть в этом плане очередную отчаянную попытку привлечь внимание Сталина к реальной угрозе германской агрессии, убедить его в необходимости готовиться к ее отражению. Рискуя навлечь на себя высочайший гнев, Жуков хотел лишь одного: добиться от Сталина одобрения активных действий перед лицом угрозы, уже стоявшей на пороге. Только так можно понять все несообразности и внутренние противоречия предложенного плана.

Среди российских военных историков до сего дня идет баталия по вопросу о судьбе предложении Тимошенко и Жукова. Она продолжается в частности и потому, что хотя подписи под документом и отсутствуют, формального отклонения "плана Жукова" не зафиксировано.

Критика источника, именуемого нами "планом Жукова", не может обойти вниманием и тот факт, что в написанном рукой Василевского тексте "Соображений по плану стратегического развертывания" есть несколько, важных вставок и вычеркиваний. Трудно представить себе, что Василевский, человек аккуратный, отличавшийся высокой культурой штабной работы, мог представить Сталину "грязный" документ. Однако в архивах не обнаружено другого, набело переписанного, текста. Как отмечает В.Д. Данилов, текст с правкой хранился в личном сейфе Василевского и был возвращен им в архив генштаба лишь в 1948 г., когда Василевский был начальником генштаба.

Исследователи, считающие что "план Жукова" был все же принят Сталиным, приводят в качестве аргумента в свою пользу данные о том, что после 15 мая 1941 г. была ускорена переброска войск, в том числе и в Киевский ОВО, были проведены и другие меры усиления приграничной группировки. Особенно "педалируют" эти факты сторонники концепции Суворова, без малейшего основания объявляющие о том, что Красная Армия готовилась к переходу западной границы СССР и началу "гигантского освободительного похода" в Европу 6 июля 1941 г. [41].

Есть такой логический принцип: "после этого - но не вследствие этого". Он применим и к ситуации мая-июня 1941 г. Конечно, новые воинские соединения были поспешно переброшены на запад из тыловых округов. Но их боевые задачи не содержали никаких указаний о предстоящих "превентивных" наступательных боях. В изданных для войск РККА директивах строжайшим образом запрещалось пересечение государственной границы "без особого распоряжения" [42]. Даже на рассвете 22 июня 1941 г. особого распоряжения не последовало...

Единственный реальный след, который оставил план Жукова, можно видеть - и этим начальник генштаба мог быть доволен - в том, что положение на границе было выведено из разряда "табу". О предстоявшем возможном германском нападении стали говорить в военных кругах и писать в директивах командования.

Что же фактически было сделано после представления Тимошенко и Жуковым проекта от 15 мая 1941 г.? Для ответа на этот вопрос недостаточно лишь знать формальную сторону дела: был ли проект одобрен Сталиным или нет.

Прежде всего, нельзя вырывать соображения высшего командования Красной Армии из общего военно-политического контекста, в котором действовал Сталин, а с ним - Тимошенко и Жуков. С января по июнь 1941 г. стратегическое развертывание Красной Армии прошло три этапа.

Первый этап (январь-март) - неоднократные решения по реорганизации и модернизации армии, принятие под давлением Тимошенко и Жукова постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 8 марта 1941 г. о призыве на большие учебные сборы 900 тыс. военнослужащих из запаса. Были приняты меры по реорганизации войск ПВО, бронетанковых войск. Формировались мехкорпуса, промышленность получила заказы на новое вооружение, в частности на производство танков KB и Т-34. Однако все эти меры еще не коснулись войск первого эшелона прикрытия, второго стратегического эшелона и резерва Главного командования. Требование Сталина "не давать немцам повода" для обострения отношений свято соблюдалось.

Второй этап (апрель - начало июня) - открытое отмобилизование и выдвижение армий второго стратегического эшелона прикрытия в приграничные районы. В апреле с Дальнего Востока на Запад были переброшены три корпуса, а с 13 мая началось выдвижение четырех армий второго эшелона (19-й, 16-й, 22-й и 21-й) в Западный и Киевский ОВО. Началась подготовка выдвижения управления еще четырех армий, в составе которых было 28 дивизий.

Третий этап (начало июня - 22 июня) - под большим давлением военного руководства Сталин согласился на открытое отмобилизование и выдвижение армий второго эшелона Западного и Киевского ОВО, а также повышение боеготовности войск прикрытия государственной границы [43].

Что же изменилось после появления 15 мая 1941 г. проекта "Соображений по плану стратегического развертывания"? Не так уж много. Директивы о выдвижении четырех армий начали поступать в войска еще раньше - с 13 мая, дальневосточные дивизии двигались на запад еще с апреля. Следовательно, неправы те, кто видит в выдвижении войск доказательство фактического принятия Сталиным плана Жукова. Более того: после 15 мая 1941 г. все пограничные военные округа - Ленинградский, Прибалтийский, Одесский, Киевский ОВО и Западный ОВО получили важные директивы наркома обороны о подготовке планов обороны и прикрытия границы [44]. Все они (с небольшими различиями) предлагали срочно разработать и от 25 до 30 мая представить в наркомат обороны и генштаб планы обороны госграницы и противовоздушной обороны с целью:
"1. Не допустить вторжения как наземного, так и воздушного противника на территорию округа.
2. Упорной обороной укреплений по линии госграницы прочно прикрыть отмобилизование, сосредоточение и развертывание войск округа.
3. Противовоздушной обороной и действиями авиации обеспечить нормальную работу железных дорог и сосредоточение войск...

II. Оборону государственной границы организовать, руководствуясь следующими основными указаниями:
1. В основу обороны положить упорную оборону укрепленных районов и созданных по линии госграницы полевых укреплений с использованием всех сил и возможностей для дальнейшего развития их. Обороне придать характер активных действий. Всякие попытки противника к прорыву обороны немедленно ликвидировать контратаками корпусных и армейских резервов.
2. Особое внимание уделить противотанковой обороне. В случае прорыва фронта обороны крупными мотомехчастями противника борьбу с ними и ликвидацию прорыва осуществлять непосредственным распоряжением Командования округа, для чего массированно использовать большую часть противотанковых артиллерийских бригад, механизированных корпусов и авиацию"[45].

Примечательна директива наркома обороны для Киевского ОВО - именно этому округу планом Жукова определялась решающая роль в нанесении упреждающего удара. В новой директиве все выглядит иначе - войскам Киевского ОВО ставилась сугубо оборонительная задача по организации в приграничной полосе округа четырех районов прикрытия:
"1. Район прикрытия № 1. Начальник района прикрытия - командующий 5 армией... Задача - оборонять госграницу на фронте, исключая Влодава, Устмилуг, Крыстынополь, не допустив вторжения противника на нашу территорию...
2. Район прикрытия № 2. Начальник района прикрытия - командующий 6 армией... Задача - оборонять госграницу на фронте, исключая Крыстынополь, Махнов, Сенява, Радымно, не допустив прорыва противника на нашу территорию...
3. Район прикрытия № 3. Начальник района прикрытия - командующий 26 армией... Задача - оборонять госграницу на фронте, исключая Радымно, Перемышль, исключая Лютовиска, не допустив вторжения противника на нашу территорию.
4. Район прикрытия № 4. Начальник района прикрытия - командующий 12 армией... Задача - оборонять госграницу на фронте Лютовиска, Ужок, Ворохта, Волчинец, Липканы, не допустив вторжения противника на нашу территорию...[46].

Но этим новые, сугубо оборонительные задачи не исчерпывались. Войскам Киевского ОВО приказывалось:
"Обрекогносцировать и подготовить тыловые оборонительные рубежи на всю глубину обороны до р. Днепр включительно. Разработать план приведения в боевую готовность Коростеньского, Новгород-Волынского, Летичевского и Киевского укрепленных районов, а также всех укрепрайонов строительства 1939 года. На случай вынужденного отхода разработать план создания противотанковых заграждений на всю глубину и план минирования мостов, жел. дор. узлов и пунктов возможного сосредоточения противника (войск, штабов, госпиталей и т.д.)" [47].

Итак, в директиве нет и речи о подготовке или нанесении упреждающего удара. Разрешалось только "при благоприятных условиях быть готовым, по указанию Главного Командования, нанести стремительные удары для разгрома группировок противника, перенесения боевых действий на его территорию и захвата выгодных рубежей". Лишь авиации ставилась задача "разрушением железнодорожных мостов, узлов Катовице, Кельце, Ченстохов, Краков, а также действиям по группировкам противника нарушить и задержать сосредоточение и развертывание его войск", в то время, как войска 5-й, 6-й, 12-й, 26-й армий Киевского ОВО организовывали бы оборонительные рубежи от западной границы и вплоть до Днепра [48].

То обстоятельство, что план Жукова не был принят, внесло еще большую неразбериху и непоследовательность в действия советского высшего командования. Обстановка складывалась серьезнейшая: в конце весны - начале лета 1941 г. Германия завершала последние приготовления по плану "Барбаросса", о чем сообщала советская разведка [49]. В то же время нарком обороны СССР и начальник генштаба РККА, с одной стороны, выдвигали к западной границе СССР крупные воинские соединения из восточных районов страны и перегруппировывали силы приграничных округов, но при этом не готовились упредить противника и тем самым ставили свои войска под его первый удар, а с другой стороны, предписывали принять меры по оборудованию оборонительных рубежей в тылу - что и вовсе не успели сделать. С одной стороны, штаб Киевского ОВО выдвинул свой командный пункт в Тарнополь, ближе к западной границе, с другой - из Москвы в штаб округа поступали "тормозящие" приказы. Так, 11 июня 1941 г. начальник генштаба передал командующему войсками Киевского ОВО генерал-полковнику И.П. Кирпоносу приказ наркома обороны: "1). Полосу предполья без особого на то приказания полевыми и уровскими [50] частями не занимать. Охрану сооружений организовать службой часовых и патрулированием. 2). Отданные Вами распоряжения о занятии предполья уровскими частями немедленно отменить. Исполнение проверить и донести к 16 июня 1941 г. Жуков" [51].

24 мая 1941 г. у Сталина состоялось важное совещание высшего командования РККА. Обсуждался ли на нем план Жукова? К сожалению, архивных документов результатах этого совещания пока не обнаружено, а в мемуарах принимавших в нем участие военачальников сведений нет. Однако логика последовавших событий свидетельствует: не обсуждался. Ведь если бы готовилось советское нападение, то об этом должны были, по меньшей мере, знать командующие и штабы приграничных округов! В действительности командование, штабы и войска РККА не получили никаких заданий для подготовки локального превентивного удара, и уж подавно - для общего нападения на вооруженные силы Германии.

Упреждающий удар не состоялся. Таково было реальное положение дел. Все предположения о "превентивной войне" Сталина против Гитлера можно отнести в разряд - в лучшем случае - беллетристических упражнений

Примечания.
[1] Suworow W. Der Eisbrecher. Stuttgart. 1989; Suvorov V. Ice-breaker. London, 1990.
[2] Topitsch E. Stalins Krieg. Munchen, 1985. Maser W. Der Wortbruch. Hitler, Stalin und der Zweite Weltkrieg. Munchen, 1994; Hoffmans J. Stalins Vernichtungskrieg. 1941-1945. Munchen, 1995; Post W. Unternehmen "Barbarossa". Deutsche und sowjetische Angriffsplane 1940/1941. Munchen, 1995.
[3] Gillessen G. Der Krieg der Diktatoren. // Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), 20.8.1986; idem. Krieg zwischen zwei Angeifern. // FAZ, 4.3.1993.
[4] Суворов В. Ледокол. Кто начал вторую мировую войну? М., 1992.
[5] Бобылев П.Н. К какой войне готовился Генеральный штаб РККА в 1941 г.? // Отечественная история, 1995, № 5, с. 3-20; Wischlew О. Am Vorabend des 22.6.1941. // Deutsch-russische Zeitenwende. Krieg und Frieden 1941-1995. Baden-Baden, 1995, S. 91-152.
[6] Мерцалов Л.Н. Иной Жуков. М., 1994; Невежин В А. Метаморфозы советской пропаганды в 1939-1941 годах. // Преподавание истории в школе, 1994, № 5, с. 54-69; его же. Речь Сталина 5 мая 1941 года и апология наступательной войны. // Отечественная история, 1995, № 2, с. 54-69; его же. Выступление Сталина 5 мая 1941 г. и поворот в пропаганде. Анализ директивных материалов. // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник материалов. Сост. В.А. Невежин. М., 1995, с. 147-167; Мельтюхов М.И. Идеологические документы мая-июня 1941 г. о событиях Второй мировой войны. // Отечественная история, 1995, № 2, с. 70-85: Данилов В. Д. Сталинская стратегия начала войны; планы и реальность. // Отечественная история, 1995, № 3, с. 33-38: Никитин М. Оценка советским руководством событий второй мировой войны. (По идеологическим документам мая-июня 1941 г.). Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера, с. 122-146.
[7] Версию о подготовке "превентивной войны" см.: Хоффман Й. Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год. // Отечественная история, 1993, № 4, с. 19-31. Противоположную точку зрения см.: Горьков Ю.А. Готовил ли Сталин упреждающий удар против Гитлера в 1941 г. // Новая и новейшая история, 1993. № 3; Гареев М.А. Еще раз к вопросу: готовил ли Сталин превентивный удар в 1941 г. // Новая и новейшая история, 1994, № 2.
[8] Городецкий Г. Миф о "Ледоколе". М., 1995.
[9] Киселев В.Н. Упрямые факты начала войны. // Военно-исторический журнал, 1992. № 2.
[10] Горьков Ю.А. Указ. соч.
[11] Горьков Ю.А. Кремль, Ставка, Генштаб. Тверь, 1995.
[12] 1941 год. Документы. Сборник документов в 2-х т. под ред. В.П. Наумова, т. 2, М.. 1998. с. 215-220.
[13] Карпов В.В. Маршал Жуков. М., 1994, с. 223.
[14] Danilow W. Hat der Generalstab der Roten Armee einen Praventivkrieg gegen Deulschland vorbereitet? // Osterreichische Militarische Zeitschrift, 1993. № 1. S. 41-51.
[15] Maser W. Op. cit, S. 406-422; Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941. Hrsg. von G. Uberschar und L. Bezymenskij. Darmstadt, 1998. S. 186-193.
[16] Центральный архив Министерства обороны РФ (далее - ЦАМО РФ), ф. 16 А, оп. 2951, д. 237, л. 1-15; 1941 год. Документы, т. 2, с. 215-220.
[17] ЦАМОРФ, ф. 16А, оп. 2951, д. 237, л. 1.
[18] В оригинале сначала была указана цифра 112 дивизий. - Там же, л. 6. Сравни: Соображения по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками. // Новая и новейшая история, 1993, № 3, с. 40.
[19] ЦАМО РФ, ф. 16 A. on. 2951, д. 237, л. 3. Сравни: Соображения по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками. // Новая и новейшая история, 1993, № 3, с. 41; Praventivkriegsplan der Fuhrung der Roten Armee vom 15. Mai 1941. // Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941. S. 187.
[20] Новая и новейшая история. 1993. № 3, с. 41, 60.
[21] Там же.
[22] По мнению Ю.А. Горькова, эти слова были вписаны в текст заместителем начальника генштаба РККА генерал-лейтенантом Н.Ф. Ватутиным. - Там же, с. 41, прим. 2. В сборнике "1941 год. Документы" автором вставок назван Г.К. Жуков. - 1941 год. Документы, т. 2, с. 215-220.
[23] Архив Президента Российской Федерации, ф. 73, оп. I, д. 46, л. 59; 1941 год. Документы, т. I, с. 181-193, 236-253, 288-290.
[24] 1941 год. Документы, т. 2, с. 557.
[25] Там же, т. I, с. 741.
[26] См. Безыменский Л.А. Что же сказал Сталин 5 мая 1941 г.? // Новое время, 1991, № 19, с. 36-40; Besymenski L. Die Rede Stalins am 5. Mai 1941. Dokumentiert und inlerpretiert. // Osteuropa; Zeitschrift fur Gegenwartsfragen des Ostens, 1992, № 3. S. 242-264. Вишлев О.В. Речь И.В. Сталина 5 мая 1941 г. (российские документы). // Новая и новейшая история, 1998, № 4; его же. Западные версии высказываний И.В. Сталина 5 мая 1941 г. По материалам германских архивов. // Там же, 1999, № 1.
[27] По воспоминаниям генерала армии Лященко, беседовавшего в 60-е годы с Тимошенко, маршал вспоминал, что Сталин "подошел к Жукову и начал на него орать: "Вы что, нас пугать пришли войной или Вы хотите войны, Вам мало наград, или званий?". Жуков потерял самообладание, и его отвели в другую комнату. Сталин вернулся к столу и грубо сказал: "Это все Тимошенко делает, он настраивает всех к войне, надо бы его расстрелять, но я его знаю как хорошего вояку еще с гражданской войны". Я ему сказал, -продолжал Тимошенко,- Вы же сказали всем, что война неизбежна на встрече с выпускниками академий. Вот видите, - сказал Сталин обращаясь к политбюро, - Тимошенко здоровый и голова большая, а мозги, видимо, маленькие... Это я сказал для народа, надо их бдительность поднять, а Вам надо понимать, что Германия никогда не пойдет одна воевать с Россией. Это Вы должны понимать", - и ушел. Потом открыл дверь, высунул рябую голову и сказал: "Если Вы будете на границе дразнить немцев, двигать войска без нашего разрешения, тогда головы полетят, имейте в виду", - и захлопнул дверь". - Запись беседы автора с генералом армии Н. Лященко. - Из архива автора.
[28] Анфилов В.А. Дорога к трагедии сорок первого. М., 1997, с. 166.
[29] Гареев М.А. Указ, соч., с. 201.
[30] Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941, S. 223.
[31] Ibid., S. 253.
[32] Ibid., S. 280.
[33] Проект директивы ОКХ от 31 января 1941 г. по плану "Барбаросса" с приложением примерного расчета сил. - См.: Ibid., S. 254-269.
[34] Ibid., S. 267-269.
[35] ЦАМО РФ, ф. 16 А, оп. 2591. д. 237, л. 15. См. также: Новая и новейшая история, 1993, № 3, с. 45.
[36] Горьков Ю.А. Кремль, Ставка, Генштаб, с. 85.
[37] Биограф маршала Жукова В.В. Карпов считает, что план Жукова должен был принести Красной Армии успех. - Карпов В.В. Указ, соч., с. 223.
[38] Анфилов В.А. Новая версия и реальность. // Независимая газета, 7. IV. 1999.
[39] Светлишин Н.А. Крутые ступени судьбы. Хабаровск. 1992, с. 57-58.
[40] Год 1941. Документы, т. 2, с. 500.
[41] Суворов В. День-М. Когда началась вторая мировая война? М., 1994.
[42] ЦАМО РФ, ф. 48, оп. 3408, д. 14, л. 432.
[43] Горьков Ю.А. Кремль, Ставка, Генштаб, с. 70-72.
[44] ЦАМО РФ, ф. 16 А. оп. 2591, д. 242. л. 46-70; оп. 2956. д. 262, л. 22-49; on. 2551. д. 227. л. 1-35; см. также: Горьков Ю.А., Семин Ю.Н. О характере военно-оперативных планов СССР накануне Великой Отечественной войны. // Новая и новейшая история, 1997, № 5.
[45] 1941 год. Документы, т. 2, с. 227.
[46] Там же, 234-235.
[47] Там же, 236.
[48] Там же.
[49] Секреты Гитлера на столе у Сталина. Март-июнь 1941 г. М., 1995; Новые документы из архивов СВР и ФСБ России о подготовке Германией войны с СССР 1940-1941 гг. // "Новая и новейшая история", 1997, № 4; Bezymenskij L. Der sowjetische Nachrichtendienst und der Kriegsbeginn von 1941. // Der deutsche Angriff auf die Sowjetunion 1941, S. 103-115.
[50] Воинские части укрепленных районов (УР).
[51] 1941 год. Документы, т. 2, с. 346.

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 08:04:20

Минобороны рассекретило военный архив ВОВ
14.06.2007 12:53 | РИА «Новости»

Министерство обороны рассекретило архивные документы Красной армии и Военно-морского флота за 1941—1945 годы, сообщил журналистам начальник архивной службы Вооруженных сил полковник Сергей Ильинков.

«Снимается гриф секретности с архивных документов в Центральном архиве Минобороны в Подольске, Центральном военно-морском архиве в Гатчине, в Военно-медицинском архиве в Санкт-Петербурге», — сказал представитель Минобороны. По его словам, в одном только ЦАМО в закрытом доступе хранилось более четырех миллионов дел за период Великой Отечественной войны, которые теперь рассекречены.

Начальник архивной службы отметил, что приказ министра обороны дает возможность исследователям и пользователям архивной информации получить доступ к необходимым им документам. Приказ Минобороны № 181 «О расскречивании архивных документов Красной армии и ВМФ за период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» был подписан 8 мая 2007 года. В Минюсте приказ зарегистрирован 5 июня.

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 08:21:13

Военные архивы: «Пущать не велено»
Документы Великой Отечественной войны в России закрыты для исследователей

Госархивы последовательно закрываются для исследователей. Громким уголовным делом Супруна-Дударева государство поставило точку в вопросе, может ли историк изучать архивные документы. Фактически это запрет на профессию. В нашей стране таким образом закрыта история, любую фальсификацию которой уже никто не сможет оспорить. Например, историю Великой Отечественной войны, 65-летний юбилей победы в которой мы будем отмечать 9 мая.


Историк и писатель Марк Солонин много пишет о войне. Он рассказал корреспонденту «СП», как ему работается в архивах:

- Документы Оперативного управления Генштаба КА (а это и есть та самая структура, которая разрабатывала оперативные планы будущей войны) за 1940-1941 г.г. в основной своей массе скрыты. Я не случайно использую такой «внесистемный термин». Они именно «скрыты», а не законным порядком засекречены. Более того, на мою просьбу ознакомиться с описью РАССЕКРЕЧЕННЫХ дел мне было отвечено: «Эту опись мы Вам не покажем никогда». Отвечено в устной форме, так что «приложить бумагу» я в данном случае не могу.

«СП»: - Но вы же написали несколько книг о том, что происходило в первые дни войны. Где вы брали для них материал?

- Прежде всего, позвольте заметить, что не я один писал книги о первых (и последующих) днях войны. Кроме меня этим делом на протяжении десятков лет занимались сотни, если не тысячи, историков. И до тех пор, пока не рассекречены все архивные фонды того периода, любые книги, любые концепции являются всего лишь гипотезами. Наличие длинной подписи («академик, доктор, профессор, генерал армии») ничего тут не меняет. К сожалению, эту бесхитростную мысль многие не понимают. Как я мог убедиться на собственном опыте общения с читателями, многие наивно полагают, что если автор книги - академик, то «его допустили к секретным архивам». Простите, но это же несусветная чушь. Бывают документы секретные и документы несекретные (рассекреченные). Нет и никогда не было такой категории, как «документы, рассекреченные для академиков». Нет и быть не может такого чуда природы, как «книга, написанная на основании секретных документов» (хотя ваш брат-журналист очень любит подобные выражения). Если в книге на самом деле присутствуют секретные сведения, то книгу надо срочно изъять из обращения, а автора вместе с издателем отправить в тюрьму. Вот почему уровень развития исторической науки определяется не тем, кого куда «пустили», а массивом официально рассекреченных документов.

«СП»: - Но ведь наверняка что-то и рассекречено?

- Да, конечно. Мощный «выброс» произошел в начале 90-х годов. Научное начальство в тот момент маленько растерялось, некоторые и впрямь поверили, что власть меняется, и в этой суматохе кое-какие документы, в том числе - и некоторые разработки Оперативного управления Генштаба 40-41 годов, вылезли наружу. Как шило из мешка. Кроме того, существуют же и документы более низких уровней военной иерархии - окружные (фронтовые), армейские, корпусные и т.д. Работая с ними, тоже можно найти крупицы интересного материала, позволяющего до некоторой степени «реконструировать» Большой План. Это, понимаете ли, как рытье траншеи. Можно подогнать мощный экскаватор, можно с утра до ночи махать саперной лопатой, а можно - по примеру первобытных дикарей - орудовать палкой-копалкой. К сожалению, российских историков вынуждают работать с доисторической эффективностью и производительностью труда.

Возвращаясь к вопросу об источниках - документы западных военных округов за первое полугодие 1941 года были до последнего времени недоступны. Более того, было даже непонятно - где, в каком архиве их прячут. Дело в том, что в России существует как минимум два (не считая архивы ВМФ, архивы НКВД и внешней разведки) сугубо военных архива: государственный РГВА и ведомственный ЦАМО. Теоретически, документы между этими архивами разделены по временной отметке 22 июня 1941 года - то, что раньше, должно находиться в РГВА. Фактически же, почти все (без слова «почти» описать ситуацию в наших архивах невозможно) описи фондов РГВА заканчиваются декабрем 1940 г., а почти все описи ЦАМО начинаются с 22 июня (или даже значительно более поздних дат). Таким образом, наиболее значимый для понимания реальных военно-политических планов Сталина период первой половины 1941 г. выпадал полностью. И лишь в последние год-два ситуация стала меняться к лучшему.

«СП»: - Что именно и как теперь рассекретили?

- Начнем с Киевского ОВО. Это был самый мощный военный округ (по числу танков и дивизий превосходящий многие европейские армии того времени), и именно войскам развертываемого на его базе Юго-Западного фронта предстояло нанести удар на главном оперативном направлении Львов-Краков-Катовице. В описи дел КОВО за 1941 год напрочь отсутствует главный, Оперативный отдел. Т.е. вообще - ни одного дела, ни одного документа! Как такое может быть? Начальник Оперативного отдела (в 1941 году в этой должности нес службу будущий маршал, на тот момент - полковник, И.Х.Баграмян) в своих мемуарах пишет, что работа в оперотделе штаба округа кипела днем и ночью - где же вещественные следы этой работы?

Вторым по величине и значению был правый сосед Киевского округа, Западный ОВО. Дела Оперативного отдела штаба ЗапОВО за первое полугодие 1941 г. в описи дел присутствуют. Это - карты дислокации войск округа, схемы и описания укрепрайонов, карты и описания укрепрайонов на территории Восточной Пруссии и так называемого «генерал-губернаторства» (т.е. оккупированной Польши). Нет ни одного дела с документами о боевой подготовке войск, оперативными планами, материалами командно-штабных учений и «игр». В описи дел Оперативного отдела штаба Одесского военного округа обнаруживаются планы прикрытия отмобилизования и развертывания (представлены весьма подробно, до корпусов и УРов включительно), карта тыла округа, карты грунтовых дорог и прочая занимательная информация. И ни одного документа о том, какие же задачи должны были решать войска округа/фронта после своего отмобилизования и развертывания оперативных группировок…

Но и это еще не все. Синенькие штампики на последних листах описей молчаливо свидетельствуют о произведенном ВТОРИЧНОМ ЗАСЕКРЕЧИВАНИИ документов первой половины 1941 года! Так, по Управлению ВВС Киевского ОВО рассекречено 150 дел и засекречено (Акт № 704 от 31.07.2009 г.) 52 дела. По Управлению ВВС Ленинградского ВО рассекречено 36 дел и засекречено (Акт № 739 от 20.08.2009 г.) 14 дел.

«СП»: - То есть, в прошлом году были вторично засекречены архивные дела 41-го года? С какой целью?

- Большие архивные начальники не устают повторять, что никакого злого умысла в сохраняющемся по сей день засекречивании документов 41-го года не было и нет, и «не надо искать черную кошку в темной комнате». Имеют место лишь сугубо технические, организационные трудности: низкооплачиваемые девочки и предпенсионные тетеньки просто физически не успевают прошлепать штемпелем «рассекречено» миллионы архивных дел периода Великой Отечественной войны. И вот теперь мы видим, что высокопоставленные дяденьки нашли время и силы для того, чтобы просмотреть дела военных округов, оценить ситуацию, самые «неудобные» для репутации неизменно миролюбивого Советского Союза документы спрятать вовсе, всякий «порожняк» - торжественно рассекретить, кое-что оставить в описях ЦАМО, но под грифом «секретно».

Правда, «суровость российских законов смягчается их неисполнением» (хотя в данном случае о Законе и говорить-то не приходится). Так, в частности, рассекречена Директива НКО СССР № 503596 от 28 марта 1941 г., в которой разбирается ход проведения и итоги «полевой поездки штабов Ленинградского, Уральского и Орловского военных округов, в ходе которой отрабатывалась ФРОНТОВАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ (так в документе - большими буквами) в условиях Карело-Финского театра». Какое отношение имеют Уральский и Орловский округа к карело-финскому театру военных действий? Самое прямое. В соответствии с планами вторжения в Финляндию («Записка наркома обороны СССР и начальника Генштаба КА в ЦК ВКП(б) - И.В.Сталину и В.М.Молотову о Соображениях по развертыванию Вооруженных Сил Красной Армии на случай войны с Финляндией» № 103203 от 18 сентября 1940 г.) в состав Северо-Западного фронта, имевшего задачу «ударом главных сил вторгнуться в центральную Финляндию, разгромить здесь основные силы финской армии и овладеть центральной частью Финляндии», включались четыре армии: две развертывались на базе войск и штабов Ленинградского ВО, 22-я Армия со штабом из состава штаба Уральского ВО и 20-я Армия со штабом из Орловского округа. Как видим, все сходится…

Вернемся, однако, к архивам. Возможность ошибок (т.е. рассекречивания документов, в которых можно будет обнаружить что-то важное) неизбежна. Могу предположить, что именно поэтому были выработаны универсальные контрмеры. А именно - 30 ноября 2009 г. в ЦАМО поступило следующее директивное указание:

«Прошу довести до непосредственных исполнителей поступившее в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации указание начальника отдела руководства архивным делом в Вооруженных Силах Российской Федерации Управления делами Министерства обороны Российской Федерации о возможности ограничения доступа исследователей к несекретным архивным документам, содержащим сведения негативного характера (подчеркнуто мной - М.С.) о военнослужащих Вооруженных Сил (исх. № 205/6/2003 от 17 ноября 2009 года)…»

Каким образом, спросите вы, можно, оставаясь в рамках закона и конституционного порядка, ограничивать доступ исследователей к несекретным документам? Легко! Продолжим чтение сей замечательной бумаги:

«В соответствии со статьей 25 Федерального закона от 22 октября 2004 г. № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» ограничивается доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу его жизни, на срок 75 лет со дня создания указанных документов».

«СП»: - А что понимается под семейной и личной тайной?

- То-то и оно, что законодатель этот принципиально важный вопрос не прояснил. В результате к категории «личная тайна» явочным порядком отнесены события и обстоятельства воинской, «государевой» службы. Т.е. если некий генерал всю жизнь ест казенный хлеб, то это так и должно быть; если он одним росчерком своего пера превращает тысячи молодых жизней в «потери личного состава», то это нормально, но если полвека спустя историк хочет увидеть документ, в котором генералу объявили выговор, то это уже «разглашение тайны личной жизни». Под таким «соусом» засекречивают дела, в которых упомянуты чрезвычайные происшествия; наглухо засекречены документы Особых Отделов, Военных трибуналов и Военной прокуратуры. «Тайна личной жизни священна!» Кто бы спорил, но немного странно, что об этом кричат политические наследники самого кровавого, самого бесчеловечного режима в истории России.

Есть такое хорошее выражение: «умному достаточно». Для разумного человека уже одного этого беззаконного засекречивания документов эпохи Великой Воины должно быть достаточно для того, чтобы понять: ОНИ знают, что скрывают. Что и зачем.

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Дарья Назарова, сотрудник Института Развития Свободы Информации:

- В Центральном архиве Министерства обороны хранится большое количество документов времен Великой Отечественной войны. Одним из главных оснований, по которым ограничивается доступ исследователей, является ссылка на то, что документы содержат сведения, касающиеся личной и семейной тайны граждан. Вот свежий пример. В ноябре 2009 года в Центральном архиве Министерства обороны издано указание, в котором было сказано: ограничить доступ к несекретным архивным документам, содержащим негативные сведения о военнослужащих Вооруженных Сил РФ. Под эгидой личной и семейной тайны работникам архивов предлагалось ограничивать доступ исследователей к документам.

«СП»: - Как это можно оценивать с правовой точки зрения?

- Неоднозначно. Дело в том, что в настоящее время в Законе об архивном деле РФ есть норма, позволяющая ограничивать доступ к документам, которые содержат сведения, относящиеся к личной либо семейной тайне. Но самого понятия личной и семейной тайны в законодательстве либо судебной практике до сих пор не определено. Законодательных норм, регулирующих объем личной и семейной тайны, не установлено. Это, конечно, ведет к произвольному толкованию данных понятий. Это позволяет работникам архивов, органам власти подводить под данную категорию конфиденциальной информации неограниченный круг документов.

«СП»: – А как в этом случае надо поступать?

- На самом деле здесь нужно удерживать баланс между частными и публичными интересами. Есть Указ президента РФ от 1993 года «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию», в котором говорится, что нельзя ограничивать доступ к информации, которая представляет общественный интерес. Документы, которые находятся в архивах, даже в том случае, когда они относятся к личности конкретного гражданина, но проливают свет на какие-то исторические события, представляют все-таки общественный интерес. Такие документы не могут закрываться, и доступ исследователей к ним должен быть обеспечен.

«СП»: - Но, как говорится, в России страшны не законы, а практика их применения.

- Да, к сожалению на практике ситуация складывается по-иному. Еще одна проблема в доступе к архивным документам – это проблема необоснованного засекречивания отдельных документов. Существует Закон о гостайне, который предусматривает срок секретности для документов, а это тридцать лет. Если в исключительных случаях требуется продление этого срока, то в каждом случае они отдельно фиксируются.

«СП»: - Что же сейчас происходит с документами времен Великой Отечественной войны?

- Срок секретности этих документов, датируемых 1941-1945 годами, уже два раза должен был пройти. Но в Центральном архиве Министерства обороны, где их хранится особенно много, документы военного времени до сих пор находятся на секретном хранении.

«СП»: - Как это понимать? Наши власти так боятся правды о той войне?

- Это значит, что соответствующие государственные органы не исполняют своих обязанностей по снятию грифов секретности с разных документов. Например, в 2007 году министр обороны выпустил приказ, который предписывает рассекретить документы Красной Армии и ВМФ периода Великой Отечественной войны. Но процедура рассекречивания этих дел не проведена в полном объеме и до сих пор многие дела остаются засекреченными. И конечно, требует уточнения понятие личной и семейной тайны, которые сейчас в законе не определены. А ведь именно на этом основании во многих архивах неправомерно ограничивают доступ исследователей к очень многим документам.

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 08:37:19

Сводка Главного Командования Красной Армии за 22 июня

С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Чёрного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии. После ожесточённых боев противник был отбит с большими потерями. Только в ГРОДНЕНСКОМ И КРИСТЫНОПОЛЬСКОМ направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки КАЛЬВАРИЯ, СТОЯНУВ и ЦЕХАНОВЕЦ (первые два в 15 км. и последнее в 10 км. от границы).

Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населённых пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолётов противника.

Сводка Главного Командования Красной Армии за 23 июня

В течение дня противник стремился развить наступление по всему фронту от Балтийского до Чёрного моря, направляя главные свои усилия на ШАУЛЯЙСКОМ, КАУНАССКОМ, ГРОДНЕНСКО-ВОЛКОВЫССКОМ, КОБРИНСКОМ, ВЛАДИМИР-ВОЛЫНСКОМ, РАВА-РУССКОМ И БРОДСКОМ направлениях, но успеха не имел.

Все атаки противника на ВЛАДИМИР-ВОЛЫНСКОМ и БРОДСКОМ направлениях были отбиты с большими для него потерями. На ШАУЛЯЙСКОМ и РАВА-РУССКОМ направлениях противник, вклинившийся с утра в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был разбит и отброшен за госграницу; при этом на ШАУЛЯЙСКОМ направлении нашим артогнём уничтожено 300 танков противника.

На БЕЛОСТОКСКОМ И БРЕСТСКОМ направлениях после ожесточённых боёв противнику удалось потеснить наши части прикрытия и занять КОЛЬНО, ЛОМЖУ и БРЕСТ.

Наша авиация вела успешные бои, прикрывая войска, аэродромы, населённые пункты и военные объекты от воздушных атак противника и содействуя контратакам наземных войск. В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии в течение дня на нашей территории сбит 51 самолёт противника; один самолёт нашими истребителями посажен на аэродром в районе МИНСКА.

За 22 и 23 июня нами взято в плен около пяти тысяч германских солдат и офицеров. По уточнённым данным за 22.VI всего было сбито 76 самолётов противника, а не 65, как это указывалось в сводке Главного Командования Красной Армии за 22.VI.41 г.

Сообщение Советского Информбюро за 24 июня

В течение 24-го июня противник продолжал развивать наступление на ШАУЛЯЙСКОМ, КАУНАССКОМ, ГРОДНЕНСКО-ВОЛКОВЫССКОМ, КОБРИНСКОМ, ВЛАДИМИР-ВОЛЫНСКОМ и БРОДСКОМ направлениях, встречая упорное сопротивление войск Красной Армии. Все атаки противника на ШАУЛЯЙСКОМ направлении были отбиты с большими для него потерями. Контрударами наших механизированных соединений на этом направлении разгромлены танковые части противника и полностью уничтожен мотополк.

НА ГРОДНЕНСКО-ВОЛКОВЫССКОМ И БРЕСТСКО-ПИНСКОМ направлениях идут ожесточённые бои за ГРОДНО, КОБРИН, ВИЛЬНО, КАУНАС.

НА БРОДСКОМ направлении продолжаются упорные бои крупных танковых соединений, в ходе которых противнику нанесено тяжёлое поражение.

Наша авиация, успешно содействуя наземным войскам на поле боя, нанесла ряд сокрушительных ударов по аэродромам и важным военным объектам противника. В боях в воздухе нашей авиацией сбито 34 самолёта.

В Финском заливе кораблями Военно-Морского Флота потоплена одна подводная лодка противника.

В ответ на двукратный налёт на Севастополь немецких бомбардировщиков с территории Румынии советские бомбардировщики трижды бомбардировали Констанцу и Сулин. Констанца горит.

В ответ на двукратный налёт немецких бомбардировщиков на Киев, Минск, Либаву и Ригу советские бомбардировщики трижды бомбардировали Данциг, Кенигсберг, Люблин, Варшаву и произвели большие разрушения военных объектов. Нефтебазы в Варшаве горят.

За 22-е, 23-е и 24-е июня советская авиация потеряла 374 самолёта, подбитых, главным образом, на аэродромах. За тот же период советская авиация в боях в воздухе сбила 161 немецкий самолёт. Кроме того, по приблизительным данным, на аэродромах противника уничтожено не менее 220 самолётов.

Сообщение Советского Информбюро за 25 июня

25 июня подвижные части противника развивали наступление на ВИЛЬНЕНСКОМ И БАРАНОВИЧСКОМ направлениях. Крупные соединения советской авиации в течение дня вели успешную борьбу с танками противника на этих направлениях. В ходе боя отдельным танковым группам противника удалось прорваться в район ВИЛЬНО- ОШМЯНЫ.

Упорным сопротивлением и активными действиями наших наземных войск пехотные соединения противника на этих направлениях отсечены от его танковых частей.

Попытки противника прорваться на БРОДСКОМ И ЛЬВОВСКОМ направлениях встречают сильное противодействие контратакующих войск Красной Армии, подержанных мощными ударами нашей авиации. В результате боёв механизированные соединения противника несут большие потери. Бой продолжается.

Стремительным контрударом наши войска вновь овладели ПЕРЕМЫШЛЕМ. НА ЧЕРНОВИЦКОМ направлении наши войска отбили крупные атаки противника, пытавшегося форсировать реку ПРУТ.

НА БЕССАРАБСКОМ участке фронта войска Красной Армии прочно удерживают позиции на восточном берегу р. Прут, успешно отражая многочисленные попытки противника форсировать её. В районе СКУЛЕНИ противнику, при его попытке наступать, нанесено значительное поражение; его остатки отбрасываются за р. ПРУТ. Захвачены немецкие и румынские пленные.

Наша авиация нанесла ряд сокрушительных ударов по аэродромам немцев в Финляндии, а также бомбардировала Мемель, корабли противника севернее Либавы и нефтегородок порта Констанца.

В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии за 25 июня сбито 76 самолётов противника; 17 наших самолётов не вернулись на свои базы.

Сообщение Советского Информбюро за 26 июня

В течение 26 июня на МИНСКОМ направлении наши войска вели бои с просочившимися танковыми частями противника. Бои продолжаются.

На ЛУЦКОМ направлении в течение всего дня идут крупные и ожесточённые танковые бои с явным перевесом на стороне наших войск.

На ЧЕРНОВИЦКОМ направлении наши войска успешно отражают попытки противника форсировать р. ПРУТ.

НА БЕССАРАБСКОМ участке фронта наши войска прочно удерживают за собой госграницу, отбивал атаки немецко-румынских войск. Противник, пытавшийся наступать у СКУЛЕНИ, с тяжёлыми для него потерями отброшен на западный берег р. ПРУТ.

Наша авиация в течение дня бомбардировала БУХАРЕСТ, ПЛОЕШТИ и КОНСТАНЦУ. Нефтеперегонные заводы в районе ПЛОЕШТИ горят.

На советско-финляндской границе боевых столкновений наземных войск 26 июня не было.

В Балтийском море действиями нашей авиации и лёгких морских сил потоплены две подводные лодки противника.

В течение 26 июня авиация противника особой активности не проявляла. Истребители противника оказывали слабое сопротивление нашим бомбардировщикам. Данные о количестве уничтоженных самолётов противника и наших потерях уточняются.

Сообщение Советского Информбюро за 27 июня

В течение дня наши войска на ШАУЛЯЙСКОМ, ВИЛЬНЕНСКОМ и БАРАНОВИЧСКОМ направлениях продолжали отход на подготовленные для обороны позиции, задерживаясь для боа на промежуточных рубежах. Боевые действия наших войск на этих направлениях носили характер ожесточённых столкновений. На отдельных направлениях и участках наши части переходили в контратаки, нанося противнику большое поражение.

На ЛУЦКОМ И ЛЬВОВСКОМ направлениях день 27 июня прошёл в упорных и напряжённых боях. Противник на этих направлениях ввёл в бой крупные танковые соединения в стремлении прорваться через наше расположение, но действиями наших войск все попытки противника прорваться были пресечены с большими для него потерями. В боях взято значительное количество пленных и трофеев.

На МИНСКОМ направлении отбито наступление крупных танковых частей противника. В результате контрудара наших войск на этом направлении разгромлен крупный штаб противника. Убит немецкий генерал и захвачены оперативные документы. На другом участке этого же направления нашими частями уничтожено до 40 танков противника.

На БЕССАРАБСКОМ участке фронта наши части нанесли удар по противнику в районе СКУЛЕНИ, сорвав подготовку крупного наступления его на этом направлении.

В ночь на 27 июня группа наших войск при поддержке речной флотилии форсировала ДУНАЙ и захватила выгодные пункты, 510 пленных (в том числе 2 офицеров), 11 орудий и много снаряжения.

На всём участке фронта от ПЕРЕМЫШЛЯ и до ЧЁРНОГО МОРЯ наши войска прочно удерживают госграницу.

Сообщение Советского Информбюро за 28 июня

В течение 28 июня наши войска, отходящие на новые позиции, вели упорные арьергардные бои, нанося противнику большое поражение.

В боях на ШАУЛЯЙСКОМ направлении наши войска захватили много пленных, значительное количество которых оказалось в состоянии опьянения.

На МИНСКОМ направлении войска Красной Армии продолжают успешную борьбу с танками противника, противодействуя их продвижению на восток. По уточнённым данным, в боях 27 июня на этом направлении уничтожено до 300 танков 39 танкового корпуса противника.

На ЛУЦКОМ направлении в течение дня развернулось крупное танковое сражение, в котором участвует до 4000 танков с обеих сторон. Танковое сражение продолжается.

В районе ЛЬВОВА идут упорные напряжённые бои с противником, в ходе которых наши войска наносят значительное поражение ему.

Наша авиация вела успешные воздушные бои и мощными ударами с воздуха со действовала наземным войскам. При налёте на район Тульчи нашей авиацией уничтожено 2 монитора противника на р. Дунай.

На остальных участках фронта наши войска прочно удерживают госграницу.

Оперативная сводка за 29 июня

Дневное сообщение 29 июня

Наступление танковых частей передового эшелона противника на Минском и Слуцком направлениях остановлено действиями наших войск. Танковые части противника несут большие потери.

На Минском и Барановичском направлениях идут ожесточённые бои с пехотными соединениями противника, которые стремятся соединиться с передовым эшелоном танков.

Упорным сопротивлением и контратаками на этих направлениях наши войска задерживают продвижение основных сил противника, нанося им большое поражение.

На Луцком направлении продолжаются крупные танковые бои, в ходе которых наша авиация нанесла ряд сокрушительных ударов по танкам противника. Результаты боя уточняются.

На всём протяжении советско-финляндской госграницы противник проводил усиленную наземную разведку, сопровождаемую артиллерийским огнём. Все попытки разведчиков противника проникнуть на нашу территорию отбиты.

На остальных участках фронта наши войска прочно удерживают госграницу.

По дополнительным данным, 27 июня в Рижском заливе потоплена подводная лодка противника.

Вечернее сообщение 29 июня

29 июня финско-немецкие войска перешли в наступление по всему фронту от Баренцова моря до Финского залива, стремясь прорвать наши укрепления по линии госграницы. Неоднократные атаки финско-немецких войск были отбиты нашими войсками. В результате боёв за день противник, оставив в целом ряде пунктов сотни убитых и преследуемый огнём нашей артиллерии, отошёл к своим укреплениям.

На Вильненско-Двинском направлении попытки подвижных частей противника воздействовать на фланги и тыл наших войск, отходящих в результате боёв в районе Шауляй, Кейданы, Поневеж, Каунас на новые позиции, успеха не имели. Энергичными контратаками наших войск подвижным частям противника нанесён значительный ущерб как в личном составе, так и особенно в материальной части.

На Минском направлении усилиями наших наземных войск и авиации дальнейшее продвижение прорвавшихся мотомехчастей противника остановлено. Отрезанные нашими войсками от своих баз и пехоты мотомехчасти противника, находясь под непрерывным огнём нашей авиации, поставлены в исключительно тяжёлое положение. Отходящие от госграницы наши пехотные части прикрытия ведут ожесточённые бои и сдерживают продвижение моторизованных и пехотных войск противника на линии Лида - Волковысск.

На Луцком направлении сражение крупных механизированных масс продолжается. Несмотря на ввод противником на этом направлении свежих танковых частей, все его попытки прорваться на Новоград-Волынском и Шепетовском направлениях отбиты; рядом последовательных и непрерывных ударов наших танковых войск и авиации большая часть танковых и моторизованных войск противника разгромлена.

По словам пленных, одна танковая дивизия противника в бою под г. Лида полностью уничтожена.

Наша авиация вела успешные воздушные бои с авиацией противника, непрерывно бомбардировала его прорвавшиеся танковые части и моторизованную пехоту и мощным ударом с воздуха способствовала нашим войскам, особенно на Луцком направлении.

Гитлер и его генералы, привыкшие к лёгким победам на протяжении всей второй империалистической войны, сообщают по радио, что за семь дней войны они захватили или уничтожили более 2.000 советских танков, 600 орудий, уничтожили более 4.000 советских самолётов и взяли в плен более 40.000 красноармейцев; при этом за тот же период немцы потеряли будто бы всего лишь 150 самолётов, а сколько потеряли танков, орудий и пленными - об этом германское радио умалчивает. Нам даже неловко опровергать эту явную ложь и хвастливую брехню.

На самом деле положение рисуется в совершенно другом свете. Немцы сосредоточили на советской границе более 170 дивизий; из них по крайней мере третья часть представляет танковые и моторизованные дивизии. Воспользовавшись тем, что советские войска не были подведены к границам, немцы, не объявляя войны, воровским образом напали на наши пограничные части, и в первый день войны хвалёные немецкие войска воевали против наших пограничников, не имевших ни танков, ни артиллерии. К концу первого дня войны и весь второй день войны только передовые части наших регулярных войск имели возможность принимать участие в боях, и только на третий, а кое-где на четвёртый день войны наши регулярные войска успели войти в соприкосновение с противником. Именно ввиду этого удалось немцам занять Белосток, Гродно, Брест, Вильно, Каунас.

Немцы преследовали цель в несколько дней сорвать развёртывание наших войск и молниеносным ударом в недельный срок занять Киев и Смоленск. Однако, как видно из хода событий, немцам не удалось добиться своей цели: наши войска всё же сумели развернуться, и так называемый молниеносный удар на Киев, Смоленск оказался сорванным.

В результате упорных и ожесточённых боёв за период в 7 - 8 дней немцы потеряли не менее 2.500 танков, около 1.500 самолётов, более 30.000 пленными. За тот же период мы потеряли: 850 самолётов, до 900 танков, до 15.000 пропавшими без вести и пленными.

Такова картина действительного положения на фронте, которую мы с полным основанием противопоставляем хвастливым сообщениям германского радио. Итоги первых 8 дней войны позволяют сделать следующие выводы: молниеносная победа, на которую рассчитывало немецкое командование, провалилась; взаимодействие германских фронтов сорвано; наступательный дух немецкой армии подорван; а советские войска, несмотря на их позднее развёртывание, продолжают защищать советскую землю, нанося врагу жестокие и изнуряющие его удары.

Оперативная сводка за 30 июня

Дневное сообщение 30 июня

В течение ночи на 30 июня наши войска продолжали вести упорные бои на Мурманском, Двинском, Минском и Луцком направлениях.

На остальных направлениях и участках фронта происходили ночные поиски разведчиков, частные перегруппировки войск и артиллерийская перестрелка.

29 июня противник настойчиво и неоднократно пытался перейти нашу госграницу на Карельском перешейке, по каждый раз огнём и контратаками наших войск с большими потерями отбрасывался в исходное положение.

На КЕКСГОЛЬМСКОМ направлении противник силой до двух пехотных батальонов германских войск три раза переходил в атаку против позиций, занимаемых нашими войсками. Оставив 300 убитых на поле боя, противник отошёл за госграницу.

В тот же день на ВЫБОРГСКОМ направлении противник пытался высадить морской десант. Решительными действиями наших войск десант противника уничтожен при высадке и на берегу.

В боях за 29 июня наша авиация уничтожила 53 самолёта противника, потеряв 21 самолёт.

Вечернее сообщение 30 июня

В течение 30 июня на всём протяжении советско-финляндской госграницы противник, наступавший накануне, отброшен нашими войсками.

На МУРМАНСКОМ направлении идут ожесточённые бои с немецкими войсками, в ходе которых противник несёт значительные потери.

На ВИЛЬНЕНСКО-ДВИНСКОМ направлении наши войска ведут ожесточённые бои с мотомехчастями противника, которые пытаются прорваться в северо-восточном направлении. Численно превосходящему противнику на этом направлении наши войска противопоставляют упорство и быстроту манёвра.

На МИНСКОМ и БАРАНОВИЧСКОМ направлениях наши войска ведут упорные бои с превосходящими силами подвижных войск противника, задерживая их продвижение на промежуточных рубежах.

В районе РОВНО продолжаются крупные бои танковых соединений. Все попытки противника прорваться на восток отбиты с большими для него потерями. Бои на этом направлении носили характер ожесточённых схваток танковых частей, в результате которых значительное количество немецких танков уничтожено.

На БЕССАРАБСКОМ участке фронта противник вновь пытался форсировать р. Прут, но быстрыми и решительными действиями наших войск эти попытки были отбиты с большими для него потерями.

За истекший день кораблями Военно-Морского Флота потоплены две подводные лодки противника в Балтийском море и одна - в Чёрном море.

Аватара пользователя
ALEKSANDR1942
В списках навечно
В списках навечно
1
Сообщений: 1070
Стаж: 8 лет 3 месяца
Верифицирован: Нет
Благодарил (а): 4 раза
Поблагодарили: 1685 раз
Забанен: Бессрочно

Re: Тяжелый период войны 1941 года (выдержки из документов)

Сообщение ALEKSANDR1942 » 21 янв 2013, 09:04:59

Катастрофа 1941 года - Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок


Однажды, не так давно меня вдруг заинтересовала узкая историческая тема «причины разгрома СССР в начальный период ВОВ». Я – не историк, историю знаю на уровне общего развития. Но, читая книги о ВОВ я задал себе вопрос: «Начиная с зимы 41-го года развитие ВОВ имеет свои логические основы – отошли, набрали сил, перешли в наступление, победили (очень грубо). А чем объяснить катастрофический разгром в начальный период?»

Эта работа – не диссертация и не популярная книга. Это ответ самому себе, с которым я рад познакомить заинтересованных людей. Я не буду утомлять читателя цифрами и цитатами. Во-первых потому, что они приблизительны в силу разных причин, во-вторых потому, что я не работал с подлинниками документов в архивах (хотя с опубликованными и интернет- версиями ознакомился основательно) и не могу абсолютно доверять опубликованным цифрам. Скажу, что они очень большие и ошибка в пару раз не умаляет огромности катастрофы.

Информация взята из открытой печати и прошу не искать никакого сходства с книгами одиозных авторов типа Суворова, Солонина и т.д. Это мое собственное исследование.
И последнее. Я ни в коей мере не умаляю подвиг советского народа, принесенные им жертвы. Не оскверняю память павших. Мой отец, мои деды и прочие родственники воевали и проливали собственную кровь.


Важность и актуальность этой темы я осознал, только сделав для себя окончательный вывод. Я расскажу об этом в конце. А сейчас начнем с разбора различных причин, выдвигаемых как современными коньюктурщиками, так и коммунистической пропагандой.

Вот основные:

1. Подготовка к наступательной войне. Некоторые авторы обосновывают катастрофическое поражение 1941-го тем, что Сталин готовил захватническую войну для установления всемирного коммунизма. Это похоже на правду. Атакующую направленность можно вынести из содержания мобилизационных планов, планов стратегического развертывания. Об этом свидетельствует структура подготовки будущих десантников в ОСОВИАХИМе и структура подготовки будущих летчиков в авиаклубах (точнее их количество). Но это нельзя считать причиной провала, т.к. структура советских вооруженных сил, их вооружение и их численность вполне обеспечивала и задачу обороны. Даже основные танки «десантных» частей серий БТ (особенно последних модификаций) по крайней мере не уступали танкам вермахта. А танк БТ предназначен не для взламывания обороны, а для «блицкрига» и достижения побережья Атлантики в кратчайшие сроки.

2. Спокойствие страны. Некоторые авторы ссылаются на неверие Сталина в близкое начало войны, на его попытки оттянуть это начало (уже противоречие), на неверие в данные разведки и неспособность ее получить верную стратегическую информацию. Это тоже все не так. Прошедший суровую школу революционной диверсионной работы Коба был хитер и недоверчив. Он отлично представлял себе реальную картину и не сомневался в планах как Гитлера, так и прочих политиков. Не случайно он получал огромную помощь по лендлизу не связав себя никаким подписанным договором, не случайно никто не посмел осудить его захваты Прибалтики и Польши, не случайно на Нюренбергском процессе не было сказано ни слова о военных преступлениях Советов (пресловутая Катынь и пр.) Попытались, но замолчали. А насчет разведки – по всему миру работал КОМИНТЕРН – кузница разведчиков и будущих руководителей братских коммунистических стран. И разведка у нас была не слабая, созданная профессионалами своего дела. Эту причину опровергает наличие планов прикрытия границ западных ВО на период мобилизации. Так, в апрельской (1941 г.) Директиве на разработку плана оперативного развертывания армий Западного ОВО появляется уже фраза о «возможности перехода противника в наступление до окончания нашего сосредоточения».

3. К этому примыкает тезис о неожиданном и сильном первом ударе. Он тоже несостоятелен. За несколько дней до начала ВОВ был отдан приказ о введение в действие плана прикрытия. Большинство частей западных ВО (уже именованных Фронтами, что возможно только во время войны!) находились в боевой готовности на позициях (а не в лагерях и расположениях частей). Нарком Флота Кузнецов заранее привел флот в боевую готовность и в первое время войны флот не потерял ни одной единицы. Многие части не подверглись вообще никакому удару в силу расположения не на ожидаемых немцами местах, в силу удаленности от механизированных кулаков вермахта, наносящих действительно мощные удары, но на ограниченном фронте.

В два часа ночи 22 июня 1941 г. на командный пункт 21-й Т.Д. 10-го мехкорпуса, в поселок Черная Речка под Ленинградом, прибыл сам генерал-лейтенант П.С. Пшенников — командующий 23-й, самой крупной из трех армий Северного фронта. Генерал-лейтенант лично поставил командиру 21-й Т.Д. полковнику Бунину задачу готовить дивизию к выступлению. В 12.00 22 июня в дивизии объявлена боевая тревога с выходом частей в свои районы сбора по тревоге. (Журнал боевых действий 21-й танковой дивизии). Они тоже не ожидали?
Многие части оказывали ожесточенное сопротивление (особенно истребительные, танковые и авиация), что вело к задержкам темпа наступления и потерям. По воспоминаниям ветеранов, собранным белорусским писателем А. Драбкиным многие летчики успели взлететь и вступить во встречный бой даже в прифронтовой полосе. Первые удары оказались очень сильными, но далеко не смертельными. Об этом свидетельствуют цифры наших потерь, приведенные в немецких скрупулезных отчетах (правда, завышенные). Их количество не сопоставимо с численностью войск и вооружений, размещенных в западных ВО. Судя по размещению частей вполне можно было обеспечить связывание противника боем и планомерный отход остальных войск для закрепления на следующем рубеже. Хотя бы на линии Сталина. Я уже не говорю о Львовском выступе, части которого не сделав ни единого выстрела уже оказались в тылу врага и могли нанести почти смертельный удар.

Там были сосредоточены огромные складские запасы, оргомные силы людей и техники. Удар из львовского выступа отрезал бы ВСЕ немецкое наступление от резервов и снабжения и почти наверняка закончил бы эту войну. Здесь еще надо сказать о существовавшей тогда доктрине, по которой нападающий несет потери к обороняющемуся в соотношении 3:1. Это значит, что немцы должны были иметь по крайней мере трехкратное хотя бы местное преимущество (чего почти не было). Но на их пути лежали еще и труднопреодолимые естественные препятствия. На пути Группы Армий Север — реки Неман, Зап. Двина, Великая, Чудское-Псковское озара. На пути Группы Армий Центр — болота и леса Литвы и Белоруссии, Зап. Буг в устье, Березина и Днепр. На пути Группы Армий Юг — болота Полесья, Карпаты, Зап. Буг, каждые 50-60 км притоки Припяти (Турья, Стоход, Стырь, Горынь, Случь). Южнее — в устьях Южный Буг, Прут, Днестр и Днепр. По сути морской десант. Очень сложный и кровавый десант.

4 сентября 1941 г. Сталин шлет на Брянский фронт следующую телеграмму: «Брянск. Еременко для Петрова. Авиация действует хорошо… Желаю успеха. Привет всем летчикам. И. Сталин». Как видите авиация отнюдь не была уничтожена. Еще более ярким примером могут служить бомбардировки Берлина осенью 41-го.

4. Одной из главных причин называют перенос границы и перевооружение армии. Это вообще полный бред. Перенос границы только усилил возможную оборону, так как на линии Молотова (15 укрепрайонов) в большой степени готовности были созданы новейшие укрепления с новейшим вооружением, а вот старая граница (линия Сталина, еще 20 укрепрайонов) вопреки досужим рассуждениям сломана не была. Хотя бы в силу отсутствия людских ресурсов на такую тяжелую работу (попробуйте разрушить ДОТ). До сих пор стоит и сталкеры по ней гуляют. И перевооружение армии не сопровождается мгновенным уничтожением старого оружия и не подвозом нового. Это непрерывный процесс улучшения. И ни одна армия в мире не была бы готова к войне, если бы ждала бы окончательного перевооружения. А советская армия уже получала новейшие вооружения, о которых германия, еще и не задумывалась (системы залпового огня, тяжелые танки, авиационные ракеты и т.д.)

5. Не компетентность младшего и среднего командного состава. В СССР существовала система подготовки командных кадров начиная с допризывного возраста. Все проходили начальную военную подготовку в школах, многие продолжали в авиаклубах и ОСОВИАХИМе. Далее следовало поступление в военное училище, которых было создано достаточно много. Поступить в училище и стать кадровым офицером считалось очень престижно и было не так просто. Чего стоило пройти хотя бы кадровую комиссию. Кроме того в отличие от Германии , которая имела не годы, а считанные недели боевого опыта по захвату Франции, Польши и т.д., СССР провел Финскую войну, воевал на Хасане и Халкин-Голе, многие воевали в Испании. Эти командиры имели настоящий боевой опыт и передавали его другим. Я уже не говорю, что многие военоначальники прошли школу царской армии, весьма неплохую. Да действительно, была недостача командиров, вызванная стремительным увеличением численности действующей армии, но она частично компенсировалась замещением должностей. И даже легендарный Ворошилов не носился с сабельными атаками против танков, а лошадей рассматривал как вынужденную меру повышения мобильности частей (что делали и немцы). И про решающую роль лошади высказывался в контексте сельского хозяйства, а вовсе не на поле современного боя.
Много людей шло в армию из-за красивой формы (да и одежды вообще), из-за уважения гражданских и, особенно, девушек, из-за высокой оплаты. Но учились в училищах они всерьёз и на совесть. Тогда это было только так. По-другому не умели.

6. С этим перекликается тема предвоенных репрессий, обезглавивших нашу армию. Это не совсем так. Во-первых, под маркой репрессий из армии были изгнаны дебоширы и пьяницы. Во-вторых, чистка привела, как это не странно, к улучшению образовательного уровня командиров, т.к. согласно статистике образовательный уровень командиров, пришедших на смену репрессированным был выше. В-третьих, количество репрессированных было не очень большим (примерно 20%), а часть из них (более 30 тыс.) были вскорости восстановлены в результате пересмотра их дел по заявлениям. И вместо достаточно ретроградных Якира, Уборевича, Тухачевского пришли более грамотные Жуков, Конев, Рокоссовский (кстати, тоже репрессированный), Баграмян и т.д.

7. Важнейшими причинами коммунистическая история считала количественное и качественное превосходство германской армии в области вооружений.
Начнем с количества. 22 июня 41-го года Германия выставила на Западный фронт почти все, что у нее было, и все равно группировка советских войск в западных ВО превосходила силы Германии. В численном составе перевес СССР был незначителен, но атакующая армия должна нести несравненно большие потери, чем обороняющаяся. В числе танков, авиации, артиллерии, стрелкового оружия СССР имел превосходство в несколько раз (могу и точнее до 3-х!). Флот в первое время войны не играл решающей роли.
Вы справедливо скажете, что количественное преимущество не имеет значение при отсутствии качественного. Рассмотрим это более внимательно.
А. Стрелковое вооружение по качеству по крайней мере не уступало немецкому. И винтовка Мосина и ППД были не хуже винтовки Маузера и MP-38. А у нас были и ДШК.
Б. Основные танки серий БТ не уступали немецким T-IV. Были у нас и Т-26, но кроме них были и Т-34, КВ (броню которых не пробивали ни танки ни противотанковая артиллерия). Дизельные двигатели и превосходная компоновка давали нашим танкам повышенный запас живучести. Даже огромное число смешных бронеавтомобилей с 45-мм пушкой превосходили танки T-I – T-III. А были и монстры Т-28, Т-35. А вот в Германии тяжелых танков не было совсем.
В. Конечно МЕ-109 (G,F) превосходил И-16, но последние модификации И-16 несли пушечное вооружение и значительно превосходили МЕ-109 в горизонтальной маневренности. Грамотной тактикой можно было свести на нет преимущества «мессера». А вед у нас уже были и ЯК-1, и Миг-1, и ЛаГГ-3. Аналогичная ситуация складывалась и с другими типами самолетов.
Г. Полевая артиллерия превосходила немецкую. Даже знаменитая противотанковая 45-ка пробивала любой немецкий танк с 300-500 метров, а вот немецкая 37-мм пробивала только Т-26 (в лоб).
Д. Наконец, пусть и в небольшом количестве, но были системы залпового огня, реактивные авиационные снаряды. В Германии об этом и не мечтали.
Е. Средства транспорта. Были у нас на вооружении ГАЗ-АА… Но были и ЗИС-5, и огромное количество бронированных тракторов «Комсомолец» и т.д. А Вот вермахт въехал в Россию на лошадях и собранных со всей Европы грузовиках. Вы представляете как ремонтировать в полевых условиях автомузей более чем из 120 марок автомобилей? Да, были у вермахта и бронетранспортеры и мотоциклы. Но аналогичные были и в советской армии.
Ж. Радиосвязью красная армия была обеспечена не хуже вермахта. В ней были даже ротные радиостанции, недостижимая мечта немецкого генералитета. Хотя многие летчики и танкисты жаловались на низкое качество и малообеспеченность передатчиками.
Красная Армия вовсе не была безоружной. В ходе скрытой предвоенной мобилизации она уже получила огромное, значительно большее, чем у противника, количество людей, пушек, танков и тракторов. Срыв планового доукомплектования ослабил ее боевые возможности, но отнюдь не свел их к нулю.

8. Конечно, ни численное превосходство, ни превосходство в вооружении не спасет армию с низким боевым духом. Однако, вспомним, что в начале войны все военкоматы были атакованы добровольцами. Советские люди воспитывались системой комсомольско-партийного воспитания. На оккупированных территориях (позднее) создавались партизанские отряды из окруженцев и местного населения. Толпы людей ушли в ополчение. Вот примеры реального героизма:
В боях на северных подступах к Минску, где на пути 39-го танкового корпуса вермахта встали 100-я и 64-я стрелковые дивизии 13-й армии. Трое суток, в обстановке общего развала и хаоса, они сдерживали натиск врага. За мужество и массовый героизм, проявленные в этих боях, дивизии первыми в Красной Армии получили звание гвардейских (они стали, соответственно, 1-й и 7-й гвардейскими дивизиями). Так вот, в докладе о боевых действиях дивизии, который подписал 30 июня командир 100-й с.д. генерал-майор Руссиянов, было сказано, что дивизия уничтожила 101 (сто один) танк из состава 7-й немецкой танковой дивизии.
25 июня советские войска в составе 11-го и 6-го механизированных корпусов нанесли по противнику контрудар в районе Гродно.
"Из Могилева позвонили, чтобы наша дивизия всем составом приняла участие в этой операции. Вечером от прибывшего к нам представителя штаба фронта узнаю: кроме нас, контрудар поддерживают полки 12-й бомбардировочной и 43-й истребительной дивизий, а также 3-й корпус дальнебомбардировочной авиации, которым командовал полковник И.С. Скрипко (ныне маршал авиации). На этом участке фронта авиаторы совершили тогда 780 самолето-вылетов, уничтожили около 30 танков, 16 орудий и до 60 автомашин с живой силой. Успех воодушевил нас…"
Даже в уголовной среде возникло желание сражаться с врагом: «какой ….. посмел напасть на нас?!»

9. Есть еще одна причина, самая трудная для анализа. Это превосходство вермахта в тактике. Вермахт начал наступление на сравнительно узком участке фронта, а потом разделился на четыре механизированных группы армий. Концентрация сил и стремительный удар обеспечили вермахту прорыв равномерной обороны КА с выходом на оперативный простор. Все это так, но КА имела все возможности планомерно отступить, выровнять фронт, закрепится и отразить нападение. Это должно было быть обеспечено фланговыми ударами по противнику, связывание его боем, отсечкой тылов. Силы для этого были и планы тоже. Я уже не говорю про контрудар из Львовского выступа.

Все это создавало уверенность в защищенности страны, и в ночь на 22 июня Сталин спал спокойно. Но события дальнейших нескольких дней перевернули все. Два дня Сталин находился один в своей резиденции, не принимал никого, не отвечал на звонки. Что вызвало такое поведение? Очень просто. Он обдумывал причины катастрофического разгрома Красной Армии за несколько дней. Он обдумал и принял решение.

Вот симптомы катастрофы:

В ночь с 22 на 23 июня на командном пункте Ю-3. ф. в Тернополе собрались на совещание генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос (командующий фронтом), генерал-лейтенант Максим Алексеевич Пуркаев (начальник штаба фронта), корпусной комиссар Николай Николаевич Вашугин (должность его называлась «член Военного совета фронта», но мы в дальнейшем будем называть его просто и понятно — комиссар), а также прибывшие в качестве полномочных представителей Ставки генерал армии, начальник Генерального штаба РККА Георгий Константинович Жуков и первый секретарь ЦК КП(б) Украины, будущий глава ядерной сверхдержавы Никита Сергеевич Хрущев.
Этой команде предстояло принять историческое решение. Огромные силы, собранные на Юго-Западном фронте, исключительно выгодное очертание границы (при котором Львовская группировка советских войск нависала над глубокими тылами противника), надежно прикрытые болотами Полесья и Карпатскими горами фланги фронта — все это позволяло ставить задачу на окружение и полный разгром вражеской группы армий «Юг». А такой поворот событий развалил бы немцам весь план «блицкрига», неизбежно заставил бы их снимать войска с главного оперативного направления Минск — Смоленск — Москва. Одним словом, история изменила бы течение свое…
Из мемуаров присутствовавшего на этом совещании Баграмяна (в то время — начальника оперативного отдела штаба фронта) известно, что Пуркаев и Вашугин высказали прямо противоположные мнения. Одним вариантом был контрудар в тыл противника, а другим планомерный отход с последующим закреплением позиций для набирания сил. Сам же по себе организованный и планомерный отход советских войск на 200—250 км от границы до рубежа рек Горынь или Случь не таил в себе ничего страшного. Это для Франции отступление на 200 км означало падение Парижа, это для Германии отступление на 150 км от французской границы означало потерю всего Рурского индустриального района. А у Советского Союза была совсем другая география. Ни в экономическом, ни в оперативном отношении временная потеря Волынской и Ровенской областей Западной Украины не могла оказать серьезного влияния на ход войны.
Увы, на военном совете в Тернополе Жуков и Кирпонос не решились ни на организованный отход в полосе 5-й армии, ни на широкомасштабное наступление силами трех мехкорпусов на Люблинском направлении. Странная нерешительность человека, который через три месяца сменит слабого Жданова на посту командующего Ленинградским фронтом и Железной волей отстоит город-герой, не правда ли?

Из мемуаров Баграмяна: «Жуков считал ошибкой то, что Кирпонос позволил командующему 6-й армией оттянуть 4-й МК с правого фланга армии, где враг наносит главный удар, на левый и ввести его в бой на этом второстепенном направлении…» В ответ на явное неисполнение приказа — нахмурился.» И это все? Командующий фронтом не выполнил приказ начальника Генштаба?!!!
А вот мемуары командира разведбата 43-й тд B.C. Архипова (вступивший в войну уже в звании Героя Советского Союза и закончивший ее дважды Героем). В своих воспоминаниях он пишет: «…когда вечером 26 июня мы гнали фашистов к Дубно, это уже было не отступление, а самое настоящее бегство. Части 11-й танковой перемешались, их охватила паника. Она сказалась и в том, что, кроме сотен пленных, мы захватили много танков и бронетранспортеров и около 100 мотоциклов, брошенных экипажами в исправном состоянии. На подходе к Дубно, уже в сумерках, танкисты 86-го полка разглядели, что к ним в хвост колонны пристроились восемь немецких средних танков — видимо, приняли за своих. Их экипажи сдались вместе с машинами по первому же требованию наших товарищей. Пленные, как правило, спешили заявить, что не принадлежат к национал-социалистам, и очень охотно давали показания. Подобное психологическое состояние гитлеровских войск, подавленность и панику, наблюдать снова мне довелось очень и очень нескоро — только после Сталинграда и Курской битвы.» Не больно ли слабы духом зверские захватчики?!!!
Не будет лишним отметить и то, что летом 1941 г. именно 14-я армия генерала Фролова оказалась единственной армией на всем фронте от Черного до Баренцева моря, которая выполнила поставленную ей задачу. Одна на всю РККА?!!!
Не всем известно, но первое крупнейшее танковое сражение произошло на участке Броды-Ровно-Луцк 23 июня 1941 года. Там встретились 2803 советских танка (среди них 33 КВ-2, 136 КВ-1, 48 Т-35, 171 Т-34) с 585 (!!!!) танками вермахта (среди них 80 Pz-IV, 195 Pz-III (50mm). И эта битва была проиграна даже при условии отрыва немецких танков от пехоты!

В воспоминаниях почти всех ветеранов первое время войны выглядит как беспорядочное паническое бегство. По сохранившимся журналам боевых действий, донесениям и приказам мы видим беспорядочное броуновское движение частей.
Большинство мостов через крупные реки взорваны не были. Это позволило вермахту продвигаться невиданными темпами. Зачастую по единственному мосту отступали части КА, выходцы из окружения вперемежку с частями вермахта.
Но вопрос остается: куда растаяло такое дикое количество техники (до 75%)? Куда делось такое огромное количество людей?

Уже к концу июля 1941 г. поток военнопленных превысил возможности вермахта по их охране и содержанию. 25 июля 41-го года был издан приказ генерал-квартирмейстера № 11/4590, в соответствии с которым началось массовое освобождение пленных ряда национальностей (украинцев, белорусов, прибалтов). За время действия этого приказа т.е. до 13 ноября 1941 г., было распушено по домам 318 770 бывших красноармейцев (главным образом украинцев — 277 761 человек)
Вот тут мы и находим разгадку главной причины катастрофы – массовое дезертирство! Дезертирство не только рядовых, но прежде всего комиссаров и командиров. Люди массово сдавались в плен, уходили в леса, бросали технику. Дезертирство связанное с тем, что КА отказалась воевать с вермахтом, отказалась сражаться за идеологию «всемирной революции». Народ помнил какой кровью создано государство «рабочих и крестьян» троцкистского типа. И, главное, доносчики и горлопаны «от революции» не смогли управлять даже той армией, которая была.
По рапортам командиров КА огромное количество техники было оставлено по причине технической неисправности. А ведь эта самая техника исправно воевала в Испании, в песках Халкин-Гола, в снегах Финляндии. А вот непрерывно ломающиеся полуторки вернулись почти все (потерь менее 30% ). Дело в том, что наличие оружия — необходимость воевать, а грузовичок — быстрый путь в тыл.
В стране был почти голод. Несколько раз огромные регионы голодали всерьёз. Люди устали от тяжелой работы, недоедания, политической обработки, которая отнимала уйму сил и времени. Они надеялись на свободу и облегчение от тяжелой работы дома.
Советской пропагандой люди были ориентированы на войну «малой кровью на чужой территории» и не были готовы, что их самих будут убивать у себя дома.
На территориях Прибалтики, Западной Украины и Западной Белорусии, Средней Азии и Кавказа была очень слабо поставлена политическая работа. Жители были совсем не заинтересованы в советской власти. Не случайно среди жителей оккупированных районов возникали не только партизанские отряды, но и формирования полицаев («Хи-Ви») и откровенно бандитские отряды «самообороны» типа бандеровцев. Из жителей Эстонии, Латвии и затем Литвы были сформированы дивизии СС.
Среди пленных красноармейцев были сформированы военные части вермахта. Яркий пример РОА генерала Власова. Чего стоит Локотский округ самоуправления Бронислава Каминского, или армия зеков Ивана Бессонова?!!!
По воспоминаниям ветеранов многие солдаты совершали «самострел», многие раненые не хотели возвращаться на фронт после лечения в госпиталях.
Из мемуаров следует, что многие командиры вели аморальный образ жизни, не принимали личного участия в сражениях, комиссаров редко видели на передовой, смершевцы зачастую сознательно вредили. НЕ ВСЕ!!! Были и обратные примеры. И много.
67 советских генералов были в немецком плену. Они все не могли застрелится («У нас нет военнопленных. У нас есть предатели!)? Кроме Карбышева.

И Сталин принял решение. 12 сентября 41г была принята Директива Ставки № 001919 о формировании заградотрядов. Была активизирована и перенаправлена деятельность войск НКВД. Была усилена роль Особых отделов НКВД (потом преобразованных в СМЕРШ). В войсках действовали трибуналы. За малейшую провинность следовало наказание посылкой в штрафбат, который использовался в качестве «пушечного мяса».
А самое главное, даже не успев очистить в предвоенный период армию от настоящих «врагов народа» с опытом гражданской войны и «красного террора», он успел заменить идеологию «защиты завоеваний Октября» на вполне близкую народу идеологию защиты национальных интересов России, на борьбу с захватчиком, на защиту Родины.
И дальше все пошло логично. Отступление удалось остановить. Фронт стабилизировался. Подошло идейно здравое подкрепление с Дальнего Востока и Сибири. В нескольких сражениях перемололи армию вермахта и перешли в наступление. Но это уже другая история.

А вот теперь почему это актуально и сегодня. После окончания ВОВ были и другие войны (Корея, Афганистан, Чечня), были неофициальные вмешательства (Ангола, Мозамбик), были огромные техногенные катастрофы (Чернобыль, Саяно-Шушанская ГЭС), были жестокие теракты. Да и в будущем, мы стоим на грани войны с Китаем за жизненное пространство в Сибири. Вполне может разгореться международный конфликт на Ближнем востоке. Нашему руководству (или, скорее, тем, кто нами руководит реально) глубоко наплевать на нас с вами. Их интересует только глобальная экономическая выгода. Мы можем установить на боевое дежурство сколько угодно «тополей», и все равно не сможем защитить себя. До тех пор пока всей страной не овладеет объединяющая национальная идея, сравнимая по силе с идеологией национал-социализма образца 1934 года, объединившая немецкий народ. мы каждый день своими делами вынуждены выбирать за Россию мы или нет. Оставить свои деньги в рублях или положить в немецкий банк? Купить ВАЗ или Форд?

Голосовать за тех или других? А Вы лично пойдете воевать за Дерипаску и Абрамовича, лобби которых и обеспечивает нынешняя власть? Не дезертируете?

nnm.ru


Метки: 1941, война, катастрофа

Запись создана: Среда, 24 Ноябрь 2010 в 22:56 и находится в рубриках Вторая мировая война. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Вернуться в «ВИЦ "Поиск"»