Золотой сеятель

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Золотой сеятель

Сообщение chasesun » 02 янв 2015, 05:30:49

Золотой сеятель

В октябре 1922 года советским правительством было принято решение об эмиссии золотых червонцев в виде монет. Вначале предполагалось выпустить несколько типов, отличных друг от друга по рисунку лицевой стороны. Один тип должен был отразить рабочую тематику — мастера у станка, второй — крестьянина на фоне фабричного города. Особый рисунок предлагалось сделать у червонцев, предназначенных для Закавказья. Однако утвердили всего один тип монеты. На лицевой стороне ее было помещено изображение крестьянина-сеятеля с лукошком на фоне фабричного города. На гербовой — герб РСФСР и лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».ъ
Изображение
Автором проекта монеты стал главный медальер монетного двора А. Васютинский. Моделью для рисунка лицевой стороны ему послужила скульптура талантливого русского ваятеля И. Шадра (И. Иванова) «Сеятель».
Изображение
Интересна история возникновения самого сюжета с «Сеятелем». Писательница Ольга Воронова, подготовившая для серии «Жизнь замечательных людей» книгу о Шадре, привела сведения о том, как этот мастер работал над скульптурами «Крестьянин» и «Сеятель».
В поисках наиболее яркого типажа Шадр приехал на Урал в деревню Прыговую Шадринского уезда, того самого, который подарил скульптору его псевдоним. Здесь ему бросился в глаза колоритный облик старого крестьянина деда Павла. Тому, как говорили, было тогда уже 115 лет. Дед часами сидел у дома на завалинке и грелся на солнце.
Скульптор устроился рядом и стал долго, пространно рассказывать старику о целях своего приезда. Дед упрямо отмалчивался. Решив, что он плохо слышит, Шадр повторил рассказ более громко. Потом, решившись, спросил, не согласится ли тот позировать ему. Тут дед встал и даже замахнулся на приезжего палкой.
— Окаянный, что ты меня улещаешь? Я на карточку-то отродясь не снимался, а ты с меня куклу стряпать хошь…
Скульптор вынужден был продолжать поиск. Наконец, выбрал мужичка «типа стрельца с картины Сурикова», лучшего сеяльщика округи. «Лукошко его вмещает два пуда зерна, — вспоминал Шадр. — Подвесив его через плечо на шею, он рыскает по полю, как собака добычу ищет, и разбрасывает зерно одновременно той или другой рукой».
Только и этого мужика уговорить не удалось. «Я не пойду, — заявил он, — чай-то не маленький».
Лишь значительно позже с помощью более дипломатичных деревенских родственников и уже не лобовой атакой, а тонким подходом удалось уговорить стать натурщиком Перфилия Петровича Калганова, бородатого крепкого мужика. С него Шадр ваял бюст «Крестьянина». Глядя на это произведение, испытываешь уважение к простому русскому земледельцу — столько душевной силы, затаенного ума, несгибаемой воли читается в его чертах.
Второго натурщика для скульптуры «Сеятель» выбрать мастеру уже было проще. Вызвался позировать Киприан Кириллович Авдеев, хитрый, работящий мужик. С Авдеева Шадр лепил поясное изображение крестьянина, вышедшего в поле с лукошком на посевную страду. К удивлению Авдеева, позировать оказалось не проще, а даже труднее, чем сеять. Крестьянин был вынужден стоять в заданной позе на солнцепеке. «Жара несусветная, — вспоминал Авдеев. — Я стою голый среди ограды на подставке. Рука на отлете затекает, а пошевелить ею нельзя. Пот градом, а он, Иванов, значит, вокруг меня танцует, и оттуда зайдет, и отсюда подойдет. А то заставит меня насыпать в лукошко песку и ходить — язви его! — вдоль ограды: рассеивать, значит».
Исследователи, высоко оценивая художественные достоинства скульптур Шадра, считают, что «Сеятель» похож на героя русских былин Микулу Селяниновича. «Не кабальным — вольным трудом связан он с землей, матерью всего живого и сущего. Взмахи его руки, — писала О. Воронова, — апофеоз свободы и силы. Да и весь образ построен по тому же принципу, по которому строили образы богатырей народные сказители».
«С одной стороны, — говорил о «Сеятеле» историк В. П. Бирюков, — это глубоко реалистическая фигура, а с другой — вовсе не простой сеятель, а целый символ всего сеющего крестьянства, священнодействующего при этом важном этапе своей работы, бодро и уверенно шагающего по пашне, с полным сознанием, что им, сеятелем, жив род людской».
Кстати, на монетах достоинством в двадцать евро-центов, выпускаемых во Франции, одна из сторон оформлена по евростандарту, установленному для всех стран, принявших новую валютную систему, а на другой изображена фигура Сеятельницы, разбрасывающей зерно. Еще раньше этот рисунок украшал почтовые марки Франции.
В наше время знаменитые скульптуры Шадра находятся в Третьяковской галерее. Сделанные с них разными художниками рисунки органически вошли в оформление многих денежных знаков и почтовых марок РСФСР.
Изображение «Сеятеля» помимо золотой монеты было помещено на купюре достоинством в три червонца образца 1924 года, на облигациях выигрышных займов (1924, 1925, 1927 годы).
Изображение
К сожалению, в очень интересной работе О. Вороновой «Шадр» есть фактические неточности, которые стоит иметь в виду коллекционеру.
«В конце 1923 года, — читаем в книге, — выпускаются последние двадцатитысячные купюры с изображением «Красноармейца» и «Крестьянина». В следующем, 1924-м — пятирублевые с «Сеятелем» и «Рабочим». Потом облигации Первого, Второго, Третьего крестьянских займов. Марки, опять деньги, опять марки — ежегодно до 1931—1932 годов. Портреты шадринских крестьян публикуются повсюду, даже на обложке дешевых папирос «Смычка».
В порядке уточнения отметим, что в 1923 году вы­пущены две купюры по сюжетам скульптур Шадра — номиналом в 15 тысяч рублей с «Крестьянином» и 25 тысяч рублей с «Красноармейцем».
Изображение
Купюра достоинством в пять рублей образца 1924 года несла на себе изображение работающего на пашне трактора, и «Сеятеля» на ней не было. Только в 1925 году в оборот был пущен государственный казначейский билет пятируб­левого номинала с изображением «Рабочего».
Изображение
«Сеятель» Шадра стал в определенной мере символом эпохи. Он вошел и в российскую литературу.
Роман «Двенадцать стульев» И. Ильфа и Е. Петрова пользуется невероятной популярностью и поныне. Ка­ждое новое поколение читателей открывает в нем для себя что-то новое. В то же время, хотим мы того или нет, сейчас люди уже не в состоянии понимать некото­рые детали, приметы эпохи, которые страшно веселили современников Ильфа и Петрова.
Вот сцена, в которой талантливый, но «пустокарманный» Остап Бендер выступает в качестве художника на агитпароходе «Скрябин». Он начинает рисовать плакат, на котором по замыслу нужно было изобразить сеятеля, разбрасывающего облигации. Как должен был бы выглядеть плакат, нетрудно представить, зная о «Сеятеле» Шадра. А что вышло у Бендера, в романе описано так:
«Рисунок, сделанный хвостом непокорного мула, по сравнению с транспарантом Остапа показался бы музейной ценностью. Вместо сеятеля, разбрасывающего облигации, шкодливая рука Остапа изобразила некий с икорной головой и тонкими плетьми вместо рук».
Читатель-современник писателей, на которого «Сеятель» глядел со всех сторон, конечно же, взрывался смехом, когда доходил до сахарной головы, вышедшей из-под кисти великого комбинатора.
Итак, червонец «Золотой сеятель», датированный 1923 годом, стал первой металлической монетой Советской России. Сегодня он считается большой нумизматической редкостью.
Популярность «Золотого сеятеля» среди нумизматов подвигла Государственный Банк СССР на выпуск золотых новоделов, которые предназначались для продажи за границей. Для пробы в 1975 году отчеканили 250 тысяч монет. Затем в 1976 году их выпустили уже 1 миллион, в 1977 году — 2 миллиона и т.д.
Изображение
Того эффекта, на который рассчитывал Госбанк, достигнуто не было. Коллекционеров привлекала не просто монета «Золотой сеятель», а именно та, что несла на себе дату «1923». Определенное количество новоделов все же было продано за рубежом за валюту, но не по коллекционной цене червонца 1923 года, а по цене золота, заключенного в монете с небольшой нумизматической надбавкой.
Изображение
После ликвидации Государственного Банка СССР Банк России до сих пор реализует остатки червонцев-новоделов внутри страны.



Вернуться в «Нумизматика»