Пехотинцы в Европе

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2317
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1368 раз

Пехотинцы в Европе

Сообщение El jaguar » 24 авг 2012, 16:50:17

Английская пехота.


Экипировку ополченцев можно представить из неполного свитка смотра в Бридпорте 4 сентября 1457 г. 180 ополченцев города. Из тех 100, чье оружие известно, почти 2/3 были лучниками – лук и связка стрел (либо полсвязки, или указанное количество стрел). Примерно 70 были в полном или частичном доспехе – салад, джек, меч (самое распространенное оружие после лука), маленький щит-баклер и кинжал. Десятеро были в полном снаряжении; с дюжину ополченцев явились без баклера и кинжала. У нескольких было по несколько предметов вооружения – один принес три салада, другой – три шлема, два джека, три лука и древка для них, две секиры, два копья и два кинжала. Имелось и другое оружие – копья, алебарды, пики, секиры, обоюдоострые ножи (куто), древки и короткие мечи. У одного вояки, кроме лука, 12 стрел и меча, имелась аркебуза. Встречались также устаревшие хаубергоны, латные перчатки и бригандины, поножи и шапель-де-фер. Не менее двоих принесли павезы, и приказано было и другим вооружиться ими, вместе со свинцовыми кувалдами. И Ковентри в 1455 г. набрал 100 “добрых людей” с луками, в джеках и саладах.
Однако, следует помнить, что при отборе вербовщиками солдат в походы за пределы графств их вооружали либо копьями, либо луками. Томас де Мельчебурн, снаряжая королевскую галеру в начале Столетней войны, закупал стеганки-акетоны по 5 шиллингов, бацинеты с авентэйлами – по 3 шилл., железные перчатки – по 1 шилл. за пару, копья – по 6 пенни. Вероятно, ими экипировали пехотинцев.
При Эдуарде II корона пыталась заставить пехоту ополчения перейти на защитное вооружение – стеганые куртки (акетоны), шлемы и железные перчатки (1316 и 1322 гг.). В 1324 г. даже потребовали, чтобы треть пехотинцев, отправляемых в Гасконь, была в стеганках, кольчугах или пластинчатых доспехах, шлемах и перчатках. Большая часть таких воинов, очевидно, была копейщиками. Однако, помимо дороговизны и явного нежелания ополченцев экипироваться подобным вооружением, такого рода армии были крайне медлительными и малопригодны к битве. Однако, нельзя сказать, что идея тяжеловооруженной пехоты была оставлена. Если во Фландрии в 1339 г. служили только 39 таких солдат, план набора армии 1341 г. включал свыше 1000 хорошо вооруженных пехотинцев, а меморандум 1342 г. – уже 2000 ополченцев со стальными шлемами и длинными копьями Из нескольких документов XV века можно заключить, что дворянские свиты в Англии были вооружены “луками и стрелами, мечами и баклерами”, иногда и копьями, из защитного вооружения носили обычно стеганки-джеки либо хаубергоны и салады (Iakes salats, Iak & Salet).
И, в заключение, отрывок из хроники Филиппо Виллани об английских наемниках в Италии: “Защищены они были почти все кирасой и стальным нагрудником, железными наручами, набедренниками и поножами; они несли прочные кинжалы и мечи; у всех были наклоненные копья, которые они разбирали для использования; у каждого по одному или двое пажей, а у некоторых и более. Когда они снимали свои латы, пажи тут же начинали их полировать, так что когда они появлялись в битве, их оружие сверкало, словно зеркало, и тем самым они внушали еще больший страх. Другие из них были лучниками, и их луки были длинными и из тиса; они были быстрыми и ловкими стрелками, и успешно применяли свой лук. По обычаю в поле они сражались почти всегда пешими, поручив своих коней пажам. Держались они почти круглым построением, по двое держа копье, неся его в той манере, в которой ждут вепря с рогатиной. Столь сплоченным и сплошным строем, наклонив копья, они шли на врага медленным шагом, издавая ужасный клич – и их ряды едва ли можно было сдвинуть с места”.
Снаряжение и тактика английских лучников времен Столетней войны
Bubba Joe
Среди обширного семейства метательного оружия, особое место занимает английский длинный лук (longbow). Это вполне понятно, поскольку именно такие луки описываются в широко распространенной и всеми читаемой романтической беллетристике Артура Конан-Дойла и Вальтера Скотта, на которых выросло не одно поколение участников военно-исторических клубов. Именно о длинном луке сложено столько легенд и историй, именно его применение в боевых действиях породило столько домыслов и небылиц, часто встречающихся в различных изданиях. Настоящая статья посвящена самым славным временам для длинного лука – периоду Столетней войны 14-15 вв.
Постепенная трансформация сферы интересов военно-исторических клубов России от азартной, но однообразной драки на мечах и топорах к более вдумчивому изучению истории тех или иных эпох (являющихся предметом моделирования у данных клубов) повышает потребность членов этих клубов в информации не только общеисторического, но и прикладного, технологического значения. Интерес вызывает не только время, место и результат битвы, но и то, как она проходила, какая тактика использовалась противниками, что носили и чем сражались солдаты тех времен. К большому сожалению, сейчас достаточно сложно найти доступную информацию подобного характера на русском языке, а зарубежные источники весьма дороги. Многочисленные энциклопедии оружия, появившиеся в последние годы дают лишь крайне обобщенное представление о том, что представляло из себя то или иное вооружение и совсем не касаются особенностей его применения. Поэтому, в рамках интернет-проекта "Тоже Город", участником которого является автор, основной акцент делается на то, чтобы дать возможность всем заинтересованным лицам узнать максимум возможного об интересующей эпохе от своих коллег по увлечению, задать вопросы и получить на них ответы от тех, кто уже столкнулся с подобными трудностями и преодолел их, а также самим поведать о своих исследованиях и разработках всем тем, кому это интересно. В этой статье рассказывается о том, что носили знаменитые английские лучники, чем были вооружены и каким образом они достигали выдающихся побед на полях сражений
Одежда
В те времена не существовало какой-либо особой униформы для солдат в современном понимании этого слова. Таким образом, за исключением оружия и защитного вооружения, одежда солдата была такой же, как и у горожанина. Одежда состояла из следующих частей: брэ (нижнее белье), рубашки, шосс (штанов-чулок), дублета (то, к чему крепились шоссы), куртки, шляпы или капюшона и обуви. Так же присутствовали дополнительные аксессуары (ремень, сумка, нож). Английская мода следовала французской и бургундской, но была несколько более "старомодной". Качество одежды зависело от того, был ли этот лучник простым рекрутом из крестьян или состоял в личной гвардии феодала. Собственные солдаты феодала находились на его обеспечении. Одежда или материалы на нее выдавались, как правило, дважды в год - на Рождество и Троицын день, хотя существовали и персональные подарки солдатам, которые могли быть куда более частыми. Большинству феодалов было свойственно подчеркивать свое богатство и важность путем демонстрации значительного количества богато одетых слуг, которых он мог содержать. Большинство иллюстраций того периода демонстрируют хорошо вооруженную группу солдат. Пожалуй, некорректно судить по этим изображениям обо всех солдатах, однако источники свидетельствуют о том, что даже достаточно бедный воин был одет в добротную, долговечную одежду.
Доспехи
Большинство лучников в качестве основного средства защиты носили стеганку (gambeson). Она представляла собой куртку из нескольких слоев ткани, простеганных между собой, набитую паклей или другим подобным материалом. Стеганка 14-го века обычно была длиной до колен, с рукавами или без, простеганная вертикальными полосами. Иногда она была приталенная. К середине 15-го века стеганка укоротилась до середины бедер и в употребление вошла горизонтальная и диагональная простежка, что давало квадратный либо ромбический рисунок на поверхности стеганки. Большинство стеганок было с рукавами, которые могли иногда отстегиваться. Из-за толщины стеганок дублеты часто не носились. Для поддержания штанов использовались специальные пояса из ткани. Стеганки могли носиться либо сами по себе, либо в комбинации с кольчугой. Кольчуга могла быть разной длины - от бедер до колена и носиться как на стеганку, так и под нее. К некоторым стеганкам 15-го века подшивался внутренний слой кольчуги и, изредка, роговых пластинок. Наличие толстой стеганки существенно улучшало защитные свойства кольчуги, в том числе, и против стрел.
В 15 веке, в связи со все большим распространением лат, толстые стеганки и кольчугу постепенно сменил новый вариант защиты - arming doublet. Он представлял из себя куртку, достаточно слабо набитую по сравнению с ранними стеганками. На нее нашивались куски кольчуги в тех местах, где не было латного прикрытия и на суставах (локтях, плечах). Кроме того, к этим курткам привязывались штаны. Наилучшие куртки имели подкладку из мягкого материала (шелка, льна и т.д.) и могли носиться без рубашки.
В 14 веке многие рыцари носили coat-of-plates - панцирь, состоящий из крупных металлических пластин, приклепанных изнутри к суконной или кожаной основе (т.н. "панцирь Висби"). Документальных свидетельств того, что лучники носили такой вид защиты, нет, однако в 15 веке они носили бригантину - более поздний вариант coat-of-plates. Изображения того времени часто показывают лучников, одетых в большое количество доспехов. Однако возможность стрельбы в полном доспехе с защитой рук, наплечниками и предличной защитой (бавигер) выглядит достаточно сомнительной. Скорее всего, реальное вооружение защищало корпус стрелка (кираса, бригантина) и вероятно, ноги. Наличие защиты рук, скорее всего, могло быть в качестве некоего "стандартного обеспечения", которое вовсе не обязательно носилось во время боя (вспомним традицию художников того времени изображать богато одетых людей).
Шлемы. Для 14-го и начала 15-го веков наиболее распространенным был бацинет без забрала. Такие шлемы снабжались кольчужной бармицей. Помимо бацинета встречались сферо-конические шлемы, выполненные из одного куска металла или состоящие из находящих друг на друга металлических или роговых чешуек (сервильер). С середины 15-го века основным шлемом становится салад. Иногда с забралом. Помимо этого, упоминаются различные шапки, подбитые рогом или кольчугой, хотя непонятно, как они выглядели.
Оружие. В качестве оружия для рукопашной, лучники имели кинжал, меч или тесак и баклер - маленький круглый щит. Англичане были знамениты фехтованием с использованием баклера вплоть до 17-го века. В течение битвы, когда становилось туго, лучники часто использовали все, что попадется под руку: колья, молотки, топоры, лопаты.
Знаки различия
Знаменитый английский Крест Св.Георгия впервые появился при Эдуарде I в качестве опознавательного знака английской армии. Кресты пришивались на верхнюю одежду либо были нарисованы на доспехах. Согласно действовавшим законам, смертная казнь ждала любого вражеского бойца, пойманного носящим Крест. По указу Генриха V убийство одним англичанином другого англичанина во время войны не считалось преступлением, если последний не имел Креста на одежде или доспехе.
Луки
Луки являлись основным предметом гордости английских лучников. Ни в одной другой стране Европы того времени они не получили такого развития, как в Англии, где они были поистине народным оружием. Именно это и обусловило исключительные боевые качества лучников, поскольку для поддержания навыка стрельбы из лука необходима регулярная практика. Если бы стрельба из лука не была общедоступна (а временами и общеобязательна), то никакие эдикты и ухищрения не помогли бы набрать такое количество тренированных лучников для ведения войн. Нигде в Европе больше не решались доверить своему крестьянству столь грозное оружие в мирное время.
Хотя основным материалом для изготовления английского лука был тис, существовала масса других пород дерева, вполне пригодных для сооружения хорошего лука. К ним относились вяз, ясень, орешник, дуб и т.п. Тис был наилучшей древесиной по соотношению плотность/эластичность, что позволяло создать более эффективный лук при меньших его размерах. Под эффективностью здесь подразумевается не столько сила натяжения лука, сколько скорость, с которой он мог распрямиться и послать стрелу (что имеет прямое отношение к дальности и точности стрельбы). Кстати английский тис не считался хорошей древесиной, основным источником тиса была Испания, а позднее и Италия. Специальные правительственные чиновники строго оценивали качество поставляемой древесины. Исследования немногочисленных уцелевших образцов 15-16 вв. показывают исключительно высокий уровень использовавшегося материала.
Боевой лук того времени представлял собой деревянное изделие длиной 1,7-1,9 м. (это зависело от роста стрелка) так называемого D-образного сечения. Подобное сечение обеспечивало оптимальное распределение нагрузок, возникающих в процессе стрельбы по слоям древесины: внешние слои тиса на спине лука (стороне, направленной наружу) лучше выдерживают растяжение, а внутренние, на животе лука (стороне, обращенной к тетиве), лучше переносят сжатие. Английский лук - простой (т.е. сделан из одного куска дерева). Иногда, для защиты от повреждения тетивой, на концы лука прикреплялись костяные или роговые наконечники с пропилом под тетиву, которая изготавливалась из высококачественной пеньки.
Сила натяжения английского боевого лука того времени находилась в пределах 35-70 кг. Для большинства бойцов скорее в пределах 40-50 кг. (они же были вполне обычными людьми). Дальность стрельбы из такого лука доходила до 300 метров, причем весьма сильно зависела от ветра. Следует отметить, что данная цифра справедлива для навесной стрельбы. Дальность прямого выстрела из лука значительно меньше - около 30 метров. Начальная скорость стрелы составляла 45-55 м/с. Несмотря на исключительно высокие профессиональные навыки лучших стрелков, они вряд ли когда-либо могли попадать стрела в стрелу на расстоянии в 100 метров (подобные утверждения довольно часто встречаются у некоторых авторов). К тому же после такого упражнения стрела годится только на выброс, а ведь она денег стоит. Основным видом стрельбы из лука (огонь из лука можно вести только сунув его в костер) в то время была навесная стрельба. Во время битвы никто не стремился стрелять по щелям в доспехах. Основной задачей лучника было поддерживать определенный темп стрельбы (10-12 выстрелов в минуту) целясь на определенную дистанцию. Стрела, падая с высоты 70-100 м. с хорошей скоростью была вполне способна пробить доспех и убить или серьезно ранить бойца. Если представить себе несколько сот или тысяч лучников одновременно ведущих огонь по определенному участку или отряду нападающих, то участь последних не вызывает сколь-нибудь заметной зависти.
Хотя большинство лучников-рекрутов, призывавшихся по феодальной повинности, приходили с собственными луками, они должны были быть переоснащены новыми луками за счет армии. Процент "отходов" мог быть очень большим. Казенные луки делались согласно четко расписанным государственным требованиям. Помимо чисто технических достоинств, это было весьма дешевое, качественное оружие, которое могло быть произведено в массовых количествах за короткий период времени. Иногда, в различных источниках встречаются утверждения, что изготовление одного лука занимало несколько лет. Это справедливо для полного цикла производства: от срубленного дерева до готового оружия в руках бойца. Однако тис - основное сырье для производства английских луков, являясь чрезвычайно плотной древесиной, нуждался в длительной выдержке перед тем, как его использовать. Само же изготовление лука из заготовки редко занимало больше полутора-двух часов, а учитывая громадную практику мастеров того времени, вероятно, и того меньше. Значительное количество луков перевозилось с армией в виде заготовок и доделывалось под конкретного бойца непосредственно на театре военных действий.
Стрелы. Каждый лучник носил с собой связку из 24-30 стрел (пук). Остальные перевозились в обозе. В отличие от современных спортивных и даже охотничьих стрел, боевые стрелы того времени носили куда более утилитарный характер. Древко стрелы представляло из себя достаточно толстую (до 12 мм. в самой широкой) части палку переменного сечения, длиной 75-90 см. С одного конца стрелы находилась прорезь под тетиву, за которой шло оперение. Оперение состояло из 3 перьев. Длина оперения достигала 25 см., что было необходимо для стабилизации тяжелого наконечника. Для изготовления оперения использовались преимущественно гусиные перья т.к. в них не было недостатка.
С другого конца древка стрелы крепился наконечник. Хотя существовало много разновидностей наконечников, в военных действиях использовали в основном два: широкий с отогнутыми усами (broadhead) и узкий, иглообразный (bodkin). Бродхэд использовался для стрельбы по малозащищенным пехотинцам и по лошадям. Бодкин имел трехгранное иглообразное острие и использовался для поражения тяжеловооруженных солдат, в том числе и на больших расстояниях. Иногда для улучшения пробивного действия лучники вощили наконечники стрел. Кстати, наконечники на боевые стрелы были втульчатого типа - т.е. древко вставлялось в наконечник. Это делалось по нескольким причинам. Во-первых, при ударе стрелы о доспех, втульчатый наконечник предохранял древко стрелы от расщепления и стрелу можно было использовать повторно. Во-вторых, наконечник закреплялся не жестко и при выдергивании стрелы он мог оставаться в ране. В-третьих, съемный наконечник существенно облегчал транспортировку связок стрел лучниками. Кстати, английские лучники никогда не носили колчанов со стрелами за спиной. Стрелы переносились либо в специальных мешках, либо за поясом. В бою лучники чаще всего втыкали стрелы в землю перед собой, что облегчало процесс стрельбы и увеличивало скорость. Дополнительным "эффектом" подобного обращения со стрелами были серьезные (часто летальные) осложнения, вызываемые попаданием земли в раны, что служило поводом в обвинении англичан в использовании отравленных стрел.
Техника стрельбы из английского длинного лука также отличалась от стрельбы из современного лука. Если современные лучники ставят ноги параллельно друг другу, то лучники того времени поворачивали переднюю ногу в направлении стрельбы. Из длинного лука весьма сложно стрелять с лошади, поэтому термин "конный лучник" в отношении английских лучников относился лишь к способу передвижения солдата к месту боя. Натягивание тетивы осуществлялось до уровня между ухом и подбородком. Конкретно сказать сложно, поскольку наличие доспехов и шлемов вносит определенные коррективы в технику стрельбы и требует дополнительного изучения. Поскольку прицельных приспособлений на луках того времени не было, прицеливание скорее всего осуществлялось инстинктивным способом т.е. практически автоматически ("я так стреляю потому, что так надо"), что требовало весьма регулярной практики. Таким образом английский лучник был весьма грозным и эффективным орудием на полях битв того времени.
Тактика
На примере наиболее знаменитых битв (Креси, Пуатье, Азенкур) можно отметить несколько наиболее характерных приемов. Как правило, эти битвы проходили при подавляющем численном превосходстве противника над англичанами. Поэтому английское войско (и лучники, составлявшие его значительную часть) старалось занять наиболее выгодную позицию для обороны. Максимально использовались все естественные преграды для того, чтобы замедлить продвижение наступавшего противника и исключить фланговые прорывы. Иногда, лучники были вынуждены тащить колья с собой (Азенкур), поскольку был риск внезапного нападения французов. Как правило, вся грубая ручная работа по сооружению оборонительного рубежа осуществлялась самими лучниками. Колья, фашины, фрагменты заборов использовались для создания преград. Эти же колья обрушивались на головы нападающих, когда те прорывались близко к лучникам. Основное преимущество лука достигалось на расстоянии, поэтому задачей лучников было не подпустить к себе нападающих слишком близко. Для защиты лучников от прорывов противника их отряды размещали между отрядами копейщиков. Эту систему развил король Эдуард III. В его классическом построении, лучники строились V- образными построениями, направленными острием в сторону противника. Между ними стояли колонны копейщиков. В бою они стреляли по флангам надвигавшихся на копейщиков войск противника. Когда те подходили слишком близко к своим, лучники переносили свои усилия на задние ряды нападавших, разбивая их строй. Поэтому задачей нападавших было по возможности быстрее сблизиться с английскими войсками с тем, чтобы избежать губительного ливня стрел на подходах или свести его результаты к минимуму. Непонимание этих особенностей применения лука и привело к катастрофическим поражениям французской армии при Креси, Пуатье и Азенкуре. Во всех этих битвах цвет французского рыцарства пытался опрокинуть англичан лобовой атакой на "окопавшихся" лучников. Все эти рыцари были нещадно расстреляны. Пехотные порядки без прикрытия кавалерии были рассеяны и втоптаны в грязь английскими рыцарями.
При подобных условиях боя, в которых регулярно оказывались англичане, совершенно необходимо было поддерживать достаточно строгий порядок в войсках. Никакие преследования противника не допускались до тех пор, пока он не был совершенно разбит. Солдат, крикнувший "Havoc!" (сигнал к разграблению и взятию заложников для выкупа) рисковал оказаться на виселице, поскольку угрожал безопасности войска. Таким образом, обученные, хорошо экипированные, скованные жесткой дисциплиной английские лучники, при умелом руководстве представляли из себя страшную силу на полях сражений Столетней войны, силу с которой были вынуждены считаться лучшие армии того времени.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой



Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2317
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1368 раз

Re: Пехотинцы в Европе

Сообщение El jaguar » 24 авг 2012, 16:50:36

Французская пехота.

Во Франции лучники (которые в большинстве случаев были пешими) и арбалетчики (которые всегда сражались в пешем строю) составляли отдельные отряды и наряду со всей остальной пехотой в конечном счете подчинялись командиру арбалетчиков. Кроме гого, на протяжении всего XIV века арбалетчики, - среди которых самыми лучшими были генуэзские наемники - оставались передовой частью пехоты, тогда как в английских армиях их почти вовсе не нанимали на службу).
Снаряжение пешего воина было гораздо более легким. Его бригантина должна была весить около 22 фунтов, а салад или шлем от 5 до 8 фунтов, что вместе с 17 фунтами веса одежды и оружия в целом составляло не более 45 фунтов. Однако во время англо-французских войн XIV и XV столетий пехота не отличалась особенной мобильностью, поскольку ее тактика заключалась по преимуществу в том, чтобы вести стрельбу из луков или арбалетов под защитой постоянного укрытия, преграждавшего путь конной атаке: эту функцию могла выполнять изгородь, стволы деревьев, повозки, вбитые в землю колья, а также большие, в человеческий рост, щиты, которые назывались павуа или тарчи. Кроме того, передвижение пехоты затруднялось многочисленным оружием, поскольку помимо лука или арбалета, пехотинцы носили меч или кинжал-дагу, а иногда топор или алебарду. Кроме того, их не обучали технике совместного маневра. Тяжеловооруженный воин всегда был всадником, но иногда спешивался на время боя. Самым важным его оружием было копье длиной десять или двенадцать футов, сделанное из дерева и снабженное металлическим наконечником типа пики или совны. Он также носил меч, кинжал (часто «кинжал милосердия, предназначенный для нанесения скользящего удара между пластинами доспеха или в прорезь забрала), и нередко пертач или топор. Пешие воины, в особенности фламандцы, иногда были вооружены пикой, длиной около шести футов, завершавшейся крупным тяжелым наконечником, которым они поражали противника. Однако излюбленным оружием средневекового пехотинца были лук и арбалет.
К середине XIV века длинные шестифутовые луки из тиса, клена или дуба были способны пробить кольчугу; дальность полета стрелы равнялась приблизительно 275 ярдам, однако на расстоянии свыше 165 ярдов лук уже был гораздо менее эффективен Хотя французы тоже пользовались луками, они отдавали предпочтение арбалетам - итальянским или прочим - которые казались им более эффективными и в действительности обладали дальностью стрельбы большей, чем дальность стрельбы из лука, на 75-100 ярдов. У арбалетов были более короткие и более тяжелые стрелы, обычно называвшиеся болтами - некоторые из них использовались для поджога. Однако арбалет был тяжелым оружием - он весил от 15 до 18 фунтов - и для того, чтобы его перезарядить, требовались время и значительное усилие. Арбалетчик должен был подцепить тетиву крючком, прикрепленным к его перевязи, а лук прижать к земле, вставив ногу в стремя на ложе арбалета. Затем стрелу можно было закрепить на зубце, который удерживал ее до момента выстрела. Применялись и другие способы зарядки арбалета: при помощи рычагов, винтов, блоков и «козьей ноги». В отличие от лука, из которого мог стрелять любой человек, обладающий достаточно крепким телосложением и метким глазом и готовый проводить время в постоянных упражнениях, арбалет был оружием, которым мог пользовать только профессионал. С городских стен вели огонь более тяжелые орудия: «espringales», метавшие тяжелые свинцовые ядра, и пушки.
В плане пехоты королевское правительство пошло по привычному пути, поощряя создание местного ополчения из лучников. К середине XV в. военачальники оценили (возможно, снова поняли) преимущества многочисленной пехоты, более экономичной (как раз из-за отсутствия лошадей, более легкого багажа и гораздо меньшей - в два-три раза - стоимости защитного вооружения, по сравнению с вооружением всадника) при условии, что она обучена, сплочена и имеет хороших командиров. Создание Карлом VII вольных лучников (они получили это название из-за того, что были свободны от налогов) отвечает этим требованиям (ордонанс 28 апреля 1448 г.).
«Повелеваем, чтобы в каждом приходе королевства нашего был лучник, который будет там находиться и постоянно оставаться в снаряжении подходящем и удобном, из салада, даги, меча, лука, колчана, жака или хука из бригандины, и будут они называться вольными лучниками (les francs archers). Каковые будут избираться и выбираться нашими выборными на каждых выборах, самые прямые и легкие для обращения и упражнений с луком, какие только найдутся в каждом приходе, не принимая во внимание ни богатство, ни просьбы, какие только можно. И будут они содержать вышеозначенное снаряжение и стрелять из лука и ходить в своем снаряжении во все праздники и нерабочие дни, чтобы были они самыми умелыми и привычными к означенному делу и упражнениям, дабы служить нам всякий раз, когда мы от их потребуем, и им будем платить четыре франка на человека каждый месяц, за то время, что они будет служить нам. Повелеваем, чтобы они, и каждый из них, были свободны и ничего не должными, и оных освобождаем от всех податей и прочих любых повинностей, что установлены нами в нашем королевстве, как от выставления и содержания наших латников, караула, стражи и перевозки, так и от всех прочих субсидий, исключая помочи на войну и соляного налога.… Повелеваем, чтобы они принесли присягу перед выборными служить нам хорошо и верно от и против всех…, и не служить никому на войне, ни в означенном снаряжении, без нашего повеления. Желаем, чтобы означенные вольные лучники означенными нашими избирателями вносились в списки по именам и прозваниям и приходам, где они пребывают, и чтобы это отмечали в суде. Дано в Монтиль-ле-Тур, год 1448 и правления нашего двадцать пятый».
Были организованы отряды вольных лучников и арбалетчиков, поставляемых и экипируемых каждой общиной и приходом королевства из расчета один воин на 120, 80 или (чаще всего) 50 очагов (домов). Институт вольных лучников был распространен на большую часть страны - с 1449 г. они упоминаются в Лионе, как и в Лаоне, в Санлисе и в Шалон-сюр-Марн, в Лангре. В 1450 г. их набирали в округах Парижа, Санлиса, Сана, Турну, Везелэ, Жьяна и Шартра. В 1451 г. к ним присоединилась Овернь, в 1452 г. пришла очередь Нормандии, а потом и Гиэни. К сожалению, сведений об этом новом учреждении за 1440-1450-е гг. осталось очень немного.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2317
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1368 раз

Re: Пехотинцы в Европе

Сообщение El jaguar » 24 авг 2012, 16:51:16

Швейцарская пехота, Снаряжение и тактика

Совершенно новую пехотную тактику, а точнее говоря, хорошо забытую старую - античную - в средние века применили швейцарцы. Ее появление стало результатом двухвекового боевого опыта швейцарских кантонов, накопленного в войнах с германцами. Только с образованием государственного союза "лесных земель" (Швиц, Ури и Унтеральден) в 1291 г. с единым правительством и командованием, смогла сложиться знаменитая швейцарская"баталия".
Гористая местность не позволяла создать сильную кавалерию, зато линейная пехота в сочетании со стрелками была организована блестяще. Неизвестно, кто явился автором этого строя, но несомненно, это был человек, знакомый с военной историей Греции, Македонии и Рима. Он использовал предыдущий опыт фламандских городских ополчений, применявших фалангу. Но швейцарцам нужен был такой боевой порядок, который позволял бы бойцам отражать атаки противника со всех сторон. Прежде всего такая тактика была предназначена для борьбы с тяжелой конницей. Баталия была абсолютно беспомощна против стрелков, ей с успехом могла противостоять организованная пехота. Ее уязвимость для метательных снарядов и стрел объяснялась тем, что в XIV в, повсеместно стал использоваться сплошной металлический доспех готического типа. Его боевые качества были столь высоки, что воины, и конные, и пешие, имеющие такое снаряжение, мало-помалу стали отказываться от крупных щитов, заменяя их небольшого размера "кулачными" - удобными для фехтования.
Чтобы как можно эффективней пробивать такой доспех, оружейники придумывали новые варианты оружия: годендаги, боевые молоты, алебарды... Дело в том, что у короткодревковых топоров, секир, чеканов для пробивания сплошного доспеха не хватало радиуса размаха, следовательно, их пробивная сила была невелика, и для того, чтобы пробить кирасу или шлем, требовалось нанести целую серию ударов (разумеется, были очень сильные физически люди, которые с успехом использовали и короткодревковое оружие, но таких было немного). Поэтому изобрели оружие ударного действия на длинном древке, которое увеличивало радиус удара и, соответственно, его силу, чему способствовало еще и то, что воин наносил удар двумя руками. Это послужило дополнительной причиной отказа от щитов. Длина пики также вынуждала бойца манипулировать ею двумя руками, для пикинеров щит стано вился обузой. Для собственной защиты пешие бездоспешные стрелки использовали щиты большого размера, составляя из них сплошную стену или действуя индивидуально.
Традиционно изобретение алебарды приписывают швейцарцам. Но ни в одной стране такое оружие не могло появиться вдруг, сразу. Для этого нужен длительный боевой опыт и мощная производственная база, имеющаяся только в крупных городах. Наиболее благоприятные условия для усовершенствования оружия в то время были в Германии. Швейцарцы же не изобрели, а систематизировали использование алебарды и пики в строю.
Баталии могли быть разных размеров и представляли собой квадраты в 30, 40, 50 воинов в ширину и глубину. Расположение пехотинцев в них, вероятнее всего, было следующим: первые две шеренги составляли пикинеры, облаченные в надежные защитные доспехи. Их пики не были особенно длинными и достигали 3-3,5 метров. Держали оружие двумя руками: первый рядна уровне бедра, а второй - на уровне груди. Воины имели и оружие ближ него боя. Так как основной удар врага принимали именно они, то и платили им больше, чем всем остальным. Третью шеренгу составляли алебардисты, которые наносили удары по пробившимся вплотную к первым рядам противника: рубящие - сверху или колющие - через плечи передних воинов. За ними стояли еще две шеренги пикинеров, пики которых были переброшены на левую сторону, по македонскому образцу, чтобы при проведении ударов оружие не сталкивалось с пиками воинов первых двух шеренг. Четвертый и пятый ряды работали соответственно первый - на уровне бедра, второй - груди. Длина пик у воинов этих шеренг была еще больше, она достигала 5,5-6 метров. Швейцарцы при наличии алебардистов в третьей шеренге не использовали шестой ударный ряд. Это обусловливалось тем, что воины были бы вынуждены наносить удары пиками на верхнем уровне, то есть от головы, поверх плеч впередистоящих, а в этом случае пики бойцов шестого ряда сталкивались бы с алебардами третьей шеренги, тоже работавшей на верхнем уровне и огра- ничивали их действия тем, что алебардисты вынуждены были бы наносить удары только с правой стороны. Иногда воины внутри баталии менялись местами, в зависимости от складывавшейся боевой обстановки. Командир, для усиления таранного фронтального удара мог убрать алебардистов из третьей шеренги и перевести их в задние. Тогда все шесть шеренг пикинеров были бы задействованы по образцу македонской фаланги. Воины, вооруженные алебардами могли находиться и в четвертой шеренге. Такой вариант был удобен при обороне от атакующей кавалерии. В этом случае пикинеры первого ряда становились на колено, воткнув пики в землю и направив их остриями в сторону всадников противника, 2-я и 3-я, 5-я и 6-я шеренги наносили удары, как было описано выше, а алебардисты, поставленные в четвертый ряд, имели возможность свободно работать своим оружием, не боясь помехи со стороны первой шеренги. В любом случае алебардист мог достать противника лишь тогда, когда тот, преодолев частокол пик, врубался в ряды баталии. Алебардисты контролировали оборонительные функции построения, гася порыв нападающих, атаку же вели пикинеры. Такой порядок повторялся всеми четырьмя сторонами баталии.
Находившиеся в центре создавали давление. Так как в рукопашной они не участвовали, то плату получали наименьшую. Уровень их подготовки был не высок, здесь могли использоваться слабо обученные ополченцы. В центре же находились и командир баталии, знаменосцы, барабанщики и трубачи, которые подавали сигналы к тому или иному маневру.
Если первые две шеренги баталии могли выдержать обстрел врага, то все прочие были абсолютно беззащитны от навесной стрельбы. Поэтому линейной пехоте просто необходимо было прикрытие из стрелков - арбалетчиков или лучников, вначале пеших, а позже и конных. В XV веке к ним прибавились еще и аркебузеры.
Боевая тактика швейцарцев была очень гибкой. Они могли вести бой не только баталией, но и фалангой или клином. Все зависело от решения командира, особенностей местности и условий боя. Свое первое боевое крещение швейцарская баталия получила у горы Моргартен (1315 г.). Швейцарцы атаковали австрийскую армию, находившуюся на марше, расстроив предварительно ее ряды сброшенными сверху камнями и бревнами. Австрийцы были разгромлены. В бою при Лаупене (1339 г.) участвовали уже три баталии, поддерживавших друг друга. Здесь проявились их великолепные боевые качества в схватке с фалангой ополчения города Фрейсбурга, которая была прорвана не боявшейся флангового охвата баталией. Тяжелая конница не смогла прорвать боевой порядок швейцарцев. Проводя разрозненные атаки, всадники были не в состоянии разорвать строй. Каждому из них приходилось отбивать удары сразу, по меньшей мере, пяти человек. В первую очередь погибал конь, а всадник, лишившись его, уже не представлял опасности для баталии.
При Земпахе (1386 г.) австрийские кавалеристы пытались победить баталию спешенными. Имея лучшее защитное снаряжение, они фалангой атаковали швейцарцев, вероятно, в угол строя, и почти прорвали его, но положение спасла вторая подошедшая баталия, ударившая во фланг и тыл австрийцев; те обратились в бегство. Однако не стоит считать швейцарцев непобедимыми. Известно, что они терпели и поражения, например, при СенЖакоб на Бирсе (1444 г.) от дофина (потом короля) Людовика XI, использовавшего войска наемников, так назы ваемой "вольницы арманьяков" (60,52).
Во Франции в это время тоже кипели страсти: в 1337 г. началась Столетняя война. Английская армия, реорганизованная Эдуардом III, была грозной силой. Основу ее составляла пехота: линейная, набранная из вал лийских ополченцев и обученная воевать фалангой, и лучников, боевые каества которых хорош охарактеризовал Зедделер:"Стрелки вооружены были луками в шесть футов длины и двумя видами стрел (легкими и тяжелыми). Сверх того они имели короткие мечи и по две жерди, заостренные с обоих концов, и втыкаемые наклонно перед собой в землю, чтобы прикрыть себя от конницы.
Для обороны стрелки носили легкий шлем, грудные латы или кольчуги и небольшие круглые щиты, которые употреблялись только в схватках, а при действии луками привешивались к эфесам мечей. Но часто стрелки, увлекались неустрашимостью и желая свободно действовать, сбрасывали с себя не только латы и щиты, но и одежду.
Искусство, которым обитатели Англии издревле отличались в стрельбе из лука, опытность, приобретенная в частых войнах с шотландцами и валлийцами, и наконец обыкновение стрелков убивать сначала лошадей неприятельских всадников делали их крайне опасными для французов, а особенно для рыцарской конницы.
В сражениях стрелки употреблялись также для рукопашного боя. Они славились быстротою и стремительностью своих атак, повесив луки через плечо и взявшись за короткие мечи, они проникали в самую середину строя противников и резали их, не давая времени им прийти в порядок" (60). Наряду с пехотой, войско имело тяжелую и легкую конницу. Тактика ее не отличалась от общеевропейской, описанной выше. Ряд крупных сражений показал полное превосходство английской армии. Только перейдя к партизанской и позиционной войне, избегая крупных боев, французы наконец одержали победу в 1456 г.
Поражение во Франции привело к гражданской войне в Англии (1455-1485 гг.) между Ланкастером ("алая роза") и Йорком ("белая роза"). В таких сражениях, как Сент-Олбанс (1455 и 1461 гг.), Нортгемптон (1460 г.), Уайкфилд (1460 г.), Тоутон (1461 г.), Мортимерс-Кросс (1461 г.) и Босворт (1485г.) главную роль играла пехота: тяжелая, вооруженная длиннодревковым оружием и воевавшая фалангой, и стрелки, взаимодействовавшие с линейной пехотой и с конницей. В этой войне был уничтожен почти весь рыцарский цвет королевства.
Когда столетняя война подходила к завершению, в Чехии началось национально-освободительное движение против германского императора (1420-1434 гг.). Организатором войска таборитов стал Ян Жижка, профессиональный воин-рыцарь, имевший немалый боевой опыт. Он взял за основу своей тактики старую идею использования в бою повозок. Чешские боевые возы были специально приспособлены для сражений. Пространство под колесами перекрывали толстые дубовые доски, подвешенные на цепях. Сами возы скреплялись цепя ми, а промежутки между ними также были прикрыты специальными щитами. Во- ины, находящиеся на повозках, могли прятаться за деревянным бордюром, имевшим бойницы для стрельбы. Практически, это была передвижная кре пость.
Экипаж каждого воза состоял из четырех "молотильщиков" - воинов, вооруженных цепами, натренированных до такой степени, что своими цепами они умудрялись наносить 30-40 ударов в минуту, не делая ни одного промаха. Кроме них, в состав "воза" входили копейщики и стрелки: арбалетчики, лучники, аркебузеры или пращники.
Во время обстрела табориты прятались за укреплениями, ведя ответную стрельбу через бойницы. Когда же противник предпринимал атаку, пытаясь взять укрепление в рукопашной, в дело вступали молотильщики и копьенос- цы. Имея более выгодное положение, чем враги, они сверху наносили удары. Из возов можно было строить сооружения разной конфигурации, в зависимости от местности.
Естественно, такой боевой порядок прорвать было очень трудно, а слаженные действия воинов помогали таборитам одерживать победу за победой: при Витковой горе (1420 г), под Вышеградом (1420 г.), на горе Владарь (142! г.), у Габра (1422 г.), у Малешова (1424 г.), при Усти на Лабе (1426 г.), у Тахова (1427 и 1431 гг.).
Но вскоре это войско превратилось в "государство в государстве", со своими порядками и законами. Постоянные грабежи вынудили чешские города сплотиться и создать свой собственный "табор" для борьбы с таборитами. В бою у Липан (1434 г.) (Жижка к тому времени уже умер) они сошлись между собой и табориты потерпели сокрушительное поражение. Их отдельные отряды еще продолжали действия до 1452 года, но уже не в таких масштабах. Благодаря своей новой тактике швейцарская пехота считалась в Европе непобедимой. Ее услугами воспользовался французский король Людовик XI, нанявший швейцарцев для борьбы с сильным герцогством Бургундским. Были одержаны новые победы при Грансоне (1476 г.), Муртене (1476 г.) и Нанси (1477 г.). В последней битве Карл Смелый - герцог Бургундии - погиб и вскоре его государство вошло в состав французского королевства.
Для более эффективной борьбы с пехотой или спешенной конницей противника, построившейся в фалангу, швейцарцы еще в XIV веке придумали дву ручный меч, размеры которого иногда достигали 2 метров. Способы действия этим оружием очень точно определил в своей книге П. фон Винклер:"Двуручные мечи употреблялись только небольшим числом очень опытных воинов (трабантов или драбантов - В. И.), рост и сила которых должны превышать средний уровень и которые не имели другого назначения, как быть "Jouer d'epee a deus mains". Эти воины, находясь во главе отряда, ломают древки пик и прокладывают дорогу, опрокидывая передовые ряды неприятельского войска, вслед за ними по расчищенной дороге идут другие пешие воины. Кроме того Jouer d'epee сопровождали в стычке знатных лиц, главнокомандующих, начальников; они прокладывали им дорогу, а в случае падения последних, охраняли их страшными размахами шпаги, пока те не подымались при помощи пажей" (42).
Автор совершенно прав. В строю владелец меча мог занимать место алебардиста, но такое оружие было очень дорого и производство его было ограничено. Кроме того, вес и размеры меча позволяли владеть им далеко не каждому. Швейцарцы обучали работе таким оружием специально подобранных воинов. Они очень ценились и высоко оплачивались. Обычно они становились в ряд на достаточном растяни друг от друга впереди наступающей баталии и перерубали древки выставленных пик, а, если повезет, то и врубались в фалангу, внося сумятицу и беспорядок, что способствовало победе следовавшей за ними баталии. Чтобы обезопасить фалангу от меченосцев, французы, итальянцы, бургундцы, а затем немецкие ландскнехты были вынуждены подготовить своих воинов, владеющих такими мечам. Это привело к тому, что перед началом основной битвы часто происходили индивидуальные поединки на двуручных мечах.
Чтобы победить в таком поединке, воин должен был обладать умением вы сокого класса. Здесь требовалось мастерство вести бой как на дальней, так и на ближней дистанции, уметь сочетать широкие рубящие удары на расстоянии с мгновенными перехватами за лезвие меча, чтобы это расстояние сократить, успеть приблизиться к противнику на короткую дистанцию и поразить его. Широко применялись колющие удары и удары мечом по ногам. Мастера боя использовали технику ударов частями тела, а также захваты и подсечки.
* * *
Немецкий император Максимилиан I был настолько потрясен тактикой швейцарской пехоты, что решил создать такие войска в Германии. Сам император был отличным воином, о чем красноречиво рассказывают хроникеры:"Император Максимилиан I, изучивший все способы тогдашнего боя, в юности своей обучался сперва без предохранительного оружия, а затем пешему бою с "богемским павезом", и бою на коне "с гусарским легким щитом", саблей, топором и метательной секирой" (101).
Такие войска, состоящие из наемников, назывались ландскнехты, а немецкий вариант построения баталии - "банда". Параллельно этот процесс шел и в Испании. Испанский вариант строя именовался "терция". Техника боя в строю была полностью скопирована у швейцарцев, поэтому немудрено, что в начале Итальянских войн (1494-1559 гг.) боевая выучка швейцарцев и их опыт превосходили немецкие. Но затем, возможно, немцы пересмотрели в своей тактике какие-то нюансы, что принесло ландскнехтам победу при Би кокке (1522 г.). Барон Зедделер на основании документов описывает пострение-банду следующим образом:
"Полк ландскнехтов разделенный на 10 рот и включавший в себе 4000 ратников, строился, по отчислении 1500 стрелков или аркебузеров, в 61 шеренгу и 50 рядов, ибо тогда было принято за правило иметь всегда не равное число шеренг. Впереди стояли три шеренги пикинеров, за ними одна шеренга амбардистов (алебардистов - В.И.), опять 10 шеренг пикинеров и одна шеренга с тремя знаменами, барабанщиками и прикрытием знамен, сос тоявшим из унтер-офицеров илюдей, вооруженных длинными мечами или короткими копьями; потом снова 10 шеренг копьеносцев и наконец, в самой середине полка четыре знамени со своим прикрытием. Задняя половина полка была выстроена таким же образом, как и передняя, но в обратном порядке" .
Интересно, что на приложенном Зедделером к книге плане на флангах банды первые два ряда составляют алебардисты. Возможно, что такой порядок применялся ландскнехтами при атаке на швейцарскую баталию или испанскую терцию, которые не были приспособлены к охвату флангов банды. Против фаланги такое прикрытие было бы неэффективно, потому что алебардисты не смогли бы сдержать напор пикинеров: во-первых, алебарда тяжелее пики и не так приспособлена к колющим ударам; во-вторых, она короче, а, стало быть, пикинер имел возможность достать алебардиста раньше. Перерубать пики алебардой не так удобно, как двуручным мечом, тем более, что пикинеры не держали свое оружие пассивно на одном уровне. Они постоянно манипулировали пиками по кругу или зигзагом для того, чтобы лишить противника возможности определить, в какое место будет нанесен удар и не позволить ему перерубить собственное древко.
Этот прием четко прослеживается в уставе Иоганна Якоба фон Вальхаузена "Учение и хитрость ратного строения пехотных людей" (переведенном на русский язык в 1647 г.):"Чтобы всякому копьем умети воладети, и гораздо трясть и трясучи копьем надежно подлинно и гораздо толкнути и то всякому солдату надобно гораздо учиться..." (35).
Скорее всего, если была вероятность охвата банды с флангов, алебардисты менялись местами с третьей и четвертой шеренгами пикинеров. Еди ничные же нападения пехотинцев и всадников врага они могли отбить самостоятельно.
Испанцы для своей терции напрямую заимствовали тактику римской когорты. Они вооружили небольшими круглыми щитами три-четыре первых шеренги пикинеров, причем, судя по всему, воины первой шеренги пик не имели, а работали короткими массивными мечами. Перерубая оружие врага и прикрываясь от ударов щитами, они прокладывали дорогу для всей терции. Следующие за ними пять или шесть шеренг пикинеров действовали оружием по македонскому методу (171).
Способы боя терции, банды или баталии не были постоянными. В зависимости от количества и выучки бойцов того или иного рода, командиры могли выбрать наиболее подходящее к данным обстоятельствам построение. Большое значение при выборе играли рельеф местности и рода войск, используемые противником.
Вновь возросшее значение плотного строя повлекло за собой укорачивание клинкового оружия. Горожане, сражающиеся в фаланге, широко использовали разновидности "люсаков" - довольно грубого изготовления искривленных клинков. Пехотинцы из Албании и Далмации (страдиоты) использовали"баделеры", тоже с изогнутым лезвием, удобным для рубящих ударов. Швейцарцы имели короткое оружие - разновидности массивных кинжалов. Немецкие пехотинцы применяли "ландскнетту" - короткий меч с широким лезвием, носили его в горизонтальном положении, часто поперек живота, чтобы при нанесении удара пикой не задевать древком меч. При этом ландскнетта не путалась в ногах и не мешала в тесноте строя свободно передвигаться.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Вернуться в «Полезная литература»