ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 08:22:43

ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ
Документы по истории Донской области XVIII - начало XX века.
Изображение Изображение
  1. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56733#p56733]Первая карта Области войска Донского [/url]
  2. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56734#p56734]Экономика Дона в дореформенный период[/url]
  3. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56762#p56762]Крепостное право и крестьянское движение на Дону[/url]
  4. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56766#p56766]Участие донских казаков в народном движении ХVIII в.[/url]
  5. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56912#p56912]Донские казаки в русско-турецких войнах XVIII в. [/url]
  6. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56913#p56913]Донские казаки в Отечественной войне 1812 г. [/url]
  7. [url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?p=56916#p56916]Оборона Приазовья в Крымской войне 1853-1856 гг. [/url]



Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 08:24:52

Первая карта Области войска Донского
Oбширные просторы Придонских степей, от верховьев рек Воронежа, Хопра и Медведицы до Азовского моря и от Донецкого кряжа до Нижнего Поволжья, вплоть до середины XVII в. являлись почти безлюдной степью, которая со времен татарского нашествия на Русь именовалась Диким полем.

В тот период еще мало было охотников жить на далекой окраине России, подвергавшейся опустошительным еабегам со стороны соседних государств и полукочевых народов. Обычно ее заселяли беглые крестьяне и посадские люди, добровольно соглашавшиеся оборонять юго-восточные границы России. Современники называли их казаками. Правительство охотно признавало за ними фактически занятые земли.

К половине XVII в. продолжало расти количество казачьих городков. Казачьи разрозненные общины объединились в единое войско Донское. С этого времени границы земли донских казаков определились более четко. На юго-западе они подходили к владениям Крымской орды, которой принадлежало и побережье Азовского моря. Далее к северу, от верховьев Кальмиуса до устья р. Оскола, шла западная граница, вдоль ее донские казаки соприкасались с запорожскими. Затем граница шла к Валуйкам, откуда по Белгородской черте протягивалась до Чер-навска, далее к востоку через Керенск, Шацк, Тамбов, Нижний Ломов к Волге и по ней к Саратову, Царицыну и Астрахани.. Менее определенной оставалась южная граница, которая простиралась, по всей вероятности, до земли, занимаемой терскими казаками, доходя до Азова, где пограничная линия замыкалась.

Вся эта территория считалась землей донских казаков. Однако во второй половине XVII в. правительство разрешало в западной ее части кочевать ногайцам, а в восточной - калмыкам, принявшим подданство русского государства и обязавшимся, как и казаки, охранять юго-восточные границы.

В течение XVIII в. границы войска Донского уточнялись. Южная граница определялась договорами с Турцией. По мере утверждения России в Приазовье часть его была выключена из войсковых владений и включена в состав Азовской губернии. В 40-х годах XVIII в. по р. Кальмиусу была установлена граница Донского войска с Запорожским. Северные и северо-восточные границы были определены в начале XVIII в. Еще в конце XVII в., когда крепостническое землевладение подошло вплотную к земле войска Донского, великорусские и украинские помещики начали захватывать земли донских казаков. Это послужило одной из причин вспыхнувшего на Дону в 1707 г. народного движения. При подавлении его каратели уничтожили значительное количество верховых городков, а после разгрому движения правительство отняло у Войска 1 млн. дес. земли (44 городка) по Северному Донцу, Дону, Хопру, Медведице и И ловле.

После образования Волжского войска возникла необходимость определения восточной границы. Она была проведена в середине 50-х годов XVIII в. Но окончательно были обозначены границы во время генерального межевания России в 1766-1786 гг., после чего Г. А. Потемкин представил на утверждение Екатерине II карту с описанием земель войска Донского.

Однако межевание не разрешило целого ряда опорных вопросов, и Екатерина II медлила с утверждением его, а начавшаяся русско-турецкая война (1787-1791 гг.) отвлекла внимание правительства от решения этого вопроса еще на несколько лет. В 1792 г. начались на Дону крупные волнения (См. документы №№ 13-16 в разделе Участие донских казаков в народном движении XVIII в.). Стремясь удержать от участия в них казачью верхушку, Екатерина II в знак признательности к ревностной его [казачества] службе послала Войску в июне 1793 г. жалованную грамоту и утвержденную «навечно» карту земель «коих владением казаки донские издревле спокойно пользовались» (документ № 1 и карта).

Граница, установленная в 1786 г., просуществовала почти без изменений много лет. В 1817 г. Войску были дополнительно переданы земли между реками Ея и Ельбузда взамен разных клочков территории, вошедших в соседние губернии.

В 1888 г. в состав Области войска Донского были включены Ростовский уезд и Таганрогское градоначальство Екатеринославской губернии, с городами Ростовом, Нахичеванью и Таганрогом. Территория области занимала к концу XIX в. 14 млн. дес. (или 140 тыс. кв. верст). С этого времени границы Области войска Донского не менялись до 1920 г.

№ 1. ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА ЕКАТЕРИНЫ II ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ГРАНИЦ ЗЕМЛИ ВОЙСКА ДОНСКОГО

24 мая 1793 г.

Об утверждении границ землям, оному войску принадлежащим, по высочайше утвержденной межевой карте.

Божиею поспешествующею милоcтию, мы, Екатерина Вторая, императрица и самодержица всероссийская, и проч. и проч. и проч.

На Дон в Нижние и Верхние юрты всем атаманам и казакам, атаману Алексею Иловайскому, Правительству войска Донского и всему оному войску.

Покойный генерал-фельдмаршал князь Потемкин-Таврический, всеподданнейше представляя нам об утверждении границы земель, от предков наших войску Донскому пожалованных, и коих владением казаки донские издревле спокойно пользовались, доколе народное из разных стран стечение и сооружение на окрестных степях градов и селений не произвело соседственных между ими споров о межах, поднес нам при том карту пограничную войсковую, вмещающую все те земли, на которые казаки донские от давних времен простирали права свои. Мы по всегдашнему о благе наших подданных попечению, желая войску Донскому доставить бесспорное на вечные времена владение принадлежащими оному землями и чрез то изъявить монаршую нашу признательность к ревностной его службе, утвердили подписанием нашим поднесенную нам и при сем препровождаемую карту, по которой и указали сделать исполнение; но как наступившая с Портою Оттоманскою и Швециею война воспрепятствовала произвесть предписанное по сей карте ограничение земель войсковых, то ныне, по благополучном восстановлении мира, повелели мы Военной нашей коллегии немедленно отрядить комиссаров, которые вообще с депутатами от войска Донского и от смежных губерний наряженными провели между ними утвержденную, и назначили надлежащее удовлетворение жителям земель, в войсковое владение из губернии Екатеринославской входящих.

Мы надеемся, что сия монаршая наша милость будет войску Донскому новым поощрением к подвигам, какими оно наипаче ознаменовало усердие свое к службе нашей и отличное мужество в течение последней с Портою Оттоманскою войны, бесстрашно следуя на приступы крепости и опровергая превосходные силы неприятельские в полевых сражениях; да будут сии примеры редкой храбрости подражаемы сынами и потомками храброго воинства Донскою, к которому мы пребываем императорскою нашею милостию благосклонны, и сию грамоту собственною нашею рукою подписали и государственною нашею печатью утвердить повелели.

ПСЗ, т, XXIII, № 17126.

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 08:46:06

Экономика Дона в дореформенный период
Экономика Земли войска Донского (так официально назывался наш край в XVIII-первой половине XIX в.) имела сельскохозяйственное направление. Это определялось и историческим развитием и природными условиями.

Еще в XVII-начале XVIII в. самодержавное правительство России и войсковые власти, боясь, что земледелие отвлечет казаков от главной обязанности - военной службы, запрещали им заниматься хлебопашеством. Бескрайние степи благоприятствовали охоте, обилие рек и близость Азовского моря - рыболовству. И основным в хозяйственной деятельности казаков до второй половины XVIII в. оставались рыбная ловля, охота, бортничество. Но занятия эти не могли обеспечить полностью продовольствием все растущее население Края. Уменьшение опасности набегов кочевников и укрепление южных границ России в результате побед над Турцией создавало условия для занятия земледелием. Широкие просторы плодородных земель(Из 14 млн. дес., которые занимала Земля войска Донского, удобными для хлебопашества были 12 млн. (документ № 21)) давали возможность получать хорошие урожаи полевых культур. С конца XVII в. хлебопашество стало занимать вое большее место и в конце XVIII в. прочно вошло в быт казаков (документы №№ 1 и 4).

Главной сельскохозяйственной культурой на Дону была пшеница, дававшая удовлетворительные урожаи при минимальных затратах труда. Для казака это было важно, так как работать в хозяйстве ему зачастую было некогда и рабочих рук не хватало (документ № 5).

Культура земледелия на Дону на протяжении многих десятилетий была низкой. Об этом говорят документы тех лет: «Хозяйство ведется средствами прежними, как было пред сим за много лет», машин «нет в употреблении и в самом малом количестве», «равным образом не употреблялось искусственное удобрение земли», - сообщалось в отчетах войскового атамана (документы №№ 1 и 2). Основными сельскохозяйственными орудиями в казачьих и крестьянских хозяйствах были веками употреблявшиеся соха, рало и борона - для обработки земли, коса и серп-для уборки хлеба и трав, каток и цеп - для обмолота урожая. Некоторые зажиточные хозяйства имели вместо сохи более тяжелый плуг. При таком положении, естественно, хозяйство донских жителей было тяжелым и неверным, подчиненным обстоятельствам. И если по всей России в первой половине XIX в. лишь 3% помещиков занималось усовершенствованиями в своих хозяйствах, то на Дону положение было не лучше. Хлебопашество находится еще в первобытном состоянии, за исключением некоторых помещичьих имений, в которых вводятся уже разные хозяйственные улучшения, - сообщается в отчёте войскового атамана за 1859 г. (документ № 21). На первых порах донские помещики, стремясь увеличить сбор хлеба, расширяли свои хозяйства за счет освоения новых земель, но не путем усовершенствования орудий или введения новых методов обработки земли (документ №2). Урожаи зависели в основном, от погоды и от... саранчи. В разные годы урожай пшеницы, например, колебался от сам-полтора до сам-двенадцати (документы №№ 2 и 21). Часты были неурожаи и голод (См. документ № 17, а также раздел Крепостное право на Дону).

Основными причинами, обусловившими низкий уровень развития земледелия, были крепостной труд крестьян, казачья военная служба и войсковое владение землей. Тормозило развитие земледелия также отсутствие удобных путей сообщения (документы №№ 5 и 21).

Природные условия Дона благоприятствовали развитию на юге виноградарства и садоводства, в юго-восточных районах - скотоводства, главным образом коневодства и овцеводства (документ № 21). К 1860г. на Дону числилось Примерно 329 тыс. лошадей, 1 200 тыс. овец и более 900 тыс. рогатого скота (Н. Краснов. Материалы для географии и статистики России. Земли войска Донского. СПБ, 1863, стр. 298). Но природные богатства не принадлежали всему народу. Ими владели лишь сотни богачей, выделившихся из Казачьей верхушки (См. документы №№ 16-20, а тякже раздел Крепостное право на Дону). Они захватили лучшие земли, им принадлежали тысячные табуны лошадей и отары овец. Такие помещики, как Иловайские, Денисовы, Орловы, имели от одной до двух тыс. лошадей, по нескольку тыс. десятин земли и другие несметные богатства. В то время как 2904 помещика накануне реформы 1861 г. владели в среднем по. 340 дес. Каждый (Надо иметь в виду, что на Дону было большинство мелких помещиков, поэтому средние 340 дес. не отражают полной картины. Такие помещики, как, например, Иловайский, Себряков и др., часто даже не знали точной площади своих обширных владений), 143213 крестьянам принадлежало даже номинально менее 10 дес. на душу муж. пола. Более обеспеченными, чем крестьяне, были казаки. И хотя со второй половины XVIII в. казачество стало испытывать стеснение в земельных владениях, оно до конца XIX в. было лучше крестьян обеспечено землей. Их земельный надел - пай одного казака в 60-х годах XIX в. доходил в среднем до 20 дес. (Н. Краснов. Материалы..., стр. 248)

Немаловажную роль в экономике Дона играла торговля. Она активизировалась внутри области по мере специализации районов. Ко второй четверти XIX в. Дон стал районом, вывозящим хлеб и на внутренние рынки страны. Широкий сбыт открывался также для скота, рыбных продуктов, вина. Ввозились же, в основном, промышленные товары- железо, оружие, ткани, обувь (документы №№ 6, 7, 12-14, 21).

Крупным для своего времени торговым центром являлась столица войска - Черкасек, с начала XIX в. - Новочеркасск. Здесь располагалась одна из крупнейших на Юге России постоянная ярмарка. Кроме того, в области насчитывалось несколько десятков сезонных ярмарок. К 60-м годам XIX в. их было 187 (документ № 7).

Одной из привилегий казаков было право беспошлинной торговля по всей России. Покровительствуя казачеству, правительство в то же время всячески ограничивало возможности в торговле на Дону других сословий. С этой целью в 1804 г. было создано Общество донских торговых казаков, в которое имели право вступать лица войскового сословия с капиталом не менее 1500 руб. серебром. Члены общества за определенный взнос в казну освобождались от военной службы. В начале XIX в. в обществе было 500 казаков, а к 1860 г. число их увеличилось почти вдвое.

Развитие внутренней и внешней торговли Дона в XVIII и, особенно, в первой половине XIX в. стояло в тесной связи с торговой деятельностью соседних городов - Ростова и Таганрога (До 1888 г. Ростов, Нахичевань и Таганрог не входили официально в Область войска Донского, относясь к Екатеринославскей губернии).

Основными предметами внешней торговли Ростова и Таганрога являлись хлеб, льняное семя, чугун (из Сибири), литье, овечья шерсть (донская). Во внутренней торговле значительное место занимала продукция местных предприятий перерабатывающей промышленности (документы №№ 12, 13). Молодая буржуазия наживала огромные капиталы на торговле хлебом (документы №№ 5, 13, 15).

Как справедливо указывали современники, обильные доходы, извлекаемые из торговли и сельского хозяйства, приводит, к тому, что на первых порах предприниматели не решались вкладывать свои капиталы в другие предприятия, тем более в промышленность, где нужны были опыт и знания.

Слабое развитие промышленности на Дону в конце XVIII и первой половине XIX в, объясняется и другими причинами: промышленность требовала больших капиталов, а их у казачьего населения было недостаточно; иногородние же до 50-х годов XIX в. не имели права покупать необходимые для организации предприятий земельные участки на территории Войска; сказывалась и специфика занятий казачьего населения. Основным была военная служба; не хватало свободной рабочей силы, не было знающих мастеровых, а организация производства требовала постоянного надзора и опыта.

Поэтому в XVIII-начале XIX в. развивалась в первую очередь обрабатывающая промышленность, обслуживавшая местные нужды. Основное место занимали переработка сельскохозяйственных продуктов и подсобные промыслы. Называемые в публикуемых документах заводами и фабриками, предприятия были еще примитивными и представляли собой мелкие мастерские, на них работало 3-7 рабочих; например, на винодельческих заводах области работало от 5 до 30 рабочих, на других-и того меньше; большая часть работавших на заводах была крепостными. Так, накануне реформы на сахарном заводе Ефремова, в Донецком округе, работало до 50 рабочих, преимущественно из его крепостных. Работа считалась им за барщину, с суточным вознаграждением работнице - 25 коп., рабочему - 50 коп.. По описанию современника, большая часть заводов была построена из земляного кирпича, крыта соломою и снабжена самыми простыми машинами; число рабочих на таких заводах менялось в зависимости от полевых работ: летом их оставалась всего лишь одна пятая (Несколько отличалось положение промышленных предприятий в городах Ростове, Таганроге. Здесь работали, в основном, вольнонаемные рабочие (документы №№ 12, 13)).

Шцрокое распространение на Дону получила с 40-х годов XVIII в. соляная промышленность.. Выломкой соли(Главные соляные озера - Грузскoе и Староманыческое) занимались, в основном, жители станиц Первого Донского округа - Константиновской, Богоявленской, Романовской и других. Главными потребителями соли были рыбные промыслы. В 50-х годах XIX в. выработка соли немногим превышала 1 млн. пудов. Орудия труда в соляной промышленности в течение второй половины XVIII - первой половины XIX в. оставались без каких-либо изменений: ломали соль лопатами, затем на лодках канатами выволакивали ее на берег.

Начиная с 30-х годов XIX в. все большее место в экономике Дона занимает угольная промышленность. Первые находки каменного угля на Дону были сделаны еще при Петре I. Но промышленная разработка началась лишь в 1795-1797 гг. в связи с нуждами вновь построенного Луганского завода.

Дальнейшему развитию угольной промышленности препятствовали недостаток свободных рабочих рук и специфические причины, связанные с казачьим землевладением на Дону: право заниматься горным промыслом имели только жители войскового сословия; с 1839 г. земли, в которых находили уголь, выделялись в общевойсковую собственность, а их бывшим владельцам давались взамен другие участки, что приводило к сокрытию владельцами земли обнаруженных залежей; мелкие участки (1500 кв. саж.) не давали возможности правильно организовать добычу и окупить затраты промышленников (документы №№ 9, 10).

Растущие потребности в угле для развивавшейся промышленности и транспорта России заставили правительство обратить внимание на новый угольный район. В 1856 г. было введено Положение о горном промысле на Дону, которое отвечало уже интересам государства в целом (По Положению 1856 г. были сняты ограничения в занятии горным промыслом для иногородних и увеличены отводимые участки до 5000 кв. саж). Основным районом разработки угля на Дону был Грушевский. Здесь непрерывная добыча началась с 20-х годов XIX в.

Как и в других отраслях промышленности, производство было примитивным, какая-либо техника безопасности отсутствовала, стремления владельцев-шахт были направлены на то, чтобы при наименьших затратах получить побольше прибыли (документ № 10). Добывался уголь только из ближайшего пласта, затем шахты затоплялись.

В 1840-1842 гг. по инициативе Межевой комиссии была построена на средства войска первая образцовая вертикальная шахта с целью указать жителям правильный способ добычи антрацита. В эти же годы появляются примитивные приспособления для поднятия угля и отлива воды из шахт-конные и ручные вороты с бадьями (документы №№ 8 и 9). Как писал донской историк Краснов, до 1860 г. во всем пространстве работ была только одна паровая машина, да и та не действовала. Он же сообщал об устройстве самих шахт в первой половине XIX в.: «Шахтою называется колодезь, отделанный тесом, из которого бадьею вынимаются породы, закрывающие горючий материал, а по исчерпанию их и самый уголь. Вместе с этим бадья служит для вычерпывания воды» ( Н. Краснов. Материалы..., стр. 350).

Такое устройство шахт создавало очень тяжелые условия для рабочих. Несмотря на относительно высокую плату на шахтах (10-45 руб. в месяц), желающих работать в них было мало. Рабочие бросают шахты, которые их сильно изнуряют... постоянное ожидание смерти от обвалов или взрыва... делает их отчаянными и приучает к пьянству (Там же, стр. 351) (документы №№ 8, 9). В 50-х годах нехватка рабочих рук и отсутствие квалифицированных мастеров вынудили донских шахтохозяев выписать несколько сот горнорабочих из Пруссии. Но они не выдержали тяжелых условий труда в российских шахтах и скоро возвратились обратно.

С первых же лет главными потребителями угля стали города Новочеркасск, Таганрог, Нахичевань, а затем и Ростов. Здесь он начал вытеснять применявшиеся для топки печей дрова, камыш, бурьян. До 30-х годов промышленным потребителем донского антрацита был только Луганский завод, но в 40-х годах, и особенно в 50-х, уголь потребовался уже многим пароходствам и предприятиям России. В период Крымской войны грушевский уголь заменил ввозной английский. Однако дальнейшее развитие добычи сдерживалось из-за отсутствия удобных путей его сбыта (документ № 11); до 1860 г. в области не было железной дороги. Существовавшая несколько лет (до 1863 г.) конно-железная дорога от ст. Качалинской на Дону до Дубовки на Волге была неудобной: она не доходила непосредственно до рек. Поэтому товары приходилось переправлять дальше гужом на волах (или волоком).

Первые крупные углепромышленники Дона, начавшие свою деятельность в начале XIX в. - С. Кошкин и другие - выходцы из купеческого сословия. Были углепромышленники и из помещиков казачьего происхождения, имевших большие земельные владения. Сочетая торговую и промышленную деятельность, они приумножили свои капиталы, приобрели пароходы для перевозки товаров, мельницы для помола зерна и г. п.

Угольная промышленность Дона в первой половине XIX в. представляла собой мелкотоварное производство, подчиненное торговому капиталу и работавшее на рынок. Добыча угля непрерывно возрастала из-за увеличения числа разрабатываемых участков и благодаря интенсивности их эксплуатации. Исключение составляют некоторые годы, когда добыча падала из-за невозможности сбыта угля.

Крупные изменения в развитии промышленности Дона произошли лишь в 60-70-х годах (См. раздел Экономическое развитие Дона в пореформенный период).

Публикуемые документы дают общую картину сельсксго хозяйства области, состояния путей сообщения, торговли и промышленности, уровня развития техники в период феодального строя. По определению В. И. Ленина, «производство хлеба помещиками на продажу, особенно развившееся в последнее время существования крепостного права, было уже предвестником распадения старого режима» (В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 158). Производство хлеба на продажу, развитие товарно-денежных отношений характеризуют документы №№ 2, 4-7, 12, 13, 15, 21.

Анализ цифр, приводимых в них, показывает рост сельскохозяйственного и промышленного, производства, а также вывоза хлеба, продуктов животноводства, угля. О росте численности промышленных предприятий, о причинах, задерживавших развитие производительных сил, свидетельствуют документы №№ 4, 5, 11-13. Применение наемного труда в сельском хозяйстве и промышленности, зарождение нового класса - буржуазии, с одной стороны, положение деревенской бедноты и наемных рабочих, с другой, находят отражение в документах №№ 5, 8, 10, 12-15. По отдельным деталям, содержащимся в этих документах, можно судить о тяжелом положении сельской и городской бедноты и обогащении за их счет представителей буржуазии.

Одно из проявлений кризиса социальных отношений на Дону-классовая борьба в конце XVIII - первой половине XIX вв. - отражается в документах таких разделов сборника, как Крепостное право, Участие казаков в народном движении.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

№ 1. ВЫПИСКА ИЗ ОТЧЕТА ВОЙСКОВОГО АТАМАНА О СОСТОЯНИИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ВОЙСКА ДОНСКОГО ЗА 1838 г.

Общее обозрение статей хозяйства и промышленности... представляет некоторые заключения довольно благоприятные, другие - те же самые, какие были в предшествовавшем времени, невзирая на средства, климат, качество земли и положение местности, на примеры усовершенствования в губерниях соседственных и на распространение правительством общеполезных по сему предмету сведений, основанных на началах науки. Земледелие, занимая собой почти общую массу производителей, в усиленном виде было в округах Миусском, Донецком, Черкасском и Хоперском. Оно производилось средствами прежними, как были пред сим за много лет: пахание от 3 до 5 пар (смотря по грунту и новости земли) волами и тяжелым плугом, обыкновенное боронение, снятие хлеба серпом и изредка по рядам оного - косою, вымолачивание цепом или иногда тяжелыми возами и лошадьми - вот способы и действия по земледелию... Жители еще не обратились к изысканию средств для облегчения труда.

Исключения есть, коих немного: некоторые помещики завели у себя молотильные катки, еще менее - веяльницы и довольно легкие плуги, поднимаемые парою волов по мягкой земле. Но машин сеяльных, молотильных, абошевских или лиорляндских кос до сих пор нет в употреблении и в самом малом количестве (К 60-м годам уже упоминаются сельскохозяйственные машины. Так, в 1859 г. в одном только Хоперском округе у помещиков было 33 молотильных и столько же веяльных машин, до 20 сортировочных, в двух имениях - сеяльная и жатвенная ). Равным образом не употреблялось искусственное удобрение земли, исключая под -одни огороды и то более в окружностях города.

ГАРО, ф. 410, оп. 6, д. 660. л. 3

№ 2. ВЕДОМОСТЬ О ПОСЕВЕ И УРОЖАЕ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР В КАЗАЧЬИХ СТАНИЦАХ ДОНА ЗА 1834 г. (О посеве и урожае хлебов по области см. также документы °№ 3 (1834 г.) и 21 (1859 г.))
Изображение
Примечания:

1. Урожай хлеба в настоящем 1834 г. почитается местами обильным, а местами посредственным.

2. Дворянские депутаты округов: Черкасского, Первого Донского, Второго Донского и Донецкого отозвались, что жители оных по ограниченному посеву озимого и ярового хлеба от недостатка семян и неблагополучия на скоте не все вообще могут обеспечить в продовольствии настоящим урожаем, на что для некоторой части из оных потребуется ссуда от Правительства, а дворянские депутаты округов Хоперского и Усть-Медведицкого объяснили, что родившегося в настоящем году хлеба с пособием разных овощей на продовольствие жителей и на засев полей предполагает достаточным.

3. При недостатке хлеба покупают оные жители станиц округов Черкасского, Первого Донского и Донецкого в городах: Ново-Черкасске, Ростове, Таганроге и других местах. Второго Донского, Усть-Медведицкого и Хоперского - в соседственных губерниях.

4. Урожай трав во всех местах, принадлежавших казачьим станицам, был местами хорош и местами посредственен, сено имеется в заготовлении... Какового количества для продовольствия в зиму скота с пособием соломы будет достаточно.

5. Уборке хлебов и трав время благоприятствовало.

6. Новых способов к возделыванию земли не открыто и к улучшению оных способов других по ея удобности для хлебосеяния и прочего никаких не требуется.

№ 3. ВЕДОМОСТЬ О ПОСЕВЕ И УРОЖАЕ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР В ПОМЕЩИЧЬИХ ИМЕНИЯХ ЗА 1834 г.
Изображение

№ 4. СТАТИСТИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ О ХОЗЯЙСТВЕ ВОЙСКА ДОНСКОГО НА 1845 г.

О промышленности

В войске Донском фабрик нет, заводов: рыбоспетных-249, винокуренных-8, пивоваренных-2, салотопенных-10, восковых-4, кожевенных-3, шерстомойных-1, крахмальных-1, кирпичных-24 (О количестве заводов перерабатывающей промышленности в войске Донском за 1859 г. говорится в документе № 21).

Главная промышленность войска Донского состоит в земледелии, скотоводстве, виноделии, рыболовстве, добывании и внутренней продаже соли и разработке каменного угля; из сих произведений продается лошадей до 18 тыс., рогатого скота до 80 тыс., овец до 150 тыс. Вина выделывается из донских виноградников до 73 тыс. ведер, продажа его производится в разных местах империи и в пределах Войска на сумму до 400 тыс. руб. серебром. Рыбы излавливается и продается ежегодно на 360 тыс. руб. серебром. Соли на Манычоких озерах добывается собственно для внутреннего употребления в Войске до 1 200 тыс. пуд. Каменного угля при р. Грушевке в год выламьивается до 900 тыс. пудов, Всех произведений земли войска Донского в 1844 г. продано на 1858 тыс. руб. серебром.

О путях сообщения

Главнейшие водные сплавы в войске Донском производятся по Дону во все время вскрытия реии, а по Донцу, Хопру и Медведице:-только весной. Главнейшие сухопутные сообщения суть почтовые тракты. Казанский на Воронеж, Задонский на Ставрополье, Нагорный на Царицын, Астраханский из Астрахани в Тамбов, Бахмутский на Бахмут и Мариупольский на Мариуполь; они находятся в хорошем состоянии. Переправы через реки содержатся на счет Войска или станиц; главнейшие из них через Дон в станицах Аксайской, Казанской, Голубинской, Качалинской, Пятиизбянской, Цимлянской, Романовской, Верхне-Каргальской, Константиновской и Старочеркасской; [через] Донец -в станицах Каменской и Нижне-Кундрючеекой...


№ 5. ИЗ ДОКЛАДА ВОЙСКОВОГО ПРАВЛЕНИЯ О ПРИЧИНАХ, ЗАДЕРЖИВАЮЩИХ РАЗВИТИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ НА ДОНУ

19 апреля 1852 г.

... Средства жизни донских жителей заключаются в земледелии и неразрывном с ним скотоводстве; других источников немного, и они составляют исключение отдельных местностей, как, например, рыболовство в низовьях Дона и виноградные сады в нескольких южных станицах, сильно пострадавших в последние годы от летних засух и жестоких зим.

Кроме округа Миусского начальства, прилетающего к Азовскому морю, и некоторых северо-восточных пограничных мест, произведения земли не имеют вообще сбыта и потому не доставляют хозяйству жителей никакого дохода, который затем ограничивается одною продажею скота. Но и эта статья по недородам хлебов и трав и по частым падежам скота не всегда обеспечивает нужды домашние и нередко подвергает расстройству хозяйства. От того при дороговизне вообще найма рабочих людей, приходящих из внутренних губерний, по служебным обязанностям жителей, наконец, по самому качеству земли, состоящему, говоря вообще, из сухих степей преимущественно с глинистою и солонцеватою почвою, открытых действию палящего солнца и знойным ветрам Средней Азии, делают хозяйства донских жителей тяжелым и неверным, существенно подчиненным обстоятельствам, мало зависящим от труда и расчета хозяина.

Засухи последних годов и продолжительно жестокая зима 1848/49 г., истребив домашний скот, потрясла самое основание благосостояния жителей, на восстановление которого требуется уже много времени и сильные средства.

На этих основаниях домашний быт беспоместных чиновников (Имеются в виду офицеры (т. е. имеющие чин), получающие за службу земельные участки (поместья) в пожизненное пользование) заслуживает преимущественного внимания попечительного правительства.

Чиновники сии отличаются от поместных тем, что, не имея средств приобрести крестьян и с ними права на потомственное владение землею, исправляют все трудные домашние работы сами, наравне с простыми казаками. Кроме того, по мере умножения казаков и увеличения в последнее время нарядов на службу, особенно в Кавказском корпусе, побывка на Дону чиновников, число которых определяется комплектом прежде назначенного числа полков, делается время от времени кратковременнее, так что часто офицер, прибывший со службы осенью, на следующую вешу снова командируется в полк. Это обстоятельство лишает недостаточных чиновников возможности лично заниматься хозяйством, которое затем почти всегда находится в управлении жен их, а малые оклады жалованья не всегда дают чиновникам средства помогать своим семействам со службы....

Беспоместным дается право на пожизненный участок земли: генералу-1600, штаб-офицеру-400 и обер-офицеру-200 десятин...

Вдова беспоместного пользуется по смерть свою при детях мужеска пола всем мужниным участком, при детях женского пола-половиною, а бездетная-третьею частью оного.

Круглоосиротелые дети беспоместного чиновника пользуются, если они мужского пола, до 19 лет от рождения своего всем отцовским участком, а если женского-до 17 лет половиною оного, затем высылаются в станичные юрты, участок обращается в войсковой запас, а хозяйственные заведения сносятся или по оценке продаются новому владельцу участка. Исключение делается только в пользу сирот-сынов, если они сами приобретут до 19-летнего возраста классные чины...

Дозволение выкупа участков устраняет неудобство для тех только, которые имеют достаток, но им выгоднее (что и делается) купить крестьян, с которыми они приобретают и землю и рабочие силы. Положение вдовы беспоместного, особенно при уменьшении мужниного поземельного участка, еще затруднительнее при тех местных условиях, при которых, как было уже гаворено выше, выгоды от земли не всегда вознаграждают тяжкий труд земледельца...

Естественные качества донской почвы, как было замечено, не везде способны для значительных успехов земледелия, а с постепенно возрастающим народонаселением уменьшается и возможность заменять качества количеством. Отсюда рождается необходимость улучшать землю, по крайней мере такими средствами, какие возможны по образу домашней жизни и служебным обязанностям казаков, например: устройством в безводных местах плотин для набора воды, постройкою водяных мельниц, сдабриванием лугов посредством перепашки, очистки от бесполезных растений и искусственного подтопа водою, разведением лесов, садов и г. п.

Но эти улучшения, плодами которых можно воспользоваться только после долговременных усилий постоянного труда и траты капитала, могут приносить выгоду для одних владельцев земли с правами собственности; владелец временный-принадлежит ли к классу земледельца или промышленника-не будет уже иметь побуждений к таким усилиям и пожертвованиям, стараясь извлекать из земли наиболее выгод в настоящее время и не заботясь о истощении природных сил ея... (Тяжелое положение сельского хозяйства на Дону отмечается и в других документах; Жители, не имея в виду существенной выгоды, земледелием занимаются небрежно, и поэтому улучшения земледелия нельзя ожидать до того времени, покуда не улучшится сбыт хлеба и правильная его продажа. В качестве основных мер для поднятия сельского хозяйства предлагалось: улучшить пути сообщения, устранить с хлебных рынков мелких торговцев-перекупщиков, которые наживаются за счет продавца-земледельца; сократить казакам срок службы до 15 лет (ГАРО, ф. 410, оп. 6, д. 93, лл. 15-16))

Таким образом, пользы частные и успехи сельского хозяйства вообще, на развитие которого ныне обращено повсеместно заботливое внимание просвещенного правительства, настоятельно требуют содействия к упрочению прав на землю для недостаточных чиновников, с целью поддержать материальные средства их на высоком поприще служения престолу и отечеству...

№ 6. ИЗ ВЕДОМОСТЕЙ О ПОСЕВЕ НА ДОНУ И ВЫВОЗЕ ЗЕРНОВЫХ КУЛЬТУР ЗА 1859 г.
Изображение
Примечания:

1. Помещичьи имения в Черкасском округе большею частию мелкопоместные и еще не устроенные на отведенных им землях, а потому земледелие у них не развито; обработка же земли и сбор хлеба производится обыкновенными орудиями. Из посеянных в 1859 г. хлебов четвертая часть истреблена на корне саранчой, и некоторые крестьяне покупали хлеб для продовольствия и посева.

2. [В Усть-Медведицком округе] земледелие находится еще не в совершенном развитии, машин при обработке земли и сборе хлеба никаких не введено, при молотьбе хлеба употребляются машины и каменные катки; земля же обрабатывается малороссийскими плугами, ралами и боронами...

ТОРГОВЛЯ

№ 7. РАПОРТ ДОВЕРЕННЫХ ТОРГОВОГО ОБЩЕСТВА В ВОЙСКОВОЙ КОММЕРЧЕСКИЙ СУД О СОСТОЯНИИ ТОРГОВЛИ И ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ В ВОЙСКЕ ДОНСКОМ

1842 г.

I. Торговля и промышленность

Разделение и предметы торговли. Торговля в пределах войска Донского разделяется на два разряда. К первому принадлежит торговля изделиями мануфактур, фабрик, заводов и прочими искупаемыми вне Войска, а именно: товарами бумажными, шелковыми модными, дамскими уборами, суконными, кожевенными, железными, льняными, москательными, сахаром и чаем. Сумма годичного оборота сих товаров простирается до 2110 тыс. руб. серебром. Ко второму разряду относится торговля произведениями Донского края: скотом, хлебом, винами, рыбою, солью и извозом на мореходных судах. Годичный оборот сих предметов простирается до 2289512 руб. серебром.

Места торговли внутри войска. Торговля на Дону сосредоточивается преимущественно в г. Новочеркасске, потому что он есть центр правительственных мест, в станицах Акеайской, находящейся на сухопутном и водном пути сообщения, Елизаветовской, где существуют главные донские рыбные промысла, Кочетовской, в которой стоит пристань и баржи для нагрузки товаров, перевозимых с р. Волги для сплава Доном, и в других станицах, смотря по народонаселению и стечению людей для торговли и промыслов, а также и на учрежденных в разных местах по войску Донскому ярмарках, из коих значительные по торговым оборотам и по времени продолжения в станицах Михайловской (богоявленская), Урюпинской (покровская), Луганской (семеновская), Митякинской (десятипятницкая), в городе Новочеркасске - троицкая и кресто-воздвиженская, в слободах Криворожской - троицкая и Макеевской - георгиевская; приблизительно можно определить торговлю по округам следующими суммами, составляющими годичный оборот: в Черкасском- на 3887019 руб., Первом Донском - на 100427 руб., Втором Донском-на 268766 руб., Усть-Медведицком- на 69227 руб., Хоперском-на 36090 руб. и Донецком - на 39983 руб. серебром.

Коммерческие сношения донских обитателей. Коммерческие сношения донских торговцев, производимые с городами С.-Петербургом, Москвою, Нижним Новгородом, Одессою, Воронежем, Харьковом, Киевом, Курском, Астраханью, Ставрополем, Екатеринодаром, Ромном, Таганрогом, Ростовом и Абазинскими берегами, отстоящими от Новочеркасска: 1-й на 1720, 2-й на 1022, 3-й на 1188, 4-й на 523, 5-й на 455, 6-й на 969, 7-й на 656, 8-й на 840, 9-й на 831, 10-й на 311, 11-й на 350, 12-й на 700, 13-й на 120 и 14-й на 40 верст; а [от] внутренних пунктов торговли г. Новочеркасск отстоит к станицам: Михайловской на 440, Урюпинской на 420, Луганской на 150, Митякинской на 150; к слободам: Криворожской на 175, Макеевской на 225 верст.

Перевозка товаров, закупаемых вне Войска, и сумма провоза. Товары, закупаемые вне Войска, транспортируются от места покупки на Дон и преимущественно в Новочеркасск двояким образом: или посредством сухопутного извоза, или через сплав водою по рекам Волге и Дону.

Вообще привозится ежегодно товаров на Дон: так называемых бумажных, льняных, москательных, разных, в том числе сахар и чай, до 50 тыс., кожевенных до 25 тыс. пудов, брусов до 100 тыс., тесу до160 тыс., лубу до 200 тыс. штук, железа до 1 млн., пеньки до 50 тыс. пудов, хлеба до 300 тыс. четвертей, смолы, дегтя до 250 тыс., икры до 10 тыс., масла до 10 тыс. пудов... Сухопутный извоз бывает большею частью лошадьми и платится с пуда тяжести: от С.-Петербурга по 1 руб. 50 коп., Москвы 80 коп., Нижнего Новгорода 85 коп., Воронежа 40 коп., Киева 80 коп:, Курска 42 коп., Харькова 40 коп., Ромна 60 коп., Ставрополя 30 коп., Екатеринодара 30 коп., Астрахани и Одессы 85 коп., Таганрога 10 коп. и Ростова 5 коп. серебром; за сплав взимается с пуда груза до Новочеркасска и Ростова в весеннее время от 8 до 10 коп., в летнее же-от 10 до 15 кол. серебром.

Отпуск донских произведений за пределы Войска. Кроме местного потребления товаров, отпускается за пределы Войска, а именно: в С.-Петербург, Москву вина на 600 тыс. руб., туда же скота на 260 тыс. руб., в Таганрог хлеба на 350 тыс. руб. и в разные города России рыбы на 360 тыс. руб. серебром (О торговых оборотах в войске Донском за 1845 г. имеются сведения в документе № 4, за 1859 г.-в документах №№ 6 и 21).

II. Торговые пути в войске Донском

Разделение путей и их направления. Они разделяются на сухопутные и водные, первые идут от Новочеркасска к городам, с коими они, как выше сказано, производят коммерческие сношения. Их пути: один путь, который идет от Новочеркасска через Воронеж, Нижний Новгород, Москву до С.-Петербурга, другой - который лежит на Харьков, Курcк и Одессу, третий - по направлению к Екатеринодару и Ставрополю...

Водяной путь. Водяной путь, или сплав, существует постоянно, т. е. во все время года, кроме зимы, по одной р. Дону, а по р. Донцу и речкам Хоиру и Медведице хотя и бывают сплавы, но в одно весеннее время, и товесьма в малом виде.

Судоходство. Судна, по судоходству употребляемые, суть: барки, плоты, так называемые подвозные и другие мелкие суда, которые величиной: барки от 10 до 18 саж., суда от 19 до 24. Первые поднимают тяжести от 7 до 20 тыс., а последние от 700 до 3 тыс. пудов.

Судоходство, или водяной путь, по Дону начинается предпочтительно с Качалинской пристани, где бывает нагрузка товаров, перевозимых с рек Волги и Дона с Воронежской губернии, откуда сплавляется хлеб до впадины Дона в Азовское море, и обратно.

...IV. Необходимые устройства для удержания и развития торговли в пределах войска Донского

Учреждения Донского пароходства... 4. Учреждение собственно Донского пароходства по р. Дону от Аксайской станицы до Качалинской и по Донцу до границы войска Донского с Екатеринославскою губернию может принести и для Дона такую же пользу, какую ощущают от заведений сего рода жители южных стран России.

5. Миусский округ войска Донского с южной и юго-западной стороны своей обливается Азовским морем, которое в трех местах образует Косы, известные под названием Кривой, Безымянной и Семеновской и славящиеся рыболовством; но на всем этом пространстве нет порта, (Имеется в виду отсутствие порта, принадлежащего непосредственно войску Донскому, так как самый близкий порт в Таганроге тоже был чужим до 1888 г) и Донские обитатели, владея большею частью моря, должны привозить сзои произведения в чужие пристани: в города Мариуполь, Керчь и Севастополь. Посему полезно бы учредить там порт, если только малое население жителей не поставит препятствие.

ГОРНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

№8. ДОГОВОР КАЗАКА М. ПАРШИНА С ДОНСКОЙ МЕЖЕВОЙ КОМИССИЕЙ О РАБОТЕ ПО УГЛУБЛЕНИЮ ОБРАЗЦОВОЙ ШАХТЫ

Октябрь 1841 г.

1841 г. октября дня я, нижеподписавшийся, войска Донского Нижней Новочеркасской станицы отставной казак Мирон Паршин, заключил сие условие с Комиссией) размежевания земель войска Донского в том:

1. Обязуюсь я углубить шахту для означенной Комиссии на указание правильной разработки каменного угля близ пос. Поповки в месте, которое мне будет указано, мерою в длину 3 арш., ширину 1 арш. 3 четв., для чего обязан поставить 6 человек рабочих, продовольствие которых должно быть на мой счет.

2. Работу производить должны сии 6 человек безостановочно, углубляя вышеписанной меры шахту на 10 саж. с прямыми и верными стенами, не уклоняясь в бок, с заплатою мне, подрядчику, за вырытие первых 5 саж. за каждый по 20 руб. серебром, а за другие 5 саж. за каждый по 30 руб.

... 5. Начавши углубление шахты, я не должен оставлять работы не вырывши 10 саж., хотя бы был среди этого и твердый камень; но если бы рабочие мои при всех знаниях их в ломке камня могли встречать затруднение по твердости его в углублении шахты, то Комиссия обязана к тому доставить содействующие средства чрез горного инженера, дабы я мог достигнуть 10 саж. углубления даже и в крепком камне.

6. Следуемые по договору деньги я должен получать за каждый сажень по вырытии оного.

К исполнению сего условия подписуюсь войска Донского Нижней Новочеркасской станицы казак Мирон Паршип.

№ 9. СПИСОК ИНСТРУМЕНТОВ И МАТЕРИАЛОВ, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ УГЛУБЛЕНИЯ ШАХТЫ

1841 г.

Инструменты, необходимые при углублении шахты в 15 саж. глубины.

Кайлов проходочных 8
Клиньев 6
Молотов 3
Лом железный 1
Лопат железных 14
Буров для бурения камня 4
Молотков малых 2
Чищалка и штевен 2
Рогачей для валька 2
Крюков к канату 2
Крюков для ящика 1
Топор 1

Материалы:

Досок сосновых или дубовых... для 180 венцев -200. Досок сосновых... для стоек и замосток над шахтою - 3. Досок сосновых... для сделания ящиков и на другие надобности - 6

Сосновых брусьев для валька, толщиною до 5 верст- 1. Канату смоляного 1,5 дюйма в диаметре-30 саж. Бечевы толстой - 30 саж.

Железа круглого для оковки ящиков и водоотливных бадей - 4 пуда. Железа обручного - 2 пуда.

Итого на 365 руб.

Примечание. Для углубления шахты потребно 8 человек рабочих, если для ускорения производства работы могут быть разделены на две смены, т. е. денную и ночную, в противном же случае только 4 человека.

Горный инженер штабс-капитан Анисимов.

№ 10. РАПОРТ ДОНСКОЙ МЕЖЕВОЙ КОМИССИИ В ДЕПАРТАМЕНТ ВОЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ О ЗАКЛАДКЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБРАЗЦОВОЙ ШАХТЫ ПРИ Р. ГРУШЕВКЕ

11 июня 1846 г.

Во исполнение предписания Департамента военных поселений от 30 мая сего года за № 2173 комиссия имеет честь донести:

1. Заложенная при р. Грушевке средствами комиссии шахта для разработки антрацита начата осенью в 1841 г. и пройдена углублением на 13 саж. через крепкие каменные породы до антрацитового пласта в начале лета 1842 г. После того заведены подземные работы по пласту.

Основная мысль и цель открытия этой шахты была, как и в первом представлении изъяснено, указать жителям войска Донского правильный способ добычи антрацита, необходимый к распространению в Донском крае промышленной отрасли, а вместе с тем достигнуть удешевления продажной цены начавшего входить в потребление полезного минерала и сохранить грушевский пласт как место, открытое для свободного промысла казачьему сословию от нехозяйственного истощения, какое терпел он до того при неправильной добыче антрацита конями.

Следуя этой мысли, и работы в шахте комиссии располагались и ведены были не в видах коммерческих, а в видах указания образца. В небольшой площади отведенного для шахты участка, каковые отводятся и для всех прочих промышленников по распоряжению войскового правления, с 1500 кв. саж. были пробиты сначала по простиранию пласта во всю длину участка главные ходы, а от них проводились рабочие штреки. Для работ поделаны железные и деревянные инструменты в лучшем виде и величине (См. документ № 8), для отливки воды и подъема из рудника антрацита - конный ворот со всеми принадлежностями, бадьями, ящиками и проч. Для прикрытия от ненастной погоды сделан деревянный сарай большого размера, обнимающий шахту, ворот и весь ход или круг работающей лошади... Не иначе как только все они в совокупности могут представить собою большое развитие горного грушевского промысла.

2. Польза, принесенная шахтою комиссии, весьма значительна:

а). Она, как первая шахта, осмелила многих предпринимателей, хотя большею частию недостаточных капиталами людей, обратиться с надежной уверенностью к промышленности, и труд свой и деньги употребить по указанным ею способам на полезное дело горной добычи. Так, с 1841 г. доныне основалось по образцу, шахты комиссии 56 шахт у вольнопромышленников. В 1841 г. было выработано на всех Грушевских копях до 185 тыс. пудов антрацита, а с открытием правильных работ, указанных шахтою комиссии, добыча минерала постепенно усиливалась и в конце 1845 г. было уже выработано на всех рудниках до 1,5 млн. пудов.

б). Деньги, 593 руб. 30 коп. серебром, позаимствованные в 1841 г. из остаточных штатных сумм комиссии на заложение шахты, возвращены в остаточные суммы сполна из выручки за продаваемый антрацит...

На эти деньги содержались 4 человека горных рабочих Луганского литейного завода, которым давались положенные суточные кормовые деньги, жалованье и платилось за воду, провиант, употребляемый на их семейства.

Платилось вольнорабочим за добычу с каждого пуда, рабочие для соблюдения в ходе работ большей правильности как на руднике, заведенном для образца, нанимаемы были лучше, а для приохочения их платилось им дороже, нежели обыкновенным рабочим.

Устраивались землянки для помещения рабочих (Донской историк Н. Краснов приводит следующие данные о необходимых затратах предпринимателя на сооружение при закладке шахты: строения из 2 комнат для шахтохозяев (500 руб.), конюшня на 22 лошади (600 руб.), две землянки для помещения рабочих (100 руб.)., амбар для ссыпки овса и складки прочих вещей (300 руб.). Сравнение этих цифр подтверждает то положение, что предприниматель стремился выжать большую прибыль при минимальных затратах на рабочих: для них строились землянки, на что расходовалось меньше, чем на конюшню), подъемная машина, сараи, делались железные и деревянные инструменты, клинья, молоты, долота, ящики, бадьи и проч.

Нанимались лошади для подъема антрацита из рудников и для отливки воды, которой были сильные протоки, особенно тогда, как не находилось еще ни одной шахты, заложенной по падению пласта ниже шахты комиссии, на что требовался весьма большой расход.

Покупался лес - доски и столбы для делания помостов снаружи и внутри рудника, для крепей в штреках, какового употреблялось очень много, особенно близ обвалов, происходивших от ходов прежних неправильных работ, о коих выше упомянуто.

Делана была награда горному инженеру, наблюдавшему за работами рудника, и горному ученику, употреблявшемуся при шахте...

... е). Кроме; всего, шахта комиссии при ведении в ней работ служила местом для практики 4 молодым горным ученикам из казачьего сословия, состоящим под руководством горного и инженера.

3. По достижении цели - указания вольнопромышленникам правильной добычи антрацита - работы шахты комиссейской прекращены, как и выше сказано, еще в прошлом 1845 г....

Председатель, генерал-лейтенант [подпись]

№ 11. СВЕДЕНИЯ О КАМЕННОУГОЛЬНЫХ ПРОМЫСЛАХ В ЗЕМЛЕ ВОЙСКА ДОНСКОГО

Август 1845 г.

Произведенными с 1840 г. в Земле войска Донского горным инженером разведками каменноугольных месторождений в Миусском и частью Донецком, Черкасском и Первом Донском округах, открыто удобных для разработки и обещающих выгоды промысла 116 каменноугольных антрацитовых пластов.

Пласты, обещающие обильные промыслы, отмежевываются в войсковую собственность и остаются неприкосновенными. Один Грушевский прииск назначен для частных предприятий, в отношении коих установлено: отводить каждому из жителей войска Донского, желающему заложить шахту, участок земли в 1500 кв. саж., открывать и разрабатывать оный по гарным правилам, за вывозимый уголь платить в пользу войска по 2 коп. ассигнациями от пуда. Промышленники, прекратившие работы и не возобновляющие их в течение года, лишаются права добычи, и участки их переходят в другие руки.

Сбор пошлин состоял прежде в хозяйственном распоряжении Войскового правления, а с 1843 г. оный отдается в откупное содержание и приносит ныне доход войску 3 762 руб. серебром...

Частные промыслы стали распространяться с 1840 г., до того же времени были они весьма незначительны и производились неправильным образом.
Изображение
Кроме того, начали разрабатываться 37 шахт, но они еще не дойдены до угля.

Из показанного вывезенным количества весьма много не продано, а только сложено промышленниками в Ростове, Нахичевани и Таганроге, откуда продажа угля распространяется в другие приморские города.

Качество Грушевского антрацита признается лучшим из всех известных пород, но, несмотря на сие, сбыт его в последнее время сделался неудовлетворителен. Промышленники, увлеченные первоначальными потребностями, стали с усилием разрабатывать шахты, и многие бедные люди употребили на это свои средства, а теперешняя остановка продажи весьма много стесняет их предприятия. По внесенному наказным атаманом во всеподданнейший отчет за 1844 г. (мнению о пользе заготовлять для казны Грушевский антрацит и производить торги на оный в Земле войска Донского, Департамент военных поселений требует от войскового начальства подробных о сем соображений. Ежели это состоится, то казна будет покупать антрацит из первых рук дешевле нынешних его цен и облегчит положение промышленников, из коих многие ныне не знают об отдаленных заготовлениях и редко могут являться туда, а тем более представлять на все подряжаемое количество угля обеспечение.

Для доставления угля севастопольским зданиям в 1842 г. последовало высочайшее повеление отвести участок в 2,5 кв. версты в войске Донском, разрабатывать уголь средствами Луганского литейного завода и поселить 50 человек горных рабочих, уголь же продавать не свыше 6 коп. серебром включительно в оный наложенную на уголь 2-копеечную пошлину...

ГОРОДА

№ 12 ОПИСАНИЕ УЕЗДНОГО ГОРОДА РОСТОВА (Заголовок подлинного документа)

1836 г.

Город Ростов расстоянием от Москвы - 1059 3/4, С.-Петербурга - 1 458, от губернского города Екатеринослава - 44972 версты.

Город Ростов имеет в окружности 7 вер. 10 саж. и полную по плану двухверстную во все стороны пропорцию земли... всего удобной и не удобной - 3923 дес. 716 саж.; под населением города 148 дес. 1 523 саж.

Внутри города... домов обывательских каменных - 42 и под ними лавок-12, деревянных - 1 236. Временный тюремный замок деревянный- 1, в нем каменная кардегардия-1 и деревянных - 2...

Бань торговых деревянных-3, цирюлен деревянных-2, лавок каменных-10, деревянных - 63, рыбный ряд-1 (в нем каменных лавок 7), мясной деревянный ряд- 1 (в нем лавок 10), бойни деревянные кузен деревянных- 14, постоялых дворов - 40, магазейнов соляных- 12, железных - 15, пивоварня-1 (на коей выделывается в год пива 3,200 ведер на сумму 11200 руб.), воскобойный завод наследников купца Бочарова (на коем вырабатывается воску в год 30 пудов, меду, патоки 5007 пудов - всего на сумму 7200 руб., рабочих вольнонаемных на оном заводе 16 человек), кожевенных завода 2: мещан Савелия Петренкова (на коем вырабатывается 600 штук кож на сумму 4650 руб.) и Дорофея Буринекого (на коем выделывается 500 штук кож на сумму 5 тыс. руб.). На означенных заводах мастеровых чернорабочих вольнонаемных 10 человек. Салотопенных заводов 2: купеческой жены Марии Фишенковой (на оном вытапливается сала 2500 пудов на сумму 25 тыс. руб.) и мещанина Василия Салкжова (на моем вытапливается сала 400 пудов на сумму 7 тыс. руб.). На оных заводах мастеровых и чернорабочих вольнонаемных 27 человек. Сальных, свечных заводов 2: купеческого сына Ивана Кушнарева (на оном выделывается свечей 300 пудов на сумму 3600 руб.) и мещанина Григория Русакова (на коем выделывается 250 пудов свечей на сумму 3 тыс. руб.). На оных мастеровых вольнонаемных 4 человека. На все оные заводы материалы получаются из пределов войска Черноморского и Кавказской линии, а произведения сбываются частично в городе, а частью по соседственным,сельским и городским ярмаркам, монастырям...

Купцы занимаются торговлею разного рода, от чего имеют собственное свое содержание и прибытки; а мещане-от разных изделий, [кроме того, занимаются] хлебопашеством, скотоводством и рыбною ловлей.

В г. Ростове ярмарок - 2. Первая - Вознесенская, продолжается 10 дней, и съезжаются на оную из разных российских городов и из пределов Закавказской области; торг производится на оной разными товарами до 3269000 руб. Вторая с сентября 8-го -рождественская, продолжается 14 дней, на коей также из тех же вышеозначенных мест, и торг производится разными товарами до 16178 тыс. руб....

В г. Ростове на р. Доне имеется корабельная верфь и пристани, но корабельной казенной постройки по мелкости р. Дона при устье ея не производится, а строятся одни транспорты, купеческие суда, которые поднимают тяжести от 6 тыс. и до 20 тыс. пудов, лодки от 1 тыс. и до 6 тыс. пудов, длиною первые суда до 40 арш., шириною от 8 до 10 арш., вторые делаются [длиною] до 25 арш., [шириною] от 6 до 8 арш. Нагружаются оные суда хлебом, железом, смолою, лесом, шерстью, кожами, салом и разными артиллерийскими снарядами; ход свой имеют внутрь России (к пристани в города Таганрог, Севастополь, Феодосию, Николаев, Херсон, Одессу) и за границу: Константинополь, Беломорию и в разные европейские пристани. Так, имеются при г. Ростове пристань на р. Доне, на которую доставляется меди до 956200 руб., железа до 1 970450 руб., лесу от 175 тыс. до 250 тыс. руб., хлеба до 405 тыс. руб., вверху р. Дона войска Донского от Качалинской станицы, из Крымского полуострова - городов Керчи, Феодосии и Севастополя - соли до 859600 руб.... Вблизи города имеется ветряных мельниц 19, из них 3 - об одном поставе, а 16 - о двух поставах; кирпичных заводов 2: первый-купца Корнева (а на оном вырабатывается в год кирпича 400 тыс. штук на сумму 6 тыс. руб.), второй - купеческой жены Фишенковой (на оном вырабатывается кирпича 300 тыс. штук на сумму 4500 руб.). Материалы на означенные заводы получаются на месте, а произведение оных сбывается в г. Ростове для построек церквей и обывательских домов.

Городничий Зиновье

№ 13. ГОДОВОЙ ОТЧЕТ ТАГАНРОГСКОЙ ГОРОДСКОЙ ПОЛИЦИИ О СОСТОЯНИИ Г. ТАГАНРОГА ЗА 1838 Г.

Екатеринославской губернии портового г. Таганрога и принадлежащей к нему волости поселян, из трех селений заключающихся.

... Народонаселение

В конце 1838 г. в г. Таганроге и волости считалось:
Изображение
... Главный предмет занятия здешнего купечества есть торговля хлебом: преимущественно скупают в апреле и ноябре месяцах в самом городе в торговые дни и у окрестных помещиков, грузят на суда, с открытия навигации отправляют в заграничные порты. В истекшем 1838 г. отправлено 286020 четвертей. Преимущественно сим торгом занимаются здешние 1-й гильдии купцы Ставро Вальянс, Антоний Росси, Осип Вельгейм... Лука Скараманга, Иван Делапорто и К° и Савва Лучич; обороты сего последнего, как говорят, в 1838 г. простирались до 6845250.

В г. Таганроге были две ярмарки: первая -Никольская, вторая - успенская. Обороты торговли в истекшем году были невыгодны по причине неурожая почти во многих местах хлеба.

Лавок в городе считалось-367, в том числе с красными товарами 133, хлебными 8, москательных-20, сахарных и чайных - 6, винных-16, посудных -21, мыльных и сальных-20, железных и с другим разным черным товаром - 40, книжных и картинных - 3, кожевенных- 31, шапочных и шляпных-8, трактиров и гостиниц-13, харчевен-2, кофеен-3, погребов с виноградными винами-17, питейных домов - 26.

Промышленность
Изображение
Значительнейших из прописанных фабрик и заводов как по количеству, так и по качеству своих изделий не имеется. Канатные фабрики получают материалы из Курска и Орла, преимущественно отпускают свои изделия на суда, отходящие к разным портам. В течение 1838 г, особенного застоя в действии фабрик и особливо заводов кирпичных и черепичных замечено не было, новых фабрик открываемо не было, кроме вышепрописанных; одна канатная фабрика уничтожена по невыгоде содержать оную.

Ремесла

В числе жителейгорода считалось: портных-150, сапожников - 22, кузнецов - 42, оловянщиков - 6, слесарей - 5, каретных мастеров- 4, столяров-18, подсевльщиков - 40, кровельщиков - 32...

Полицмейстер [подпись]

№ 14 ОТЧЕТ О СОСТОЯНИИ г. НОВОЧЕРКАССКА ЗА 1854 г.

Теперешнее местоположение города избрано бывшим войсковым атаманом графом Платовым, и вследствие высочайшего разрешения, последовавшего 18 мая 1804 г., город заложен в 1805 г...

Народонаселение

Число жителей в конце 1854 г. считалось в Новочеркасске:
Изображение
В числе жителей считается: чиновников - 480, учителей - 22, воспитывающихся в разных заведениях- 1 097, казаков пятисотого торгового общества - 186...

Торговля

В г. Новочеркасске торговля производится разного рода товарами казаками пятисотното торгового общества, вносящими за это ежегодно в военный капитал, по 57 руб. 20 коп., в пользу приказа общественного призрения по 3 руб. и в войсковой доход за коммерческие книги по 3 руб cеребром. Они торгуют внутри Войска и вне оного. Главные предметы торговли суть: хлеб, виноградное вино, сосновый лес, москательные товары, все изделия фабрик и мануфактур и вообще все то, что входит в круг потребностей общежития. Главнейший торг производится в гостином дворе шелковыми, бумажными, холстовыми, пушными и галантерейными товарами. Вся сумма, на которую производилась торговля городскими жителями, в 1854 г. простиралась до 920 тыс. руб. серебром. В г. Новочеркасске бывает ежегодно две ярмарки: первая - на день троицы, а вторая-14 сентября. Приблизительно привезено было товаров и пригнано скота, лошадей и овец на первую ярмарку на 219300 руб., продано на 13300 руб., а на последнюю привезено товаров и пригнано скота, лошадей и овец на 281870 руб., продано ж на 100800 руб. серебром.

Торговля в 1854 г. противу торговли 1853 г. проходила в меньшем развитии по случаю военного времени и падежа скота.

Лавок и мелочных лавочек в Новочеркасске считалось 205, в том числе с красным товаром - 45, хлебных - 33, москательных - 56, мелочных- 68, кондитерских -3, трактиров и гостиниц - 5, питейных домов с выставками-19, погребов с виноградным вином -20.

Сверх того, в городе находится 4,магазина: один-с военными, один- с бриллиантовыми, серебряными и металлическими вещами и два - с мебелью.

Промышленность

В городе находится: заводов пивоваренных - 2, салотопенных - 6, кирпичных - 26, известковых - 1, кожевенных - 1, воскобойных - 2, ветряных мельниц - 31., кузниц -67.

Кроме того, есть заведения, на которых выделываются донские виноградные вина, закубриваемые в бутылки; часть вина развозится в бутылках и бочках на продажу в разные российские губерний в 1854 г. выделано донского виноградного вина до 55 тыс. ведер, из коего вывезено на продажу в другие губернии до 10 тыс., продано в г. Новочеркасске до 5 тыс., а остальное приготовляется на продажу.

На всех вообще заводах рабочих было до 700 человек: все эти заводы сырыми материалами снабжаются от местных произведений Земли войска Донского, и изделия оных сбываются тут же, кроме виноградного вина и сала, которых часть вывозится за пределы Войска...

Общие замечания о благосостоянии жителей

Главнейшие занятия жителей состоят в торговой промышленности, земледелии, скотоводстве, виноделии, рыбной ловле, и судоходстве. Беднейшие жители занимаются преимущественно мелким промыслом.

Обширные земли, принадлежащие городу, способствуют к разведению скота и посеву разного рода хлеба; но этим занимаются большей частью казаки, живущие в хуторах; некоторые из жителей участвуют в добывании грушевского антрацита...

Полицмейстер полковник Рубашкин

№15. РАПОРТ ТАГАНРОГСКОЙ ДУМЫ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ ОБ УЩЕРБЕ, НАНЕСЕННОМ ЭКОНОМИКЕ ТАГАНРОГА ВОЙНОЙ


1857г.

По предписанию вашего превосходительства от 24 истекшего февраля № 972 градские дума и полиция... необходимым находят объяснить: г. Таганрог по географическому положению своему у залива Азовского мря, вдавшегося в места, принадлежащие помещикам войска Донского и государственным поселкам, изобилующие земляными произрастениями, служит складочным местом сих произведений для заграничной торговли, находящейся, впрочем, в руках немногих лиц - капиталистов. Эта торговля составляет существенную жизнь города и главный источник городских доходов; при ней почти исключительно низший и рабочий класс обывателей приобретает средства на содержание своих семейств и уплату казенных сборов единственно от биржевых работ и отчасти от рыбной лойли во время постоянных и благоприятных зим; чрез что самое фабричная и ремесленная промышленность весьма незначительна, можно сказать, остается совершенно неразвитою, а хлебопашеством жители г. Таганрога по крайней недостаточности выгонной земли почти не занимаются, посему и для торговли внутренней не представляется постоянных производительных источников; народное благосостояние сего класса обывателей подвергается случайностям от большей или меньшей потребности биржевыхработ и от непостоянства рыбной ловли в неблагоприятные зимы.

Таковое несамобытное положение городских жителей, как задолго еще до минувшей войны стесненные и расстроенные сверх того в своем благосостоянии, внутреннем спокойствии и дальнейшем развитии массивностью неоплатного долга казне откупной недоимки за несостоятельных откупщиков по залогам недвижимых имений с 1839 г., было глубоко поражено страхом нападения неприятеля, бомбардированием ими города и застоем через то торговли, так что богатые и достаточные жители приведены в расстройство и обеднение, а низший и рабочий класс - в крайнее разорение... Некоторые же из более несчастных семейств, укрывшиеся в помещичьем селении Голодаевке, потеряли и все последнее имущество во время бывшего там сильного пожара, истребившего более 200 крестьянских дворов в течение двух часов.

Общие материальные потери собственно таганрогских обывателей в товарах и мореходных судах, движимом и недвижимом имуществе, разрушенных, сожженных и поврежденных неприятелями во время прошедшей войны, простираются на 1030151 руб. 2 коп. Потери же, понесенные или в излишних и безвозвратных расходах при переездах и перевозе имущества, в жительстве вне своих домов без производительного труда и от застоя торговли, в особенности торговым и промышленным классом, неисчислимы... Прошедший 1856 г. оказался, напротив, непредвиденно бедственным и разорительным, в особенности для среднего и низшего классов городских обывателей. Успокоенные морально благополучным миром, вновь поколеблены и поражены бедствиями неурожая и чрезмерным незапамятным возвышением цен на все вообще, и в особенности на самые необходимейшие жизненные потребности, фураж и отопление...

Значительная небывалая цифра привоза и вывоза товаров через Таганрогский порт, простирающаяся в прошедшем году по заграничной и внутренней коммуникации на 13639687 руб. 40 коп., не составляет цифру благоденствия народного, потому, во-первых, что вся торговля эта состоит в руках весьма немногих лиц, и более иногородних и иностранных купцов, и, во-вторых, отпускная торговля, простирающаяся на 11120819 руб. 87 коп., состояла преимущественно в зерновом хлебе, закупленном капиталистами и иностранными домами еще с 1854 г., а более в бедственном 1855 г. по самым пониженным обстоятельствами на оный ценам, когда мелкие торговцы, страшась потерять все свои запасы совершенно от нападений неприятельских спешили сбыть их за ничтожную цену.

... Общее народное оскудение ясно отразилось в крайнем недостатке средств к уплате казенных окладов и накоплении податной и земской недоимки, коей к 1854 г, осталось на таганрогских мещанах 2541 руб. 45 коп., к 1855 г. - 4389 руб. 83 коп., к 1856 г.- 13691 руб. 97 коп., а к 1857 г.-19744 руб. 45 коп. (цифра сверхсильная к уплате, служащая к умножению нищенства, коих в 1855 г. увеличилось против 1854 г. на 38 душ, а в 1856 г. еще на 37 душ). Таковое же оскудение, а в особенности вред минувшей войны и от застоя торговли, выразились и на городских доходах в увеличении недоимки... Те же последствия отразились и на торговых капиталах, коих в 1854 г. состояло 232, в 1855 г.- только 187... и в 1856 г.- 195, в уменьшении цеховых ремесленников, коих в 1854 г. было 256 человек, а в 1855 г. - только 211 и, наконец, в медленности исправления разрушенных и сожженных неприятелем в минувшую войну домов, лавок и других строений...

Городской голова Кобылин ; Гласные [подписи]


ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАЗАЧЕСТВА (Казаки были самой многочисленной группой населения на Дону. И хотя они пользовались несравненно большей личной свободой, чем крестьяне, освобождались от рекрутчины и государственных податей и имели в личном пользовании земельные паи в 20-30 дес., нельзя представлять их как сословие, в среде которого все были равны. К началу XIX в. верхушка донского казачества - старшины - пользовалась всеми дворянскими привилегиями. На плечи же рядового казачества легла вся тяжесть военной службы и других повинностей: подводной, почтовой, постойной. О второй по численности группе населения-крестьянах-см. раздел Крепостное право)

№ 16. ЗАПИСКА ВОЙСКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ ВОИНСКОЙ СЛУЖБЫ КАЗАКА АРКАШАРИНА, ВНЕСШЕГО 200 РУБ. В КАЗНАЧЕЙСТВО

23 августа 1816 г.

Записка войска Донского из Войсковой канцелярии в Гниловскую станицу

В сей канцелярии докладывано свидетельство, данное от оной станицы казаку Ивану Аркашарину в том, что по доставшейся ему очереди наряжен он в составление пяти полков в Грузию, а как он имеет у себя рыбоспетный завод, стоющий 3 500 руб., и потому просит за означенную службу принять от него деньги.

И по учиненной справке приказали: «от означенного казака Аркашарина, на основании высочайшего повеления, в 12 день сентября 1804 г. состоявшегося, за доставшуюся ему в отряжаемые в Грузию пять полков службу принять от него за два года 200 руб., и оные на причисление к сумме, за службы с казаков собираемой, отослать в войсковое казначейство при указах о зачете ему, Аркашарину, взноса сего за двугодовую службу, дать знать оной станице и сообщить воинской экспедиции.»

Асессор [подпись]

№ 17. СПРАВКА ВОЙСКОВОЙ КОМИССИИ НАРОДНОГО ПРОДОВОЛЬСТВИЯ О ЧИСЛЕ ЖИТЕЛЕЙ, НУЖДАЮЩИХСЯ В ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ПОМОЩИ В СВЯЗИ С НЕУРОЖАЕМ

19 сентября 1834 г.

Из собранных до сего сведений видно: 1-е-что жители округов Второго Донского и Хоперского по хорошему урожаю во оных хлебов в продолжении года крайнего недостатка ни в продовольствии, ни в обсеменении встретить не должны. Черкасского и Первого Донского-что по неокончанию уборки хлеба нельзя утвердительно сказать, сколько найдется во оных таких жителей, которым необходимо потребуется пособие от правительства; но приблизительно должно предположить, что найдется таковых во оных округах в Черкасском в половину противу прежде получавших пособие, и именно до 10 тыс. душ, а в Первом Донском-от 10 до 12 тыс. душ, из коих одна часть потребует продовольствие в скором времени, другая может терпеть до нового года, а третья к весне уже почувствует недостаток в хлебе.

Сверх того, подполковник Шульгин, заведывающий четырьмя задонскими станицами Черкасского округа, пишет, что из жителей оных в числе самообеднейших, не имеющих в достатке собственного хлеба, состоит 1 575 душ таких, которым производится пособие из остатков запасов, и неизбежно производить таковое в продолжении года, и что далее число таковых неимущих увеличиться может до 3822 душ. Донецкого - что из шести станиц оного округа одной только Усть-Белокалитвенской могут жители обойтиться в продовольствии и обсеменении собственными средствами, если однако ж не будет требоваться с них в возврат полученное до сего пособие; в прочих же пяти станицах открыто число жителей, кот., не имея в достатке собственного хлеба, необходимо потребуют пособие, до 10433 душ...

Изображение
Два казачьих двора (с подлинных фотографий известного русского фотографа И. В. Болдырева)
№ 18. ИЗ ПОСЕМЕЙНОГО СПИСКА КАЗАКОВ, ПЕРЕСЕЛЕННЫХ НА СУНЖЕНСКУЮ ЛИНИЮ, СО СВЕДЕНИЯМИ ОБ ИХ ИМУЩЕСТВЕННОМ ПОЛОЖЕНИИ (

Документ публикуется неполностью. В примечании указано, что казаки переселяются по охоте за жеребьевых (т. е. за очередных). Из документа видно, что переселившиеся почти ничего не имели из имущества, необходимого казаку для ведения своего хозяйства. При переселении они получали ссуду и надеялись на новых местах поправить свои дела)

1852 г.
Изображение

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 08:49:29

продолжение...

№ 19 ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ ПОМЕЩИКА В. ИЛОВАЙСКОГО

24 марта 1860 г.

1860 г. марта 24 день я, нижеподписавшийся, генерал-лейтенант и кавалер Василий Дмитриевич Иловайский, находясь в здравом уме и твердой памяти, заблагорассудил... сделать это крепостное духовное завещание во следующем:

1. Все принадлежащие мне святые иконы, где бы они не находились, и всякую утварь, к ним относящуюся.

2. Благоприобретенные имения мои, состоящие: а) Московской губернии Богородского уезда в селениях: Иванисове, Бабеевой и Есиной с господскими и крестьянскими строениями, всякого рода заведениями, со всею принадлежащею к сим имениям и в отхожих при оных пустошах землею, с лесами, сенными покосами и со всеми вообще угодьями, в полных их составах, полагая всей земли более 4086 дес.... и поселенными в сих имениях дворовыми людьми и крестьянами (сколько будет числиться по ревизии), доставшимся мне по двум купчим, совершенным 1832 г. июля в 14 день и второй... 1832 г, декабря в 21 день...; б) войска Донского Донецкого округа поселок Титовку с господскими и крестьянскими строениями, всякого рада заведениями со всею принадлежностью к сему поселку: землею с лесами, сенными покосами и со всеми вообще угодьями в полных их составах, сколько окажется... со всеми в оном поселке дворовыми людьми и крестьянами, сколько будет числиться по ревизии, доставшимся мне... по купчей, совершенной войска Донского Войсковой канцелярией 1815 г. октября в 26 день...

3. Весь денежный капитал, в каких бы он видах ни заключался, наличный и в долгах находящийся, и следующий мне получить по каким-либо условиям или другим сделкам за что-либо мною проданное.

4. Все драгоценные каменья, золотые, серебряные вещи, разное столовое серебро и серебряную посуду.

5. Все до одного конские табуны и заводские лошади в полном их составе, весь рогатый окот, всех овец и весь прочий разного рода скот и птицу.

6. Картины, фарфор, фаянс, оружие, конскую сбрую и экипажи.

7. Весь вообще наличный хлеб и все наличное сено как прежних лет, так и урожая того года, в который я умру.

8. Одним словом, всякую, без исключения наименования, принадлежащую мне движимость, всю без остатка, где бы только таковая ни находилась, во всех до одного благоприобретенных и родовых моих имениях и во всех прочих местах (Другие документы уточняют сведения о богатстве В. Иловайского. Родовые и приобретенные впоследствии имения его оценивались в 142 650 руб. серебром, движимое имущество в этих имениях - 77811 руб., лошади, скот и прочее - 6 тыс. руб. В одной только сл. Дмитриевке, Таганрогского округа, ему принадлежало 1 294 крестьянина, в пос. Титовском-402 и т. д. К 1860 г. все имения В. Иловайского оказались заложенными в различных учреждениях под крупные ссуды, в общем превышавшие 295 тыс. руб. (ГАРО, ф. 301, оп. 14, д. 179, лл. 25-30))...после смерти моей представляю в вечное и потомственное владение супруге моей генерал-лейтенантше Екатерине Петровне Иловайской, рожденной Яновой.

№ 20. МНЕНИЕ ДЕПУТАТОВ УСТЬ-БЕЛОКАЛИТВЕНСКОЙ СТАНИЦЫ О РАЗОРЕНИИ ХОЗЯЙСТВ КАЗАКОВ В СВЯЗИ С ДОЛГОЛЕТНЕЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБОЙ

Август 1860 г.

... Станицы сей жители имеют единственный источник промысла своего, весьма тяжелый; в земледельческом упражнении, для чего бедного состояния казаки, имеющие по одной паре волов, складываются по три или по четыре хозяина (вместе производить (полевую работу, а среднего состояния - по два хозяина, чтобы волами потянуть плуг; достаточные же имеют собственный свой плуг. И этими земледельческими орудиями извлекает каждый казак свое состояние для содержания своего семейства и исправления себя и детей своих, сынов, сколько он их у себя имеет, к воинской службе. Для этой государственной службы, при коротком состоянии которой имеет одну пару волов, лишается до последних сил домашнего своего состояния, исправляет себя и детей своих выходить на службу.

Семейство же его остается в самых бедственных положениях даже в дневном пропитании, и так начальных недостатков постигают другие, а именно: сыны два или три находятся на воинской службе, там бывает упаль строевых лошадей и перемена по полкам форменным амунициям, имеющиеся на них еще способным к службе по приказанию начальства оставляются; исправлять же там от себя с собственного получаемого жалования совершенно они бывают не в состоянии. Но во исполнение начальничьего приказания исправляют таковые недостатки из домашнего избытка, требуют от отца, а ежели за нахождением его на службе, то от матери или вдовы-матери, которая у себя тоже не имеет нужное состояние, но для этой надобности задалживается до последних сил, [и казаки] лишаются своего последнего имущества, и тем домашний их быт всегда состоит в недостаточном положении.

Облегчением судьбы этой казаков есть по войску существующий уже пример: ..казаки, поступающие в сводные полки его величества лейб-гвардии и его высочества Атаманский, от избытка казака -один конь, а военная амуниция выдается ему от казны, к чему из казаков многие изъявили охотно продолжать службу во оных полках.

... У каждого казака теряется в домашнем быту предмет хозяйственного приобретения и самый канал избытка зависимости, по прибытии казаков с полевых служб в дома их, которые они находят едва только основания домовние, или другие и вовсе лишены, коих жены по одиночеству содержать их не могли. Казак тот приготовился поддержать свою домашность, употребил последние деньги на покупку быков, чем бы потянуть плуг и произвести весною посев хлеба, затем по правилам, уже существующим, тут же весною высылается он на практическое учение, в продолжение оной через месяц остались его приготовления, не посеял хлеба и за поздним временем посева того лишился, остается в бедственном положении, а в особенности по одиночеству жена его едва только может управлять в колыбели детей своих...
ВОЙСКО ДОНСКОЕ НАКАНУНЕ 60-х ГОДОВ XIX В.
№ 21. ИЗ ОТЧЕТА ВОЙСКОВОГО АТАМАНА ЗА 1859 г.

В войске Донском состоит 1 город, 110 станиц, 99 помещичьих слобод... поселков - 521... казачьих хуторов- 1 662...

Все пространство Земли войска Донского заключает в себе 14518138 дес. 1373 саж.

Из которых:
Изображение
Церквей каменных-113, деревянных-120... монастырей - 3: мужеской Кремшской и женские- Уcть-Медведицкий и Старочеркасский, единоверческая церковь- 1, татарская мечеть- 1, калмыцких хурулов: местных - 9 и подвижных-14; зданий каменных войсковых и общественных: каменных - 221, деревянных-681, всего 902...; частных домов: каменных- 1 612, деревянных- 128613...

Военный состав войска:
Изображение
Состояние разных ветвей хозяйства и промышленности

Главные ветви сельского хозяйства на Дону составляют скотоводство и хлебопашество. Лошадей в общественных конноллодовых и рабочих табунах станиц, также в частных заводах, на войсковых задонских степях к 1859 г. состояло 371 778..., рогатого скота к 1859 г. состояло 962514, в течение 1859 г. прибыло 209989..., пало 45 712, продано 125 107, и потреблено на местах 35766... овец к 4859 г. состояло 2187350, в течение 1859 г. прибыло 980286, пало 116 127, продано 675 тыс. и потреблено на местах 164 133... Уменьшение лошадей последовало от упали и продажи, а незначительное увеличение рогатого скота и овец-от малого приплода и от потребления на местах.

Хлебопашество сообразно положению края и образу жизни казаков находится еще в первобытном состоянии, за исключением некоторых помещичьих имений, в которых вводятся уже разные хозяйственные улучшения.

Промышленность. Судоходством занимались 240 человек, они имели в употреблении 230 мореходных и для извоза разных грузов по р. Дону вверх до Качалинской станицы и оттуда вниз до г. Ростова и по Азовскому морю до Таганрога 200 подвозных судов.

... Посев хлеба в истекшем году: озимого-126678, ярового-394 700.

Сложный урожай: первого-сам - 1,5, второто-сам - 3.

Всего родилось: озимого-178886, ярового- 1210720.

Посеяно хлеба в 1859 г. более противу 1858 г. на 41928 четвертей, а собрано менее на 1 125608 четвертей, по случаю скудного урожая и истребления в некоторых местах на корне хлеба саранчой.

Употреблено на новый посев осенью 1859 г. 108280 четвертей, затем осталось 1 281 306 четвертей. Из всего остатка, по соразмерности с числом жителей, причитается на каждую душу до 1,5 четверти.

Вообще урожай прошлого1 года не везде обеспечил народное продовольствие...

Сверх хлеба возделывается: картофель, кукуруза, горох и другие огородные овощи, каковых в 1859 г. посеяно до 17260 четвертей, собрано до 56090 четвертей...

Виноделие. Из растущего в войске Донском винограда в 1859 г. получено 140 тыс. ведер белого и красното вина, за пределы Войска отправлено в бутылках и бочках до 120 тыс. ведер, а 20 тыс. ведер оставлены для местной продажи; из виноградных выжимок выкурено до 2800 ведер спирту. Сверх того, виноград был продаваем ягодою как внутри Войска, так и вне пределов оного.

Рыболовство. Значительные рыболовные промыслы существуют в низовьях р. Дона и на приморских Азовских косах в Миусском округе. В том и другом месте находилось в 1859 г. рыбоспетных заводов 231, поймано красной рыбы до 14500 пудов, белой - до 232 тыс. пудов, сельдей- до 50 млн. штук, из красной рыбы добыто икры до 800 пудов. Производимый в прочих округах залов рыбы незначителен и служит единственно для местного употребления жителей, а именно: красной - 1 860 пудов, белой - 11 160 пудов.

Соляная промышленность... В 1859 г. добыто 825480 пудов, вывезено 611 880 пудов...

Добывание антрацита. На Грушевских промыслах в 1859 г. состояло 89 шахт, из них 37 действующих, а остальные в продолжении всего 1859 г. были залиты водою. К 1859 г. оставалось наличного антрацита 1 357 380 пудов, в течение того года добыто 1 993 606 пудов, вывезено вне Войска и в пределак оного сбыто 3039986 пудов, осталась при шахтах 314 тыс. пудов. В течение 1859 г. добыто угля менее противу 1858 г. на 1 335332 пуда от меньшего числа действующих шахт...

В продолжении 1859 г. вновь роздано лицам войскового сословия в Черкасском округе 152 каменноугольных участка, некоторые из них уже разработаны до угольных пластов.

Вся вообще торговля произведениями войска Донского в 1859 г. простиралась на 6043300 руб. серебром, более 1858 г. на 393300 руб., именно: хлебом - на 867 500 руб., рогатым скотом - на 1918300, овцами- на 841 500, овечьей шерстью-на 302800, лошадьми - на 841 300, каменным углем -на 251 500, виноградными вином - на 300 тыс., виноградом-на 129 тыс., салом-на 125 тыс., рыбою - на 301 500, сырыми кожами и овчинами-на 55900 и манычскою солью - на 109 тыс. руб. серебром. Незначительное увеличение торговли в 1859 г. противу 1858 г. произошло от меньшей продажи некоторых местных произведений, а в особенности хлеба по скудному урожаю оного в 1859 г.

Привезено товаров из других губерний для местной торговли на главные в Войске ярмарки до 12 118 160 руб., продано до 6 793 690 руб.; в том числе на Урюпинскую ярмарку привезено до 8190750 руб., продано до 4 649 460 руб...

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 13:57:50

Крепостное право и крестьянское движение на Дону
Вся история помещичьего землевладения и хозяйства в России, все данные о теперешнем помещичьем хозяйстве показывают, что помещичье руководство всегда означало и означает безмерные насилия над крестьянами, бесконечное надругательство над личностью крестьян и крестьянок, означает «самую бессовестную, бесстыдную, нигде в мире невиданную эксплуатацию (по-русски это значит: ограбление) крестьянского труда» (В. И. Ленин. Соч., изд. 4, т. 12, стр. 235).

Эти слова В. И. Ленина с поразительной точностью и глубиной отражают взаимоотношения помещика и крепостного крестьянина в России, в том числе и в Области войска Донского.

В течение первой половины XIX в. число крепостных крестьян на Дону по отношению к концу XVIII в., когда крепостничество здесь было узаконено официально, почти удвоилось. В 1858 г. их было 145682 человек (Учитывались крестьяне мужского пола). Наибольшее число крепостных приходилось на Миусский (62906) и Донецкий округа (42485), наименьшее - на Черкасский (3400). К 1860 г. крепостные крестьяне составили более 31% всего населения области и по численности занимали второе место после казаков.

Дореволюционные буржуазные историки пытались доказать, что на Дону донские рабы не... чувствовали едкой горечи крепостного права. Это необоснованное утверждение опровергают подлинные документы того времени: в ответ на бессовестную эксплуатацию и бесконечное надругательство крестьяне любыми средствами стремились освободиться из-под невыносимого ига.

Мы публикуем лишь немногие из документов, обличающих самодержавно-крепостнические порядки на Дону, доказывающих, что крепостничество и на Дону было источником страшного зла.

Большинство донских помещиков (98%) были мелкопоместными и среднепоместными и владели от 20 до 100 душами крестьян (Помещиков с числом крепостных крестьян до 21 числилось 1936 чел., до 100 - 681 чел., от 500 до 1000 -14 чел. (Н. Краснов. Материалы. стр. 227)). Благосостояние таких помещиков зависело, в основном, от крепостного труда. Поэтому в их поместьях эксплуатация чувствовалась сильнее, помещик не гнушался собственноручно наказать крестьянина за ослушание или плохую работу. Крепостные крестьяне были для такого помещика рабочим скотом.

При знакомстве с документами о бедственном положении народа невольно вспоминаются стихи поэта-демократа Н. А. Некрасова.

Цепями руки кручены,
Железом ноги кованы,
Спина... леса дремучие
Прошли по ней - сломалися,
Все терпит богатырь.


Донские помещики ничем не отличались от других помещиков России, изощрявшихся в применении нечеловеческих пыток, а местные власти и дворянские собрания находили всевозможные поводы, чтобы оставить жалобу крестьян без последствий или, в редких случаях, назначали опеку над имением помещика (документы №№ 1, 3, 4).

Для большинства дел, заведенных по жалобам крестьян, характерно решение Войскового правления, принятое им по жалобе на помещицу Туроверову в 1851 г.: «Нашло жалобы их неосновательными... в крестьянах обладает дух непокорности к власти помещичьей.» Законы царской России стояли на страже интересов помещиков и самодержавия.

Над крепостным крестьянином господствовал не только помещик, но и весь полицейско-адмииистративный аппарат России. Кроме барщины на помещика, крестьяне должны были выплачивать разнообразные денежные подати, отрабатывать так называемые земские повинности: строить мосты, дороги, содержать на свои средства почтовую гоньбу, проходящие воинские части и партии арестантов и, наконец, отбывать самую тяжкую, рекрутскую повинность (документы №№5-7) (Рекрутская повинность на Дону была введена для крестьян в конце XVIII в).

Положение донских крестьян в первой половине XIX в., усугублялось еще систематическими недородами и следовавшим за ними голодом. В связи с этим, по признанию самих помещиков, бедствия крестьян превосходили всякое описание и меру (документ № 7).

Голод н болезни были постоянными шутниками крестьян. Помещики, обеспокоенные тем, что голод вынудит отчаянных на самовольный разбор или кражу хлеба из их запасов, неоднократно в 30-х и 40-х годах обращались за помощью к государству. В одном из рапортов войсковой дворянский депутат сообщал: «К голоду привилась цинготная болезнь, которая требует улучшения пищи, а у людей недостаточно и необходимого...» (ГАРО, ф. 410, оп. 6, д. 858, л. 26).

В редких случаях, когда власти вынуждены были отсрочить выполнение тех или иных повинностей или уплату податей крестьянами, они находили удобный для себя выход; перекладывали эти повинности или уплату податей на крестьян других селений. Так было, например, когда в связи с большим пожаром в пос. Свиновском стал вопрос об оказании крестьянам помощи лесом и о временном освобождении от повинностей. Войсковое правление постановило: «Освободить крестьян... впредь на один год от воинского постоя и выставки обывательских подвод и повинность эту возложить на соседственных жителей». Правление отметило при этом, что «отпуск из войсковых лесов представляется исключительно казакам... но на помещичьих крестьян правило это не распространяется».

В годы больших неурожаев крестьяне получали мизерную помощь зерном, которую должны были возвратить в следующем году. Но так как неурожаи были очень часты, то крестьяне никогда не вылезали из долгов и казне, и помещику.

Официально владение помещиков крестьянами было закреплено на Дону позже, чем в других губерниях России (Донские крестьяне оказались записанными за владельцами после переписи 1763 г. А Указ 12 декабря 1796 г. сделал еще один шаг попути закрепощения их). В первой половине XIX в. еще живы были помнившие вольность крестьяне, среди которых было распространено убеждение о незаконном закрепощении их. Поэтому наиболее распространенной формой протеста крестьян в начале XIX в. были иски свободы из владения помещика (документ № 4). Доведенные до отчаяния крестьяне убегали от помещиков, отказывались отрабатывать барщину. Кипевшая ненависть к изуверу-помещику иногда находила выход в избиении или убийстве его.

Наиболее яркая страница классовой борьбы крепостных крестьян на Дону - восстание 1820 г.

Волнения начались в середине 1818 г. Крестьяне слобод Городищенской, Западенской, Несмеяновки, Орловской на р. Сал подали несколько прошений на имя Александра I с жалобой на помещиков и отказались подчиняться им. Для подавления волнения был послан казачий полк с двумя орудиями под командованием генерал-майора Родионова.

После жестокой расправы (170 крестьян были выпороты) крестьяне дали согласие подчиняться владельцам. Однако после отъезда военной команды волнения вспыхнули вновь и продолжались в 1819 г. В течение этого времени движение распространилось на соседние слободы и в 1820 г. достигло особой силы (документы №№ 3 и 9).

Правительство, напуганное массовостью выступлений, жестоко расправилось с участниками, подавив волнение во всех 256 селениях военной силой, 434 крестьянина предали суду временной комиссии под председательством А. Чернышева (См. также документ № 8).

Подавление восстания 1820 г. не означало отказа крестьян от мечтателыства о вольности. Все последующие годы.протесты крестьян, принявшие более пассивные формы, продолжались (документы №№10-14). Крестьяне все еще искали защиты у царя-батюшки, подавая жалобы на помещиков. Насколько необоснованными были эти надежды, показывает манифест Николая I от 12 мая 1826 г.: «Если и за сим нашим повелением откроется какой-либо беспорядок между казенными поселениями или помещичьими крестьянами и дворовыми людьми по ложным слухам о свободе от платежа или законной власти помещиков, то виновные навлекут на себя справедливый наш гнев и немедленно будут наказаны по всей строгости законов» (См. также документ № 15).

Позже, напуганное ростом крестьянского движения, правительство лицемерно требовало для поддержания законной власти помещиков при наказании крестьян не переходить границ, дозволенных в легкой мере законом (ГАРО, ф. 410, оп. 6, д. 876, л. 1).

Не один раз в течение 40-50-х годов были наказаны донские крестьяне за дух мечтательного вольнодумства и неповиновение помещикам (документы №№12-14).

Наибольшей активности достигло крестьянское движение в период подготовки и проведения крестьянской реформы.

БЕСПРАВИЕ КРЕСТЬЯН И ПРОИЗВОЛ ПОМЕЩИКОВ

№ 1. ОТНОШЕНИЕ НАКАЗНОГО АТАМАНА ВОЙСКОВОМУ ДВОРЯНСКОМУ ДЕПУТАТУ О СОСТОЯВШЕМСЯ РЕШЕНИИ ПО ДЕЛУ О ЖЕСТОКОМ ОБРАЩЕНИИ ПОМЕЩИЦЫ ПОПОВОЙ С КРЕПОСТНЫМИ КРЕСТЬЯНАМИ

19 марта 1840 г.

Милостивый государь Михаил Васильевич! Войсковой уголовный суд доставил ко мне с приговором его дело о жестоком обращении с крестьянами своими жены войскового старшины Степана Попова.

По производству этого дела обнаружено, что госпожа Попова, выведя подозрение на крестьянина Устина Балабина, что дочь ее девица Анна померла якобы от колдовства его, употребляла над ним столь жестокие и столь мучительные пытки, что исторгнула у него признание во взведенных на него поступках; затем еще наказывала его шиповником, а также жену его, малолетнего дитя и дворовых девок, из коих одну сажала на верблюда, другую заставляла лизать раскаленное железо, а на Балабина, наложив железные оковы тяжестию в 11 фунтов, употребляла в таковом положении на работу до 9 недель.

Во всем этом суд признал Попову виновною, но счел себя не вправе постановлять о ней заключения, потому что на имения помещиков, изобличенных в жестоких с крепостными людьми поступках, налагается запрещение по распоряжению начальника губернии, а предаются они уголовному суду по особому только высочайшему повелеиию (Решением дворянского собрания на имение Поповой (находилось в пос. Самбек, Миусского округа) была наложена опека)...

С совершенным почтением имею честь быть вашего высокоблагородия покорный слуга Максим Власов

№ 2. УКАЗ ВОЙСКОВОГО ПРАВЛЕНИЯ О НАЗНАЧЕНИИ ТОРГОВ НА 179 КРЕСТЬЯН, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ПОМЕЩИКУ М. ИЛОВАЙСКОМУ

10 ноября 1844 г.

Указ его императорского величества самодержца всероссийского из Войскового правления Донского войска войсковому депутату господину полковнику и кавалеру Янову.

5 февраля 1845 г., в Войсковом правлении назначен торг, а 9-го того же месяца переторжка на продажу крестьян подполковника Михаилы Иванова Иловайского 179 ревизских мужеска пола душ с принадлежащим к ним женским полом, а также с новорожденными обоего пола после ревизии, их имуществом и имуществом господским и с имеющею нарезаться на этих крестьян землею, состоящих Миусского округа при поселке Трузако-Еланчйнском Ивановском за долг Войсковому приказу общественного призрения и разным кредиторам денег. И о вызове желающих покупщиков припечатана статья 6 ноября в № 23 Донских войсковых ведомостей.

Войсковое правление, давая о сем вам знать, предписывает независимо [от] сего о торгах этих сделать известным для всех чиновников Войска Донского, в пределах войска пребывающих.

Асессор [подпись]

№ 3. ВЫПИСКА ИЗ ЖУРНАЛА [ПРОТОКОЛА] ВОЙСКОВОГО СУДА О СМЕРТИ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДЕВОЧКИ ОТ ПОБОЕВ ПОМЕЩИЦЫ

31 мая 1846 г.

Приказали: Из обстоятельств дела сего видно: по объявлению крестьнской девки сотницкой жены Шабановой Марьи Чупруновой, подтвержденному ею при следствии, помещица ее Шабанова в 1840 г. на 2-й неделе филлиповова поста, в понедельник, причинила сестре ее 9-летней дочке Дарье Чупруновой жестокие побои, от коих Дарья в тот же день пополудни померла.

О случае, из-за какого Шабанова решилась на такую жестокость Чупрунова рассказывает так: в день происшествия Дарья топила; камыш, будучи влажным, не горел, и помещица, рассердясь на Дарью, ухватила ее за волосы, таскала по полу и, свалив с ног, била головою об пол, руками по щекам и топтала по всему телу ногами, наконец выбросила ее из комнаты через порог в сенцы, прибив дверью ноги, оставшиеся на пороге... (Следствием подтвердилось жестокое обращение вообще помещицы со своими крестьянами, но суд решил: «Личному наказанию за это она тогда бы только подлежала, если бы о предании ее суду последовало высочайшее повеление. Суд сей считает себя не вправе входить о сем в суждение». Сенат, разбиравший это дело, записал, что убийство не доказано, а поэтому ограничился указом: «Оставить Шебанову в сильнейшем подозрении, имение ее, находившееся в Кривянской станице, подвергнуть опеке»)

№ 4. ПРОШЕНИЕ КРЕСТЬЯН ПОМЕЩИЦЫ БАРАБАНЩИКОВОЙ В ЧЕРКАССКОЕ СУДНОЕ НАЧАЛЬСТВО ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

12 мая 1850 г.

Просят вожжа Донского вдовы полковника Екатерины Ивановны Барабанщиковой крестьяне Филипп Погорелов и Трофим Пущеленко, и о чем, тому следующие пункты:

По состоянию нашему в крестьянстве у жены генерал-майора Ивана Екимова Марфы Экимовой, которая при выдаче родной ея дочери Екатерины Ивановой [замуж] за полковника Федора Экимова Барабанщикова отдала нас с семействами в приданое без совершенно на то законного акта, а сия последняя по неизвестным для нас причинам (по невозможности ли содержать нас или по чему другому) назад тому более 3 лет отдала нас под залог в виде арендного содержания впоследствии умершему генерал-майору Петру Гордееву, у которого мы не только прожили условленное между ними время, но более уже 10 лет сверх того находимся у наследников Гордеева есаула Петра Гордеева и прочих.

Таковое перехождение от одного владельца к другому и долголетнее содержание нас в арендном содержании без установленных на то законами актов и приведение через то нас в разорительное состояние всеподданнейше просим, дабы повелено было право владения нами обследовать законным порядком, и истребования от владельцев наших крепостных на то документов, а если таковых не окажется, предоставить нам на основании законов свободу... (На прошение последовал ответ: «Оставить без последствий»)

К прошению войска Донского вдовы генерал-майора Екатерины Барабанщиковой крестьяне Филипп Погорелов и Трофим Пущеленко руки приложили, а по неграмотству их с просьбы прошение сие сочинял со слов просителей и набело переписывал и вместо их подписал.

Курской губернии мещанин Сидор Дмитриев Желтухин

КРЕСТЬЯНСКИЕ ПОВИННОСТИ

№ 5. ХОДАТАЙСТВО ОКРУЖНОГО ДВОРЯНСКОГО ДЕПУТАТА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ПОМЕЩИКОВ ОТ НАРЯДА КРЕСТЬЯН НА ДОРОЖНО-РЕМОНТНЫЕ И ДРУГИЕ РАБОТЫ ВНЕ ПОМЕЩИЧЬИХ ХОЗЯЙСТВ

7 августа 1844 г.

Войсковому депутату господину полковнику и кавалеру Янову.

Помещики поселка станичного, здешнего Донецкого округа, г-да есаулъя Матвей и Михаила Грековы в отношении ко мне от 28 прошлого июня изъяснили, что они неоднократными отношениями своими входили к бывшим депутатам штабс-ротмистрам Султану и Полякову, а крестьянское общество-рапортом в Донецкое окружное сыскное начальство, что частые проходы рекрутских партий, провод арестантов, взыскание по разным требованиям подвод, высылка людей по распоряжениям начальства на расчистку дорог, починку мостов и для топографической съемки земли весьма отягощают (Крестьян поселка их станичного, в коем имеется по ревизии оных 109 душ...

Крестьяне их Грековых, с необходимости по понуждению этапных казаков и проезжающих лиц должны везти [почту] чрез дистанцию, отягощая та напрасно скот и теряя в проездке нужное рабочее время отчего беднейшие, нанимая подводы у прочих за дорогую цену, возят не ближе как на Свинсшскую станцию, Криворожье, Тарасов, Курнаков и Греков и возвращаться могут только на другой день...

Это несправедливое отягощение, доведенное уже от них, Грековых, до сведения предводительствующих распоряжениями таковыми лиц и местного начальства, крайне для них обидно и тягостно для крестьян, от которых правительство требует недоимочного взноса казенных повинностей и засыдки запасного хлеба. Почему они, г-да Грековы, просят меня войти в изъясненное бедственное крестьян их положение и учинить в облегчение их мое распоряжение... (Проявляя заботу о крестьянах, помещики прежде всего думали о себе так как их благосостояние и доходы целиком зависят от платежеспособности крестьян (см. также док. № 7). В своем ответе войсковой депутат сообщал, что решение вопроса зависит от усмотрения окружного депутата)

Гвардии ротмистр Леонов.
Изображение
Письмо помещика о согласии отпустить крепостного крестьянина на волю за 300 руб.
№ 6. ИЗ ЖУРНАЛА (ПРОТОКОЛА) ДВОРЯНСКОГО СОБРАНИЯ О ЧРЕЗМЕРНОМ УПОТРЕБЛЕНИИ ПОМЕЩИЦЕЙ ЯНОВОЙ КРЕСТЬЯН НА ГОСПОДСКИХ РАБОТАХ

26 декабря 1836 г.

…Она, Янова, тех крестьян угнетает своими господскими работами так что чрез непомерные употребления их во оные многие из них лишились способов оплачивать казенные подати. Сверх того, пред начатием в поселке ея Новосельском молитвенного дома, в самое нужное для крестьян рабочее время, отвлекая их от того, употребляла возку леса и прочего и, кроме того, к вящему их разорению, искупив для объясненного молитвенного дома колокола и разные потребности, деньги, за то в уплату следуемые, расположила на тех крестьян...

Командированный по распоряжению бывшего г-на наказного атамана для дознания на месте об отношениях крестьян старшинской жены Яновой к помещице и самой ея к ним есаул Миллер донес ему, г-ну наказному атаману, от 5 сентября 1827 г. по прочем, что крестьяне поселка Новосельского употреблялись в работе так, что праздники и непогоды, случившиеся на днях господских всегда отдавались крестьянам, а из дней крестьянских вычиталось рабочих дней столько, сколько было праздничных и непогожих на днях господских; и люди с подводами, посылавшиеся в город за господским делом, по возвращении в поселок никогда не пользовались вычетом тех своих дней, кои они употребляли в поездке... (В решении дворянского собрания указано: «Поставить на вид ей, Яновой, ...дабы впредь допускаемо сего отнюдь не было»)

№7. СООБЩЕНИЕ МИУССКОГО ДВОРЯНСКОГО ДЕПУТАТА О НЕВОЗМОЖНОСТИ ВЗЫСКАНИЯ НЕДОИМОК С КРЕСТЬЯН В СВЯЗИ С ИХ БЕДСТВЕННЫМ МАТЕРИАЛЬНЫМ ПОЛОЖЕНИЕМ

6 марта 1849 г.

Войсковому депутату господину полковнику и кавалеру Ломовцову.

Ваше высокоблагородие, .. состояние в настоящее время помещичьих крестьян Миусского округа через недостаток продовольствия для себя, корма для скота, а также и через падеж сего последнего находится в положении самом бедственном; сами помещики, у которых были запасы прежних лет хлеба и корма, истощили эти запасы на продовольствие крестьян и скота их.

При таком крайнем положении народонаселения Миусского округа, если согласно распоряжению войскового начальства на взыскание недоимок употребить меры, законом предоставленные, как, например, продажа продуктов неисправных плательщиков, то и у крестьян и у помещиков должен поступить в продажу зерновой хлеб, приготовляемый для посева. Тогда разорение будет общее, неисправимое.

Усматривая таковые крайности помещиков и крестьян Миусского округа, я обязанным считаю себя покорнейше просить ходатайства вашего высокоблагородия как об отсрочке взмокания недоимок, так и о сложении надлежащей за несвоевременный платеж оных пени, следуемой за 1848 и 1849 гг. Это благодетельное уважение правительства много поддержало бы столь упадшее состояние крестьян, потерявших уже надежду на поправление своего хозяйства, в особенности при отягощении их в настоящую зиму извозами тяжестей начально 18 маршевых баталионов, а ныне 16 928 человек рекрутов, следующих через Миусский округ, не говоря уже о малозначительных партиях и командах, постоянно переходящих через округ.
Гвардии ротмистр Луковкин

ВОССТАНИЕ КРЕСТЬЯН 1820 г.

№№ 8-9 ИЗ РАПОРТОВ ГЕНЕРАЛ-АДЪЮТАНТА А. И. ЧЕРНЫШЕВА АЛЕКСАНДРУ I

6 июня 1820 г.

№ 8
После всеподданнейшего донесения моего вашему императорскому величеству от 14 марта, и прежде нежели имел я счастье получить высочайшее вашего величества повеление от 28 минувшего апреля (Имеется в виду рескрипт Александра I Чернышеву о возложении на него широких полномочий по подавлению восстания на Дону), дух неповиновения помещикам и местной власти со стороны крестьян обнаружился в весьма сильной степени. К четырем слободам, по реке Салу расположенным, присоединилось еще 10 соседcтвенных селений. Число душ в них вообще простиралось до 4 тыс. В начальстве Миусском, без изъятия населенном помещичьими крестьянами и сопредельном с Екатеринославскою губерниею, отложилось 10 значительнейших слобод, в коих известно до 8 тыс. душ. Те и другие, возмечтав быть вольными, не хотели внимать увещаниям присыланных к ним чиновников, а некоторые из сальских дерзнули даже обезоружить и бить пришедшие к ним небольшие казачьи команды. Пример ненаказанноети трех главных слобод: Орловки, Городищенекой и Несмеяновки, где крылся самый корень возмущения, возбуждал всех прочих. Недоверчивость к войсковому правительству сделалась для крестьян общею.

Сообразив полученные насчет их сведения с высочайшим вашего императорского величества повелением и ближайшею возможностью в составе воинского отряда, я счел за лучшее начально обратиться на реку Сал, а потом, когда тамошние жители приведены будут в послушание и примером своим воздействуют на других, перейти в начальство Миусское. На сей конец, воспользовавшись тремя казачьими полками, собранными на реке Маныче для похода в Грузию, составил из них отряд при 4 орудиях конной артиллерии и дал приказание некоторой части оного предварительно обложить первые три слободы и пресечь всякое сообщение их с другими. С тем вместе послал к ним печатное воззвание (В воззвании Чернышев призывал крестьян оставить буйное своевольствo и подчиниться помещикам, угрожая в противном случае репрессиями), два экземпляра коего я имел честь представить господину начальнику главного штаба вашего величества от 28 мая.

Закоснелое упорство и дерзость начинщиков возмущения, ожидавших прибытия моего равнодушно и готовившихся к сопротивлению, требовали с моей стороны весьма быстрого движения и всей вошной осторожности. 21 мая занял я слободу Орловку и арестовал жителей, которые, несмотря на кроткие увещания и вразумления, в кругу и в церкви во весь тот день делаемые, остались преслушными. 22-го рано поутру то же произведено над слободой Городищенскою, 1 200 жителей в себе заключающею, куда взято было более 100 человек орловских. Внезапное и удачно расположенное появление отряда устрашило безумцев сих и упредило всякое дурное последствие.

Целые 5 дней провел я с г-ном действительным статским советником Болгарским в одних снисходительных увещаниях и толковании законов крестьянам. Находившиеся при мне чиновники и священники также уговаривали их к покорству непрестанно. Но, к сожалению, мера кротости не имела над ними никакого действия. Правосудие представилось неизбежным. Главнейще вспомоществуемый г-ном Болгарским, я произвел следствие и открыл важнейших начинщиков. Комиссия, составленная под председательством моим из 5 членов, произнесла над ними приговор свой, основанный на точных доказательствах вины каждого, и на законах, определяющих меру наказания. По определениям сей комиссии сослано: в Нерчинск в работу из слободы Городищенской с наказанием кнутом 6, без наказания 3; Орловки с наказанием 3, без наказання 1; в Сибирь на поселение из Орловской и других слобод с наказанием плетьми 8, без наказания 4; в воинскую службу в Сибирский корпус, а за негодностью-на поселение и в крепостную работу 2 да наказано плетьми и розгами с оставлением в домах 33 человека...

Но между тем как занимался я усмирением жителей на реке Сале, ежедневно получая от войскового правительства известия, что неповиновение крестьян помещичьих в начальстве Миусском распространяется с невероятною скоростью и наконец обнаружилась почти во всех селениях, начальство то составляющих, в котором известно около 30 тыс. душ, что главное и дерзновеннейшее скопище ослушников, мечтающих о вольности, находится в слободе Мартыновке, куда стекаются жители прочих слобод в большом числе, быв возбуждаемы к своевольству чрез разосланных от нее поверенных, и что убеждения местной власти не имеют возможности остановить действия зла сего, столь быстро там развивавщегося...

Полк же Атаманский, появившись пред Мартынювкою безвременно и один, только что возбудил дерзость собравшихся в оную более 5 тыс. человек крестьян и сделал отпадение их от послушания в целом начальстве общим, ибо крестьяне, вытеснив из слободы одну вошедшую туда сотню, не допустили прочие, стоявшие вне оной сотни, ни воспрепятствовать умножению вновь приходивших к ней возмутителей, ни ловить их, стреляя из ружей и грозя различными в руках их орудиями; командира же того1 полка Кирсанова, начинавшего увещевать их, выслали от себя с дерзостью. Равномерно обуявшие крестьяне не хотели жнимать и верить печатному воззванию моему, называя оное принадлежащим только сальским слободам.

Происшествие, предположениям моим столь противное, и таковое общее возмущение вынудили меня: послать с нарочным предписание командиру Симбирского пехотного полка, выступившего из Таганрога к Славянеку по дороге, лежащей через Миусское начальство, чтобы остановился в оном при слободе Алвкееевке, о чем с эстафетою уведомив командиров 3-го пехотного корпуса и 12-й дивизии, донес и главнокомандующему 1-й армиею; а от войскового атамана требовать, дабы собрал еще один казачий полк на речке Несветае из находившихся же у меня на Салу, за отпуском одного полка в Грузию, остальные два полка послать прямо в Миусское начальство, и всем войскам сим назначил собраться при реке Тузлове. Сверх того, атаман велел еще собраться 2 эскадронам лейб-гвардии. Коль скоро полки сии достигнут сборное место, тотчас начну действия мои а до того времени предписано от меня генерал-майору Богдановичу содержать округ Мартыновки сильную цепь, пресекать всякое сообщение ее с другими селениями...

Между тем обязанностью вменяю повергнуть на высочайшее вашего величества усмотрение следующее обстоятельство. Начальною причиною возмущения и упорства трех сальских слобод была ложная надежда крестьян, внушенная двумя поверенными их, на освобождение их от крестьянства по действию поданных ими просьб, а потом превратно истолкованное отношение войскового атамана Войсковому же департаменту вследствие высочайшего рескрипта от 10 декабря 1819 года, которое рассеяно было по воем помещичьим селениям с удивительною скоростью и принято за указ, освобождающий крестьян от помещичьей зависимости и работ… (Рескриптом Александра I от 19 декабря 1819 г. войсковому атаману предписывалось принять меры к прекращению жестокого сверх дозволения законом обращения помещиков с крестьянами. Рескрипт был вызван страхом перед растущим крестьянским движением)

Генерал-адъютант Чернышев

№ 9

15 июня 1820 г.

По отправлении всеподданнейшего донесения моего вашему императорскому величеству от 6 числа сего июня, сделав нужные распоряжения насчет скорейшего собрания полков при речке Тузлове и разрешив требование генерала Папкова тем, что помощь воинскую для уезда Ростовского доставлю не прежде, как по укрощении главного скопища миусских возмутителей, я немедленно отправился к сборному месту. Здесь нашел более 200 человек крестьян, взятых казачьими пикетами, и из показаний, их и других дошедших до меня сведений узнал, что слобода Мартыновка, из 1 300 душ состоящая, в единомышленном союзе буйного своевольства имеет не только соседственные с нею, но даже и отдаленные селения Миусского начальства и уезда Ростовского, из коих множество крестьян приходят в оную и остаются на случай общего сопротивления или возвращаются домой с наставлением никого не слушать; что в слободе сей стеклось до 5 тыс. человек, вооруженных дубинами, цепами, заострёнными кольями, косами и малою частью ружьями, кои, содержа караул днем и ночью, делают вылазки против казачьих пикетов и останавливаемых сими последними приходящих из других селений отнимают силою, уводя с собою в слободу, причем были ранены 1 офицер и 2 казака; что подобное сему скопище возмутившихся крестьян находится в другой слободе Дмитриевке, столь же по населению своему значущей и такой же союз со многими другими слободами имеющей. Начинщики, управляющие обольщенными толпами крестьян, действовали на умы их с полною властью... Многие из донских помещиков, опасаясь следствий неистовства крестьян своих, прислали ко мне письменные просьбы об обеспечении жизни их с семействами посредством откомандирования к ним казачьих команд, в чем, однако же, всех их удовлетворить было невозможно без видимого ослабления отряда, и я советовал удалиться на время в ближайшие города.

В одно время с сими известиями получил я от ростовского исправника рапорт, что дух неповиновения и буйства весьма скоро разлился в помещичьих селениях, которые главным скопищем своим имеют села Ряженое, вооружаются подобно миуоским и презирают все увещания местной власти, разогнав команду внутренней стражи, посланную в село Лакедемонское с одним чиновником в числе 100 человек... (В рапортах сообщалось также, что главные участники волнения, вооруженные дрекольем, ушли на Дон в деревни Орловку и Голодаевку Мартыновну. Остальные крестьяне, избрав старшин, вооружаются пиками и прочим орудием с целью организовать сопротивление. Соседние с ними крестьяне сл. Григорьевки, переходя через речку Калмиус в вооруженном виде, ободряют их держаться безбоязненно. Крестьяне всех селении собрались в с. Ряженое и провозгласили о дарованной им вольности, отказавшись слушать владельцев и исправника)

13-го числа рано поутру явился я с частью отряда своего к слободе Дмитриевке и, окружив оную, чрез адъютанта моего Бутягина требовал, чтобы все находящиеся в слободе крестьяне вышли ко мне в поле, и получил в ответ, что они выйдут целою громадою, но исполнить сие медлили. Приказание, двукратно еще повторенное, и движение отряда, сближавшегося к слободе, побудило их наконец прийти ко мне. В самых простых и ясных словах объявил я все, что только могло вразумить их и расположить к раскаянию. Они выслушали меня равнодушно и, не трогаясь нимало дальнейшими внушениями бывших при мне чиновников, отозвались решительно, что должны быть вольными по указам, кои у них есть, и повиноваться помещикам более не будут. Тщетно было для них всякое кроткое убеждение. Почему, арестовав всех бывших в толпе и в слободе крестьян, по отделении от них главных начинщиков, тотчас занял самую слободу. Около 20 человек, не более, пришли в раскаяние, все же прочие остались в одном и том же упорстве. Сии последние за сильным конвоем приведены теперь к слободе Мартыновке, дабы видели наказание тамошних возмутителей, и укротились в буйном заблуждении своем. Причиною вольномыслия крестьян и здесь были одни и те же копии с бумаг, какие найдены у мартыновских.

По следствию, которое уже начато и со всевозможною поспешностью господином действительным статским советником Болгарским производится, видно, что отложение крестьян от помещиков составляло как бы общий заговор. Слобода Мартыновна имела в союзе своем 34 слободы, 10 поселков и 16 хуторов. Слобода Дмитриевка успела привлечь к себе 28 селений. Главные возмутители почти всех единомысленных с оными селений находились при их громадах и взяты под арест с прочими...

Генерал-адъютант Чернышев
Изображение
Район движения крестьян в 1820 г.

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 14:01:39

продолжение...

КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В 1825-1850 гг.

№ 10. ПИСЬМО ПОМЕЩИЦЫ ЧАУСОВОЙ ОКРУЖНОМУ ДВОРЯНСКОМУ ДЕПУТАТУ ОБ ОТКАЗЕ КРЕСТЬЯН ПОВИНОВАТЬСЯ ЕЙ

29 ноября 1825 г.

Донецкого округа дворянскому депутату господину полковнику и кавалеру Грекову.

Малороссийские крестьяне мои, поселенные при поселке Лысогорском, 27-го числа рано утром, пришед все без изъятия более 30 человек ко мне в двор мой, нанесли не из чего великие грубости и совершенное оказали неповиновение, объявив между прочим, что они едут зараз же к государю императору для подачи прошения о искательстве вольности.

Я сколько ни старалась убедить их, но никак не могла. Напоследок 29-го числа решилась начинщиков из них, именно: Никиту Колесниченка, Прокофия Никитченка и Степана Колобердина отправить для суждения в начальство и потому приказала приказчику Демьяну Бабенкову заковать их и доставить ко мне. Но он не успел доставить их во двор мой, как тот же час, явясь все поселка моего крестьяне, отняли их усильно и не допустили меня до отправления, зараз же отправив от себя крестьян Григория Колеснмченка и Самойлу Мирненка в слободу подполковницкой жены Сулиновой Нижне-Ольховую за писарем Харитоном Журбиным для написания каких-то бумаг.

О происшествии сем доводя до сведения вашего высокоблагородия, покорнейше прошу для приведения означенных крестьян моих в должное повиновение пожаловать в посёлок мой в немедленном времени, дабы от случая сего не могло выйти каких неприятных последствий. О распоряжении же, какое тю сему учините, не оставить, с сим же нарочным дать мне знать.

К подлинному донесению урядницкая жена Пелагея Чаусова, а по доверенности подписал муж ея урядник Чаусов (На донесение помещицы Чаусовой последовал ответ дворянского депутата: Крестьяне в должное повиновение помещице своей приведены... виновные ж из них 2 человека отправлены в Донецкое начальство к суждению. Подобные ответы ждали и других крестьян, подававших иск о свободе. Например, на жалобу крестьян пос. Кривского, Вешенской станицы, последовал ответ: Наказать в поселке чрез дневальных сторожей каждого по 30 ударов розгами с оглашением их пороков где следует).

№11. ЗАПИСКА ДОНЕЦКОГО СЫСКНОГО НАЧАЛЬСТВА О ВЫШЕДШИХ ИЗ ПОВИНОВЕНИЯ КРЕСТЬЯНАХ СЛОБОД БОЛЬШИНСКОИ, ШАРПАЕВКИ И ПОСЕЛКА ТАЛОВСКОГО

Май 1828 г.

...В округе оного начальства между многими крестьянами обнаруживается дух мечтательного беспокойствия касательно вольности, ими себе присваиваемой... В слободах Ефремовой, Большинской до 400 дуга и полковницы Мартыновой Шарпаевки до 10 семейств оказались подверженными к вольнодумству, полагая права свои на то, по происхождению будто бы предков их из рода казаков, и мысль сия внушена им каким-то освободившимся из сего звания служащим в Войсковой канцелярии казаком Казминым.

Стараясь пресечь дело сие в самом начале, по получении упомянутого сведения поручив полицмейстеру полковнику Денисову обыскать секретно казака Казмина, нет ли в квартире его бумаг, относящихся: до вольности крестьян, или черновых просьб и прочих, г-н полицмейстер открыл у него, Казмина, действительно черновые просьбы Ефремовых и одного Мартыновой крестьян, писанные были насчет свободы Казминых служащим в Войсковой канцелярии урядником Иваном Абрамовым, в Черкасском сыскном начальстве - урядником Романом Меркуловым и казаком Павлом Киреевым, большею частью основанные на высочайше утвержденном мнении Государственного Совета в 10-й день марта 1824 г. о обращении малороссиян, уступленных станицами помещикам в казаки, несмотря на то, что сие постановление отнюдь до них не касается, есть сепаратное и отнесено токмо на одно время и что все крестьяне на Дону по разуму указа 1796 г. декабря 12 есть владельцам крепки, а указом 21 сентября 1815 никаких просьб ни токмо писать, но и принимать не велено.

Следовательно, претензии сих крестьян, подстрекнутых буйными сочинителями тем, что будто они имели предков в казачьем звании, есть не что иное как одно коварство и дерзость сочинителей, основавших виды свои на простоте крестьян...

Вдова полковницкая жена Евдокия Ефремова в доношении от 6 числа февраля 1828 г. № 11 прописала: Слободы ж ее Болынииской и Талавского поселка управители рапортами ей донесли: первой - подпоручик Попов, что из числа крестьян ее Алексей Чебанов, Василий Кабанов с семействами, Егор и Аркадий Музыкантовы, Никифор Фомин, Максим Демченков с товарищами, всего 31 семейство, и последнего - урядник Ротов, [что] Иван Колухов, Василий Вашецкий и Лазарь Гукалов совершенно выходят из повиновения и не хотят отправлять никаких ее работ.

Действие крестьян ее есть нарушение воли государя императора, за которое должны судимы быть не инако как судом уголовным (О единстве интересов дворянства и царского правительства говорится в других документах дела о крестьянах помещицы Ефремовой. Войсковой суд в своем определении писал, что крестьяне вышли из повиновения, а тем самъш лишают ее [помещицу] законно принадлежащих доходов, что сопряжено вместе с интересом казны. На жалобу Ефремовой, как и на многие другие, последовал ответ: крестьян ввести в повиновение посредством воинской команды), и, опасаясь, дабы оные не могли распространиться по всему округу оного начальства и произвесть те же последствия, какие происходили в 1820 г. по ведомствам Первого Донского и Миусского сыскных начальетв, обязанностью поставила довесть до сведения оного начальства, просила к удалению дальнейшего расстройства и введению их в должное повиновение принять меры на основании вышеозначенного манифеста и доколе предмет дела сего получит решение взять под стражу и содержать под караулом.

№12. ПРОШЕНИЕ ПОМЕЩИЦЫ АБРАМОВОЙ НА ИМЯ ЦАРЯ О ПРЕДАНИИ СУДУ ЕЕ КРЕСТЬЯН ЗА ДЕРЗОСТИ И НЕПОВИНОВЕНИЕ

8 июня 1843 г.

Всепресветлейший, державнейший великий государь император Николай Павлович, самодержец всероссийский, государь всемилостивейший!

Просит Новогригорьевской станицы жена хорунжего Марья Владимирова Аврамова, а о чем, тому следуют пункты:

По жалобе моей о неповиновении и укрывательстве в Верхне-Бузиновском Лискинском поселке купленного мною у подполковника Павла Иловайского крестьянина Константина Чупатова с женою его Ириною и дочерьми Капитолиею, Елизаветою и Дарьею Второе Донское окружное сыскноеначальство по журналу своему предписывало приказным хуторов Сухановского и Верхне-Бузиновскаго Чупатова с семейством под стражею казаков доставить на водворение ко мне, в Новогригорьевскую станицу. Составленная по сему в Сухановском хуторе из 10 человек команда казаков приступила было 22 числа минувшего мая к выполнению назначения; но Чушатов, нанеся мне и мужу моему, при этом случае бывшему, несносные дерзостью обиды, криком наши, сюда! собрал разных помещиков крестьян, вооруженных кольями, и бросился на казаков, на мужа моего, хорунжего Аврамова, крича сам: Бейте всех до смерти!, ударяя при том казака Курунина в голову, и при содействии других, участвовавших в мятеже крестьян, другому Курунину зашиб бок.

Муж мой, стараясь отвратить смертные последствия, убеждал злодеев возвратиться по домам. Внушения, убеждения эти не тронули закоренелых в буйстве: они по пятам обратившихся в бегство казаков, преследуя, старались увечить их и, как казалось, не оставить никого в живых, произнося при том: Нам хоть в Сибирь!.

Между тем некоторые обратились было к моему сыну недорослю Ивану, окружа меня. Быстрота их движений, злодейский вид и вооружения кольями - все это выражало намерение их на отнятие у всех жизни...

Видевши злодейское нападение крестьянина Константина Чупатова на моего мужа, казаков и попытав его предо мною дерзости и неповиновения, я нахожусь теперь в страхе и опасности, боясь злодейского его на себя нападения. А потому всеподданнейше прошу, дабы повелено было крестьянина моего Константина Чупатова предать на основании 396 ст. 15 г. Уголовного законодательства за вышеозначенные поступки суду, содержа притом его под стражею... (Участники нападения на помещицу были наказаны плетьми, а главных начинщиков Чупатова и Крючкова, лишив Всех прав состояния, выпороли публично и сослали в Сибирь)

Жены Марьи Владимировой Аврамовой по ее просьбе руку приложил и писал сие по словам ее муж Аврамов

№ 13. ЦИРКУЛЯР МИНИСТРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ О ПОДДЕРЖАНИИ ЗАКОННОЙ ВЛАСТИ ПОМЕЩИКОВ

24 марта 1848 г. Циркулярно

Господину гражданскому губернатору.

Во избежание всяких недоразумений и неуместных толков государь император высочайше повелеть соизволил: объявить через г-д начальников губерний г-дам губернским предводителем дворянства для доставления о том в известность всего дворянства, что непременная воля его императорского величества состоит в том, чтобы при охранении законных и справедливых отношений помещиков к крестьянам, сохранить в то же время непоколебимо власть и права владельцев над сими последними. Посему государь император соизволил повелеть мне предписать г-дам начальникам губерний, чтобы они совместно с г-дами предводителями дворянства всемерно заботились о поддержании законной власти помещиков и о непременном повиновении крестьян, с тем чтобы при малейшем нарушении сего порядка было на это обращено строжайшее внимание, и, в случаях нужды, без упущения приняты были необходимые меры для приведения крестьян в должное повиновение; о подобных же происшествиях, если бы они имели место, немедленно доносить его императорскому величеству.

О высочайшей воле сей имею честь объявить вашему превосходительству для непременного исполнения.

Подписал: министр внутренних дел Леровский

№ 14. УКАЗ ВОЙСКОВОГО ПРАВЛЕНИЯ МИУССКОМУ СЫСКНОМУ НАЧАЛЬСТВУ ОБ ОГРАЖДЕНИИ ЛИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОМЕЩИЦЫ ИЛОВАЙСКОЙ

18 ноября 1851 г.

... Подполковницкая жена Марфа Иловайская в прошении изъясняет, что крестьяне ее Миусского округа дер. Матвеев-Курган в марте настоящего года в бытность ее в г. Харькове взбунтовались против управлявшего ими по ее доверенности сотника Калмыкова, нанесли ему жестокие побои, о чем производилось временным отделением Миусского сыскного начальства следствие (В этом же году сыскной начальник Донецкого округа сообщал: Духом непокорности заражены крестьяне и других помещиков, и привести в повиновение помещичьей власти непокорных иначе невозможно как посредством воинской команды). С того времени крестьяне ее того же поселка, руководимые приказчиком крестьянином ее Нестеренковым и писарем Денисенком, решительно вышли из повиновения ее; а Нестеренко и Денисенко взяли власть распоряжать экономиею: самопроизвольно продали большую часть ее скота и почти до без остатка - овец, а в минувшем августе - пшеницу ее, не дают ей не только отчета о деньгах, но и никакого содержания. Дерзость и буйство крестьян противу нея до того усилились, что по прибытии ее из Харькова в поселок собрались скопищем, окружили ее дом, принесли пук розг, вероятно, для того, чтобы сечь ее. Но исполнению этого попрепятствовали только прибывшие в дом ее с казаками священноцерковнослужители для совершения молебствия и бывшие при том сторонние.

При этом случае бывший урядник Зиновьев, назвавшийся поверенным мужа ее и расстраивающий крестьян, сказал, что жизнь ее в опасности. В страхе за собственную жизнь она упросила священнослужителей почивать у ней в доме, а на другой день с наемною прислугою, потому что собственная ее прислуга от нее разбежалась, выехала в г. Таганрог и возвратиться в поселок свой она не может из боязни, что бунтующие крестьяне ее смогут лишить ее жизни...

Войсковое правление имеет в виду, по донесению Миусского сыскного начальства от 14 августа, что крестьяне поселка Матвеев-Курган приведены во исполнение и экзекуционная команда распущена. Но настоящее прошение г-жи Иловайской прислано после того, и, значит, неповиновение крестьян ее продолжается, вследствие чего Войсковое правление полагает: прошение Иловайской в копии препроводив в Миусское сыскное начальство, предписать тотчас удостовериться, в каком расположении крестьяне Иловайской поселка Матвеев-Курган относительно к владелице своей, и если действительно продолжается беспорядок, то привести непокорных крестьян в повиновение помещичьей власти мерами, предписанными г. XIV Свода [законов] в Уставе о предупреждении и пресечении преступлений; подстрекателей к неповиновению и буйству, равно главных действователей в том, подвергнуть сыскному преследованию; и личную безопасность самой помещицы оградить, и власть ее в законных пределах восстановить - и, таким образом, утвердить благоустройство в этом имении.

О распоряжении же по сему затем и о последствиях по оному рапортовать Войсковому правлению...
(Расследование по делу о крестьянах помещицы Иловайской тянулось до 1855г. и было прекращено в связи с манифестом о восшествии на престол нового царя)

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 22 мар 2015, 14:13:06

Участие донских казаков в народном движении ХVIII в.
На протяжении всего XVIII столетия в России усиливалась острая классовая борьба крепостных против помещичьего гнета. Начало века ознаменовалось Булавинским движением, последняя треть века - крестьянской войной под предводительством Емельяна Пугачева, поколебавшей, по словам А. С. Пушкина, всю Россию от Сибири до Москвы и от Кубани до Муромских лесов. Век завершился крестьянскими волнениями середины 90-х годов, охватившими более половины губерний Российской империи.

Земля Донская в XVIII в. являлась одним из районов скопления беглых людей. Документы показывают непрерывное движение на Дон угнетенного люда, искавшего здесь хотя бы временной свободы (документ № 1).

Правительство и войсковая администрация принимали решительные меры к сыску (розыску) и возвращению беглых, но встречали упорное сопротивление народных масс. Таким образом, Донская земля оказывалась ареной борьбы русского крестьянства против крепостнического и самодержавного гнета.

Народное движение 1707-1709 гг. возникло в условиях жестокого феодально-крепостнического гнета, который стал особенно тяжелым в связи с укреплением абсолютистского государства и невиданным ростом военных расходов.

Поводом для восстания послужили жестокости карательного отряда Ю. Долгорукого, направленного на Дон для сыска беглых и возвращения их владельцам (документы №№ 2 и 3).

Восстание крестьян и казаков против бояр, помещиков, воевод и прибыльщиков (Прибыльщики - появившаяся в начале XVIII в. группа людей-изобретателей новых налогов (прибылей)), начавшись на Дону, вскоре распространилось среди крестьян Украины, Поволжья и центральных уездов феодальной России (документы №№ 4 и 5).

После подавления восстания правительство жестоко расправилось с его участниками.

Большинство известных нам документов о Булавинском восстании написано представителями правительства. По специальному указу прелестные письма восставших уничтожались. Из документов, написанных восставшими, только один-прелестное письмо атамана Н. Голого - подлинный (документ № 4). Тексты остальных были включены в донесения, составленные карателями. Не исключено поэтому, что переписчики подвергали документы обработке. Но и при этом в документах восставших с наибольшей полнотой выражено отношение к движению самих народных масс, его идеология и классовый характер. Документы правительственного лагеря тоже представляют интерес, так как выражают официальную точку зрения крепостников на восстание как на бунт и рисуют зверства карателей (документ № 5).

Из этих документов большой интерес представляет послужной список В. Долгорукого. В нем в связном изложении даны крупнейшие события движения. В приводимом отрывке из послужного списка, посвященного донскому походу, подробно описана борьба повстанцев за казачий городок Есаулов, происходившая 22 и 23 августа 1708 г.

В первой половине августа В. Долгорукому стало известно, что в Есаулове собралось до 3 тыс. повстанцев из 16 станиц, а на соединение с ними двигались повстанческие отряды Некрасова, Павлова и др. Боясь, что в случае сосредоточения всех отрядов в Есаулове возникнет мощный очаг движения, В. Долгорукий оставил пехоту и обоз с конницей и двинулся туда.

22-го числа он прибыл к Есаулову, но повстанцы засели в осаде и выбрали себе нового атамана Василия Тельного.

С большим трудом карательной армии В. Долгорукого удалось взять Есаулов, после чего повстанцы были подвергнуты жестокой экзекуции. Есть основания полагать, что расправа над повстанцами явилась причиной ухода казаков этого городка с атаманом Некрасовым на Кубань.

Документ относится к концу второго этапа движения, когда силы восставших в значительной мере были подорваны. Тем не менее, повстанцы продолжали вести борьбу.

Упорное сопротивление оказал правительственным войскам Донецкий городок, где тысяча булавинцев сражалась не на жизнь, а на смерть. Вслед за тем Долгорукий двинулся к Решетовской станице, где, несмотря на отчаянное сопротивление, 4 ноября 1708 г. разбил повстанцев во главе с Н. Голым. В документе прямо говорится о жестоких расправах карателей с повстанцами. После взятия Донецкого городка все воровское жилище казаков было разорено и выжжено без остатку, чтоб им, ворам, в том месте впредь воровского собрания не было. Без милосердия было уничтожено свыше 3 тыс. повстанцев в ст. Решетовской. Таким образом, народное движение было потоплено в крови.

В дворянской и буржуазной исторической литературе господствовало мнение, что во время Крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева донское казачество оставалось верным престолу. Один из историков середины XIX в. написал специальную книгу о донцах в период Крестьянской войны, в которой утверждал, что они всегда готовые умереть за веру, царя и отечество... не терпели Пугачева и всех подобных ему злодеев (М. Сенюткин. Донцы. М, 1866, стр. 1).

Эта точка зрения оказала влияние на некоторых советских историков. Хотя они и приводили отдельные факты об участии донских казаков в Крестьянской войне, но считали, что в целом враждебную позицию по отношению к восстанию заняли не только казачья верхушка - старшины, но и рядовая казачья масса, которая отнеслась к нему несочувственно, поэтому Дон не поддержал восстания (А. Гайсинович. Пугачев. М, 1937, стр. 223).

На самом деле положение на Дону было иным. Старшины и богатые казаки ;в это время оставались верными слугами самодержавия и врагами народа (документы №№ 6, 7, 9). Им удалось создать ополчение и направить его против восставших. Но рядовая масса казачества с сочувствием встретила крестьянскую войну и приняла в ней участие. При соприкосновении с армией Е. Пугачева казаки большими группами уходили из ополчения к восставшим, и целый ряд крупных сражений (под Саратовым, на Пролейке, Мечетной) окончился победой повстанцев в значительной степени благодаря переходу на их сторону донских казаков (документы №№ 9, 10).

Особенно нежелательным для правительства было появление на Дону основных сил повстанцев во главе с Пугачевым. Поэтому все усмирители восстания зорко следили за их продвижением. Когда же стало известно, что после Казани Пугачев двинулся к югу, правительственные чиновники немедленно сообщили об этом атаману войска Донского С. Сулину, призывая его принять срочные и решительные меры против распространения восстания на Дону (документ № 6). Но, несмотря на принятые правительством и войсковыми старшинами меры, Пугачев, перейдя на правый берет Волги, в июле 1774 г. стремительно продвигался к югу, рассчитывая после взятия Царицына повернуть на Дон, куда он послал несколько манифестов (документ № 11), а от Саратова стал отправлять и отдельные отряды. По свидетельству походного атамана Луковкина, на Дон были посланы четыре партии повстанцев, планы которых состояли в- следующем: Первая, пройдя все медвёдицкие станицы до самого Дону, завернется вверх по Дону и далее, а вторая, следующая за оною ж, дойдя до Дону ж, идти вниз по Дону в соединение с самым злодеем Пугачевым; третья - по бузулуцким станицам до Хопра..., четвертая... вниз по хоперским станицам (ЦГВИА, ф. 52, оп. 194, д. 93, ч. 2, лл. 83-84). Таким образом, вождь восстания стремился прежде всего занять своими отрядами станицы, расположенные в верховьях Дона и по его притокам - Хапру, Бузулуку, Медведице и Иловле, а затем, после захвата Царицына, соединиться с ними и поднять на восстание все войско Донское.

Часть этого плана была осуществлена. Первым вошел в пределы Земли войска Донского отряд под командованием пугачевского полковника Андреева, насчитывавший свыше 500 человек. Преодолев незначительное сопротивление, 10 августа 1774 г. Андреев занял крайний донской хутор Каменнов, расположенный на Черной речке, впадающей в Медведицу. Выйдя затем на р. Медведицу, он двинулся вниз по течению реки и занял крупную слободу Даниловку, принадлежавшую семье знаменитых атаманов войска Донского-Ефремовых (Там же, д. 61, лл. 132-133).

Столь же быстро восставшими была взята расположенная на р. Медведице слобода Краснояровка. 14 августа шедший вниз по Медведице повстанческий отряд, в котором было полторы тысячи человек, подошел к ст. Березовской. Находившийся в станице атаман Луковкин выслал навстречу этому отряду партию. Она, как доносил есаул Михаил Озерин, съехавшись с злодеями толпы Пугачева и увидя превосходные силы, нашла себя принужденною возвратиться и известила о том наказного атамана Луковкина, который, не имея команды своей у казаков ни пороху, ни свинцу, чем бы от показанной толпы себя защитить и сделать отпор, послал меня в крепость Хоперскую для требования оного (ЦГАДА, ф. Госархив, разряд VI, д. 490, ч. 1, л. 219-219 об). Есаул Озерин не знал, как поступил Луковкин далее, но нет сомнения в том, что он не принял сражения и поспешно бежал.

О дальнейших действиях отряда повстанцев известно из донесения Луковкина главнокомандующему карательными войсками П. Панину, в котором говорится, что злодей с толпою войдя, хищно вниз по Медведице прошел от Березовской до Етеревской шесть станиц, заняв по пути Малодельокую, Заполянскую, Орловскую и Раздорскую станицы (ЦГВИА, ф. 52, оп. 194, д. 93, ч. 2, л. 80, См. также д. 61, лл. 78а-78б).

В этот момент старшины не чувствовали себя в силах оказать сопротивление успешно продвигающемуся повстанческому отряду. Старшина Себряков, который 17 августа сам в страхе бежал от пугачевцев, при появлении их у Березовской станицы за день до этого доносил новохоперскому коменданту, что при вторжении пугачевских отрядов в пределы Земли войска Донского старшина Кульбаков, оставя занятой им верховых медведицких станицах пост свой, скрылся и объявил, что за приближением к нему до двух тысяч злодейской толпы с малою командою устоять не можно... и тамошних медведицких станиц казаки стали каждый спасать живот свой. В связи с этим и Кульбаков от такой разстройки оттуда уехал (ЦГАДА, ф. Госархив, разряд VI, д. 490, л. 220).

Не менее напряженно складывались, в этот момент дела под Царицыном. Хотя правительственным войскам в конце концов и удалось удержать город, казаки, как свидетельствуют документы, не желали сражаться с повстанцами, чем привели старшин в полную растерянность (документ № 9).

Глухое брожение, не прекращавшееся, на Дону, несмотря на жестокий террор после разгрома Крестьянской войны 1773-1775 гг., в начале 90-х годов XVIII в. вылилось в крупное народное волнение, продолжавшееся свыше двух лет и охватившее почти половину казачьих станиц. (документы №№ 13-16).

Главной причиной его явилась угроза обращения казаков в регулярство, выразившаяся в попытке насильственно переселить на Кубанскую линию казаков шести полков с их семьями.

Начавшись весной 1792 г. в донских полках, стоявших на Кубани, движение в короткий срок распространилось в казачьих станицах Дона. Кульминационным пунктом борьбы на этом этапе явились действия вооружейного отряда Сухорукова. Жестоко расправившись с наиболее активными участниками волнений, с одной стороны, а с другой, выдав Войску жалованную грамоту и пообещав убедить Екатерину II отменить наряд на поселение, правительство и войсковые власти к августу 1793 г. добились установления тишины в Войске. Осенью 1793 г. они попытались вновь заставить казаков выполнить наряд на поселение, причем старшины и богатые казаки постарались отправить на Кубань беднейшую и наиболее неспокойную часть казачества. Это вызвало новые волнения не только против произвола со стороны правительственных чиновников, но также против старшин и войсковых властей. В конце 1793 - начале 1794 г. волнения приняли массовый характер, охватив 50 донских станиц (документ № 13). С большим трудом, опираясь на благонамеренных, к середине января войсковым властям удалось привести к повиновению большую часть казачьих станиц.

Но в пяти станицах Чирского начальства волнения не утихли, а нарастали с каждым днем. В декабре власть в них фактически перешла в руки восставших. Сделав общий оговор, станицы начали вооружаться для борьбы за свои права. Под влиянием этого началось брожение во многих других станицах и усилились побеги, на Дон казаков, служивших в это время за пределами Дона.

Направив против восставших почти 8,5 тыс. солдат регулярной армии и 5 казачьих карательных полков, правительство, опираясь на зажиточную верхушку казачества, принудило пять станиц к капитуляции и вслед за тем жестоко расправилось с участниками волнений, наказав более 6 тыс. казаков.

Несмотря на это, казаки в самом скором времени начали вновь борьбу за свои права. Правительство, напуганное размахом движения, вынуждено было сократить наряд на поселение и подумать о необходимости преобразований в войске Донском.

БЕГСТВО КРЕСТЬЯН НА ДОН

№ 1. УКАЗ ПЕТРА I КНЯЗЮ Ю. ДОЛГОРУКОМУ О СЫСКЕ БЕГЛЫХ В ДОНСКИХ ГОРОДКАХ (Текст документов. №№ 1-5 дан без исправлений в написании слов)

6 июля 1707 г.

Господин Долгорукой, известно нам учинилось, что из русских порубежных и из иных розных наших городов, как с посадов, так и уездов, посадские люди и мужики розных помещиков и вотчинников, не хотя платить обыкновенных денежных податей и оставя прежние свои промыслы, бегут в розные донские городки, а паче из тех -городков, из которых работные люди бывают по очереди на Воронеже и в иных местах. И забрав они в зачет работы свои улишние наперед многие денги, убегают и укрываютца на Дону с женами и с детми в розных городках; а иные многие бегают, починя воровство и забойство (Починя-учиня, забойство-убийствo). Однако ж тех беглецов донские казаки из городков не высылают и держат в домех своих.

И того ради указали мы ныне для сыску оных беглецов ехать из Азова на Дон вам без замедления. Которых беглецов надлежит тебе, во всех казачьих городках перeписав, за провожатыми и с женами их и с детми выслать по-прежнему в те ж городы и места, откуда кто пришел. А воров и забойцов, естли где найдутся, имая, отсылать за караулом к Москве или в Азов... А наипаче надлежит трудитца о высылке беглых людей.

Писан из Люблина в 6 день июля 707 го[да].

ЦГВИА, ф. 177, д. 24, лл. 1099-1100 об.

БУЛАВИНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1707-1709 гг.

№ 2. ИЗ ОТПИСКИ ПОЛКОВНИКА И. ТЕВЯШОВА ОБ УБИЙСТВЕ КНЯЗЯ Ю. ДОЛГОРУКОГО И О ПРИСОЕДИНЕНИИ ВЕРХОВЫХ КАЗАЧЬИХ ГОРОДКОВ К ВОССТАВШИМ

Октябрь 1707 г.

...По ведомостям про воров, которые, забунтовав, убили полковника князь Юрия Долгорукого, он, полковник Тевяшов, полку своего старшин и кумпанейцов (Кумпанейцы, компанейщики-участники торговой или промышленной компании) собрав, поставил в порубежных городех, которые граничат с казачьими городками... А в казачьи городки посылал тайным обычаем посыльного своего, которой, возвратись оттуда октября в 19-м числе, сказал: «был он в Равенском городке и виделся с казаком той станицы, который сказывал ему, что Трехизбянcкой станицы казак Булавин с товарищи, в Шульгинской станице убив князь Юрия Долгорукого и офицеров и солдат... которые при нем были, послал от себя письма прелестные по Ойдару, и в донецкие и в донские верхние городки, и на Медведицу и на Холер, и велел им посланных от него, князь Юрья, побить до смерти, а казакам велел итить к себе и устращивает в письмах смертною казнью. И пошел он, Булавин, в донецкие городки... А в Черкасской он, Булавин, послал от себя 3-ю посылку (Т. е. третью партию, отряд), и против его посылок по то число отповеди ему не было. А из донских городков к нему, Булавину, никто не бывал. И хочет он, Булавин, собрався, итить в украинные городы, которые с ними пограничны, для коней и для добычи, потому что при нем собралось много бурлаков, бескоены и безоружейны и безодежны... Да того ж вышеописанного числа пришед к нему, Ивану, полку его казак Володимер Мануйлов с товарыщем своим и сказали: были они на Бахмуте для промыслу своего, ехав оттуда чрез казачей городок Старой Боровской, и октября 12-го дня в том городке наехали на них донские..казаки, которые забунтовали; а атаман у них Булавин, и при нем было казаков конных с 500 человек да пеших столько ж. И того городка атаман со своей станицею ветрели его с хлебом, и свином, и с медом, и приняли его в станичную избу... И в то время, боровской атаман со всею станицею говорил ему, Булавину, и всем его старшинам, что заколыхали всем государством, что вам делать, естли придут войска из Руси, тогда и сами пропадете и им пропасть же будет. И тот атаман Булавин сказал: «Не бойтесь-де, для того что он то дело начал делать не просто, был он в Астрахани и в Запорожье и на Терках, и они (астраханцы и запорожцы и торченя) все ему присягу дали, что им быть к нему на вспоможение в товарыщи, и вскоре они к ним будут». А пойдут они по казачьим городкам в Новое Боровское, в Краснянск, на Сухарев, на Кабанье, на Меловой Брод, на Сватовы Лучки, на Бахмуг. И, идучи, будут казаков к себе приворачивать. А естли которые с ними не пойдут, и они де их, назад вернувшись, будут жечь, а животы грабить. И как городки свои к себе склонят, пойдут Изюмским полком по городем и до Рыбного и коньми, и ружьем, и платьем наполнятца, и пойдут в Азов и на Таганьрог, и свободят севшочных и каторжных, которые им будут верные товарыщи... И на весну, собрався, пойдут на Воронеж и до Москвы... А Лоскут(Лоскут Иван - один из предводителей восстания, полковник повстанческого войска, казак Ново-Айдарского городка, участвовал в Крестьянской войне под руководством Степана Разина)-де, которого называют полковником, говорил ему, Булавину: Чего-де ты боишься, я де прямой Стенька, не как тот Стенька без ума своего голову потерял, а я де вождь вам буду. И боровской атаман со всею станицей склонились, и передались к ним, Булавину с товарыщи, и пошли за ним в Новой Боровской. И новоборовской атаман с казаками ему, Булавину, встретя, склонились, и передались, и пошли за ним же. А передались ему, Булавину, их казачьи городки по Донцу: Трехизбянской, да Старое и Новое Боровское, да Новой Ойдар, Шульгин, Белянск, и пошли за ним ж в тех городках жителей 291. А Закотной городок и Осинова Лука не сдались; также и в Старой Ойдар и в Краснянск их, воров, не пустили. И сидит в Старом Ойдаре в осаде с казаками, а в тех городках жителей 276, знатно посланной от князь Юрия Долгорукого. И он, Булавин, стоял двои сутки, хотел из того городка взять того посланного и убить, и атаман и казаки к нему не склонились, и в городок к себе его не пустили, и посланного не дали. А донских городков, которые по реке Дону, при нем, Булавине, нет ни одного человека...»

№ 3. ПИСЬМО К. БУЛАВИНА ЗАПОРОЖСКОМУ КОШЕВОМУ АТАМАНУ О КАЗНИ В ЧЕРКАССКЕ СТАРШИН, УЧАСТВОВАВШИХ В КАРАТЕЛЬНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ Ю. ДОЛГОРУКОГО, С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ О СОВМЕСТНЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ВОЙСК

17 мая 1708 г.

... В Запороги войсковому атаману Константину Гордеевичу и всему войску Запорожскому, атаманам-молодцам, донские атаманы и казаки, войсковой атаман Кондратий Булавин и все войско Донское челом бьют... В прошлом, 1707 г. совокупилися мы войском Донским и иными реками постоять за дом пресвятые богородицы, и за православную христианскую веру, и за святыя апостольския церкви. И о том у нас войском Донским был обор на р. Хопре... А то собрание было для того, что прислан был к нам, войcку, полковник князь Юрыя Долгорукой для розыску и высылки из наших казачьих городков новопришлых с Руси всяких чинов людей, а с ним были в том розыске из Черкасского наши старшины Ефрем Петров с товарыщи... и городки наши многая розорили и пожгли. А нашу братью, казаков, многих пытали и кнутом били, и носы и губы резали... а детей наших, младенцев, по деревьям вешали за ноги. И такое видя их к себе напрасное разорение, его, князя Долгорукого, и при нем будущих [мы] побили до смерти... И в нынешнем, 1708 г., нынешний нам войсковой атаман Кондратий Булавин, всем войском Донским собрався, пришли под Черкасской, чтоб прежних наших бывших старшин, войскового атамана Лукьяна Максимова и при нем будущих, которые c ним чинили неправду, от дел их отставить и выбрать иных старшин.

И о таком совете мы войском Донским к вам, атаманам-молодцам, от себя наперед сего писали, чтоб вы нам дали от себя руку помощи и быть бы вам с нами вкупе единодушно. А как атаман наш войсковой Кондратий Афанасевич Булавин был у вас, атаманов-молодцов, в Запорогах... и меж себя советовали... чтоб всем вам с нами, войском Донским, быть в соединении и друг за друга радеть единодушно, и от вас к нам помощи к Черкасску для совету никто не пришел... А ныне нам, войску Донскому, слышно чинитца, что де собранием государевы полки пришли разорять наши казачьи городки, и стоят на Донце близ Святогорского монастыря и в иных местех, и хотят де итить под Черкасской. И мы всем войском Донским, войсковой наш атаман Кондратий Булавин просим у вас, атаманов-молодцов, у тебя, войсковой атаман Константина Гордеевича, и у всего войска Запорожского, милости: естли вам слышно про приход государевых полков на наше разорение, и вы нам дайте помощи, чтоб нам стать вкупе обще, а в разоренья нам себя бы надраено не отдать.

А у нас войско Донское в поход посланы тысяч с 15 и больше для того, если государевы полки станут нас разорять и мы им будем противитца, чтоб они нас вконец не разорили напрасно, также б и вашему войску Запорожскому зла не учинили...

И с сею отпискою к вам, атаманам-молодцам, посланы от нас из войска нарочно наш казак Федор Шевырев, Игнат Филатьев. А он, Игнат, прежде сего жил у нас, и ныне пришли по-прежнему. И мы их послали нарочно, чтоб они знали к вам стуть, как бы мочно пройтить.

Писано из войска Донского 1708 г. мая в 7-й день...

№ 4. "ПРЕЛЕСТНОЕ ПИСЬМО" АТАМАНА НИКИТЫ ГОЛОГО

Июль 1708 г.

В русские... городы столникам, и воеводам, и приказным людям, а в селах и в деревнях заказным головам, и десятникам, и всей черни, Никита Голой (Голый Никита-донской казак, один из главных руководителей движения, опирался на бедноту. После гибели Булавина и Драного руководил 7-тысячным отрядом, действовавшим в районе Северного Донца) со всем своим походным войском челом бьем.

Стою я в Кулаковом стану и по Лазной, а со мною силы 7 тыс. казаков донских да 1 тыс. запорожцов, казаков же. И хотим итти под Рыбной. А Семен Драной пошел своею силою под Изюм, а с ним силы 10 тыс. А Некрасов (Драный Семен и Некрасов Игнат-руководители отрядов, действовавших: первый - на Северном Донце, второй - на Волге. После поражения под Есауловым городком 20 августа 1708 г. Некрасов ушел с отрядом на Кубань, откуда продолжал вести борьбу, делая набеги на Дон и под Царицын) пошел на Саратов и на Козлов, а с ним силы 40 тыс. А сам наш войсковой атаман Кондратей Афанасьевич Булавин пошел под Азов и под Таган, а с ним силы ворон и 2 тыс. кубанцев, и запорожцев, и наших казаков.

А нам до черни дела нет. Нам дело до бояр и которые неправду делают. А вы, голотьба и вся, идите изо всех городов конные и пешие, нагие и босые, идите, не опасайтеcя: будут вам кони, и ружье, и платье, и денежное жалованье. А мы стали за старую веру, и за дом пресвятые богородицы, и за вас, за всю чернь, и чтобы нам не впасть в елнинскую веру (Борьба за старую веру была одной из форм социального протеста. Призыв к борьбе против официальной церкви (елинской веры), которой противопоставлялась истинная христианская, т. е. старая вера, имел большое агитационное значение, так как старообрядчество было широко распространено среди многих крестьян, посадских людей и особенно казаков. Однако значение религиозного момента в восстании преувеличивать не следует. Борьба за истинную веру не помешала восставшим разгромить ряд церквей на Дону или продуванить в Черкасске церковные деньги). А вы, стольники, и воеводы, и всякие приказные люди, и заказные головы, не держите черни, и по дорогам не хватайте, и пропускайте вы их к нам в донецкие городки. А кто будет держать чернь и не будут пропускать, и тем людям будет смертная казнь. А кто сие письмо станет в себе держать и будет таить или кто издерет, и тем людем будет смертная казнь. За сим писали и челом бьем.

№ 5. ОТРЫВОК ИЗ ПОСЛУЖНОГО СПИСКА В. ДОЛГОРУКОГО ЗА ВРЕМЯ ДОНСКОГО ПОХОДА ПРОТИВ К. БУЛАВИНА

... Да ему ж, лейб-гвардии майору, ведомо учинилось, что вор Игнашка Некрасов послал прелестные свои письма в нижние и верхние городки по Дону, и по Хопру, и по Медведице, и то Бузулуку, и по Донцу, и по всем запольным речкам, по всем станицам, чтоб к нему, конечно, шли в соединение, и посылал от себя для того нарочно загонщиков. И по тем его письмам из 16 станиц собрались в Есаулов городок 3 тыс. человек с женами и с детьми, также и из иных городков были по нескольку человек. А сам он, Игнашка, с Ивашкою Павловым (Павлов Иван - один из руководителей движения. Повстанческий отряд Павлова состоял главным образом из бурлаков), да с Сережкою Беспалым (Беспалый Сергей - один из руководителей повстанческих отрядов. Участвовал в ряде успешных сражений. После поражения под Тором соединился с Некрасовым и ушел на Кубань), да с Лоскутом и с иными же такими же ворами из Голубых (Голубые - казачий городок на Дону, позднее - станица Голубинская.) хотели итти в Есаулов городок в соединение к тем же ворам сухим путем и плавнею и дошли до Нижнего Чиру. И он, лейб-гвардии майор, по тем ведомостям, видя их такое воровское собрание, чтоб их, воров, к соединению в Есаулов не допустить, оставя пехоту и обоз, пошел к Есаулову с одною конницею наскоро да из Черкасского казаки плавнею. И пришел под Есаулов августа в 22-м числе. И те вышеписаиные воры в Есаулове засели в осаде и покорения ему, великому государю, не принесли, надеясь на сикурс (Сикурс - помощь) его, вора Некрасова. И как он, лейб-гвардии майор, с драгунами к тому городку приступили, и они, воры, из того городка стреляли по государевым ратным людям. А государевы ратные люди по ним, ворам, стреляли же, и драгуны зело отважно шли... И видя они, воры, тот отважный приступ, что им в том городке не отсидеться и что оному вору Некрасову в помочь придти к ним невозможно, того же дни выслали с повинною. И настала ночь. И на другой день августа в 24-м числе, как пришли пехотные полки с обозом, они, воры, целовали крест и святое евангелие, что им быть ему, великому государю, в верности, так же, как и в Черкасском.

И он, лейб-гвардии майор, из них, воров, пущих заводчиков взяв с собою 10 человек, а атамана их Ваську Тельного (Тельный Василий - один из атаманов восставших казаков), который у них был выбран надо всеми станицами... и двух чернецов расколыников... за что их воровство казнили-четвертовали и поставили головы, и руки, и ноги на кольях, а других, с десятка по человеку, казнили и перевешали круг того городка, а иных, поставя виселицы на плотах, перевешав, пустили по Дону. И казнено их больше 200 человек.

И вор Игнашко Некрасов с товарищи, уведав тот его, лейб-гвардии, майора, скорый приход в Есаулов и что так отважно поступили, убоясь, переправились под Нижним Чиром за Дон на горную сторону и побежали наутек на Кубань с 2 тыс. человек, с женами и с детьми, оставя тягости и побросав свои пожитки.

Печатается по тексту, опубликованному в Материалах по истории СССР, т. V. Документы по истории XVIII в. М., 1957, стр. 528-530;

ДОНСКИЕ КАЗАКИ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ВОИНЕ 1773-1775 гг.

№6. ПРЕДПИСАНИЕ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ДОНСКОМУ ВОЙСКОВОМУ АТАМАНУ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ МАНИФЕСТОВ Е. ПУГАЧЕВА В СЛУЧАЕ ПОЯВЛЕНИЯ ИХ НА ДОНУ

4 января 1774 г. В С.-Петербурге

Грамота на Дон в нижние и верхние юрты нашим атаманам и казакам, наказному атаману Сулину и всему нашему войску Донскому.

Оказавшийся в пределах Оренбургской губернии известной уже разбойник, беглой из-под караула донской казак Емельян Пугачев, дерзнув принять на себя имя покойного императора Петра Третьего, присылает во многие места злодейские свои письма к обольщению тем именем разными нелепыми обещаниями простого народа.

Сего ради имеет войско Донское приказать все таковые получаемые куда-либо от помянутого бездельника разбойника Пугачева письма на, площадях, тотчас как получены или найдены будут, жечь чрез палачей, а где оных нет, то чрез профосов (Профос - низший военный чин из оштрафованных солдат исполнял самые тяжелые и грязные работы, в том числе и обязанности палача); а какого те письма, содержания будут- давать знать в Военную коллегию.


№ 7. ИЗ ОТПИСКИ ДОНСКОЙ ВОЙСКОВОЙ КАНЦЕЛЯРИИ В ВОЕННУЮ КОЛЛЕГИ О СОЖЖЕНИИ ДОМА И АРЕСТЕ СЕМЬИ Е. ПУГАЧЕВА В СТ. ЗИМОВЕЙСКОЙ

г. Черкасск

11 февраля 1774

... Отправленною в Государственную военную коллегию от 30 минувшего января сего году нашею войсковою отпискою донесли мы, всепод­даннейшие, что во исполнение высочайшей вашего императорского величества из оной Государственной военной коллегии по высочайшему именному вашего императорского величества к нам, всеподданнейшим, от 10 оного января присланной грамоте командирован... с секунд-майо­ром Рукиным нашего войска Донского старшина Туроверов в Зимовейскую станицу для забрания находящихся в той станице злодея Пугаче­ва жены и детей, и, буде есть, родных братьев... как и ради сожжения, естли есть, двора означенного не только государственного, но и рода человеческого злодея Емельяна Пугачева, в каком бы он худом или лучшем состоянии ни находился и хотя бы состоял в развалившихся только хижинах...

А сего февраля 11 дня оный старшина Туроверов, возвратясь в Чер­касской, поданным нам, войску Донскому, рапортом донес, что он, 4-го сего месяца прибыв в ту Зимовейскую станицу, упоминаемого злодея Пугачева жены и детей хотя тамо и не застал, но той станицы священ­ный чин, атаман и старейшины по объявлении им данной ему войсковой грамоты по долгу присяги донесли, что та жена сего злодея с детьми (одним сыном и двумя дочерьми) жительствует в Есауловской станице у родной ее матери Недюжихи, а дом его запродан ею в 1773 г. в осен­нее время той Есауловской станицы отставному казаку Еремею Евсееву за 24 руб. 50 .коп. Почему он обще с майором Рукиным, 6-го числа при­ехав в ту Есауловскую станицу, оный злодейский дом, хотя он и найден выстройкою поправляем, тотчас сломав, перевезли прямо на то место, где его, злодея, в Зимовейской станице обитание имелось, и тамо как тот дом, так и при речке Аксенце хижина с огорожею и с нескольким числом садовых деревьев того ж 6-го числа при майоре Рукине, при священном чине, старейших и прочих сжег и пепел чрез профоса рас­сеял, а место не токмо одною Зимовейскою, но по верноподданническо­му долгу из ревности и усердия Есауловскою и Верхне-Курмоярскою станицами на оставление на вечные времена без населения, яко осквер­ненное вышеупомянутым злодейским жительством, рвом 7-го числа око­пано. О чем от Зимовейской станицы и свидетельство.

А также злодея Пугачева жену с тремя детьми... при том рапорте представил...

И об оном Государственной военной коллегии сею нашею войсковою отпискою всеподданнейше представляем.

Семен Сулин

Войсковой наказной дьяк Иван Несмеянов

№ 8. ПОКАЗАНИЯ О Е. ПУГАЧЕВЕ ЕГО ЖЕНЫ ТЮФЬИ ДМИТРИЕВНЫ, ДАННЫЕ НА ДОПРОСЕ В КРЕПОСТИ СВЯТОГО ДМИТРИЯ

Февраль 1774 г.

Описание известному злодею и самозванцу, какого он есть свойства и примет, учиненное по объявлению жены его Софьи Дмитриевой дочери.

1. Мужа ее, войска Донского Зимовейской станицы служилого казака, зовут Емельяном, Иванов сын, прозывается Пугачевым.

2. Отец его был родной той же Зимовейекой станицы служивый казак, Иван Михайлов, сын Пугачев же, который в давних годах умер.

3. Тому мужу ее ныне от роду будет лет с 40, лицом сухощав, во рту верхнего спереди зуба нет, который он выбил салазками еще в малолетстве в игре, а от того времени и доныне не вырастает... на лице имеет желтые конопатины, сам собою смугловат, волосы на голове темно-русые, по-казацки подстрижен, росту среднего, борода была клином, черная, небольшая.

... 5. Женился тот муж ее на ней, и она шла оба первобрачнымя, назад тому лет с десять; и с которым и прижили детей пятерых, из коих двое померли, а трое и теперь в живых, первый сын - Трофим, 10 лет, да дочери, вторая - Графена по седьмому году, а третья - Христина по четвертому году.

6. Оный же муж ее назад тому 3 года послан на службу во II армию, где и был 2 года, а оттуда ныне другой год за грудною болезнею, о которой выше значит, по весне отпущен, а посему и был в доме одно лето...

... 10. Писем он к ней как с службы из армии, так и из бегов своих никогда не присылал, да и чтоб в станицу их или к кому другому писал об оном не знает. Он же вовсе и грамоте не умеет.

11. Что же муж ее точно есть упоминаемый Емельян Пугачев, то сверх самоличного с детьми сознания и уличения могут в справедливость доказать и родной его брат, Зимовейекой же станицы казак Дементий, Иванов сын, Пугачев (который ныне находится в службе в I армии) да родные же сестры, из коих первая Ульяна Ивановна, коя ныне находится в замужестве той же станицы за казаком Федором Григорьевым, по прозванию Брыкалиным, а вторая, Федосья Ивановна, которая так же в замужестве за казаком из прусак Симоном Никитиным, а прозвания не имеет, коя ныне жительство имеет в Азове, которые, все мужа ее также знают довольно.

12. Речь и разговоры муж ее имел по обыкновению казацкому, а иностранного языка никакого не знал...

14. Сама же та Пугачева жена-казачья дочь, и отец ее был Есауловской станицы служивый казак Дмитрий, по прозванию Недюжия, а отчества не припомнит, потому что она после его осталась в малолетстве, и после ж которого осталися и теперь вживе находятся дочери его да ей сестры родные... да третий сын отца ее, а ей брат родной, Иван Дмитриев, по прозванию Недюжин, живет в Есаулавской же станице служивым казаком, и по отъезде ее в здешнее место был при доме своем и был по наряду в службе в готовности.

Засвидетельствовал поручик Борис Цыбезов

№ 9. РАПОРТ ПОХОДНЫХ АТАМАНОВ ВОЙСКА ДОНСКОГО ЦАРИЦЫНСКОМУ КОМЕНДАНТУ И. ЦЫПЛЕТЕВУ О РАСТЕРЯННОСТИ ДОНСКИХ СТАРШИН ПОД ЦАРИЦЫНОМ И О НЕНАДЕЖНОСТИ НАХОДИВШИХСЯ ПОД ИХ КОМАНДОЙ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

21 августа 1774 г.

Сколькю нашей усердности вашему высокоблагородию довольно известно, что к несчастию общему и к погашению славы, нажитой всего войска Донского кровью, из находящихся при нас подкомандных некоторые показали такую трусость, что и прочих смешав мысли, нанесли страх таков, что мы о истреблении от нас злодея надежды не прёдвидим. И хотя из оных, из находящихся при нас, еще большая половина и осталась с нами, но что последует и от них - уверить никак теперь неможно. А затем от истинного нашего сердца господа бога просим, чтоб он по своему милосердию подкомандных наших даровал прежнею истинною по присяге храбростью, в чем на его всемогущество мы и не безнадежны.

Походный атаман Василий Перфилов, полковники Михайло Денисов, Василей Манков, Карп и Варлам Денисовы, Григорий Позднев, Василей Греков.

№ 10. РАПОРТ ЦАРИЦЫНСКОГО КОМЕНДАНТА АСТРАХАНСКОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ ОСАДЕ ЦАРИЦЫНА ОТРЯДАМИ Е. ПУГАЧЕВА И О НЕНАДЕЖНОСТИ ДОНСКИХ КАЗАКОВ

Пишу, ваше превосходительство, из осажденного города. Злодей с толпою пришел, в первом часу начал изо всей артиллерии сильную атаку : ядрами и бомбами обсыпал по крепости, но, слава богу, еще не удалось ничего, зажигаемое им строение отраженною заблаговременно командою утушалось скоро, и люди спаслись. Могу засвидетельствовать: все неустрашимы до последнего солдата, равно-купцы и обыватели, имеющие ружье и посты по стенам. А наши артиллеристы пускали выстрелы - не то, что многие батарей у него сбиты, не дали ему выгодного места ни одного. И ничем не страшен оказался, и все у нас до одного бодрствуют.

Казаки же донские в поле имели великое с его толпою дело, во, что их много, одолеть не с кем: от князя Багратиона малороссийских Нежинского полку до 70 казаков пришло, а сам с полевою артиллериею не подоспел...

Полковники казачьи без регулярной команды, не имея подпоры, ударить еще не могли: опасаются своих, что грозят отступлением, а многие из-под города и ушли, неизвестно - на Дон ли или в толпу.

Полковник Иван Цыплетев

№ 11 УКАЗ ЕМЕЛЬЯНА ПУГАЧЕВА КАЗАКАМ И СТАРШИНАМ ДОНСКОГО ВОЙСКА

23 августа 1774 г.

Божиею милостию, мы, Петр Третий, император и самодержец Всероссийский и проч. и проч. и проч.

Объявляется города Царицына Донского войска казачьим старшинам и всему Донскому войску во всенародное известие.

Вы уже довольно и обстоятельно знаете, что под скипетр и корону нашу почти уже вся Россия добропорядочным образом по прежней своей присяге склонилась. Сверх того, несколько Донского и Вольского войска оказывают к службе нашей во искоренение противников, разорителей и возмутителей империи-дворян ревность и усердие и получили себе свободную вольность и нашу монаршую милость и награждением древнего святых отец предания, крестом и молитвою, головами и бородами (Жалуя головами и бородами, Пугачев предоставлял право исповедывать старую веру).

Того ради, как мы есть всемилостивейший монарх и попечитель обо всех верноподданных рабах, желаем преклонить в единственное верноподданство всех и вас и видеть доказательство к службе нашей ревности от вас, Вы ж ныне помрачены и ослеплены прельщением тех проклятого рода дворян, которые, не насытясь Роcсиею, но и природные казачьи войска хотели разделить в крестьянство и истребить казачий род. Мы, однако, во власти всевышней десницы, надеемся, что вы, признав оказанные против нашей монаршей власти и своего государя противности и зверские стремления, которые вам всегда будут в погибель и повелителям вашим, раскаетесь и придете в чувство покаяния, за что можете получить монаршее наше прощение и, сверх того, награждение тако ж, каково получили от нас склонившиеся верноподданные рабы.. Во свидетельство того мы собственною рукою дописать соизволили. Августа 23 дня 1774 г. Петр.

Печатается по публикации М. Ц. Галкина-Враского Из архива Саратовского губернского правления. (Русский архив, 1873, № 4, стр. 451).

№ 12. СООБЩЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО II АРМИЕЙ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ВОЙСК В. ДОЛГОРУКОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ П. ПАНИНУ О ДЕЙСТВИЯХ ВОЙСКОВЫХ ЧАСТЕЙ ПРОТИВ ПОВСТАНЦЕВ

26 августа 1774 г.

Милостивый государь мой, граф Петр Иванович! Вчерашнего Дня получил я известие от генерал-майора князя Багратиона, находившегося 13-го сего месяца при станице Низовской немного более 100 верст от Пятиизбянской станицы, что изменник Пугачев овладел Саратовым и продолжает путь свой к Царицыну и Дону, а, вследствие того предписал я сему генералу, поспешающему вверх по Дону на многочисленные толпы изменнические, идти на оные и всеми силами стараться разбить сих извергов, стараться захватить злу сему виновника. Бригадиру и кавалеру Брынку подтвердил я о скорейшем следовании на Дон отряженного им деташамента (Деташамент - отряд), состоящего в Селенгинском пехотном полку, пяти эскадронах слободских, двух желтых поселенных гусар и наперед отправленных трех казачьих полках, да и сам господин Брынк подвигается помалу к Дону с кавалериею Московского легиона, легкою полевою командою и донскими тремя полками. Я же отсюда еще из вышедших из Крыма полков отправил 1 200 отборных, казаков...

Сделавши сии распоряжения, доношу вашему сиятельству, что сколы ни скрываем был от ногайцев мятеж, колеблющий империю, при сем том по близкому их пребыванию к Дону говорят они о сих обстоятельствах, присовокупляя, будто некоторые на Дону из подлого народу охотно ждут прибытия Пугачева, а посему и препоручил я особливо тут бригадиру Брынку принять такие меры, чтобы и на Дону войскам способствовать и злодеям в орды пробираться воспрепятствовать был он в состоянии...

Пребывая с истинным высокюпочитанием и наисовершеннейшею преданностию вашего сиятельства всепокорный слуга.
В. Долгоруким Близ крепости Перекопская

ВОЛНЕНИЯ КАЗАКОВ 1792-1794 гг.

№ 13. ИЗ РАПОРТА ВОЙСКОВОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ВОЙСКОВОМУ АТАМАНУ О МЯТЕЖЕ ПЯТИДЕСЯТИ СТАНИЦ

1 ноября 1793 г.

Сие правительство, всматриваясь в дело настоящего ныне по станицам сего войска чрез наряд на Кавказскую линию... в семейные казаков волнования и сопротивления в том многих из них и видя себя ее в силах помочь сему безугодию, а, с другой стороны, ..оно старалось тех мятежников с самого начала их открытия обратить к раскаянию и исполнению высочайшей воли увещевательными предписаниями и словесными чрез посланных к ним чиновников армии полковников, подполковников, майоров и войсковых старшин уговорами. Но донские (от Нагавской до Трехостровянсиой и далее от Сирота некой по Кременскую) и 16 хоперских (от Федосеевокой до Михайловской станицы), все то пренебрегая, остались в мятеже и сопротивлении высочайшей воле и... грамото написании в семейные от посланных чиновников многие не приняли... В медведицкие ж и бузулукские станицы... посланные с повелениями о наряде чиновники еще и доныне оттуда не возвратились токмо, по последним их рапортам [известно, что] медведицкие [станицы], кроме одной Островской.., от Глазуновской до Заполянской остаются все в мятеже и неповиновении...

Повторяя поданный от 13 минувшего октября рапорт, [правительство] признается опять в своем бессилии и неимении способов по унятию от своевольства сих мятежников, в которых теперь состоит донских, хоперских, медведицких и бузулукских 50 станиц, и из них в большом буйстве находятся из донских Нагавская, Есауловская и Нижне-Чирская. А хотя 51 станица и 2 монастырских слободы, нижние и самые верхние донские и донецкие наряд в семейные своим казакам сделали... да и от здешних городских, а равно от Маноцкой станицы и станов Аксайского, Гниловского, Кривянского и Заплавского исполнение такого наряду... ожидается без сомнения, но со всем тем окончательного сему делу происшествия: спокойно ль оно без больших продерзостей исполнено будет (как то другие станины после начавшегося волнования сделали) или по настоящему упорному оставшихся мятежников непослушанию наконец потребно будет особое к тому их понуждение, предвидеть и твердого... заключения ныне еще положить не можно...

№ 14. РАПОРТ ПРЕМЬЕР-МАЙОРА ДЕНИСОВА ВОЙСКОВОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ОБ ОТКАЗЕ СКУРИШЕНСКОЙ СТАНИЦЫ ПРИНЯТЬ ГРАМОТУ О НАРЯДЕ КАЗАКОВ ДЛЯ ПОСЕЛЕНИЯ НА КУБАНЬ

16 октября 1793 г.

За отправлением во оное правительство сего октября от 14-го дня: [рапорта] о непринятии от меня Скуришевской станицей по вторичному объявлению моему грамоты, следуемой о наряде казаков семейных для поселения на Кубань, и о неисполнении требуемого казакам наряда, отправясь из оной в Кешинскую станицу, сего ж октября 15-го числа прибыл, и по требованию моему станичный атаман Андрей Курин со стари­ками у меня хотя и были, но грамоты без станичного сбора не приняли. А сего числа по троекратной посылке моей означенный атаман Курия со стариками... не явился, а присланный ко мне с станичного сбора станичный есаул Андрей Молодцов объявил, что атаман и старики от должностей своих отказались, и они ко мне более уже не придут, и грамоты от меня станица не примет, и исполнение по оной не сделает, и рапорта о том дать мне не приказала. Да и напоследок, когда я тре­бовал для посылки в правительство с рапортом нарочного казака, так­же в даче мне оного отказала, почему и рапорта... отправить в прави­тельство было не с кем...

Премьер-майор Аксентий Денисов

№ 15. ОБЪЯВЛЕНИЕ ГЛАЗУНОВСКОГО СТАНИЧНОГО ПРАВЛЕНИЯ О СЛОЖЕНИИ СВОИХ ПОЛНОМОЧИЙ ПО ТРЕБОВАНИЮ СТАНИЧНОГО СХОДА

12 октября 1793 г.

Высокоблагородным и высокопочтенным г-дам подполковнику Ивану Лантелеевичу Пантелееву и премьер-майорам Аксену Иль­ичу Денисову и Дмитрию Ивановичу Щедрову.

Глазуновской станицы станичного атамана полкового сотника Прохора Сухова, судей полковых старшин хорунжих Конд­рата Гарусева, Петра Вететвева, старика Егора Сухова, ста­ничного писаря Прохора Калинина и казака Семена Боб­ровскова.

Объявление

Сего числа... при собрании нами полного станичного сбора для оной имеющейся у вас войсковой грамоты принятия и объявления станице... станица с великим шумом, криком и упорством вознегодовав нас, выговаривая при том первому из нас, атаману Сухову: «Положи-де станичную печать и насеку, - а судьям Гордееву, Вететневу и Сухову азартно от должности отказали... нам единогласно сказали: «Не принимайте грамоты и рапорта не давайте, - уграживая три том, - наблюдайте-де свое здоровье». Но при том из нас атаман Сухов, видя их... зловредности, принужденным себя нашел послать за станичною печатью и насекою, которые при оном станичном сборе положил, и от атаманства [его] отрешили, упоминаемым же судьям Гордееву, Вететвеву и Сухову от должности их отказали...

№ 16 РАПОРТ ПОЛКОВНИКА ЛЕОНОВА ВОЙСКОВОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ ОБ ОТКАЗЕ КАЗАКОВ СТАНИЦЫ КОЧЕТОВСКОЙ ОТ НАРЯДА НА ПОСЕЛЕНИЕ НА КАВКАЗСКУЮ ЛИНИЮ

15 октября 1793 г.

В 14-й день сего течения я, прибыв из Семикаракорской в Кочетовскую станицу, в коей хотя того ж числа оной станицы станищной атаман войсковой есаул Корней Стюденикин, а с ним судья Самойла Топорков, Филипп Золотарев и сотник Харитон Бурханов с тремя стариками... ко мне по двоекратной моей посылке и приходили, но о наряде в поселение на Кавказскую линию казаков грамоты, не приняв, сказывая тогда... что они без станичного сбора оных принять не могут, а поутру-де, то есть сего числа, сделают казакам сбор я о том потрактуют, ибо-де сей наряд не на службу, а на вечное бедных казаков поселение, по коих они теперь сокрушаясь и в слезах потопают. Да и бога-де не боится войсковой атаман Алексей Иванович Иловайский, потому что он во время минувшего 1792 г. из Петербурга проезда и в их станице бытности... уверял их, что впредь никогда на Кавказскую линию казакам поселения не будет, а теперь-де вышло другое...

А сего числа, собравши сбор и видя всех бывших на оном сборе ко исполнению высочайшей воли несогласных, довольно при разговоре внушая атаману, чиновникам, старикам и казакам благонамеренный совет; но на то, из них чиновники и старики гораздо большая часть была в молчании, а казаки все кричали, что-де будет происходить в верховых станицах, то тогда и они на то будут согласны. В каковой их закоснелости и разошлись со сбора, а потому и я отправился в станицу Золотовскую.
Армии полковник Степан Леонов

Аватара пользователя
donec13
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 137
Зарегистрирован: 21 фев 2013, 20:22:00
Прибор: Ace350 Euro
Имя: Владимир
Откуда: г.Каменск-Шахтинский
Благодарил (а): 6 раз
Поблагодарили: 34 раза

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение donec13 » 22 мар 2015, 14:50:39

Спасибо chasesun за отличный материал! Много интересного, особенно за то, как в прошлом шло освоение края, заложение шахтенок.
Делай сегодня то, что другие не хотят!

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 23 мар 2015, 08:15:29

Донские казаки в русско-турецких войнах XVIII в.
Вся история донского казачества XVIII в. тесно связана с военной службой, военными походами и сражениями.

Впервые казаки стали действовать совместно с русской армией период царствования Ивана IV. Овладев тактическим искусством русской армии, они получили большие преимущества в боях с кочевыми народами; казаки разработали свои методы кавалерийского боя: знаменитую казачью лаву, заманивание врага и т. п.

После подавления Булавгайского восстания (1707-1708 гг.) царское правительство лишило казаков многих былых привилегий. С этого времени военная служба для них стала обязательной государственной повинностью, а Донское войско передано в ведение Военной коллегии. Была отменена выборность войскового атамана и других командных; должностей; казакам запрещались самостоятельные походы против Крымского ханства и Турции. Для удержания в повиновении самих донских каэаков рядом с их столицей - Черкасском в 1711 г. было построено укрепление, где постоянно находились гарнизон царских войск и артиллерия. С этого времени донские казаки не только охраняли южные границы государства, но в составе русской армии участвовали во всех войнах, которые вело правительство России. Если в XVII в. казаки участвовали в войнах только с ближайшими соседними государствами, то с XVIII в. царское правительство стало посылать их и в далекие походы. Казаки участвовали в Прутоком походе 1710 г., в Персидском походе 1722 г. Только в русско-турецких войнах в период царствования Екатерины II участвовало 22 тыс. казаков. В войне 1768- 1774 гг., сражаясь под командованием А. В. Суворова, они отличились под Кинбурном и Очаковом, а в 1783 г. совершили поголовный поход на Кубань против кочевых ногайских орд. В 1799 г. более 4 тыс. казаков участвовало в итальянском и швейцарском походах А. В. Суворова. Военная служба была тяжелой повинностью для рядового казачества, так как вела к разорению хозяйства и гибели большого числа людей, главным образом молодежи, не только в боях, но и от страшных эпидемий.

Недаром на Дону был;а сложена такая песня:

Чем-то наша славная землюшка распахана?
Не сохами-то славная землюшка наша распахана, не плугами,
Распахана наша землюшка лошадиным и копытами.
А засеяна славная землюшка казацкими головами.
Чем-то наш батюшка, тихий Дон, украшен?
Украшен-то наш тихий Дон молодыми вдовами..
Чем-то наш батюшка, тихий Дон, цветен?
Цветен наш батюшка, славный тихий Дон, сиротами.
Чем-то во славном тихом Дону волна наполнена?
Наполнена волна в тихом Дону отцовскими, материнскими слезами...

* * *
На протяжении XVIII в. российское правительство вело несколько войн с Турцией за выход к Черному морю и безопасность южных границ.

В настоящей публикации подобраны документы об участии донских казаков в русско-турецкой войне 1778-1791 гг.

Исключительны по своему значению победы, одержанные русской армией под командованием А. В. Суворова в этой войне при Кинбурне, Фокшанах, Рымнике, а также при взятии турецкой крепости Измаил. Победа под Измаилом решила исход войны в пользу России, показав полководческий гений Суворова и замечательную самоотверженность солдат и командиров русской армии (документы №№ 1-3).

№ 1. ИЗ РЕЛЯЦИИ А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ О СРАЖЕНИИ ПРИ КИНБУРНЕ

1 октября 1787 г.

Реляция о происшедшей баталии при Кинбурне и одержанной совершенной над

неприятелем победе октября 1-го на 2-е число 1787 г. Вашей светлости имел я честь донесть вчера о сильном неприятельском бомбардировании и канонаде до глубокой ночи...

Между тем против утра усмотрено было довольно турков на мысу Кинбурнской косы (На Кинбурнской косе в октябре 1787 г. высадился 6-тысячный десант турок, намеревавшихся захватить устье Днепра), которых число перевозимыми с кораблей непрестанно умножалось, и видно было, что они с великою поспешностью работали в земле для приближения к крепости... Видя многосильного неприятеля, подступившего к Кинбурну на одну версту, решился я дать баталию! Храброй генерал-майор и кавалер Рек, выступя из крепостных ворот с первою линиею, атаковал тотчас неприятеля, которой с неменьшею храбростью защищал упорно свои ложементы... Подкрепляли атаку генерала Река резервные эскадроны и казачьи полки. Скоро прибыл и козловский полк, начальник которого, подполковник Марков, поступил отлично. Поспешно неприятельский флот сближился к лиманским берегам и в близости стрелял на нас из бомб, ядер и картечь... Неприятель непрестанно усиливался перевозимым ему войском с судов. Наши уступили и потеряли несколько пушек.

Позвольте, светлейший князь, донесть: и в нижнем звании бывают герои. Неприятельское корабельное войско, какого я лучше у них не видал, преследовало наших с полным духом; я бился в передних рядах Шлиесельбургского полку; гренадер Степан Новиков, на которого уже сабля взнесена была в близости моей, обратился на своего противника, умертвил его штыком, другого, за ним следующего застрелил и, бросясь на третьего, они побежали назад. Следуя храброму примеру Новикова, часть наших погнались за неприятелем на штыках, особливо военными увещеваниями остановил задние ряды сержант Рыловников, который потом убит... Орлова полку казак Ефим Турченков, видя турками отвозимую нашу пушку, при ней одного из них сколол и с последуемым за ним казаком Нестером Рекуновым скололи четырех. Казаки сломили варваров. Солнце было низко! Я обновил третий раз сражение.

С отличным мужеством легкой батальон муромских солдат под предводительством капитана Калантаева (который ранен пулею и картечью), Шлиссельбургские и Орловская роты на неприятеля наступили; секундированье легкоконными ,и обретающимися в действии казачьими полками - варвары в их 15 окопах держались слабо. Уже была ночь, как они из них всех выбиты были, опровержены на угол косы, которой мы одержали; тут вдоль нас стреляли из неприятельского флота паче картечами и частью каркасами и пробивали наши фланги. Оставалась узкая стрелка косы, до мыса сажен сто, мы бросили неприятеля в воду за его эстакад. Артиллерия наша, руководством капрала Михаилы Борисова Шлиссельбургского полку, его картечами несчетно перестреляла. Ротмистр Шуханов с легкоконными вел свои атаки по кучам неприятельских трупов, все орудия у него отбил. Победа совершенная! Поздравляю вашу светлость. Флот неприятельский умолк. Незадолго пред полуночью мы дело кончили, и пред тем я был ранен в левую руку навылет пулею. По объявлению пленных, было варваров 5 тыс. отборных морских солдат, из них около 500 спастись могли. В покорности моей 14 их знамен пред вашу светлость представляю...

Генерал Александр Суворов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2415, ч. 111. лл. 14-15. Печатается по тексту, опубликованному в сб. А. В. Суворов, т. 2, М., 1951, стр. 338-341.

№ 2. ИЗ ПОХОДНОГО ЖУРНАЛА ДОНСКОГО ПОЛКА АСТАХОВА

1788-1790 гг.

Журнал какими местами полк следовал, сколько которого числа верст маршировали и при каких местах ночлега и роздыхи имел. Значит, под сим 1788 г. майя 16 дня учинен при Тузлове, где сборное полкам место было.

1788 г.

Июня 29. Рано следовал и, дошед до армии, состоящей при урочище (Кисляковка), прошед немного Сто могил, для водопою и обеда остановились. Того ж числа скоро, оставя полковые тягости, шли до Очакова, где светлейший князь и вся наша конница была...

Июля 12. Утром рано из передового корпуса привезено 12 орудий. И того же числа под 13-е в ночь близ Очакова у высокого кургана сработана батарея...

Июля 20. Армия наша в половине дня переменила лагерь ближе к Очакову и заняла лагерь кругом оного... И на вечер изо всех состоящих при армии и флоте орудий была пальба из каждого по одному разу...

Июля 27. На вечер была турецкая пехота с верхней стороны лимана на берегу в вылазке, против которой сражалась наша пехота и гренадеры под предводительством генерал-аншефа Александра Васильевича Суворова. Продолжалась оная с пятого часу пополудни до седьмого, где прогнали неприятеля до самого города с великим с его стороны уроном.

Августа 18. Поутру было до первого часу спокойно, но с полудня в первом часу начально производима была пальба с неприятельской стороны на нашу батарею, что сделана в садах, ружейная, против которой отвечали и наши егери, а потом скоро открылась со всех наших батарей и из города жестокая пушечная пальба. А между тем, неприятельская пехота вышла на нашу с вылазкою так сильно, что дело было на штыках. Продолжалось сие жестокое сражение до пятого часа пополудни, в которой случай ранен генерал Михаила Ларионович Кутузов-Голенищев...

Декабря 5. День был холодный, продолжалась с утра метель...

Декабря 6. Светлейший князь завладел штурмом городом Очаковом, в котором убиты с нашей стороны князь Волконский, бригадир Горич и донской полковник Мартынов.

Декабря 9. Сего числа с половины дня началась метель сильная и продолжалась до половины ночи, в которую в наших полках много лошадей пало, и у Орлова в полку один казак замерз.

Декабря 23-26. Продолжалась метель преужасная... Холод великий.

1789 г.

Января 5. По недостатку провианта выдана была одна четверти муки пшеничной 350 человекам, взятая взаимообразно у господина полковника Машльжина...

Февраля 5. С донесениями был у г-на генерал-аншефа и кавалера Михаила Ларионовича Кутузова и в ночь отправился в полк...

Апреля 15. День теплой и красной с великим вешним ветром. В ночь был дождь небольшой.

Июня 8. С половины дня выступили в поход. Генерал Кутузов при переправе чрез понтоны полк смотрел. Перешед помосту Буг, тут же расположились...

Июня 19. В здешнем лагере был роздых. И того же числа прибыл от полковника Исаева полковник Киреев с рапортом, что предводительством его под Бендерами разбита турецкая партия в 3 тыс., доставил два знамя...

Июля 25. На вечер получен ордер, что Александр Васильевич Суворов при Фокшанах победил турок...

Сентября 12. Поутру по пробитию утренней зари армия и все наши легкие войска пошли к городу Измайлову, прибыв под выстрел пушечный к стенам неприятеля. Сайд Мейб с частью конницы начальна было выехал наперед полку, но скоро наши передовые их прогнали, а потом началась с обеих сторон канонада... Из города меньше стреляли, больше бросали они бомб. Началась в десятом часу пополуночи, а в четвертом пополудни кончилась стрельба. Наши благополучно отошли на ночлег... Но как только наши отступили, то турки зажгли в городе форштадт...

Ноября 11. День был с дождем сильным, и торжество о взятии города Бендеры; после благодарного молебна была пушечная пальба, а вечером был фейерверк по левую сторону Днестра, против самого визирского дому...

В новый 1790 г.

Октября 4. Переговор был о сдаче города Килии. День был тихой и красной.

Октября 17. День был туманной. Сей ночи наши переправляли за протоку на остров артиллерию и сделали там батарею. Сего числа есаул Сулин отправился в полк, и с утра началась стрельба с обеих сторон.

Октября 18. Сего числа объявлена им оная, и сдан город без кровопролития, (а суда турецкие все пошли в Измайлов.

Ноября 4. Выпал снег и настоящая пурга. Того числа флот пошел для соединения с дерибасовым флотом вверх по Дунаю, к Измаилу.

Ноября 8. День был пасмурный, шел небольшой дождь. Того числа получено известие о взятии нашим флотом... местечка Тульчи по ту сторону Дуная, против Измайлова; турецких 4 фрегата с людьми взяты в плен, а 7 сожжены...

Ноября 25. В разъезд к Измаилу ходил сотник Кусков. С обеда до вечера дождь шел, а в сумерки пошел с дождем снег и ветер...

№ 3. РАПОРТ А. В. СУВОРОВА Г. А. ПОТЕМКИНУ О ВЗЯТИИ КРЕПОСТИ ИЗМАИЛ

21 декабря 1790 г.

Предварительно донес я вашей светлости, что крепость Измаильская храбростию порученного мне войска взята! Приступ был мужествен, неприятель многочислен, крепость к обороне способна, отпор был сильный, и отчаянная оборона обратилась на гибель и совершенное сокрушение неприятеля (Русские войска начали осаду сильнейшей турецкой крепости Измаил в 1790 г. Неоднократные осады, организованные отрядами генералов И. Гудовича, П. Потемкина и флотилии генерала де Рибаса, из-за нерешительности генералов не дали успеха. Лишь после назначения А. В. Суворова командующим войсками под Измаилом обстановка изменилась. Известна записка Суворова, посланная коменданту крепости: Я с войсками сюда прибыл. Двадцать четыре часа на размышление - воля; первый мой выстрел-уже неволя; штурм - смерть. После отказа сдаться русские солдаты па рассвете 11(29) декабря начали штурм. Здесь храбро сражались и казаки под командой Платова. К концу дня после жестокого рукопашного боя Измаил был взят. Комендантом был назначен генерал (будущий фельдмаршал) М. И. Кутузов, чей отряд наиболее отличился в штурме)...

На утро приезду моего начаты были приуготовления к построению батарей на обоих крылах войск, на берегу Дуная; фашин потребное число делали, лестницы частию привезены из Галаца, частию на месте дополнены, и работа сия окончена 5-го числа.

В тот день войска расположены вокруг города лагерем, 6-го числа прибыл полк гренадерский Фанагорийский, 150 мушкетер Апшеронского полку, несколько донских казаков и арнаутов.

Время благоприятствовало нашим приуготовлениям, погода была ясная и теплая. До начатия действ нужно было отправить письмо вашей светлости к сераскеру Измаильскому и требовать от него сдачи.

7-го числа оное отправлено с офицером и двумя трубачами и высланными из крепости чиновниками принято вежливо. В тот же день наряд был к сооружению на обоих крылах по две батареи, на десять орудий каждую. С правой стороны-во 160 саж., с левой-в 200, и первые две построены под пушечными выстрелами; все оные были деланы в присутствии господ генерал-поручиков и кавалеров Потемкина и Самойлова.

8-го числа на вечер получен от сераскера ответ, заключавший единое упрямство и гордость неприятеля, полагавшего твердую надежду на силы свои.

9-го числа утром отправлен был [офицер] на письмо сераскера словесно объявить, что пощады им не будет, и того ж утра созваны были господа генералитет на военный совет...

10-го числа, по восхождении солнца, с флотилии, с острова и с четырех батарей, на обеих крылах, в берегу Дуная устроенных, открылась по крепости канонада и продолжалась беспрерывно до самих пор, как войски на приступ прияли путь свой. В тот день из крепости сначала ответствовало пушечною пальбою живо, но к полудни пальба умаялась, а к ночи вовсе пресеклась, и чрез всю ночь было молчание и токмо слышан был глухой шум, изъявляющий внутреннюю заботу и осторожность. С 10-го на 11-е число в 3 часа пополуночи все войска выступили устроенными колоннами к назначенным им пунктам, а флотилия по Дунаю плыла к назначенным местам. А в 5 часов с половиною все колонны как с сухого пути, так и водою двинулись на приступ.

Небо облечено было облаками, и расстроенный туман скрывал от неприятеля начальное наше движение. Но вдруг с приближением первой и второй колонн неприятель открыл пушечную картечами пальбу, и ружейный огонь вокруг всего вала загорелся. Жестокий сей отпор, по присутствию господина генерал-поручика и кавалера Потемкина стремление наших войск не удержал - и мгновенно вторая колонна, приближаясь ко рву, спустилась в оный. Генерал-майор и кавалер Лассии, поруча секунд-майору Неклюдову отражать стрелкам неприятеля, дал повеление лейб-гвардии Измайловского полку прапорщику князю Гагарину приставить лестницы, по которым быстро взошли на вал, опрокинули неприятеля и бастионом овладели. Твердость и мужество генерал-майора Лассия животворили храбрость первых на бастион вскочивших воинов. Секунд-майор Неклюдов, быв впереди со стрелками, поражая неприятеля, храбро из первых взошел на вал, тяжело ранен, а лейб- гвардии прапорщик с первыми вскочил на бастион, куда вся колонна, прибыв, простирала поражение в левую сторону по валу, и рассеявшихся от первого импету егерей собрал и с ними храбро атаковал, стремящиеся кучи отразил и присоединился к колонне...

С левого же крыла под присутствием господина генерал-поручика и кавалера Самойлова шестая колонна под начальством генерал-майора и кавалера Голенищева-Кутузова единовременно с первою и второю колонною, преодолев весь жестокий огонь картечных и ружейных выстрелов, дошла до рва, где бригадир Рибопьер положил живот свой; скоро опустясь в ров, взошла по лестницам на вал, несмотря на все трудности, и овладела бастионом. Достойный и храбрый генерал-майор и кавалер Голенищев-Кутузов мужеством своим был примером подчиненным и сражался с неприятелем, но множество оного остановило на первый миг распространение по валу, и для сего призвал он Херсонский полк, в резерве бывший, оставя двести человек при пушках на контрэскарпе. С прибытием резерва неприятель не токмо отражен, но и знатною частию побит. Твердая в той стране нога поставлена, и войски простирали победу по куртине к другим бастионам.

Все сии три колонны, наполня мужественно, храбро и с удивительной быстротой по данной диспозиции первое стремление, положили основание победы...

Четвертая и пятая колонны (В составе этих колонн были и казачьи части) под начальством генерала-майора и кавалера графа Безбородки, оказавшего опыты мужества и храбрости, служившей много примером его подчиненным в затруднениях, случившихся; первая из сих двух колонн под командою бригадира и кавалера Орлова под жарким от неприятеля огнем достигла до рва, приставила лестницы и часть оной взошла на вал и овладела бастионом. Тут неприятель с правой стороны от Бендерских ворот, сделав вылазку, спустился в ров и, вдоль по оному пустясь, хотел разрезать оную; сие стремление вылазки остановило наших, но мужеством начальника и ему помощных чиновников, неустрашимостью подполковника и кавалера Грекова, премьер-майора Ивана Иловайского и храбростию казаков вылазка отражена; неприятель, составлявший оную, частию погиб, а остальные прогнаты в крепость, и колонна, взошед вся на вал, от завладенного бастиона далее простирала свои успехи. Пятая колонна под командою бригадира и кавалера Платова (при коей сам генерал-майор и кавалер граф Безбородко находился) встречена была, как и прочие, сильным огнем и, будучи между двух с боков перекрестных выстрелов, при всей трудности, в порядке дошла до рва и хотя оный нашла с водою, но, не остановясь нимало, перешла и храбростию начальников взлезла на предстоящий вал, овладела на куртине пушками, где присутствовавший при ней генерал-майор и имевший над сею колонною команду граф Безбородко ранен в руку, тяжело и по изнеможению отдал команду бригадиру и кавалеру Платову, мужеством и подвигами которого распространила поверхность оружия и овладела справа бастионом, а влево, прогнав неприятеля, не имевшего способу ко спасению, поражала повсюду оного храбро и мужественно и способствовала колонне генерал-майора Арсеньева...

День бледно освещал уже предметы. Все колонны наши, преодолев и неприятельский огонь и все трудности, были уже внутри крепости, но отверженный неприятель от крепостного вала упорно и твердо защищался. Каждый шаг надлежало приобрести новым поражением; многие тысячи неприятеля пало от победоносного нашего оружия, а гибель его как будто возрождала в нем новые силы, но сильная отчаянность его укрепляла.

Таковой жестокий бой продолжался 11 часов пред полуднем. Господин генерал-поручик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил 160 пеших казаков открыть Брооские ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Меллина, а в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные 130 гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то ж время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку. Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною с помощью божиею наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами...

Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, сколь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков, упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто, хотя число войска, получающего таин, полагалось 42 тыс., но по точному исчислению полагать должно 35 тыс. Число убитого неприятеля до 26 тыс.; начальствовавший Измаилом сераскир Айдос Мехмет трех-бунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина, и как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты...

В крепости Измаильской найдено 245 пушек, в числе коих 9 мортир, да на берегу - 20, всего - 265; большой пороховой погреб и разные снаряды. В трофеи взято 345 знамен, кроме тех, кои в сражении изорваны, бунчуков 7 и санжаков 2, лансонов 8...

Генерал граф Александр Суворов-Рымникский

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 23 мар 2015, 08:26:11

Донские казаки в Отечественной войне 1812 г.
Начало XIX в. в жизни России отмечено событием, которое имело огромное значение для дальнейшей истории нашей страны. 12 июня 1812 г. огромная армия Наполеона перешла границу России. Наполеон вступил в Россию как завоеватель. Его армия, руководимая группой опытных и талантливых маршалов, стяжавшая в Европе славу непобедимой, обрушилась всей своей грозной силой на Россию. Наполеон рассчитывал, разгромив одним ударом русскую армию на границе, захватить Москву, а затем продиктовать свои условия мира.

Война против иноземных захватчиков была для России народной, отечественной войной. Страна грудью стала на защиту своей независимости. Народ знал, за что он сражается, и сознание правоты своей борьбы придало ему громадную силу.

В разгроме и изгнании наполеоновской армии из России принимали участие и донские казачьи полки. Защищая свое отечество, донские казаки бились с исключительным героизмом, что высоко оценил выдающийся русский полководец М. И. Кутузов.

К началу военных действий казачьи полки находились на пограничной службе в Финляндии, в Дунайской армии под командованием П. В. Чичагова, в I Западной армии под командованием Барклая-де-Толли, во II Западной армии под командованием П. И. Багратиона и III Западной армии под командованием А. П. Тормасова.

Под непосредственным командованием донского войскового атамана Матвея Платова на западной границе состояло 8 полков. Именно этим полкам и пришлось выполнить трудную и ответственную задачу на первом этапе войны - вести арьергардные бои с противником, изматывать его силы, прикрывая отход II армии.

22 июня командующий армией Багратион писал Платову: «Я вас прошу занимать неприятеля, обеспокоивая его отовсюду до того времени, когда я в состоянии буду, подкрепляя вас, обеспечить соединение ваше и мое с I армией» (Документ не публикуется (ГАРО, ф. 46, оп. 3, д. 26, л. 29)). И, выполняя предписания Багратиона, казачьи полки не только вели бои с наступающим противником, но и совершали лихие кавалерийские рейды, набеги на тылы и фланги врага, удачно производили разведку.

Используя способность конницы быстро маневрировать, отряды донских казаков действовали искусно, неожиданно нападая, навязывая противнику сражение с целью измотать его силы, мешая вести перестрелку, бросались дружно в дротики и часто одерживали победу.

Публикуемые документы рассказывают о беззаветной отваге командиров и рядовой массы донских казаков, проявленной ими в боях у местечек Мир, Романове, Молево Болото и др. (документы №№ 1-2). Ведя непрерывные арьергардные бои в начале войны, казачьи части двигались вслед за II армией, делая не менее 50 верст за переход.

22 июля I и II армии соединились под Смоленском, разрушив план Наполеона разбить их поодиночке. В связи с решением военного совета: дать бой под Смоленском казаки Платова были переведены в авангард объединенных армий и 27 июля участвовали в разгроме крупного отряда под командой Монбрюна и Себастиани у местечка Молево Болотов. Как сообщал Платов, неприятель был храбростью российских войск совершенно опрокинут и преследовав с большим поражением, потеряв половину кавалерийского корпуса, в том числе пленными - более 300 человек (документ № 2).

М. И. Кутузов, назначенный главнокомандующим русскими армиями, принял решение остановить наступление наполеоновской армии, дав ей генеральное сражение, а затем подготовить силы и перейти в контрнаступление.

Как известно, местом генерального сражения стало Бородино.

Здесь с особой полнотой раскрылась сила армии, знавшей, за что она борется. Это сражение нанесло наполеоновскому войску смертельную рану.

О подробностях боя Кутузов сообщает в своем донесении Александру I, отмечая: «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских войск». (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3561, л. 58). Донские казачьи полки во время Бородинского сражения принимали участие в известном кавалерийском рейде на левый фланг наполеоновских войск, который помог Кутузову выиграть время для перегруппировки сил (документы №№ 4, 5). Несмотря на успешный исход сражения при Бородино, Кутузов отвел войска и не стал давать сражения под Москвой, так как видел, что армия нуждается в подкреплении. Через несколько дней он писал Александру I: «Вступление неприятеля в Москву не есть еще покорение России. Теперь, в недалеком расстоянии от Москвы, собрав мои войска, твердою ногою могу ожидать неприятеля, и, пока армия... цела и движима известною храбростию и нашим усердием, дотоле еше возвратная потеря Москвы не есть потеря отечества» (М. И. Кутузов. Сб. документов, т. 1, ч. 1, М., 1954, стр. 233-234.).

При подготовке контрнаступления Кутузов уделял главное внимание укреплению личного состава, пополнению армии, формированию отрядов ополчения, подготовке партизанских отрядов.

На Дону в ополчение шли отслужившие срок службы казаки, так называемые отставные казаки. По распоряжению Кутузова они спешно готовились к походу (Царское правительство, опасаясь вооружать крестьян, не разрешило формировать крестьянское ополчение в Донской области). Трудно было собраться в ополчение казаку: он обязан был вести с собой двух лошадей, иметь полное обмундирование и вооружение. Частных пожертвований и денег, отпускавшихся войсковой канцелярией, было недостаточно. И хотя многие казаки-добровольцы из-за бедности не смогли поступить в ополчение, удалось сформировать 24 полка, из которых 22 состояли, в основном, из добровольцев.

В конце сентября и начале октября это новое казачье пополнение прибыло к Главной армии. В каждом полку состояло по 16 офицеров, 10 урядников и 550 казаков. Прибывшие полки получили назначение в различные части армии. Пять из них участвовало в Тарутинском сражении (документы №№ 9 и 12), которое принято считать началом контрнаступления русской армии. За героизм, проявленный при этом, 158 казаков получили боевые награды. Накануне Тарутинского сражения отряд Орлова-Денисова успешно провел бой на р. Чернишне, после которого, как говорят документы, противник долго не державшись, предпринял ретираду, которая скоро потом сделалась бегством (документ № 9).

Принудив Наполеона покинуть Москву и отступить по Смоленской дороге, Кутузов поручил казачьему корпусу Платова преследование противника с опережением и ударом в головы колонн и фланги, чтобы создать для него крайнее положение, лишив большой части артиллерии и обозов (Документ не публикуется (ГАРО, ф. 46, oп. 3, д. 18, л. 8). См. также документы №№ 10 и 11). Большую роль в разгроме отступавших наполеоновских полчищ сыграли действия корпуса Платова в сражениях за Малоярославец, у Дорогобужа, Смоленска, под Красным (документы №№ 12-15).

Не раз в рапортах Платова отмечаются стремительные удары казаков, преследование по пятам и сильное поражение неприятеля.

Казачьи полки активно участвовали и в так называемой малой войне. Кутузов сумел с большим успехом использовать особенности казачьей легкой кавалерии. В конце сентября совместно с другими частями и с крестьянскими партизанскими отрядами уже действовало до 36 донских казачьих полков. Они находились в отрядах прославленных партизанских командиров Давыдова, Сеславина, Фигнера (документы №№ 6-8).

Последнее крупное поражение было нанесено Наполеону в сражении на Березине, после которого, как известно, большая армия перестала существовать. В своем рапорте об участии донских казаков в боях у Березины Платов указывал: «Переправа чрез р. Березину 16 числа сего месяца стоила неприятелю много более 10 тыс. человек, потому что он сильно теснен был с трех сторон: от армии Чичагова, от корпуса Витгенштейна и от меня» (Документ не публикуется (ГАРО, ф. 46, оп. 1, д. 101, л. 37)).

Боевые заслуги донских казаков неоднократно отмечал М. И. Кутузов. В своих приказах и письмах донские полки Власова 3-го, Грекова 18-го, Иловайского 11-го и др. были награждены Георгиевскими знаменами, свыше 3 тыс. казаков - знаками отличия (ЦГВИА, ф. 29, оп. 153, лл. 162а и 32), сотни офицеров - орденами и именным оружием. Отдельные их подвиги отражены в публикуемых документах.

В декабре 1812 г., через 5 месяцев героической борьбы, главнокомандующий русской армией М. И. Кутузов с великой гордостью за свою страну, ее народ возвестил всему миру, что война закончилась за полным истреблением неприятеля.

Войско и народ, сплоченные горячей любовью к Родине и ненавистью к врагу, одержали блестящую победу над армией, внушавшей ужас всей Европе. Наполеон был разбит.

Лишь жалким остаткам великой армии удалось спастись от гнева народного и бежать через границу, оставляя за собой сотни тысяч трупов, оружие, боеприпасы и обозы с награбленным добром. Неприятель был изгнан тем же самым путем, которым пришел. Донские казаки после этого вместе со всей армией принимали участие в заграничном походе 1813-1814 гг.

АРЬЕРГАРДНЫЕ БОИ

№№ 1-2. РАПОРТЫ М. ПЛАТОВА О ПОБЕДАХ ПРИ МЕСТЕЧКАХ МИР И МОЛЕВО БОЛОТО

№ 1

Близ Мира на песку

28 июня 1812 г.

П. И. Багратиону

Поздравляю ваше сиятельство с победою, и с победою редкою над кавалериею. Что донес вам князь Меньшиков (С Меньшиковым Платов доносил, что ведет бой с авангардом под командой генералов Турно и Радзиминского, перестрелки с неприятелем не вели, а бросились дружно в дротики и тем скоро опрокинули, не дав им поддержатъся стрельбою. В этом бою казаки взяли в плен 21 офицера и 191 солдата), то было только началом: после того сильное сражение продолжалось часа четыре, грудь на грудь, так что я приказал придвинуть гусар, драгун и егерей.

Генерал-майор Кутейников подоспел с бригадою и ударил с правого фланга моего на неприятеля так, что из 6 полков неприятельских едва ли останется одна душа или, быть может, несколько спасется.

Я вашему сиятельству; описать всего не могу, устал и, на песке лежачий, пишу. Донесу, соображаясь засим, но уверяю, будьте о моем корпусе покойны. У нас урон невелик по сему редкому делу, так что дрались грудь в грудь.

Генерал-майор Иловайский 5-й получил 2 раны - сабельную в плечо легко и в правую ногу пулей, но он кончил свое дело. Генерал-майор и генерал-адьютант Васильчиков отлично в моем виде и с первыми эскадронами ударил в лицо неприятеля и во все время удивительно храбро сражался. О коем как пред богом, так и пред начальством я должен отдать мою справедливость. Полковник адьютант его высочества великого князя Шперберг был при мне, и много, много помогал и способствовал в сей победе.

№ 2

27 июля 1812 г.


Главнокомандующему I Западною армией генералу Барклаю-де-Толли

Сего числа в 4 часа пополуночи находящийся в авангарде моем генерал-майор Денисов 7-й донес мне, что неприятель в 9 полках кавалерии и одном пехотном следует от деревни Лешни по дороге, где я находился, впереди деревни Зарубенки. (Почему приказал я ему, Денисову, неприятельский авангард, в 4 кавалерийских полках бывший, удерживать, а сам с находящимися при мне полками и 12 орудиями донской конной артиллерии двинулся поспешно вперед и, сближаясь к неприятелю при деревне Молево Болото, где он со мной повстречался, приказал помянутому генерал-майору Денисову с полками имени его и подполковника Мельникова 3-го, прибавя к ним бригаду генерал-майора Иловайского 5-го, в 2 полках состоящую под командою подполковника Грекова 18-го и 200 человек башкир при адьютанте моем поручике Жилине, ударить на неприятельский авангард, который храбростью оных полков был в лазах моих опрокинут и преследуем поражением до 2 верст до остававшихся в подкрепление оному авангарду еще 5 неприятельских кавалерийских толков и одного пехотного. Тогда неприятель сильно стал наступать на мой авангард, за которым вслед шел я не более версты с оставшимися при мне полками и, увидя сильное неприятельское наступление, пустил с правого фланга моего в его левый полки: весь Атаманский, Харитонова 7-го и Симферопольский татарский под командою генерал-майора Кутейникова 2-го, который только что освободился в течение месяца от полученной им в сражении при местечке Мире в правую руку саблею раны; сам я с донской конной артиллерией и находящимся при мне конвоем в центре, где способствовал мне генерал-майор Иловайский 5-й, также освобождающийся только от полученной им в сражении при Мире в правую ногу пулею раны. Тут вышло упорное сражение, продолжавшееся более часу, так что неприятельский кавалерийский полк под командою полковника с подкреплением батальона пехоты их сражался против картечных выстрелов наших и даже приближался к пушкам не более как на 60 саженей, кои были в опасности, чему доказательством служит то, что артиллеристы и артиллерийские лошади были ранены неприятельскими пулями, а особливо, если бы не подоспели два казачьих полка Мельникова 3-го на пехоту, а Харитонова 7-го на кавалерию во фланг неприятеля, где отличившийся во многих случаях неустрашимой храбростью подполковник Мельников 3-й, к сожалению, убит, но полк имени его не остановился; Харитонов же остановил поражением оный кавалерийский полк, и командовавший им полковник с некоторыми подчиненными своими взят в плен..

Тогда с нашей стороны со всех пунктов сделана на неприятеля сильная атака, простиравшаяся с фланга на фланг не менее полуторы версты, и неприятель с божьей помощью храбростью российских войск совершенно опрокинут и преследован с большим поражением на 2-верстное расстояние. А между тем по данному от меня известию подоспел ко мне в сикурс находившийся не в близком от меня расстоянии генерал-майор граф фон дер Пален с тремя гусарскими полками: Изюмским, Сумским и Мариупольским, которому препоручил я дальнейшее преследование и поражение неприятеля, а сам по нездоровью моему остался на месте...

Неприятель потерял большое количество - ежели не больше, то по крайней мере половину кавалерийского корпуса его, из пехотного же полка осталось не более 100 человек, и те спаслись кустарниками. В плен взято: полковник полка конно-егерекого, подполковник гусарский майор один, обер-офицеров 7. Разных полков унтер-офицеров и рядовых еще не сочтено, но полагательно, что будет более 300 человек.

Неприятель пардона не просил, а войска российские его императорского величества, быв разъярены, кололи и били его.

Командирами были неприятельского войска сего генералы Монбрюн и Себастиани. С нашей стороны, по милости божеской, убитыми урон невелик, а более ранеными, о которых долг имею донести вашему высокопревосходительству, как и об отличившихся, подробно особым рапортом моим.

Сейчас получил я повеление вашего высокопревосходительства, чтобы возвратиться мне на первый мой лагерь и, остановясь там, дождаться присоединения авангарда II Западной армии, а потом принять следование направо к Холму на Пореченскую дорогу, что мною и будет исполнено.
Изображение
Предписание Багратиона Платову от 1 июля 1812 г. Автограф
№ 3. РАПОРТ М. ПЛАТОВА М. Б. БАРКЛАЮ-ДЕ-ТОЛЛИ О БОЕВОМ СОСТАВЕ КАЗАЧЬИХ ПОЛКОВ

На марше

10 августа 1812 г.

Главнокомандующему I Западной армией

Во исполнение повеления вашего высокопревосходительства с № 670, сейчас мною полученного, доношу, что полки казачьи корпуса моего находятся теперь с генерал-майором Иловайским 4-м в отряде генерал-адъютанта Винценгероде- три (его имени, Иловайского 12-го и Ставропольский калмыцкий), с генерал-майором Красновым для прикрытия обозов по Духовщинской дороге - три (его имени Перекопский конно-татарский и 1-й тептярский); со мною теперь находятся восемь (Атаманский, Иловайского 5-го, Денисова 7-го, Власова 3-го, Грекова 18-го, Харитонова 7-го, Жирова и Симферопольский конно-татарский).

Но долгом поставляю доложить вашему высокопревосходительству, что в полках сих, за исключением убитых и раненых разновременно, больных и находящихся в разных откомандировках и при вьюках, состоит теперь не более как по 300 человек, а в Атаманском - не более 700. Только теперь, по уведомлению ко мне начальника Главного штаба генерал-майора Ермолова, требуется еще три полка на правый берег р. Днепра, где уже находятся, как я слышал, II Западная армия близ Дорогобужа, при которой есть казачьи полки, кроме того, что последовал туда же пред сим с тремя полками и генерал-майор Карпов.

Я покорнейше прошу вашего высокопревосходительства приказать отрывать от меня сих требуемых 3 полков, ибо теперь открываются же по выходе из лесистых мест чистые поля, где надобно действовать противу наступающей под начальством Мррата во многом числе кавалерии.

БОРОДИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

№ 4 РАПОРТ М. И. КУТУЗОВА АЛЕКСАНДРУ I

Позиция при Бородине 27 августа 1812 г.

После донесения моего о том, что неприятель 24-го числа производил атаку важными силами на левой фланг нашей армии, 25-е число прошло в том, что он не занимался важными предприятиями, со вчерашнего числа, пользуясь туманом, в 4 часа с рассветом направил все свои силы на левой фланг нашей армии. Сражение было общее и продолжалось до самой ночи. Потеря с обеих сторон велика: урон неприятельский, судя по упорным его атакам на нашу укрепленную позицию, должен весьма наш превосходить. Войски вашего императорского величества сражались с неимоверною храбростию. Батареи переходили из рук в руки, и кончилось тем, что неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходными своими силами.

Ваше императорское величество изволите согласиться, что после кровопролитнейшего и 15 часов продолжавшегося сражения наша и неприятельская армии ее могли не расстроиться и за потерею сей день сделанною, позиция, прежде занимаемая, естественно, стала обширнее и войскам невместною, а потому, когда дело идет не о славах выигранных только баталий, но вся цель будучи устремлена на истребление французской армии, ночевав на месте сражения, я взял намерение отступить 6 верст, что будет за Можайском, и, собрав расстроенные баталией войска, освежа мою артиллерию и укрепив себя ополчением Московским, в теплом уповании на помощь всевышнего и на оказанную неимоверную храбрость наших войск увижу я, что могу предпринять противу неприятеля.

К сожалению, князь Петр Иванович Багратион ранен пулею в левую ногу. Генерал-лейтенант Тучков, князь Горчаков, генерал-майоры Бахметьевы, граф Воронцов, Кретов ранены. У неприятеля взяты пленные, и пушки, и один бригадной генерал; теперь ночь, и не могу еще разобраться, есть ли с нашей стороны таковая потеря.

Генерал-от-инфантерии князь Голенищ ев-Кутузов

ЦГИАЛ, ф. 1409, оп. 1, д. 710, ч. 1, лл. 228-229. Печатается по тексту, опубликованному в сб. М. И. Кутузов, т. 4, М., 1954, стр. 154-155.

№ 5 РАПОРТ М. ПЛАТОВА М. И. КУТУЗОВУ

Получив 25-го числа прошлого августа месяца ввечеру приказание вашей светлости, отправился я на правый фланг I армии, располагавшейся в боевой порядок у селения Бородина, и сделав в ночь распоряжение казачьими полками, находившимися под командою генерал-майора Иловайского 5-го, отправил вправо верст за 15 отряд под командой полковника Балабина 2-го из пяти сотен полка Атаманского для наблюдения за неприятельским движением, дабы он не мог зайти за фланг наш. Подполковнику Власову 3-му с полком его имени приказал, имея наблюдение за неприятельским движением, связываться постами с полковником Балабиным и в случае надобности подкреплять оного Балабина.

Сам с полками Иловайского 5-го, Грекова 18-го, Харитонова 7-го, Денисова 7-го, Жарова, частью полка Атаманского и Симферопольским конно-татарским в 7 часов утра 26-го числа выступил из лагерного расположения и следовал на левый фланг неприятельской армии, и, пока прибыл в подкрепление ко мне кавалерийский корпус под командою генерал-лейтенанта Уварова, действовал я наступательно на неприятельскую кавалерию и пехоту, в лесу бывшую, неоднократными ударами в дротики опрокидывая его кавалерию с поражением и взятием до 200 в плен конных и пехотных стрелков.

По прибытии вышеупомянутого кавалерийского корпуса под командою генерал-лейтенанта Уварова повел атаку на неприятельский левый фланг, состоявший направо селения Бородина, и, потеснив неприятеля, заставил имевшимися у него, Уварова, пушками неприятельскую батарею, у самого леса бывшую, действующую на корпус, замолчать; то я вместе с тем приказал вышепомянутым донским полкам, присоединив и полк Власова, приняв направо, частью во фланг, а частью и в тыл, за помянутый лес, и сделать стремительный в дротики удар на неприятеля. Неприятель, за лесом находившийся, был опрокинут стремительным ударом тех полков с сильным поражением, оставив на месте убитыми немало. В плен взято во все поражения более 250 человек разных чинов, которые тогда же и отправлены в Главное дежурство I Западной армии. После сильных поражений сих неприятель хотя и делал наступление, но был прогоняем неоднократно с поражением до самой ночи.

Полковник Балабан, находясь с фланга даже частью и в тылу, тревожил неприятеля и поражал довольно, доставил пленных уже на другой день по присоединению ко мне...

Вернуться в «Исторя и культура Донского края»