Спонсор проекта: monetnik.ru

все наши байки ЗДЕСЬ ...

Обсуждение тем касающихся кладоискательства, коллекционирования и т.д ...флуд ниже ...!!!
Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2429
Стаж: 8 лет 7 месяцев
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1531 раз

Re: все наши байки ЗДЕСЬ ...

Сообщение El jaguar » 17 авг 2012, 21:26:25

Опасный клад.

Из письма: «Пишет Вам Кармелюк Вероника. Не знаю, дождусь я Вашего ответа или нет. Мое состояние становится все хуже и хуже. Пишу лежа и потому прошу меня извинить за неразборчивый почерк и возможные ошибки. В голове все путается, я боюсь, что Вы не поймете того, что со мной случилось.

Полгода назад мой муж Володя нашел клад. Мы купили дом на слом, чтобы на его месте построить коттедж. При сносе дома нашли клад в большом глиняном горшке. На горлышке был привязан медный крест. Мужу не терпелось посмотреть, что в этом горшке. Он снял и откинул крест и вытряс на землю все, что было в горшке. Содержимое состояло из множества старинных серебряных монет и золотых червонцев. Кроме этого, там были золотые и серебряные броши с камнями, цепочки, браслеты и иные украшения из драгоценных металлов. Был золотой гребень с четырьмя большими камнями, очень красивый и тяжелый.

Муж сказал, чтобы я никому не говорила о его находке, и я, естественно, обещала.

Ночью я проснулась от крика. Соскочив с постели, я бросилась туда, откуда раздавался крик. Муж лежал на полу и уже не кричал, а хрипел. Изо рта его текли слюни и пена. Глаза его закатились, и лицо стало темно-фиолетового цвета. Он умирал. Возле него на полу лежал разложенный клад. Видимо, муж разглядывал найденные сокровища, пока я спала. Я собрала клад обратно в горшок и сунула его под кровать.

Приехали врачи и, зафиксировав смерть мужа, уехали. Мужа увезли, анатомировали и установили диагноз — обширный инфаркт и инсульт.

Не прошло и семи дней после похорон мужа, как я потеряла младшую дочь. Вслед за ней умерла моя мама, а потом брат. За полгода я потеряла всю свою родню, всех до одного, а теперь наступила, видимо, моя очередь. Забыла сказать: клад исчез.

Хватилась я его не сразу. Сами подумайте: до него ли мне было, если я еле успевала хоронить и поминать родных.

Кто взял клад, я не знаю, вроде никого из чужих не было. На похороны приезжали только свои. Они впоследствии все умерли.

Недавно я узнала, что тот, кто нашел клад, не должен его брать в руки до тех пор, пока не будет прочтена специальная молитва. Будто все клады хоронят с заклинаниями от чужих рук, и если кто-либо этот клад найдет, то заплатит за него ценой жизни.

Молю Вас Христом Богом, позвоните мне по телефону и научите, как отвязаться от того, во что я ввязалась».

— Я знаю много молитв, которые люди читают, зарывая клад. Молитвы эти называются зароком, или же завещанным словом. Взять клад может лишь тот, кому он завещан словесным заговором, на его имя. В том же заговоре всегда есть указ, на сколько годов заложен клад. К примеру, умрет тот, кому этот клад предназначался, а после этого кто-то этот клад найдет и возьмет его без молитвы-ключа, но попользоваться этим кладом он не сможет. Ни один клад без молитвы не берут. Иные безбожники кладут вместе с кладом крест или икону. И это тоже особая хитрость. Зная человеческую жадность, нетрудно предугадать действия того, кто найдет сокровища. Перво-наперво человек схватит золото, а нужно не его брать, а крест или икону. Не взяв ни копейки, вначале нужно умыть икону, воздать ей хвалу и поставить в красный угол избы. Только после этого можно вынимать из земли богатство. Нельзя злато-серебро ставить превыше святыни. Бог дал, Бог взял. Так поблагодари Бога за дар, чтобы он не отнял свою милость.


Оберег тому, кто в земле найдет клад.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На море, на океане, на острове Буяне лежит сундук деревянный, в сундуке лежит ключ оловянный. Клад лежит, рогатый черт сторожит. Встану я, помолясь, выйду, перекрестясь. Бог в уме, крест на мне. Иду, спешу, глаз не поднимаю, Господа не забываю. Господи, одолей рогатого, одолей черта богатого. Рогатого побивай, богатство его забирай. Дай этот клад мне, моей грешной душе. Пусть заклятье любое разобьется, к душе моей грешной не подберется. Бог в уме, крест на мне, Божией рабе. Кто девять раз заговор этот прочтет, того ни одно заклинанье не возьмет. Дело мое крепко, слово мое цепко. Ключ, замок, язык. Аминь. Аминь. Аминь.

Когда понесете найденный клад домой, не забудьте сказать: «Чур! Чур! Свято место. Мой клад с Богом напополам». Тогда вашего клада не украдут, и он послужит вашей семье на пользу.

Чтоб положенное вами было не взято никем.

Клад мой, поклажа, запираю тебя не ключами, а семью словами. Кто это возьмет, тот далеко не уйдет. Аминь.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой



Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2429
Стаж: 8 лет 7 месяцев
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1531 раз

Re: все наши байки ЗДЕСЬ ...

Сообщение El jaguar » 18 авг 2012, 09:20:12

Великая Отечественная война оставила в России десятки аномальных зон.

Места боев имеют особую ауру, от которой не по себе. Поэтому не случайно, что и у «черных», и у «красных» следопытов культовый фильм - «Сталкер» Тарковского, а любимая книга - «Пикник на обочине». Говорят, копали выросшие в послевоенном Ленинграде братья Стругацкие. И еще как копали! Кстати, у следопытов даже жаргон заимствован из их легендарных произведений: найденные в лесу вещи зовутся «хабаром», а места раскопок - «зоной».

Бродишь по такой зоне, и кажется, что все время кто-то смотрит тебе в спину. А фоновый звук в наушниках металлоискателя вдруг трансформируется в мужской хор. Мне почему-то все время слышится, как поют «Варяга». Или, наоборот, чудится, что тебя все время кто-то окликает по имени.

Есть места, где испытываешь необъяснимый, парализующий ужас, совсем как в плохих снах. Однажды, путешествуя по самым глухим местам, где проходил Волховский фронт, среди сплошных болот, поросших гнилой осиной, я наткнулся на сухую уютную полянку. Поставил палатку. К вечеру, когда меня охватило совсем уж благостное умиротворение от тишины и покоя, метрах в 300, в урочище Гряды, застучал топор, а потом стали перекликаться дети. Я даже на слух установил их возраст - годика 2 - 3, не больше. До ближайшей дороги с твердым покрытием было километров 15 по болотам в одну сторону и километров 100 - в другую. Реальные дети не дошли бы сюда и не стали бы кричать до самого восхода солнца. Они бы просто охрипли.

Ночью я лежал в палатке, в холодном поту, прижав к груди карабин «Сайга» со спущенным предохранителем, и слушал, как лепечущие голоса перемещаются в пространстве, то приближаясь, то удаляясь. Иногда эти крики повторяло эхо - мир нематериальный пересекался с реальностью.

Утром я пошел в урочище Гряды, от которого война оставила только кучи кирпича, поросшие здоровенными деревьями. Вместе со Второй ударной армией в котле погибли тысячи мирных жителей, и сколько их лежало в фундаментах рухнувших домов, можно было только догадываться. Я включил прибор, и первое, на что отреагировал мой металлоискатель, был прогнивший игрушечный эмалированный тазик, в котором лежала раздавленная целлулоидная кукла. Я закопал все это добро обратно в землю и поставил сверху крест, потому что, по моему личному мнению, во всех игрушках остаются частицы детских душ и трогательной детской любви. Я прожил возле этого урочища еще три дня, ковыряясь на немецких артпозициях, и никто меня больше не беспокоил.

Подобные аномалии сталкеры называют хрономиражами и считают их почти обязательными явлениями для таких мест. Объясняют: там, где лежат непохороненные люди, остаются их биополя. Если людей были многие тысячи, эти биополя можно уже почувствовать, услышать, а иногда даже увидеть. Географически зоны с хрономиражами разбросаны по всем фронтам той войны: остров Рыбачий под Мурманском, Невский пятачок под Ленинградом, Ржев, Рамушевский коридор под Демянском, Долина смерти под Новгородом или Мамаев курган в Волгограде. Знаю десятки трезвых и уравновешенных поисковиков, видевших и даже пытавшихся снимать атаки, которые захлебнулись в крови еще 60 лет назад. Но, как правило, фотопленка не фиксирует хрономиражи - на негативах остается только белая муть. А чтобы увидеть их глазами, нужен туман. Он превращается в экран, на который проецируются события прошлого. Иногда в тумане перед наблюдателем из отдельных фрагментов начинают складываться ясно читаемые картины. Почти всегда это силуэты солдат с характерными деталями немецкой или советской амуниции. Ветер может сносить туман, но контуры людей всегда будут двигаться в заданном направлении - от нашей передовой линии к немецким траншеям или наоборот. Так, как это было в реальности, много лет назад, во время кровавых немецких контратак под Демянском или прорыва блокады под Ленинградом.



Поверья и приметы

Суеверию большинства поисковиков могут позавидовать даже летчики и моряки. На самом деле приметы - всего лишь свод законов, по которым нужно жить, если постоянно сталкиваешься с нематериальными объектами и явлениями на местах боев. Не нужно глумиться над останками - нет возможности вывезти или опознать погибшего, не поленись, поставь крест из двух палок и уйди прочь. Не лезь без нужды на заброшенные лесные кладбища и в санитарные захоронения: расплата догонит неминуемо, и в какой форме - неведомо.

Друзья, состоявшиеся бизнесмены, болеющие «эхом войны», вернулись из последней экспедиции бледные и потерянные. Они ездили в Макарьевскую пустынь, в монастырь, который немцы превратили в мощный укрепрайон. Наши во время наступления 1944 года накрыли немцев «эрэсами». Залп «катюш» снес до основания один из древних духовных центров Новгородчины. В окрестностях пустыни, безлюдном и заболоченном районе, следопыты искали какое-то немецкое кладбище, но не нашли и решили расковырять монастырский погост. Пока выбирали могилу для надругательства, пошел дождь. Он, кстати, начинается всегда, когда тревожат останки. Бабулька с кулечком целебных травок появилась как из-под земли. Поинтересовалась, что ищут отроки, а узнав, что отроки интересуются немцами, повела их в лес показывать то самое фронтовое кладбище. Следопыты потом говорили, что лазали с этой бабкой по бурелому очень долго, и что-то она им рассказывала, а что - никто вспомнить так и не смог. Потом резко стемнело, а бабка сгинула куда-то бесследно. Выбраться из леса до утра они так и не смогли: «GPS» не мог захватить спутники из-за низкой облачности и густых крон деревьев. Переночевали на кочках, без палаток и спальников, но просто так их Макарьевская пустынь не отпустила. Дождь, шедший сутки, размыл поля, и джип пришлось буквально выносить на руках. Когда машина выкарабкалась на шоссе, дождь кончился, будто завернули кран, и появилось солнце.

Со мной случалось нечто подобное,при посещении мест боев. Слышались голоса ,стоял какой то звон в ушах,было необъяснимо жутко и страшно. А аномальные зоны в России встречаются практически везде,уж очень много крови пролито за всю историю войн на нашей земле.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2429
Стаж: 8 лет 7 месяцев
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1531 раз

Re: все наши байки ЗДЕСЬ ...

Сообщение El jaguar » 18 авг 2012, 09:21:09

Призраки "Долины смерти"

"Долина смерти" - район поисковых работ находящийся под Новгородом, где во время ВОВ велись кропролитные боя между Красной и немецкой армией.

Странные вещи на протяжении многих лет происходят в окрестностях деревни Мясной Бор под Новгородом. Местные жители опасаются ходить в лес поодиночке даже днем. А уж ночью даже компанией - ни-ни. По их твердому убеждению, здесь, в Долине Смерти, на местах гибели Второй ударной армии в годы Великой Отечественной войны, уже давно сосуществуют два параллельных мира.

Вечерний гость в рваном камуфляже

Первые свидетельства об этом дошли из семидесятых годов. Рассказывает Галина Семенова, жительница деревни Мясной Бор:

- Кажется, это было году в 76-75-м. Мне было лет десять. Родители ушли куда-то, а меня отвели к бабушке, жившей по соседству. Света почему то не было, и вечером мы сидели со свечкой. Вскоре бабушка легла спать. А я вдруг услышала стук в дверь. Открываю, стоит высокий худой парень лет двадцати в каком-то рваном грязном камуфляже. А я, говорит, мимо шел, дом увидел, решил зайти. Хлебом не богаты? Да, отвечаю, сейчас принесу. И отрезала ему полбуханки, подаю. О, говорит, богато живете, хозяева. Взял и пошел. Потом обернулся и так посмотрел, что у меня мороз по коже. Глазницы как пустые, белые-белые. Я отвернулась, потом смотрю: а его и нет на дорожке. Хотя уйти незаметно так быстро он не смог бы - дорога-то одна…

Предсказание деревенского сумасшедшего

Свое название деревня Мясной Бор носит с незапамятных времен (а не получила после войны, как думала я, попав впервые в эти места). Говорят, здесь несколько десятков лет находилась крупная мясобойня - валили скот (говорят, деревня называлась вначале не "Мясной Бор", а "Мясной Бой"). О, скажем так, не слишком привлекательно для постороннего уха звучащем названии населенного пункта деревенские жители задумывались мало. Правда, рассказывают, году в пятнадцатом прошлого уже, XХ века один местный старичок (его считали за деревенского сумасшедшего) неоднократно повторял: мол, это название совсем скоро себя оправдает. И много крови прольется на эту землю, и последующие поколения будут думать, что места эти названы так не из-за мясобойни, а совсем по другой причине.

Рассказывает Валентина Ильинична Макарова - старожил этих мест (к началу войны ей едва исполнилось 13):

- К октябрю 41-го в нашем доме уже прочно обосновались немцы. Через улицу от дома был колодец, и туда немцы сбрасывали наших пленных солдат, и мертвых, и раненых. Их было так много, ужас! А у меня в армии служили два брата. Младшего, Николая, я любила больше всех. Когда он уходил, я так кричала! Беду накричала, наверное. Не вернулся с войны Николай. Весной нас угнали в Кересть, потом удалось переехать в Хвойнинский район. В 44-м году немцев от Мясного Бора отогнали, и мы вернулись домой. Это был ужас, что я увидела. В деревне ни одного уцелевшего дома. Идешь по бывшей улице, огороду, полю, лесу - везде мертвые люди лежат, кто в зеленом, кто в белом. По одежде понимаешь: тот зимой убит, этот летом… Не успевали их захоронить. Такая бойня была!

Так сбылось пророчество деревенского сумасшедшего.

Голоса из прошлого

И сегодня, рассказывают местные жители, в лесах Долины нет-нет да и раздаются отчетливые мужские голоса, явственно чувствуется запах махорки, скрип сучьев. При этом сначала кажется, что грибники какие рядом ходят или может, лес кто пилит. Но покричишь - никто не отзывается… И жуть такая берет. А вокруг - то тишина, то опять - голоса, автоматные очереди. Некоторым попавшим в эти места людям доводилось слышать громкие крики "ура", как в старых кинофильмах, когда рота или взвод в бой поднимаются…

Как будто два параллельных мира. Один - сегодняшний, "наш". А второй - тот самый, военный. Словно живут они, погибшие, в другом измерении. Надеются, верят… И при этом хотят сказать о чем-то нам, живущим сегодня. Избирая для этого самые разные пути. И людей, с которыми так или иначе связаны. Только вот каким образом?

Ярким примером может послужить история, к сожалению, уже умершего жителя поселка Волховский Новгородского района Василия Феномен пытались разгадать, кстати, ученые Новгородского университета. Василий был тесно связан с поисковым движением экспедиции "Долина", зародившемся в 80-е годы, принимал участие в раскопках. Он рассказывал, что ночами ему снятся солдаты, он видит во сне те места довоенными. При этом он, не слишком хорошо знавший местность, очень хорошо ориентировался в лесу. Но, самое интересное, кто бы ни фотографировал Рылева на местах бывших боев, на какой бы фотоаппарат ни снимал, потом, когда снимок оказывался готов, все поражались. За спиной Василия ярко были видны то военная разбитая дорога (которой никак не могло быть в момент съемок, ведь за его спиной были одни деревья!), то солдаты в военном обмундировании времен Великой Отечественной войны

Невероятно, но факт.

И еще один необычный случай - о связи времен, рассказанный командиром чудовского поискового отряда Еленой Марцинюк. В конце восьмидесятых Елена, тогда еще комсомольско-молодежный лидер, впервые попала в Долину вместе с поисковиками. Причем поехала просто так, за компанию. По дороге обмолвилась: мол, в этих местах воевал отец матери, бабушка так и не дождалась его с войны. Поисковики между тем остановились у воронки, стали доставать останки найденного солдата. Вдруг один из ребят обернулся к Елене.

- Так как деда твоего фамилия была? - спрашивает. - Гущин? На тебе ложку твоего деда. И подал оторопевшей девушке потемневшую от времени ложку с выцветшим: П.Гущин. Потом выяснилось, что эту самую ложку перед самой отправкой на фронт солдату подарила его дочь, тетя Елены. И ложка, и останки солдата как будто ждали того, чтобы нашла их именно Елена, внучка.

"Дурное" место?

Для некоторых дальнобойщиков, ездящих по трассе Санкт - Петербург - Москва, Мясной Бор считается "дурным" местом. Хотя аварий, по статистике, здесь происходит нисколько не больше, а, может быть, и меньше, чем на любом другом участке трассы. Рассказывает петербуржец Алексей Борисов:

- Я частенько мотаюсь по этой трассе с грузом. Работа у нас, сами понимаете, не из легких - сутками за рулем. Вот и тут, еду мимо Мясного (часиков восемь вечера, а я перед этим не спал почти трое суток), все вроде бы нормально, но в сон так клонит. Сам не заметил, как заснул. Очнулся от громкой фразы:

- Эй, аккуратнее, братишка! - и вроде как по плечу меня кто-то стучит. Глаза открываю - никого. Смотрю - а машина по обочине уже едет. Вырулил. За окном промелькнул мясноборский памятник неизвестным солдатам.

Саван над Волховом

Десятки абсолютно необъяснимых с научной точки зрения историй могут рассказать люди, так или иначе соприкоснувшиеся с Долиной Смерти. Вот и не так давно, рассказали мне в деревне Захарьино (8 километров от Мясного Бора), местные парни, гуляя вечером по берегу Волхова, увидели настолько жуткую картину, что бросились в деревню и до сих пор не ходят гулять в те места. Взрослым, которые "пытали" их, что произошло, мальчишки рассказали, что видели над рекой Долины Смерти - саму Смерть.

* * *

Во время Великой Отечественной и после нее останки сотен тысяч солдат (и советской, и немецкой армий) по разным причинам остались непогребенными. Сначала, понятно, не до того было - не будешь же под минометным огнем противника думать о захоронении павших. Ну а после войны… Страна оправлялась от военных ран, разрушенные города отстраивались заново. Природа тем временем закрывала следы войны медленно и осторожно - молодой травой, осенними листьями, ветками… Слишком медленно… В середине 60-х годов, по приказу правительства, мясноборские поля, содержащие останки солдат, были тщательно перепаханы. Да так, что останки оказывались разбросанными на десятки метров - череп в одной стороне, кость ноги - в другой… Иные трактористы, по словам очевидцев, работали, закрыв глаза. Потом, опять же по приказу "сверху", поля были засажены молодыми деревьями. Теперь это лесопосадки.

Валерия ШАПОВАЛОВА

Источник: Волхов
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2429
Стаж: 8 лет 7 месяцев
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1531 раз

Re: все наши байки ЗДЕСЬ ...

Сообщение El jaguar » 18 авг 2012, 09:24:12

Две Российские тайны

Сегодня всем известное Куликово поле представляет собой огромный
комплекс пахотных черноземных полей, рощиц, асфальтовых и грунтовых
дорог. Сел и деревень почти нет, кроме знаменитого села Монастырщина у
истоков Дона. Весной и осенью там несусветная чёрная грязь, летом -
такая же черная пыль, а так как воды и больших лесов нет, то и почти
постоянная трудно выносимая жара.

На предполагаемом месте дубравы, где прятался засадный полк
двоюродного брата Дмитрия Донского, серпуховского князя Владимира
Андреевича и его шурина князя Боброк-Волынского, ныне посаженная в
канун шестисотлетия битвы довольно чахлая и непролазная рощица.
Посадка этой рощицы была явной ошибкой, так как на много лет исключила
возможность каких-либо археологических раскопок на этом месте.

Но дело в том, что до сих пор никто толком так и не знает - где именно
было - и происходило ли вообще - Куликовское сражение, поэтому как и
посадка рощи, так и установление памятного монумента и постройка
церкви носят скорее символический характер. Поиски на Куликовом поле
начались еще в начале прошлого века, когда местные помещики велели
своим крестьянам свозить предметы, найденные на полях вокруг сел
Монастырщина и Хворостянка к ним в усадьбы. О некоторых находках
древнего оружия в XIX веке упоминали исследователи того времени,
однако ни одна из них до наших дней так и не дошла. Из того, что
имеется - лишь несколько нательных крестов-энколпионов и наконечники
двух копий и одной сумогут быть с уверенностью отнесены к XIV веку.

В 1980 году взвод саперов обшарил окрестности сел армейскими
металлоискателями, но результатом их почти месячной работы стала лишь
куча ржавого металлолома преимущественно машинно-тракторного
происхождения.

Иными словами - за более чем шестьсот лет, прошедших после Куликовской
битвы, на нем не было найдено НИЧЕГО, что явно и недвусмысленно
указывало бы на то, что битва произошла именно здесь. А ведь, согласно
летописям, это было одно из самых крупных сражений за несколько веков.
На довольно узком пространстве сошлись две огромные армии, большей
частью конные. Где-то стояли обозы, раскинулись шатры ставок Мамая и
Дмитрия Донского. Письменные источники позволяют историкам с точностью
чуть ли не до метра установить местонахождение ставок, обозов армий.
Путь русской и ордынской армий прослежен по городам и весям, известны
места переправ через Дон и Красивую Мечу. Известно все - но ничего на
этом месте нет.

В 1992 году на Куликовом поле работала совместная экспедиция
Государственного Исторического музея и Тульского музея археологии.
Экспедиция была на сей раз оснащена современными металлоискателями,
позволяющими обнаружить копейку на полуметровой глубине пахотного
слоя. День за днем, рассыпавшись цепочкой, уходили исследователи в
безбрежные поля, методично, квадрат за квадратом, обшаривая чернозем.
Находки были интересные - бронзовая конская скребница, перекрестие
меча или сабли, серебряная фибула-заколка, но ничего определенно
относящегося к Куликовской битве опять найдено не было.

Непонятно также, куда исчезли кости убитых русских и ордынских воинов.
Можно предположить, что русских увезли, но кочевники явно должны были
остаться где-то рядом. Несколько лет экспедиция ГИМ копала через все
поле длиннющую траншею, пытаясь найти захоронение - пусто. Человеческих костей не было. Конские, коровьи, даже медвежьи -
есть, а человеческих нет и все.

На фоне этого правдоподобно звучат высказывания некоего московского
математика, который путем, очевидно, математических выкладок выяснил,
что Куликовская битва происходила в Москве на Кулишках, то есть в
районе Старой площади, где, как известно, помещалось ЦК КПСС.
Существует также не менее идиотское мнение, что битвы вообще не было,
так как кочевники к XIV веку вымерли сами, ибо от долгого сиденья в
седле они к половой зрелости становились полными импотентами и свой
род продолжить уже никак не могли.

Итак, ясно, что или масштабы битвы преувеличены, или происходила она
все-таки где-то в другом месте, а не на Куликовом поле.

Археологии просто не известны случаи, когда на месте столь большого
сражения не находили бы ничего, что хоть как то прояснило бы ситуацию.
Обломки оружия, наконечники стрел - тучами стрелы застилали солнце -
обрывки кольчуг, пластины панцирей, фрагменты конской упряжи, - все
это обязано быть на месте битвы, и если бы это все на Куликовом поле
было, то их бы непременно нашли.

Сейчас из-за финансовых сложностей поиски на Куликовом поле
практически прекратились. Публикаций на эту тему в уцелевших
археологических сборниках почти нет. Никто из серьезных исследователей
эту тему не поднимает. Музей "Куликовская битва" давным-давно не
пополняется материалами. А то, что в нем уже было из подлинников XIV
века, к Куликовской битве относится очень и очень приблизительно.

В русской истории таким образом существует обширная лакуна, белое
пятно, которое могло бы быть исследовано, если бы власти уделили этому
внимание. Но может быть и так, что и не нужно ничего искать, а принять
на веру красивую, героическую легенду и затвердить ее в мозгах у
поколений: было вот так и там!

Другая тайна ближе к нам по времени, тем не менее шуму она наделала
даже больше,

На рассвете 19 октября 1812 года в полусожженной и разграбленной
Москве повсюду раздавался стук копыт и громыхание колес - Великая
армия покидала город. После 35 дней пребывания в городе, оставив в
госпиталях несколько тысяч нетраспортабельных раненых и больных,
наполеоновские войска начали свое убыстрявшееся с каждым днем бегство
из России. Мимо Калужской заставы между двумя гранеными колоннами,
увенчанными двуглавыми орлами, по Калужской же дороге шло войско -
более 14 тысяч конницы всех родов, 90 тысяч пеших, обозы,
артиллерийские парки, 12 тысяч нестроевых маркитантов со своими
колясками навсегда уходили из Москвы. Сам император, окруженный
полками старой гвардии, покинул столицу России лишь около полудня.

В Московском Новоспасском мужском монастыре еще и сегодня можно видеть
древние гробницы ближайших родственников первых русских царей с
пробитыми в белокаменных крышках неровными дырами. Сокровища в
гробницах искали французы. Александр I не ответил Наполеону ни на одно
из трех его мирных предложений - и в отместку Наполеон велел саперам
взорвать Кремль. С Кремлем справиться саперам не удалось - в руинах
оказались лишь некоторые участки стены, две башни, здание Арсенала,
Филаретовская и Успенская звонницы. Но Кремлевские соборы, монастыри,
множество богатейших домов были ограблены подчистую.

"Мы тащили за собой все, что избегло ра. Самые элегантные и роскошные
кареты ехали вперемешку с фургонами, дрожками и телегами с провиантом.
Эти экипажи, шедшие в

несколько рядов по широким русским дорогам, имели вид громадного
каравана. Взобравшись на верхушку холма, я долго смотрел на это
зрелище, которое напоминало мне войны азиатских завоевателей. Вся
равнина была покрыта этими огромными багажами, а московские колокольни
на горизонте были фоном, который довершал эту картину " - эти строки
из дневника неизвестного французского офицера были опубликованы в
России лишь недавно.

Впрочем, сам Наполеон не считал свое отступление бегством. В приказе
войскам говорится о марше в Смоленск, где будто бы были подготовлены
зимние запасы для армии. "По-прежнему желая атаковать Кутузова, он
двинулся дальше ускоренным темпом, собираясь в результате ожидаемой им
победы отбросить Кутузова за Калугу и решив разрушить оружейный завод
в Туле..." - писал маркиз де Коленкур в своих мемуарах о походе в
Россию. Однако армия была иного мнения и хорошо осознавала, что в
Москву им более не вернуться. Поэтому и у солдат в ранцах, и у
офицеров в повозках были спрятаны все ценности, которые им удалось
найти в Москве.

Но уже через два дня движения на обочинах дороги стали оставаться
брошенные зарядные ящики и обозные телеги. "Лошадей пало много", -
писал де Коленкур 21 октября. Еще через три дня под Малоярославцем,
выехав перед рассветом на утреннюю рекогносцировку, сам Наполеон едва
не попал в плен казакам. Если бы казаки знали, с кем столкнулся их
разъезд на дороге... "Не подлежит сомнению, что император был бы убит
или взят в плен" - * Коленкур, бывший в той стычке рядом с Наполеоном,
знал, что писал. Именно после этой схватки император Издал приказ о
подготовке армии к долгому и быстрому

Часть обозов было ведено бросить.

Судьба Великой армии была предрешена. Однако надежды еще оставались.
"Всем казалось, что Смоленск означает конец лишений", - продолжал
маркиз де Коленкур. От Можайска до Смоленска 300 километров, французы
преодолели этот путь за две недели. Обочины Смоленской дороги
превратились в одно большое кладбище с безымянными могилами. "2-го мы
были в Семлеве, 3-го - в Славкове, где мы увидели первый снег. -
Записки де Коленкура отличаются необыкновенной точностью. - 9 ноября
около полудня мы вновь увидели Смоленск". Часть войск вместе со старой
гвардией и императорским конвоем вошла в город, остальные
расположились в окрестных селениях. Войска собирались долго,
подтягивались отставшие. Армию надо было реорганизовать. "Я сжег много
экипажей и повозок", - сообщал де Коленкур.

Филипп-Поль граф де Сегюр - генерал и писатель, находившийся в свите
Наполеона в чине адьютанта, в 1824 году издал свои мемуары, в которых
позднейшие исследователи выделили одну только фразу: "От Гжатска до
Михайловской деревни между Дорогобужем и Смоленском в императорской
колонне не случилось ничего замечательного, если не считать того, что
пришлось бросить в Семлевское озеро вывезенную из Москвы добычу: здесь
были потоплены пушки, старинное оружие, украшения Кремля и крест с
Ивана Великого. Трофеи, слава, все блага, ради которых мы все
жертвовали всем, стали нам в тягость, теперь дело не о том, каким
образом украсить свою жизнь, а в том, как спасти ее. При этом великом
крушении армия, подобно большому судну, разбитому страшной бурей, не
колеблясь, выбрасывала в это море льда и снега все, что могло
затруднить и задержать ее движение!"

Остатки разбитой армии покинули Россию, но У*е через пять лет бывшие
офицеры ее стали проситься обратно - за своими ценностями, брошенными,
закопанными* утопленными где-то на пути своего отступления. Кому-то и в самом деле разрешали приехать, но, как правило, память
наполеоновских служак удерживала лишь ужасы бегства - голод, холод,
казаков и что никаких сокровищ из России им вывезти не удалось.

Однако фраза графа де Сегюра, едва только мемуары прочли в Москве,
подвигла на поиски "московской добычи" и многих соотечественников.
Смоленский генерал-губернатор Н. И. Хмельницкий первым послал людей
обследовать озеро Семлевское, известное также и под именем Стоячее.
Сокровищ обнаружить не удалось. Но поиски не прекратились. Несколько
лет искала пушки приехавшая из Петербурга команда предприимчивых людей
- но тоже безрезультатно.

Еще раз берега Семлевского озера увидели кладоискателей в канун
подготовки к столетию Бородинской битвы, когда по всей России собирали
все, что имело отношение к французскому вторжению в Россию. В
Смоленской губернии было собрано немало добра, оставшегося после
французов - ружья, повозки, нашлись даже мундиры, но Семлевское озеро
хранило свою тайну.

На современной карте-двухверстке вокруг самого райцентра Семлева озер
нет. Озеро Стоячее существует, но находится оно на речке Дыма в десяти
километрах от райцентра, и дорог туда нет. Семлевское озеро не попало
на карту потому, что стремительно заболачивается и каждый год
уменьшается в размерах. От него до старой Смоленской дороги -
полкилометра. Есть основания полагать, что во времена нашествия
двунадесяти язык оно было видно с тракта. В принципе французы вполне
могли бы дойти до него, но вряд ли им удалось бы провезти тяжеленный
обоз по сплошным болотам, не замерзающим иногда и в декабре. Вспомним,
что первый снег в 1812 году выпал в Смоленской губернии лишь 3 ноября.

И что все-таки за ценности тащили с собой французыКак было дело с
крестом - уже понятно. Но что это за "украшения Кремля"? А "старинное
оружие" - что имел в виду граф де Сегюр? Видимо, это были оклады с драгоценных икон,
ободранные французами, да образцы холодного оружия из кремлевского
арсенала. Вряд ли всего этого было много - ну, может быть, несколько
повозок.

В легендах о кладах всегда надо начинать с выяснения - откуда ценности
и могли ли они оказаться там, куда указывает легенда. Клад Наполеона -
не исключение. Конечно, французы увозили из сожженной Москвы много.
Но, так сказать, государственного значения эти ценности не имели.
Государственную ценность для французов могли иметь две вещи -
продовольствие для людей и фураж для лошадей, но никак не серебро и не
"старинное оружие".

Кстати, московский генерал-губернатор граф Федор Васильевич Ростопчин
в своих ''Записках о 1812 годе" упоминал о том, что из Москвы были
вывезены все наиболее чтимые иконы, а также серебряные люстры,
подсвечники, ризы, оклады книг из большинства церквей и соборов, а те,
что увезти не успели, были надежно спрятаны монахами монастырей и
самими священниками.

Французы уносили в ранцах немало - и почти все это было собрано
окрестными крестьянами или увезено на Дон во вьюках казаков атамана
Платова.

Поэтому реально можно говорить об утоплении французами лишь части
своего артиллерийского парка.

9 января 1836 года российский подполковник, чья фамилия канула в Лету,
написал такой рапорт: "В бытность Мою в Вяземском уезде, где находится
Семлевское озеро, Желая собрать на месте сколь можно ближайшие об
означенном событии сведения, мне удалось узнать, что действительно
после общего отступления французской армии Помещик села Семлева г-н
Бирюков отправил в земский СУД 40 лафетов, но пушек от них за всеми
тогдашними Разведываниями не найдено, из чего следовало заключить, Что
означенные орудия не были везены дальше Семлева и плачевное положение ретировавшейся от Вязьмы французской армии
заставило бы воспользоваться Семлевским озером, чтобы укрыть в нем
добычу и бесполезные в то время орудия". Подполковник был абсолютно
прав - если что и лежит в болоте около озера, так это сорок
наполеоновских пушек. Размеры полевых орудий известны - полтора-два
метра, вес тоже - около пятисот килограммов. Провезти их без лафетов к
озеру просто немыслимо - французы попросту свалили орудия в ближайшие
трясины, покрытые сверху тонким слоем воды. Ныне эти болота далеко от
места поисков всех экспедиций последних лет, хотя обнаружение орудий
современными глубинными металл о искателя ми вполне реально.
Нормальная экспедиция, которую организовали бы
поисковики-профессионалы, потребовала бы не так много средств и
времени, чтобы либо окончательно разрушить эту легенду, либо
подтвердить существование наполеоновского клада. Но на многое
рассчитывать не приходится - главное, разгадать бы загадку...

Статья моего автора Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
В 2012 году будет ровно двести лет со дня сожжения Москвы перед приходом в нее Наполеона. Ровно столько же лет будет самому известному и таинственному кладу России.
Клад армии Наполеона.
Утром 19 октября 1812 года из сожженной и разграбленной Москвы выехала Великая армия Наполеона. По Калужской дороге в направлении Смоленска шло 15 тысяч конных, 90 тысяч пеших, обозы с артиллерией и награбленным добром. Сам Наполеон покинул Москву только ближе к полудню.
Александр I не ответил на предложения императора о мире, и в отместку Наполеон приказал взорвать Кремль. К большому сожалению Наполеона, его саперам удалось лишь разрушить отдельные куски стены и две башни. Однако Кремлевские соборы, монастыри и богатейшие дома Москвы были полностью разграблены.
21 октября армия Наполеона столкнулась с казаками, пытавшимися по приказу Кутузова перекрыть французской армии Калужскую дорогу, во время этой стычки сам Наполеон едва не был убит. После этого случая император Франции решил не испытывать более судьбу и отдал приказ о подготовке своей армии к быстрому маршу. Как следствие пришлось отказаться от большинства обозов, которые тащились позади армейских строев.
Между тем эти обозы везли не только пушки, но и большое количество драгоценностей награбленных французскими солдатами. Они в отличие от Наполеона хорошо знали, что в Москву больше не вернуться, а поэтому набивали свои карманы всем, что могло иметь хоть какую-нибудь ценность.
И вот теперь император приказал им бросить все это просто на дороге, ну кто откажется от своего добра и вот так оставит его на дороге. С надеждой, что когда-нибудь они смогут вернуться и отыскать их, солдаты французской армии принялись сбрасывать награбленные сокровища в ближайшие озера и болота, расположенные вдоль Калужской дороги. Прошло почти двести лет, но никто до сих пор так и не смог отыскать то озеро или болото, в которое было свалено все богатство московского Кремля.
Разбитая французская армия покинула Россию, но уже через пять – семь лет бывшие ее офицеры стали проситься обратно за своими ценностями, брошенными, закопанными, утопленными по пути своего отступления. Первым кто упомянул озеро Семлевское, как место захоронения драгоценностей Москвы, был англичанин Вальтер Скотт. В своих 14 томах о жизни Великого императора Франции он говорит о том, что Наполеон повелел своим солдатам сбрасывать добытые трофеи в озеро Семлевское, сокровища которые ему не хотелось отдавать обратно, но которые он не мог увезти с собою.
На современной карте вокруг Семлева озер, вообще нет. Зато существует озеро Стоячее, но расположено оно на реке Дыма в 10 - 15 километрах от самого Семлева, да и дороги туда никогда не прокладывали. А вот Семлевского озера на карте нет из-за того, что оно довольно быстрыми темпами превращается в болото и с каждым годом его размер уменьшается.
К нему от старой Смоленской дороги всего около километра. Можно предположить, что во время отступления армии Наполеона на Смоленск его можно было заметить с дороги. Теоретически французские солдаты вполне могли им воспользоваться, хотя протащить тяжеленные обозы по болотистым землям, которые не замерзают порой и зимой, выглядит весьма сложной задачей. Правда первые сильные морозы 1812 года ударили в конце октября, и вполне могли слегка подморозить местные болота.
Семлевское озеро.
Семлевское озеро полностью закрыто лесом. Водоем имеет таинственный, и даже зловещий вид. Над его поверхностью клубится белый туман. Гробовая тишина, мертво-черная вода, зыбучий песок, сплошной плывун. Здесь нет ни рыбы, ни комаров, вообще ничего живого в этом озере нет. Это обстоятельство местные жители и кладоискатели объясняют тем, что из-за огромного количества серебра в воде могло погибнуть все живое.
В числе первых, искателей клада озера Семлевского губернатор Смоленска, находящийся на службе у государства российского, к тому же являющийся участником Отечественной воины 1812 года Николай Иванович Хмельницкий. Прочитав литературное произведение Вальтера Скотта осенью 1835 года, Хмельницкий был настолько взволнован, что он не медленно выехал в Вяземский уезд, чтобы лично осмотреть местность, описанную в книге английского романиста.
Хмельницкий выяснил, что в 1813 году семлевский помещик Бирюков предъявил земскому суду около 40 пушечных лафетов, которые он нашел в полях своего владения. Это означало, что приказ Наполеона действительно имел место и был исполнен, французские орудия не вывозились далее Семлева. Следовательно, искать награбленное французами в Москве, надо тоже искать здесь. В том числе и крест с храма Ивана Великого в Семлевском озере. Но все поиски Хмельницкого оказались напрасными, а за напрасную растрату денежных средств он был посажен на 6 лет.
Но начало было положено. Кто только не пытался искать сокровища на дне Семлевского озера. С 1960 г. по 1980 г. – кладоискатели практически жили на его берегу. Экспедиция была даже организована ЦК ВЛКСМ при участии Министерства обороны и целого ряда научно-исследовательских институтов. На поиски были подключены электроразведочные, геофизические, сейсмокаротажные группы, а также отряды аквалангистов. Но они также не смогли, что-либо отыскать на озере, хотя и пытались откачивать со дна черный ил. Затея провалилась, и энтузиазм потихоньку сошел на нет.
Сейчас на озеро каждый год приезжает множество различных кладоискателей-любителей, но и им до сих пор не удалось ничего обнаружить. Здесь встает вопрос, зачем такие поиски, и какое количество драгоценностей вынесли французы из Москвы, что возникло такое количество желающих их отыскать? Насколько богата была французская добыча?
Примерная стоимость вывезенного во время войны 1812 года известна – около 20 пудов золота и где-то 350 пудов серебра. А также церковная утварь, старинное оружие, драгоценные камни и меха. Часть изделий похищенных из Московского Кремля были переплавлены в слитки. Из мемуаров французских маршалов стало известно, что обозы Наполеона с московскими трофеями насчитывал более 25 телег.
Помимо этого стоит посчитать еще обозы самих маршалов и то, что несли французские солдаты в своих ранцах. Этого вполне достаточно, чтобы разумы людей охватила так называемая «золотая лихорадка». Вот и рыскают кладоискатели по Семлевскому озеру, в поисках несметных сокровищ.
А между тем, историки утверждают, что позолоченный крест с колокольни Ивана Великого, якобы вывезенный французами в 1812 году, был обнаружен в Кремле, где стоял прислоненный к стене собора, и давно уже водружен на место, об этом свидетельствуют сохранившиеся архивы. Стоит также выслушать географов, которые говорят, что почти за двести лет большинство названий уже изменены, как изменилась и сама природа. Метеорологи те, вообще доказывают, что столь поздней осенью французы не могли протащить пушки и обозы по болотам и лесам к озеру. Но тогда возникает другой вопрос тогда где все это?
Тайна покрыта мраком.
Французы после Смоленска бросали свои обозы прямо на дороге, не пытаясь их прятать или топить. Безусловно, эти телеги с добром были разграблены, большинство оружия удалось захватить казакам, остальное видимо стало добычей местных жителей.
Тогда вероятно, французская армия, подгоняемая к тому же своим императором при переходе на Смоленск, возможно и пыталась спрятать что-то, но не успела или не смогла, и оставила все, как есть на дороге и в ближайших к дороге топях. А уж дальше русский народ, не торопясь, аккуратно убрался на этой территории.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Eccentric
Новичок
Новичок
Сообщений: 9
Стаж: 7 лет 8 месяцев
Прибор: 705
Имя: Alex
Поблагодарили: 1 раз

Re: все наши байки ЗДЕСЬ ...

Сообщение Eccentric » 24 янв 2013, 23:09:12

Может что искал инфу по Кабякаву городищу - Аксай ? по идее одно из самых интересных мест которое могло бы заслужить отдельной темы )

Вернуться в «Беседка»