Пуля и плоть – неравное противостояние.

Все , что есть интересного на Земле , смешного или позновательного ...
Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17423
Зарегистрирован: 26 сен 2011, 12:27:52
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 12241 раз
Поблагодарили: 10727 раз

Пуля и плоть – неравное противостояние.

Сообщение Admin » 07 сен 2018, 15:29:11

Пуля и плоть – неравное противостояние. - 1.jpg
Первой теорией, почему пулевое ранение имело столь тяжелые последствия (даже если не убивало сразу), стала мысль об отравлении тканей свинцом и порохом. Именно так объясняли тяжелое бактериальное заражение раневого канала, которое лечили обычно раскаленным железом и кипящим маслом. Страдания раненого от такой «терапии» многократно усиливались вплоть до летального болевого шока. Тем не менее, ученые уже к 1514 году смогли выделить пять свойств огнестрельной раны: ожог (adustio), ушиб (contusion), осаднение (attrition), перелом (fractura) и отравление (venenum). Варварскую методику вырывания пули и заливания кипящим маслом удалось переломить только к середине XVI века во Франции.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 2.jpg
Хирург Паре Амбруаз в 1545 году во время очередной битвы столкнулся с острой нехваткой кипящего масла для раненых – часть солдат пришлось просто перевязать. Не надеясь на их выздоровление несчастных, Паре через некоторое время проверил повязки и изумился. Раны были в гораздо более лучшем состоянии относительно тех, которым хватило «спасительного» масла. Француз также опроверг мысль о том, пуля во время полета раскаляется и дополнительно обжигает ткани человека. Амбруаз провел, наверное, первый в истории эксперимент в раневой баллистике, обстреливая мешки с шерстью, паклей и даже с порохом. Ничего не вспыхнуло и не взорвалось, поэтому теорию ожогового воздействия отвергли.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 3.jpg
Хирург Паре Амбуаз

История человечества дает очень обширный материал врачам и ученым для исследования пулевого воздействия на плоть – за три столетия крупнейшими стали Тридцатилетняя война 1618-1648 гг., Семилетняя война 1756-1763 гг., военные походы Наполеона 1796-1814 гг. и другие мелкие побоища.

Одни из первых натурных испытаний действия пули на объект, сходные с человеческой плотью, провел француз Гийом Дюпюитрен в 1836 году. Военный хирург обстреливал трупы, доски, свинцовые пластины, войлок и выяснил, что огнестрельный канал имеет воронкообразную форму, обращенную широким основанием к выходному отверстию. Выводом его работы стал тезис о том, что размер выходных отверстий всегда будет больше входных. Позже (в 1848 году) эту мысль оспорил русский хирург Николай Пирогов, который на основании своего обширного опыта и наблюдений за ранениями солдат при осаде аула Салты указал, что «эффект Дюпюитрена» возможен только при попадании пули в кость.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 4.jpg
"Н.И. Пирогов осматривает больного Д.И. Менделеева" И. Тихий

Кусок свинца в процессе этого деформируется и разрывает близлежащие ткани. Пирогов доказал, что когда пуля проходит только сквозь мягкие ткани, выходное отверстие всегда меньше и уже входящего. Все эти результаты наблюдений и экспериментов были справедливы для середины XIX века – на полях сражений властвовали гладкоствольные дульнозарядные ружья с круглой низкоскоростной пулей (200-300 м/с).

Небольшую революцию совершили в 1849 году пули Минье конусообразной формы и заметной большей скоростью полета. Попадание такой пули в человека вызвали очень серьезные повреждения, очень напоминающие эффект взрыва. Вот, что писал знаменитый Пирогов в 1854 году: «Я видел на Кавказе раздробление костей вдребезги чересскими пулями, но до осады Севастополя я не видывал раздробления тканей пулями на таких значительных расстояниях».
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 5.jpg
Пули Минье сыграли свою печальную для России роль в Крымской войне. Но эволюция и тут не стояла на места - игольчатые винтовки Дрейзе и Шасспо имели уже унитарный патрон с цилиндро-конической пулей небольшого калибра с очень высокой для того времени скоростью – 430 м/с. Именно с этих пуль началась приносящая дополнительное страдание деформация пули в тканях.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 6.jpg
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 7.jpg
Патроны к игольчатым винтовкам. Слева Дрейзе, в центре Шасспо

Пирогов в 1871 году писал: «Пули Шасспо несравненно чаще подвергаются изменению формы, распадению и отслойке частиц, а раны, наносимые этими пулями с близких расстояний в 50-100 шагов, соединены с неимоверным разрушением мягких и твердых частей тела». Объяснение варварского разрывного эффекта новых пуль ученые выдвигали массу гипотез:

- грибовидная деформация и расплавление пули;
- идея о вращении пули и образования пограничного слоя;
- гидравлическая теория;
- ударная и гидродинамическая теории;
- гипотеза воздушной контузии и головной баллистической волны.

Первую гипотезу ученые пытались доказать следующими положениями. Пуля, при попадании в плоть, деформируется и расширяется в головной части, раздвигая границы раневого канала. Кроме того, исследователи предложили интересную идею, в соответствии с которой свинцовая пуля при стрельбе с близких дистанций расплавляется и частички жидкого свинца, по причине вращения пули, разбрызгивается в боковых направлениях. Именно так появляется страшный воронкообразный канал в теле человека, расширяющийся к выходному отверстию. Следующей мысль стало утверждение о гидравлическом давлении, возникающим при попадании пули в голову, грудную или брюшную полость. Исследователей навела на эту идею стрельба по пустым и наполненным водой банкам. Эффекты, как известно, абсолютно различны – пуля сквозь пустую жестяную банку проходит, оставляя лишь аккуратные отверстия, в то время, как наполненную водой емкость пуля просто разрывает. Эти глубокие заблуждения рассеял лауреат Нобелевской премии швейцарский хирург Теодор Кохер, ставший, собственно, одним из основоположников медицинской раневой баллистики.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 8.jpg
Кохер после многих опытов и расчетов в 80-х годах XIX века доказал, что расплавление пули на 95% не имеет никакого значения для поражаемой ткани, так как оно ничтожно мало. В то же время, хирург после обстрела желатина и мыла подтвердил грибообразную деформацию пули в тканях, но это также было не столь существенно и не объясняло «взрывной эффект» ранения. Кохер в строгом научном эксперименте показал незначительное влияние вращения пули на характер ранения. Винтовочная пуля вращается медленно – всего 4 оборота на 1 метр пути. То есть нет особой разницы из какого оружия получить пулю – нарезного или гладкоствольного. Тайна взаимодействия пули и человеческой плоти так и оставалась покрытой мраком.

До сих пор существует мнение (сформулированное в конце XIX века) о влиянии на рану пограничного слоя, расположенного позади летящей пули и формирующего турбулентный поток. При проникновении в плоть такая пуля своей «хвостовой» частью увлекает за собой ткани, тяжело калеча органы. Но эта теория никак не объясняла поражения органов и тканей, расположенных на некоторой дистанции от головки пули. Следующей стала теория о гидростатическом давлении, очень просто объясняющая поведение пули в тканях – это небольшой гидравлический пресс, создающий взрывное давление при ударе, распространяющееся во все стороны с одинаковой силой. Тут как раз можно вспомнить школьный тезис о том, что в человеке 70% воды. Казалось бы, влияние пули на плоть объяснено достаточно просто и доходчиво. Однако, все медицинские карты европейским ученым спутали русские хирурги во главе с Николаем Пироговым.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 9.jpg
Вот, что отечественный военный врач имел сказать в то время: «Мы убеждаемся самым очевидным образом, что оно (воздействие пули на плоть) всегда равняется произведению из массы и скорости… Масса, скорость и меткость – вот три условия, которыми вообще определяется разрушительное действие метательных тел». Так родилась ударная теория действия огнестрельных снарядов, созданная в России. Наибольшее значение в ней уделялось скорости пули, от которой в прямой зависимости были и ударная сила, и пробиваемость. Наиболее плотно этой темой занимался хирург Тиле Владимир Августович, который проводил очень «наглядные» опыты с нефиксированными трупами. Черепа были предварительно трепанированы, то есть в них «выпиливались» отверстия, а затем производились выстрелы в области, расположенные поблизости от отверстия. Если следовать теории гидравлического удара, то в результате мозговое вещество бы частично просто вылетело через заранее подготовленное отверстие, но этого не наблюдалось. В итоге пришли к выводу, что кинетическая энергия пули – это главный ударный фактор влияния на живую плоть. Тиле в связи с этим писал: «Чем энергичнее ударная сила пули, тем большим запасом кинетической энергии снабжаются частицы тканей». Как раз в это время в начале XX века шли сравнительные исследования поражающего действия 10,67-мм свинцовой пули к винтовке Бердана с начальной скоростью 431 м/с и 7,62-мм оболочечной пули обр. 1908 года к винтовке Мосина (скорость боеприпаса 640 м/с).
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 10.jpg
Николай Иванович Пирогов

И в России, и в Европе шла работа с целью предсказать характер огнестрельных ран от оболочечных пуль в будущих войнах, а также разработать методики терапии. Свинцовая пуля в твердой оболочке показалась гораздо более «гуманнее», чем классическая безоболочечная, так как редко деформировалась в тканях и не вызывала ярко выраженного «взрывного эффекта». Но были и скептики от хирургов, справедливо утверждающие, что «гуманна не пуля, а рука военно-полевого хирурга» (Nicht die Geschosse sind human; human ist die Bechandlung des Feldarztes). Подобные сравнительные исследования заставили англичан задуматься об эффективности своих 7,7-мм оболочечных пуль к Ли-Энфилд против горных фанатиков в северо-западной Индии на границе с Афганистаном. В итоге придумали оставлять открытой головку пули от оболочки, а также наносить крестообразные надрезы на оболочке и углубления. Так появились знаменитые и варварские «Dum-Dum». Международная Гаагская конференция 1899 года запретила в итоге «легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле пули, коих твердая оболочка не полностью закрывает сердечник или имеет надрезы».

Были в истории раневой баллистики и курьезные теории. Так, упоминаемая теория головной баллистической волны объясняла повреждения тканей влиянием слоя уплотненного воздуха, который формируется перед летящей пулей. Именно этот воздух рвет перед пулей плоть, расширяя для нее проход. И опять все опровергли русские врачи.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 11.jpg
"Хирург Е.В. Павлов в операционном зале" И. Репин

Е.В. Павлов в Военно-медицинской академии провел изящный опыт. Автор на листы картона мягкой кистью наносил тонкий слой сажи, а сами листы располагал на горизонтальной поверхности. Далее следовал выстрел с 18 шагов, причем пуля должна была пройти непосредственно над картонкой. Итоги опыта показали, что сдувание сажи (в поперечнике не более 2 см) было возможно только если пуля проходила в 1 см над картоном. Если же пуля поднималась на 6 см выше, то воздух вообще не воздействовала на сажу. В общем, Павлов доказал, что только выстрелом в упор воздушные массы перед пулей могут как-то воздействовать на плоть. И даже здесь больший эффект будут иметь пороховые газы.

Такой вот триумф отечественной военной медицины. Источник: Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение



Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17423
Зарегистрирован: 26 сен 2011, 12:27:52
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 12241 раз
Поблагодарили: 10727 раз

Пуля и плоть – неравное противостояние.

Сообщение Admin » 07 сен 2018, 15:58:12

Пуля и плоть – неравное противостояние. - 1.jpg
Исследователям раневой баллистики со временем на помощь пришла совершенная техника – скоростная съемка, позволяющая создавать видео с частотой 50 кадров в секунду. В 1899 году западный исследователь О. Тильман применил такую камеру для запечатления процесса ранения головного мозга и черепа пулей. Оказалось, что мозг вначале увеличивается в объеме, затем разрушается, а череп начинает растрескиваться уже после вылета пули из головы. Трубчатые кости также продолжают разрушаться еще некоторое время после вылета пули из раны. Во многом эти новые материалы исследований опередили свое время, хотя именно они могли пролить немало света на механизм раневого воздействия. Ученые в те времена увлеклись немного иной темой.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 2.jpg
Открытие головной баллистической волны, формирующийся при сверхзвуковом полете пули (более 330 м/с), стало очередным поводом для объяснения взрывного характера огнестрельных ранений. Западные исследователи в начале XX века полагали, что подушка сжатого воздуха перед пулей как раз и объясняет значительное расширение раневого канала относительно калибра боеприпаса. Эту гипотезу опровергли сразу с двух направлений. Во-первых, в 1943 году Б. Н. Окунев зафиксировал с помощью искровой фотографии момент пролета пули над горящей свечой, которая даже не шелохнулась.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 3.jpg
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 4.jpg
Во-вторых, за рубежом провели сложный эксперимент, обстреливая одинаковыми пулями из одного и того же оружия два глиняных блока, один из которых находился в вакууме – головная волна образовываться в таких условиях, естественно, не могла. Оказалось, что видимых различий в разрушении блоков нет, а значит, и собака была зарыта совсем не в области головной волны. И уже совсем забил гвоздь в крышку гроба этой гипотезы отечественный ученый В. Н. Петров, указавший, что головная волна способна образовываться только в случае, когда пуля движется быстрее скорости распространения звука в среде. Если для воздуха это порядка 330 м/с, то в тканях человека звук распространяется со скоростью более 1500 м/с, что исключает образование головной волны перед пулей. В Военно-медицинской академии в 1950-х годах не просто теоретически обосновали этот положение, но на примере обстрела тонкой кишки практически доказали невозможность распространения головной волны внутри тканей.

На этом этап объяснения раневой баллистики боеприпаса физическими законами внешней баллистики оказался пройден – все поняли, что живые ткани гораздо более плотные и менее сжимаемые, чем воздушная среда, поэтому и физические закономерности там несколько иные.

Нельзя не рассказать о том рывке в раневой баллистике, который случился перед самым началом Первой мировой войны. Тогда масса хирургов во всех европейских странах была озабочена оценкой повреждающего действия пуль. Основываясь на опыте Балканской кампании 1912-1913 годов, врачи обратили внимание на немецкую остроконечную пулю Spitzgeschosse или «S-пулю».
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 5.jpg
Spitzgeschosse или «S-пуля»

У этого винтовочного боеприпаса центр масс был смещен к хвостовой части, что вызвало опрокидывание пули в тканях, а это, в свою очередь, резко увеличивало объем разрушений. Один из исследователей для точной фиксации этого эффекта в 1913-14 годах произвел 26 тыс. выстрелов по трупам людей и животных. Неизвестно, был ли центр тяжести «S-пули» смещен специально немецкими оружейниками, или это было случайно, но в медицинской науке появился новый термин – боковое действие пули. До этого времени знали только о прямом. Боковое действие заключается в повреждении тканей за пределами собственного раневого канала, что может вызвать тяжелые поражения даже при скользящих ранениях пулями. Обычная пуля, двигаясь в тканях прямолинейно, расходует свою кинетическую энергию в следующих пропорциях: 92% по направлению своего движения и 8% в боковом направлении. Увеличение доли расхода энергии в боковом направлении наблюдается у тупоголовых пуль, а также у боеприпасов, способных кувыркаться и деформироваться. В итоге уже после Первой мировой войны в научно-медицинской среде сформировались основные понятия зависимости тяжести огнестрельной раны от количества передаваемой кинетической энергии тканям, скорости и вектора передачи этой энергии.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 6.jpg
Зарождение термина «раневая баллистика» (wound ballistics) приписывается американским исследователям Каллендеру и Френчу, которые в 30-40-х годах плотно занимались пробелами огнестрельных ранений. Их экспериментальные данные вновь подтвердили тезис о решающем значении скорости пули в определении тяжести «огнестрела». Также было установлено, что потеря энергии пули зависит от плотности повреждаемой ткани. Более всего пуля «тормозится», естественно, в костной ткани, менее в мышечной и ещё меньше — в легком. Особо тяжелых ранений, по мнению Каллендера и Френча, следует ожидать от высокоскоростных пуль, летящих со скоростями более 700 м/с. Именно такие боеприпасы способны вызвать истинные «взрывные ранения».
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 7.jpg
Одними из первых, кто зафиксировал преимущественно устойчивое поведение пули калибра 7,62 мм, стали отечественные ученые и врачи Л. Н. Александров и Л. Б. Озерецковский из Военно-медицинской Академии им. С. М. Кирова. Обстреливая глиняные блоки толщиной 70 см, ученые выяснили, что первые 10-15 см такая пуля движется устойчиво и только потом начинает разворачиваться. То есть в большинстве своем пули 7,62-мм в теле человека достаточно устойчиво движутся и, при определенных углах атаки, способны проходить навылет. Это, конечно, резко снижало останавливающее действие боеприпаса по живой силе противника. Именно в послевоенные времена появилась мысль об избыточности автоматного патрона 7,62-мм и назрела идея об изменении кинематики поведения пули в человеческой плоти.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 8.jpg
Лев Борисович Озерецковский — профессор, доктор медицинских наук, основоположник отечественной школы раневой баллистики. В 1958 году закончил IV факультет Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова и был направлен служить врачом 43-го отдельного стрелкового полка ЛенВО. Научную деятельность начал в 1960 году, когда был переведен на должность младшего научного сотрудника физиологической лаборатории 19-го научно-исследовательского испытательного артиллерийского полигона. В 1976 году за испытания комплекса стрелкового оружия калибра 5,45-мм был награжден орденом Красной Звезды. Отдельным направлением деятельности полковника медицинской службы Озерецковского Л. Б. в 1982 году стало изучение нового вида боевой патологии — тупой травмы груди и живота, защищенных бронежилетом. В 1983 году работал в 40-й армии в Республике Афганистан. Много лет работает в Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге.

На помощь в нелегком деле увеличения убойного действия пули пришла сложная регистрирующая аппаратура – импульсная (микросекундная) рентгенография, высокоскоростная киносъемка (от 1000 до 40000 кадров в секунду) и совершенная искровая фотография. Классическим объектом «обстрела» в научных целях стал баллистический желатин, моделирующий плотность и консистенцию человеческой мышечной ткани. Обычно используются блоки массой 10 кг, состоящие из 10% желатина. С помощью этих новинок было сделано небольшое открытие – наличие в поражаемых пулей тканях временной пульсирующей полости (temporary cavity). Головная часть пули, проникая в плоть, значительно раздвигает границы раневого канала как по оси движения, так и в стороны. Размер полости значительно превосходит калибр боеприпаса, а время существования и пульсации измеряется долями секунды. После этого временная полость «схлопывается», и в теле остается традиционный раневый канал. Ткани, окружающие раневый канал, получают свою дозу повреждений как раз во время ударной пульсации временной полости, что частично объясняет взрывной характер «огнестрела». Стоит отметить, что сейчас теория временной пульсирующей полости некоторым исследователями не принимается как приоритетная – они ищут свое объяснение механики пулевого ранения. Остаются малоизученными следующие характеристики временной полости: характер пульсации, зависимость между размерами полости и кинетической энергией пули, а также физическими свойствами поражаемой среды. Фактически современная раневая баллистика не может в полной мере объяснить зависимость между калибром пули, её энергией и теми физическими, морфологическими и функциональными изменениями, которые возникают в поражаемых тканях.
Пуля и плоть – неравное противостояние. - 9.jpg
В 1971 году профессор А. Н. Беркутов в одной из лекций очень точно выразился относительно раневой баллистики: «Неослабевающий интерес к учению об огнестрельной ране связан с особенностями развития человеческого общества, которое, к сожалению, часто пользуется огнестрельным оружием…» Ни убавить, ни прибавить. Часто этот интерес сталкивается со скандалами, одним из которых стало принятие на вооружение малокалиберных высокоскоростных пуль 5,56 мм и 5,45 мм. Но это уже следующая история. Источник: Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Вернуться в «Знаете ли Вы , что ...»