монета 5 копеек 1876 года цена стоимость монеты

ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Аватара пользователя
chasesun
Почетный Ветеран
Почетный Ветеран
Сообщений: 3280
Стаж: 6 лет
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2251 раз
Поблагодарили: 1837 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 23 мар 2015, 08:33:30

продолжение...

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАЗАКОВ С ПАРТИЗАНАМИ

№ 6. РАПОРТ ГЕНЕРАЛА Е. И. ВЛАСТОВА ГЕНЕРАЛУ П. X. ВИНТГЕНШТЕЙНУ О ХРАБРОСТИ КАЗАКА ГРУШИНА

21 сентября 1812 г.

Стоявший на залоге в деревне Жарцах войска Донского казачьего подполковника Ипатова 4-го толка казак Лав Грушин, взявший охотно командовать тамошними жителями - русскими мужиками и распоряжаясь оными, храбро споспешествовал к отражению неприятеля от той деревни, каковую предприимчивость к неустрашимости означенного казака я за долг поставляю вашему сиятельству рекомендовать и позорнейше прошу не оставить сего без вознаграждения.

Генерал-майор Властов

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3514, л. 320, Печатается по тексту, опубликованному в сб. Из боевого прошлого русской армии, М., Воениздат, 1947, стр. 164.

№ 7. ИЗ ЖУРНАЛА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ГЛАВНОЙ КВАРТИРЫ ФЕЛЬДМАРШАЛА М. И. КУТУЗОВА

28 сентября 1812 г.

Полковник князь Кудашев рапортует, что, узнав, что неприятель находится в селе Никольском в числе 2 500 человек, напал на них с 300 казаками; атака была стремительна, и поражение неприятеля конечное, ибо он, невзирая на великое превосходство свое, был обращен в бегство, причем убит французский генерал Бовье, коего лошадь досталась в добычу казакам; в некотором от места сражения расстоянии неприятель, собрав расстроенные силы свои, ожидал вновь нашей атаки, которая была столь же, как и первая, стремительна и удачна.

Князь Кудашев, отдавая должную похвалу подполковнику Харитонову, есаулу Пантелееву, сотнику Платову и хорунжему Басову, доносит в заключение, что неприятель оставил на месте сражений убитых 100, а пленных 200 человек, причем много кирасир потом перешел на Калужскую дорогу, а князь Кудашев взял направление на Серпуховскую дорогу для дальнейших действий (14 октября Кудашев доносил, что атакою на обоз неприятеля, двигавшийся по Боровской дороге, захватил 100 фургонов и повозок с провиантом, с разным экипажем, побив 250 стрелков. В этот же день, действуя против 3-го корпуса, отряд Кудашева задержал движение неприятеля, взял в плен 400 человек, множество лошадей и экипажей.

Другой отряд под командой генерал-адъютанта Орлова-Денисова совместно с партизанами Сеславина, Фигнера и Давыдова атаковал неприятеля в с. Ляхово, по некотором сопротивлении принудили неприятеля положить ружье; в плен был взят бригадный генерал Ожеро, 60 штаб- и обер-офицеров и 2 тыс. рядовых (Фельдмаршал Кутузов Сб. Документов. М., 1947, стр. 182-183)).

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3484, лл. 8 об-9 об., 11 об.-12. Печатается по тексту, опубликованному в сб. Из боевого прошлого русской армии. М., Воениздат, 1947, стр. 166

№ 8. ПРЕДПИСАНИЕ М. И. КУТУЗОВА НАЧАЛЬНИКУ ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ГВАРДИИ КАПИТАНУ А. СЕСЛАВИНУ

30 сентября 1812 г.

Командируетесь, ваше, высокоблагородие, с партиею, состоящею из 250 донских казаков войскового старшины Гревцова и 1-го эскадрона Сумского гусарското полка в направлении по дороге от Боровска к Москве, причем имеете в виду действовать более на фланг и тыл неприятельской амии. Неподалеку от вас действует артиллерии капитан Фигнер с особым отрядом, с коим можете быть в ближайшем сношении.

Отобранным от неприятеля оружием вооружить крестьян, отчего ваш отряд весьма усилиться может. Пленных доставлять сколько можно поспешнее, давая им прикрытие регулярных войск и употребляя к ним вдобавок мужиков, вооруженных вилами или дубинами. Мужиков ободрять подвигами, которые оказали они в других местах, наиболее в Боровском Уезде.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3521, л. 13. Печатается по тексту, опубликованному в сб М. И. Кутузов, т. 4, М., 1954, стр. 406

УЧАСТИЕ В КОНТРНАСТУПЛЕНИИ РУССКОЙ АРМИИ

№ 9. ИЗ ЖУРНАЛА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. ОПИСАНИЕ ТАРУТИНСКОГО БОЯ

с. Леташевка, 5-8 октября 1812 г.

... Открыв партизанами нашими, что корпус армии под командою короля неаполитанского тысячах в 50 от прочих неприятельских войск был в таком расположении в позиции при речке Чернишне, что можно было на оный сделать удобный поиск; 5-го числа октября в 7 часов пополудни армия наша из позиции три Тарутине разными колоннами выступила к Наре, и в полночь правый фланг, состоявший из 10 казачьих полков и 20-го егерского полка под командою графа Орлова-Денисова, с подкреплением 3 легких гвардейских конных и одного драгунского полков, 2-го, 3-го и 4-го пехотных корпусов; все сие под начальством генерала от кавалерии барона Беннигсена перешли Нару, между тем как остальная часть затем армии последовала его движению, вперед по Большой дороге. Еще до света войска 2-го, 3-го и 4-го пехотных корпусов и вышеоказанная конница в совершенном порядке и тишине достигли, назначенных им пунктов, а на рассвете, с таковым же порядком прошед лес, устремились на неприятеля. Казаки под командою графа Орлова-Денисова, бывшие справа, даже в тылу неприятельского крыла, подкрепляемые кавалериею под командою генерал-адъютанта барона Меллера-Закомельского, 2-го, 3-го и 4-го корпусов, ударили столь быстро на беспечного неприятеля, что он, долго не державшись, предпринял ретираду, которая скоро потом сделалась бегством. Легкие наши войска с артиллериею, подкрепляемые конницею и пехотою, преследовали отступающего в большом беспорядке неприятеля за с. Вороново. Потеря его в сей день состоит до 2 тыс. человек пленными, до 2 500 на месте оставленными, в том числе командовавший гвардиею короля неаполитанского генерал Дери, одного почетного штандарта 1-го кирасирского полка, 38 орудий, 40 зарядных ящиков, всего обоза, между коим находится весь обоз короля неаполитанского; наша же потеря не превышает 300 человек убитыми и ранеными, но чувствительна смертиею храброго и достойного генерал-лейтенанта Баговута, убитого с начала действия ядром, когда обходил он левый неприятельский фланг. Генерал от кавалерии барон Беннигсен получил также контузию ядром в ногу, но столь неопасную, что сие не помешало ему быть до конца дела и в преследовании неприятеля.

Печатается по тексту, опубликованному в сб. М. И. Кутузов, т. IV, ч. II, М., 1954, стр. 204-206.

№№ 10-11 ПРЕДПИСАНИЯ М. И. КУТУЗОВА. М. ПЛАТОВУ

№ 10
с. Леташевка, 11 октября 1812 г.

Господину генералу-от-кавалерии Платову.

Не медля нимало, имеете ваше высокопревосходительство выступить со всеми казачьими полками и ротою конной артиллерии, исключая тех полков, которые в авангарде генерала Милорадовича находятся, и следовать на Боровскую дорогу к г. Малоярославцу, откуда тотчас послать отряд к г. Боровску. Сим движением прикроете вы первоначально Калугскую или Боровскую дрогу, по коей неприятель в силах показался, на которую и вся армия наша сделает движение.

Полковнику Ефремову с 3 казачьими полками прикажите форсированным маршем идти к вам на соединение, равно и другим, вновь еще не прибывшим полкам.

Двум полкам же, находящимся в корпусе генерала-от-инфантерии Дохтурова, приказано будет идти к вам же на соединение.

Князь Г.-Кутузов

№ 11

с. Кременское, 18 октября 1812 г.

Господину генералу-от-кавалерии и кавалеру Платову

При нынешних обстоятельствах мне непременно нужно, чтоб ваше высокопревосходительство доставляли как можно чаще сведения о неприятеле, ибо, не имея скорых и верных известий, армия сделала один марш совсем не в том направлении, как бы ей надлежало, отчего весьма вредные следствия произойти могут.

Я надеюсь, что сей отступный марш неприятелю сделается пагубным и что вы наиболее тому способствовать можете, почему вы не оставите почитать главным предметом разрушение переправ, через которые неприятель идти должен, для чего отделите надежную партию, которая бы, стараясь упреждать неприятеля полумаршем, могла бы сим способом останавливать его марш. Избрав исправный казачий полк, ваше высокопревосходительство, ему предпишите явиться в Главную квартиру и состоять впредь при оной.

Генерал-фельдмаршал князь Г.-Кутузов
Изображение
Предписание Кутузова Платову от 16 октября 1812 г. Автограф
№ 12. ДОНЕСЕНИЕ М. ПЛАТОВА АЛЕКСАНДРУ I О ДЕЙСТВИЯХ ДОНСКИХ ПОЛКОВ ОПОЛЧЕНИЯ

Октябрь 1812 г.

Всемилостивейший государь!

Прошлого июля месяца от 26-го числа имел я счастье всеподданнейше данесть вашему императорскому величеству о сделанном мною наказному войсковому атаману генерал-майору Денисову 6-му предписании о выкомандировании с Дону оставшихся там служилых чиновников и казаков, составя из них сколько будет полков, и на укомплектование недостающего количества, на место убитых и от ран умерших, в полках в армии находившихся команд. Четыре таковых полка и две команды числом 830 человек, прибыв с поспешностью к армии в последних числах прошлого сентября месяца, по распределении последних на укомплектование полков, в которых еще недостало 150 человек, были оные в сражении с неприятелем 6-го числа сего месяца при разбитии оного у деревни Спасской и, служа с верноподданнической ревностью, отличили себя при поражении неприятеля, при котором отбито у него 18 пушек.

Затем с 29 сентября по 11-е число сего месяца прибыли к армии и составленные на Дону из отставных и частию льготных чиновников и казаков в ополчении 21 полк при генерал-майорах Грекове 1-м, Грекове 3-м и Иловайском 3-м, которые какого дня прибывали к армии, того же и употреблены были в разные места к действию против неприятеля.

13-го числа сего месяца, находясь они со мною по повелению генерала-фельдмаршала князя Голенищева-Кутузова в тылу неприятеля и быв побуждаемы ревностнейшим и верноподданническим рвением на защиту августейшего престола и отечества от нашествия врага, оказали заслугу: первый отряд под командой генерал-майора Алексея Иловайского у Малоярославца, разбив неприятеля с жестоким поражением, отбил у него 11 пушек, другой, находившийся в самом тылу неприятеля, близ города Боровска, под командой генерал-майора Кутейникова 2-го, напав на него, положил на месте и взял в плен довольное количество, в том числе одного неприятельского дипломатика с картами и нужными бумагами, открывшими неприятельские замыслы, писанные рукою Бертье, а третий под командою полковника Иловайского 9-го впереди Медыни отбил 5 пушек, побил довольно и взял в числе пленных неприятельского генерала Хацкевича...

№№ 13-15 РАПОРТЫ М. И. ПЛАТОВА М. И. КУТУЗОВУ ОБ УСПЕШНОМ ПРЕСЛЕДОВАНИИ БЕГУЩИХ ВОЙСК НЕПРИЯТЕЛЯ

№ 13

20 октября 1812 г.

Рапорт его светлости

Неприятель преследуем столь живо, что я после вчерашнего рапорта теперь могу донести, что он бежит так, как никогда никакая армия ретироваться не могла. Он бросает на дороге все свои тяжести, больных, раненых, и никакое перо историка не в состоянии изобразить картины ужаса, которые оставляет он на большой дороге. Поистине сказать, нет 10 шагов, где бы не лежал умирающий, мертвый или лошадь. Сии 2 дня он поднял на воздух в виду нашем более 100 ящиков, такое же число принужден был за быстрым нашим следованием оставить на месте. Он поражаем везде.

От Колоцкого монастыря до сих пор он хотел местах в десяти держаться, но искусным действием нашей артиллерии и в пристойных местах егерями он везде был сбит.

Сего числа ввечеру у Гжатска он выстроил на высоте большие пехотные колонны, пустил стрелков своих в леса, по обе стороны дороги лежащие, и установил фронт свой батареями. Но противупоставленные нами 8 орудий Донской конной артиллерии под командой полковника Кайсарова и пущенные лесами в обход в оба фланга егери и орудия на флангах при казачьих бригадах произвели столь сильное наступление, что неприятель после 2-часового, однако же, сражения принужден был быстро отступить, преследуем будучи казаками до самой ночи.

Я теперь накормил войска, сажаю егерей на казачьих лошадей и буду теснить его во всю ночь.

Между тем, как кажется, арьергард неприятельский под командою маршала Даву уже надвинулся на некоторые корпуса, которые впереди его шли. Так как кавалерия его будучи лишена фуража, то ведет он ее в средине своей армии, которой голова, кажется, сего числа может быть у Вязьмы, и прикрывает ее пехотным корпусом Даву, с которым я и действую. Видно, что и кирасиры неприятельские пришли в худое положение, ибо вся дорога во многих местах покрыта разбросанными кирасами.

Два полка в команду графа Ожеровского в Юхново мною отряжены.

№ 14

27 октября 1812 г, д. Манторово

Рапорт его светлости

Имею долг и счастие поздравить вашу светлость с победою, и с победою редкою над неприятелем, о которой подробно донесет вашей светлости находящийся со мною и отправленный с сим ротмистр граф Апраксин.

После отправления вчерашнего донесения моего вашей светлости с графом Сиверсом следовал я по предписанию вашему с правой стороны большой Смоленской дороги, лежащей из Дорогобужа на Смоленск, чтобы предупредить головы колонн неприятельских, поражать его, не допускать фуражировать и зажигать селений наших.

Вашей светлости донес, что следую на Соловьево, не полагая, чтобы найти неприятеля на Духовщинской дороге, но вчерашнего дня, нашед неприятельский Корпус вице-короля итальянского Евгения, ретирующийся по дороге от Дорогобужа к Духовщине, с помощью божиею ударил на него и разрезал на две части. Часть потянулась к Духовщине, а другая, обратившись к Дорогобужу, в крайнем беспорядке рассыпалась по разным местам, но нынешнего дня разными проселочными дорогами соединилась с той частью, которая пошла на Духовщину.

Сегодня, несмотря на продолжающуюся ненастную погоду, опять ударил я на неприятеля, где нашел его, и разбил совершенно.

В двоедневное, т. е. вчера и сегодня, поражение неприятель потерял множество убитыми, в том числе есть и генералы, что доказывают доставленные ко мне знаки их; в плен взято более 3 тыс. человек, в том том числе есть полковые начальники, штаб- и обер-офицеры. Брато в плен мало, а более кололи, теперь же приказано от меня всем полкам давать неприятелю пардон и брать в плен. Отбито с бою 62 пушки, а быть может и более, ибо верного счету им сделать еще не успел. Найдутся и знамена, но теперь за скоростью еще не представлены ко мне... (Кутузов, рапортуя Александру I об этом разгроме неприятеля, писал: «Казаки делают чудеса… Французы, в плен получаемые, неотступно просят о принятии их в российскую службу, даже вчерашнего числа атаманской гвардии 15 офицеров приступили с тою же просьбою, говоря, что нет выше чести, как носить российский мундир» (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3514, л. 489))

С правой стороны моей у города Духовщины генерал-майор Иловайский 12-й с бригадою его также поразил сильно неприятеля, взял в плен неприятельского генерал-аншефа, начальника Главного штаба всех армий Сан-Сона и более 500 человек разных чинов, которые и отправлены им в город Белый, а генерал Сан-Сон доставляется ко мне.

Для преследования неприятеля по Смоленской дороге по повелению вашей светлости послал я 5 полков с генерал-майором Грековым 1-м, а сам с остальными полками поспешаю к Духовщине, чтобы, конечно, поразить остатки сего неприятельского корпуса и потом по воле вашей светлости приму направление налево от Духовщины прямо на Смоленскую большую дорогу к переправе у Соловьево, чтобы и там поразить другого неприятеля в голове или средине колонн его. Между тем буду наблюдать и того неприятеля, который потянется по дороге от Духовщины, и того, который потянется на Смоленск...

Покорнейше прошу вашу светлость простить мне за нескорое донесение мое, ибо за отдаленностью нахождения моего не могут скоро успевать приехать к вам нарочные мои, а иногда на поспешнейшее отправление донесений моих недостанет и времени.

Дело идет очень хорошо, надобно только поспешать за неприятелем...

№ 15

19 февраля 1813 г.

г. Калиш

Рапортами моими вашей светлости имел я честь доносить о каждой над неприятелем одержанной победе, во краткость времени, сильный натиск при преследовании врагов день и ночь и беспрестанные ему поражения не дозволили мне описать всех военных действий тем порядком, который бы мог представить все подробности оных в целости, о коих имею честь теперь представить в начальническое ваше милостивое рассмотрение...

Светлейший князь! Я не распространяю здесь дела, бывшие в июне и июле месяцах и до половины августа прошлого 1812 г., где я прикрывал ретираду обеих армий и дрался с неприятелем ежедневно, спасая все, как и остающихся за слабостью солдат, подвозя их на казачьих лошадях и не дав взять неприятелю ни одной повозки, о чем тогда же известно было обоим предводителям армий; но труды, подъятые нами, были неисчислимы, опасности велики.

Сверх ежедневного поражения неприятеля в преследовании, мы сражались с ним жестоко в боях, а именно, когда он останавливался и сильно упорствовал, защищая занимаемые им позиции с отчаянностью: октября 13-го у Малоярославца и Боровска, 14-го у г. Медыня, 19-го при Колоцком монастыре, 20-го пред г. Гжатском, 22-го пред г. Вязьмой, 23-го у с. Семлево, 26-го и 27-го в окрестностях р. Вопь пред Духовшиной, ноября 3-го и 4-го пред Смоленском и при занятии сего города, 8-го, 9-го и 10-го от Сырокоренья до Гусятина, 11-го у г. Орши, 16-го при мес. Плещенцах, 17-го у Борисова, 24-го при мес. Молодечне, а особливо 28-го у Вильны на Погулянке и при Панарской горе, где было собрано разных корпусов более гораздо 30 тыс., совершенно напрах разбиты и орудия у них отняты; 2-го декабря при выбитии его из Ковно и переходе за Неман.

Но с верою в духе и пламенным усердием к августейшему монарху под начальством вашим остались мы непобедимы, и неприятель, утвердительно доношу, не более как в 1 000 человек, кроме корпуса Магдональда, без одного орудия, изгнан тем самым путем, которым пришел.

Мы исполнили по верноподданическому долгу нашему присягу и священную обязанность...

№ 16. ПИСЬМО М. ПЛАТОВА ГЛАВНОМУ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОМУ ИНСПЕКТОРУ РУССКИХ АРМИИ Я. ВИЛИЕ О ЗАСЛУГАХ ЛЕКАРЕЙ СОКОЛОВА АНДРЕ И ВОЙНОВИЧА

Милостивый государь мой Яков Васильевич!

Находящиеся при корпусе, мне вверенном, штабс-лекари Соколов и Андре и особенно при полку Атаманском лекарь Войнович во все время преследования неприятеля от Малоярославца до р. Немана и далее за оную до Данцига были при полках, в авангарде бывших. И при всех поражениях неприятеля, среди опасности под ядрами и картечными выстрелами по неутомимой деятельности их успевали преподавать раненым чиновникам и нижним чинам не только нашим, но и взятым в плен (Многие документы говорят о замечательной черте русской армии в период войны 1812-1815 гг.-ее гуманном отношении к пленным и гражданскому населению на всем пути следования от российских границ до Парижа. При вступлении в г. Вильно Кутузов предписывал Платову: «Употребить все меры, дабы сей город при проходе наших войск не был подвергнут ни малейшей обиде.., Наши поступки в теперешних обстоятельствах будут иметь большое влияние на предбудущее время. Позже, перед вступлением в пределы Франции, в приказе Барклая-де-Толли также подчеркивалось, что оскорбления обывателей... помрачают славу оружия и славу самого народа, объявившего себя защитником блага общего. Нет нужды исчислять бедствия, угрожающие войскам от дурного обращения их с жителями; участь, постигшая армии неприятельские в отечестве нашем, может служить нам живейшим тому образцом» (ГАРО, ф. 46, оп 3, д. 33, л. 43)), пособие, перевязывая раны и делая немаловажные операции с желаемым успехом. Кроме же того, пользуя больных и раненых, при корпусе находящихся, доказали опытность свою и совершенное искусство во врачевании. О каковых отличиостях сих штабс-лекарей Соколова и Андре и лекаря Войновича, доводя до сведения вашего превосходительства по начальствованию вашему военной медицинской частью, я покорнейше вас, милостивый государь мой, прошу об исходатайствовании им заслуживаемого ими по всей истине награждения: первых двух Соколова и Андре орденами Св. Владимира 4-й степени, а последнего Войновича следующим чином.

Имею честь быть с моим истинным к вам почтением и преданностью, милостивый государь мой, вашего превосходительства.



Аватара пользователя
chasesun
Почетный Ветеран
Почетный Ветеран
Сообщений: 3280
Стаж: 6 лет
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2251 раз
Поблагодарили: 1837 раз

Re: ДОН В КОНЦЕ XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКОВ

Сообщение chasesun » 23 мар 2015, 08:44:43

Оборона Приазовья в Крымской войне 1853-1856 гг.
В советской исторической литературе имеется подробное описание событий Крымской войны. Большое внимание уделяется при этом героической 11-месячной обороне Севастополя, мужеству и стойкости русских воинов. Некоторые документы об этой замечательной эпопее опубликованы советскими историками (Из боевого прошлого русской армии. Документы и материалы о подвигах русских солдат и офицеров. Под ред. проф. Н. Коробкова. Воениздат, 1947). Документы, относящиеся к обороне Приазовья, и в частности г. Таганрога, в исторической литературе до сих пор занимали незначительное место (А. И. Коломейцев. Документы об обороне Таганрога и окрестного побережья в 1855 г. Краеведческие записки Таганрогского краеведческого музея. Таганрог, 1957), а в школьном учебнике имеется лишь упоминание о том, что союзная эскадра вошла в Азовское море и опустошила побережье. Поэтому они заслуживают более обстоятельного освещения.

* * *


Весною 1855 г. жители Таганрога и Азовского побережья считали себя в полной безопасности от нападения неприятеля: Керченский пролив был загражден потопленными судами, по берегам его в Еникале и Чушке были сооружены батареи. Но неприятельские суда, преодолев мужественное сопротивление немногочисленных береговых батарей, прорывались в Азовское море. Победой в Азовском море англо-французское командование надеялось поднять моральный дух своих войск, безуспешно осаждающих Севастополь.

Особое место в планах интервентов занимал Таганрог, один из крупнейших в то время портов России. В Таганроге и недалеко от него - в Ростове были сосредоточены большие продовольственные запасы, через Таганрогский порт русская армия в Крыму получала продовольствие, боеприпасы и снаряжение.

Но по непонятной беспечности военного командования и царской администрации Азовское побережье в целом и Таганрог в частности оказались почти беззащитными перед лицом неприятеля. Под командованием генерал-майора Краснова 1-го оборону по побережью занимали немногочисленные казачьи полки: от Чонгарского моста до р. Миуса - полки Зарубина № 62-й, Кострюкова № 66-й и Краснянского № 68-й. В Мариуполе находилось 2 казачьи сотни, в Таганроге-гарнизонный полубатальон и жандармская команда, в Ростове - особый отряд генерал-майора Краснова. Обороняющиеся не имели достаточного оружия для отражения возможного нападения с моря.

Незадолго до вторжения неприятеля в Азовское море и. о. наказного атамана писал военному министру: «Беззащитность азовских городов создает положение их очень опасным, даже не безопасен и самый Ростов с огромными запасами прибывшего недавно на барках провианта...» Он признавал далее слабость военной организации: «Народ пылает духом беспредельного усердия и мужества, в случае надобности готов заменить свою пику на пехотное ружье и штык, но у нас нет оружия и артиллерии» (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 605, лл. 23 и 25. Одновременно начальник войскового штаба в распоряжении окружным генералам указывал: «Всем нижним чинам приказать, чтобы они запаслись провиантом по крайней мере на три недели... позаботились иметь собственные ружья и пистолеты, так как в войсковом арсенале ружей очень малое число» (там же, л. 15)).

Лишь получив известие о захвате Керчи и вторжении неприятельской эскадры в Азовское море, Войсковое дежурство (штаб) объявило сбор ополчения (документ № 1) и начало работы по заграждению низовья Дона: его рукава запруживались во многих местах барками и якорями, в 6 верстах от Ростова было поставлено во всю ширину реки 8 канонерских лодок вновь сформированной Азовской флотилии и устроена береговая батарея.

Первому жестокому обстрелу Таганрог подвергся 22 мая 1855 г. (документы №№ 3-5). Накануне на таганрогском рейде сосредоточился большой англо-французский флот. Источники называют разные цифры, одни из них говорят, что флот этот состоял из 18 больших пароходов, более 20 винтовых канонерских лодок и 50 мелких.

В ответ на предложение сдать город без боя военное комаедование Таганрога ответило, что военная честь -запрещает уступить без боя город (ГАРО, ф. 55, оп. 1, д. 969, л. 9). Тогда захватчики подвергли Таганрог и прибрежные селения варварскому обстрелу и сделали несколько попыток высадить десант. В результате обстрела города было полностью сожжено 19 казенных зданий и частных домов, 77 магазинов и лавок, частично повреждено 4 церкви, 4 казенных здания и 52 частных дома. В городе не было дальнобойных орудий, которые могли бы ответить на обстрел с морских кораблей. Однако немногочисленный гарнизон героически отражал атаки противника. С десантными группами врага приходилось вступать в рукопашные схватки и сбрасывать их в море.

Впоследствии английский офицер, участник событий, писал: «В плохо укрепленном Таганроге мы встретили неожиданное и отчаянное сопротивление русских. Сюда как бы долетал дух упорства, владевший защитниками Севастополя» (А. Г.Коломейцев. Оборона Приазовья во время Крымской воины. Автореферат).

Таганрог подвергался нападению с моря после 22 мая еще несколько раз: 24 июня, 19 августа; с 6 июля в течение двух недель он обстреливался почти ежедневно (документ № 9). Последний снаряд упал в городе 31 августа. В течение июня город получил подкрепление: пришли три казачьих полка, да и жители города и окружающих селений, как отмечал в отчете градоначальник, показали себя достойными сынами отечества... По первому призыву многие из свободных граждан города вооружились и несли службу наряду с войсками (ГАРО, ф. 579, оп. 1, д. 161, л. 226). В первые же дни вызвалось 110 добровольцев, как указано в документах, 100 - из простого народа и 10-из дворян, а через несколько дней их было уже 250. Во главе их стал капитан 1-со ранга Зигури. Эти 250 охотников-милиционеров, как их называли тогда, показали себя героями в охране города и борьбе с десантными отрядами противника.

Замечательный пример самоотверженности дает также документ о простой русской женщине Анисье Лядовой (документ № 5).

Военные действия на побережье продолжались до 23 октября. Противник вел обстрел мирных сел и городов, поджигал посевы, разрушал гражданские здания, рыбные заводы и хижины рыбаков: 5 июля суда обстреляли с. Глафировку, 6-го - хижины рыбаков на Кривой Косе 18 августа было полностью сожжено с. Кирилловна (ГАРО, ф. 579, оп. 1, д. 326. См. также документы №№ 3, 7-10). В сентябре, как свидетельствовали очевидцы, флот обстрелял картечью пос. Кривая Коса, высадившийся десант зажег 2 хаты, забрал телят, кур, уток и уда лился на пароходы.

Отстояв Таганрог и побережье, его защитники не дали противнику возможности расширить военные действия, прорваться в низовье Дона и овладеть Ростовом, этим была сохранена одна из связей крымской армии с южными районами страны.

В течение 1854-1855 гг. на Дону было снаряжено 25 полков. Участие их в военных действиях не ограничивается обороной Приазовья. Отряды донских казаков участвовали в героической обороне Севастополя, в боях у Евпатории и Балаклавы, при р. Альме, у Тамани и Сиваша. Массовый героизм в рядах русской армии в период Крымской войны, который отмечали современники, в равной мере относится как к казачьим полкам, так и к простому народу Приазовья в целом (документы №№ 5, 13 и др.). Войско Донское было награждено белым георгиевским знаменем с надписью За храбрость и примерную службу в войне против французов, англичан и турок в 1853-1856 годах, а население Приазовья - грамотой (документ № 13).

Крымская война закончилась, как известно, поражением России. Но поражение потерпел не народ, а самодержавный строй.

Как писал В. И. Ленин, Крымская война показала гнилость и бессилие крепостной России.

Публикуемые документы №№ 1, 2, 11 содержат некоторые факты, иллюстрирующие это определение причин поражения России в Крымской войне. Очень ярки в этом отношении документ № 11: на суше вооружение и снаряды везли на подводах, реквизированных у населения, по морю - на частных судах, уплачивая колоссальные суммы за перевозку (от Таганрога до Севастополя, например, платили по 40 - 50 коп. за пуд груза) (ГАРО, ф. 580, оп. 1. д. 41)

Читая этот документ, невольно припоминаешь описание художника Л. М. Жемчужникова, явившегося очевидцем такой картины: «...На телеге лежало по пяти бомб, и волы медленно шагом двигались, делая в сутки 25 верст... Сломается ось или колесо, выйдут и запасные, надо ехать куда-нибудь отыскивать, где можно срубить или купить... Чтобы скотину напоить, приходилось доехать до колодца, когда таковой окажется по дороге, да и ведро воды достать чуть ли не с того света - такая глубина, а иногда и платить по 20 коп. за ведро».

Публикуемые документы дополняют уже известные факты и цифры о тех потерях и разорении, которое принесла война трудовому народу (См. документ № 12). Приазовье было разграблено, многие ценности сожжены, трудовой народ оторван от земли. Война ухудшила и без того тяжелое положение широких слоев населения. Передовая общественность России еще более четко, чем ранее, стала сознавать необходимость уничтожения крепостнических порядков в стране.

№ 1. ПРЕДПИСАНИЕ НАКАЗНОГО АТАМАНА НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ВОЙСКА ДОНСКОГО О ФОРМИРОВАНИИ КАЗАЧЬИХ ПОЛКОВ ДЛЯ ОБОРОНЫ АЗОВСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ

14 мая 1855 г.

По полученному сию минуту сведению, что неприятель занял Керчь, проливы и вступил в Азовское море, предписываю вашему превосходительству: 1) юее караулы в г. Новочеркасске занять внутренними казаками; 2) учебный полк сейчас двинуть к Таганрогу на присоединение к генералу Краснову; 3) собрать как можно более казаков, сформировать полки или сотни и по мере изготовления тоже двигать туда; 4) если найдутся казаки, которые не имеют лошадей, то собрать их пешими и двинуть их на защиту Ростова; 5) объявить поголовный поход, чтобы все как конные, так и пешие cпешили бы на берега Азовского моря.

Уверен, что наши беспримерные донцы в сию бедственную минуту покажут себя достойными сынами отечества, пусть и конный и пеший спешит на врага; 6) позаботьтесь о продовольствии и о патронах; 7) не найдете ли возможность сформировать несколько артиллерии, взяв лошадей из полиции и от частных лиц, а орудия городские.

Генерал-адъютант Хомутов

№ 2. ПИСЬМО УЧАСТНИКА ОБОРОНЫ ТАГАНРОГА X. ПОПОВА О ПОЯВЛЕНИИ НЕПРИЯТЕЛЬСКОГО ФЛОТА В АЗОВСКОМ МОРЕ (X И. Попов -впоследствии известный донской краевед основатель музея истории донского казачества в Новочеркасске)

17 мая 1855 т.

Милые родители батенька Иван Авдеевич и маменька Софья Ивановна!

...Расскажу о здешних новостях, которые не очень приятны: 12-го числа сего месяца г. Керчь взят неприятелем почти без боя по той причине, что наших войск было только до 4 тыс., а неприятель подходил морем и сухим путем: на воде было их 20 линейных кораблей и 50 паровых судов, а на суше десант составлялся из 20 тыс.; и когда начал бомбардировать с моря, наши сами предали Керчь огню, а войска отступили. Осталось ли что в Керчи - теперь неизвестно (Металлургический завод в Керчи был взорван англичанами). Затем г. Бердянск подвергся такой же участи, и неприятель уже разгуливает в Азовском море (мы теперь дожидаем с часа на час).

Из Мариуполя получено от полка Кострюкова известие, что неприятельские суда уже появились в виду их; у нас ужасная тревога, полк наш весь выступил на бивуак, т. е. в лагерь, а войск только и всего-наш полк да полубатальон пехоты, артиллерии же вовсе нет; говорят, что с Дону еще придут сюда полки. В самом городе вот уже третий день суматоха: и выезжают, и выходят, кто как успел; только мужчинам не приказано выезжать; в прочем почти везде запустело, гораздо меньшая часть осталась в городе; бог знает, что и будет. Полк Яковлева № 59-й, бывший в Кагальнике, на днях (слышно) двинут в Черногорию. Говорят, что с той стороны взята Новороссийская крепость за Анапою... И так, милые родители, простите меня заочно и благословите на защиту Отечества, молите о нас бога, чтобы он, всевышний, подкрепил силы наши; а мы, если возможность дозволит, готовы пролить кровь до последней капли; и пока прошу прощения и целую вас и ручки ваши заочно, как лично.

Ваш Харитон Попов

№ 3. РАПОРТ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ВОЙСКА ДОНСКОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ РУССКОЙ АРМИИ В КРЫМУ ОБ ОБСТРЕЛЕ НЕПРИЯТЕЛЕМ ТАГАНРОГА И МАРИУПОЛЯ

29 мая 1855 г.

Вступление неприятельского флота в Азовское море подвергло опасности приморские города, гирла р. Дона и даже важный по своим провиантский и артиллерийским складам г. Ростов.

Со времени вторжения неприятеля к защите морских берегов г-н наказной атаман войска Донского приказал созвать ополчение донских казаков, почему все служилые донцы наряжаются и выступают в поход частью на берега Азовского моря, а частью к отрядам г-на наказного атамана в Черноморию, куда его высокопревосходительство требует поспешнейижх подкреплений.

Неприятель показывался у Таганрога в числе 17 пароходов с канонерскими лодками и 22 числа бомбардировал сей город, причинил ему значительный, вред (По городу было выпущено более 10 тыс. снарядов. Командир полка, расположенного в с. Глафировке, сообщал, что со стороны Таганрога слышался продолжительный орудийный гул и выходил большой дым, как бы от долженствующего быть пожара, чего ввиду пасмурности дня заметить было невозможно (ГАРО, ф. 344, оп. 1, д. 75. лл. 51 и 53)). Под сильным огнем с пароходов он высадил было десант человек до 300, но командующий в Таганроге походный атаман генерал-лейтенант Краснов встретил этот десант местным гарнизонным полубатальоном и милицией и опрокинул его до канонерских лодок (В рапорте атамана военному министру имеется описание одного из эпизодов отражения десанта: «Отличный штаб-офицер [Македонский] рассыпал роту свою в ограде, защищенной садом, мигом заставил неприятельских стрелков отступить, а потом дружным ударом опрокинул их и принудил опрометью побежать к своим лодкам» (ЦГВИА, ф. 1, оп. 1, д. 22231, л. 5)).

На другой день, 23 мая, флот скрылся из виду Таганрога, рассеяв свои пароходы около Кривой Косы и Мариуполя, а 24-го подверг сильному бомбардированию и Мариуполь; 25-го числа показалось 20 парохододов у г. Ейска, но, простояв там целый день, вечером удалились без всякого вреда городу.

Во время бомбардирования Таганрога один пароход проник до самых гирл Дона и сжег там три каботажных судна.

№ 4. ИЗ ЗАПИСКИ СОВРЕМЕННИКА ОБ ОБСТРЕЛЕ ТАГАНРОГА 22 МАЯ(Автор записки точно не установлен)

14 июня 1855 г.

Бомбардирование города 22 мая было произведено неприятелем по трем направлениям...-, с южной, юго-восточной и восточной стороны; но главный вред нанесен только выстрелами, направленными на пристань и набережную. Все дома, строения и магазины этой части города представляют груду развалин...

Возвышенная часть города гораздо менее повреждена, и то только те здания, по краю возвышенности расположенные, имеющие вид на море, и близлежащей улицы...

При ближайшем наблюдении замечается со стороны неприятеля некоторая система в опустошениях, ими произведенных. Уверенность не получить в ответ хотя единый выстрел с нашей стороны должна была допустить для исполнения такого блестящего военного подвига полное хладнокровие. Так, первой целью представился им госпиталь, несмотря на то, что на оном был выставлен желтый флаг... Храмы господни в свою очередь доставили заманчивую цель покровителям магометан...

Трудно объяснить себе, каким образом иностранцы изобразят нападение на Таганрог. Город не военный, в нем не было ни единого орудия. Город, не содержащий в себе военных запасов, ибо, кроме пшеницы, принадлежавшей частным лицам, ничего, казне принадлежащего, не было. Даже и войска не было, ибо нельзя назвать таковым ту малую часть, которая в нем была для внутреннего охранения.

ЦГВИА, ф. 1, оп. 1, д. 22231, лл. 40 и 42. Печатается по тексту, опубликованному в Краеведческих записках, вып. 1. Таганрог, 1957, стр. 331.

№ 5. РАПОРТ ТАГАНРОГСКОГО ПОЛИЦМЕЙСТЕРА О МУЖЕСТВЕННОМ ПОСТУПКЕ ЖЕНЫ ОТСТАВНОГО УНТЕР-ОФИЦЕРА АНИСЬИ ЛЯДОВОЙ ВО ВРЕМЯ ОБСТРЕЛА ТАГАНРОГА 22 МАЯ

20 июня 1855 г.

Господину таганрогскому военному губернатору

Жена отставного унтер-офицера, служащего при дворце его императорского величества Александра I церковным служителем, Григория Никифорова Лядова, Анисья Гаврилова, во время самого бомбардирования г. Таганрога 22 числа минувшего мая, находясь около Таганрогского гарнизонного полубатальона под неприятельскими выстрелами, снабжала нижних чинов во все время дела водою; когда же помянутые войска сняли с себя ранцы, она собрала сама и, сложив в удобном и безопасном от огня месте, оберегла в целости оные. Все сие делала она под сильною канонадою. Кроме сего, она, Анисья Лядова, увидя возле горевшего дома дитя женского пола, неизвестно кому принадлежащее, около которого падали бросаемые неприятелем ядра, и одно из них контузило его в лицо, со всем удивления достойным самоотворжением бросилась и спасла того ребенка, имеющего от роду не более полутара года; на другой же день по окончании бомбардирования представила его ко мне, которое было мною отправлено на излечение в контору таганрогского богоугодного заведения.

О таковом самоотвержении и мужестве примерной Анисьи Лядовой, донося вашему сиятельству, долгом поставляю присовокупить, что она означенное дитя изъявила согласие принять на свое попечение (матери же и по настоящее время не разыскано)

Полицмейстер подполковник (подпись)

№ 6. РАПОРТ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ВОЙСКА ДОНСКОГО НАКАЗНОМУ АТАМАНУ О ФОРМИРОВАНИИ И РАЗМЕЩЕНИИ ДОНСКИХ КАЗАЧЬИХ ПОЛКОВ НА АЗОВСКОМ ПОБЕРЕЖЬЕ

11 июня 1855 г.

Оканчивая формирование наряженных с Дона войск для защиты берегов Азовского моря, донских гирл и самой р. Дона до Ростова, долгом почел представить вашему высокопревосходительству подробный отчет о наряде войск и назначенном им содержании.

А. О наряде

По получении предписаний вашего превосходительства от 14 мая, предписано г-дам окружным генералам всех военных казаков, не исключая и прибывших в настоящем году, тотчас выслать в Новочеркасск и, кроме того, объявлено было ополчение казакам со внутреннею службою в Первом и Втором округах - как ближайших к городу. Но впоследствии по представлениям окружных генералов, что станицы поставлены в крайнее затруднение по отправлению станичных повинностей, я приказал казаков внутренней службы и присяги 1855 г. уволить в дома, предписав последним отбывать в станицах повинности, которые по положению несут служилые казаки.

Таким образом из всех военных казаков сформировано 13 полков...

Б. О расположении

1. Полки № 72 и № 75 - в Черномории.

2. Для защиты донских гирл с самой реки от Ростова до Синявки; полки № 71-в Ростове (всего полка 500 человек находятся в стрелковой команде под командою подполковника Донецкова), № 79-в Гниловской станице, № 73 - в Синявке, № 77 - в г. Азове (полк сей слился с прежде выкомандированным полком № 59 Яковлева, занимает линии от Азова до с. Глафиравки).

Кроме сего:

а) часть чинов резервной артиллерийской бригады под начальством капитана 2-го ранга Певцова в Гниловской станице;

б) 3 береговые батареи, вооруженные пушками-каронадами (Короткая пушка) 24-дюймового калибра, первая-в 7, вторая-в 6 и третья-в 4 орудия;

в) 4 полевых орудия из парка и 4 орудия резервной артиллерии;

г) 6 канонерских лодок Азовской флотилии под командою капитана 2-го ранга Певцова - в Гниловской станице;

д) команда казаков (300 чел.) рабочего полка под командою войскового старшины Гнилозубова-в Ростове;

е) стрелковая команда под начальством подполковника Донецкова из 850 человек, в том числе 160 казаков Азовского войска, взятых по 10 человек с каждого баркаса (к команде сей причисляются особо 300 казаков из станиц Александровской и Елизаветовской, посаженных на баркасы) - в гирлах Дона;

ж) канонерские лодки и 16 баркасов, вооруженных артиллериею, - в гирлах Дона.

Все эти войска поручены генерал-майору Карпову под моим начальством.

3. Для охранения берегов Азовского моря под начальством генерал-лейтенанта Краснова полки: учебный казачий - в Таганроге (по полученному разрешению полк сей будет возвращен в Новочеркасск по смене одним из резервных полков, о чем сделано уже распоряжение), № 70 - в с. Еланчикском, № 76 - в Самбеке, 4 орудия резервной полевой артиллерии. Ожидается из Крыма Донская 2-я батарея.

Сверх сего, прежде выкомандированные туда полки: № 68 -в Таганроге, № 66-в Мариуполе.

Отряд сей по берегу моря соединяется с войсками генерал-майора Карпова у Синявки.

В резерве полки: № 74-в г. Новочеркасске (выступает в Таганрог на смену учебного полка), № 69 - в Раздорской, № 78 - в Новочеркасске (до прибытия учебного полка занимает по городу караул), № 80-в ст. Багаевской, № 81-в ст. Манычской.

Численность всех упомянутых полков, команд, артиллерийских частей и Азовской флотилии, за исключением двух полков, командированных в Черноморию, простирается до 17 тыс. человек нижних чинов (Говоря об обеспечении казачьих полков продовольствием и фуражом, начальник штаба признает далее, что строевые команды при следовании от окружных сборных пунктов до Новочеркасска довольствовались подножным кормом; в Ростове сухой фураж выдавался только лошадям, назначенным для перевозки орудий, прочие же находились тоже на подножном корме).

№ 7. РАПОРТ КОМАНДИРА 59-го ДОНСКОГО ПОЛКА НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ВОЙСКА ДОНСКОГО ОБ ОБСТРЕЛЕ С НЕПРИЯТЕЛЬСКИХ ПАРОХОДОВ СЕЛЕНИЯ ГЛАФИРОВКИ

На бивуаках при с. Глафировке 5 июля 1855 г.

После донесения моего вашему превосходительству за № 281 через четверть часа 6 неприятельских пароходов, направившихся к Водяной балке, возвратясь назад, подошли к берегу с. Глафировки сажень в 50, где остановясь, начали в оное бросать бомбы и ракеты. Между тем есаулу Логвинову приказано мною с сотнею казаков сделать на Глафировской косе засаду, и только что с неприятельских пароходов несколько человек село было яликов в 20, хотели выехать на берег, верно, для набратия хлеба из находившихся на этой косе пяти помещичьих амбаров, но вдруг увидали казаков и возвратились на пароходы. Из сих последних четыре, став в боевой порядок противу означенных амбаров, зажгли их, равномерно зажгли и стоящий там же помещичий дом с пристроем, и, кроме сего, во многие жительские дома попадали бомбы, но пожара в селении по скорому затушению огня не допущено.

Канонада эта продолжалась часа три. Затем пароходы отступили вглубь за Ейскую косу и, соединясь с находившимися там и не бывшими в деле 5 пароходами, остановились на ночлег верстах в восьми от с. Глафировки…

Подполковник Яковлев

№ 8. ИЗ ПИСЬМА X. ПОПОВА ОБ ОБСТРЕЛЕ ТАГАНРОГА В ИЮЛЕ И УКРЕПЛЕНИИ ГОРОДА

После 26 июля 1855 г.

Милые родители батенька Иван Андреевич и маменька Софья Ивановна!

...Вторая новость та, что неприятель, долго беспокоивший нас, с 27 июня скрылся и хотя всегда ожидаем его, но покамест не видим. Англо-французские пароходы злодействовали здесь с 8 июля, под Таганрогом было три, которые нередко и ежедневно подходили к городу и пускали к нам смертоносные орудийные выстрелы... По случаю разорения хут. Кривокосского наши полки и 4 орудия командировались 18-го числа летучим отрядом в экспедицию к Кривой Косе для охранения прибрежных селений и пробыли там дней шесть.

23-го числа 6 пароходов двинулись к Таганрогу, и мы за ними шли на рысях всю ночь, а к утренней заре стали опять на защиту своего города; 24-го числа, в воскресенье, неприятель с 3 пароходов бомбардировал 4,5 часа до самого сумерка, но вреда нам большого не нанес (В своем рапорте главнокомандующему ген-адъютанту Горчакову походный атаман Краснов сообщал об этом обстреле так: «3 парохода с 20 судами разного размера в час дня подошли к городу и около Воронцовской пристани остановились в боевом порядке; в 6 часов вечера с трех пароходов и трех баркасов началась стрельба; неприятель выпустил более 300 выстрелов ядрами, бомбами и картечными гранатами; меньшие суда, приблизясь к берегу, производили беспрерывную пальбу из штуцеров. Артиллерия наша не могла отвечать неприятелю, потому что недальность выстрелов ее, в сравнении с морскими орудиями, могла подвергать ее только бесполезной трате людей» (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 5737, лл. 340-341)); я был в пеших застрельщиках на крепостном валу и, по милости божьей, остался благополучен. 25-го числа пароходы обстреляли пос. Бенардаки и сожгли несколько строений, 26-го возобновили свои действия и наконец скрылись.

Теперь мы укрепляем Таганрог, поделали батареи и почти кругом от моря окопали траншеями для стрелков. К нам на днях пришла 3-я бригада 15-й пехотной дивизии, в которой более 4 тыс. войска, и в самом Таганроге до 2 тыс. пехоты; еще ожидается два полка гусар и пехота; слава богу, собираемся силами. Молите бога о преподании нам помощи, мы готовы к защите.

И так, простите, остаюсь послушный сын ваш Харитон Попов.

№ 9. ИЗ ЖУРНАЛА О ДВИЖЕНИИ И ДЕЙСТВИИ НЕПРИЯТЕЛЬСКИХ СУДОВ В АЗОВСКОМ МОРЕ. ОТБИТИЕ ДЕСАНТА У ПОС. КИРПИЧЕВА

Август 1855 г.

...Того же 19-го числа с трех неприятельских пароходов открыт был огонь по пос. Кирпичеву ядрами и ракетами, и после нескольких выстрелов пароходы высадили на берег до 80 человек под начальством командира канонерской лодки «Врангель» Берегайм при двух офицерах. В это время заблаговременно приготовившийся к отражению, высадки есаул Донского № 66 полка Тарасов с 60 спешенными казаками лежал в засаде, и неприятель, не видя никого, смело пошел вперед и зажег ближайшее строение. В эту минуту есаул Тарасов с помощью... войскового старшины Гнилозубова бросился на неприятеля, сделал ружейный залп, и как ружей заряжать было некогда, то казаки кончили дело шашками; неприятель бежал, оставил в наших руках пленными 2 английских офицеров и одного матроса, и заметны были у него раненые.

С нашей стороны в деле сем убитых и раненых нет; произведенный же в поселке пожар потушен вместе с отбитием десанта...

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 5737, л. 370. Печатается по тексту, опубликованному в Краеведческих записках, вып. 1, Таганрог, 1957, стр. 339

№ 10. ИЗ ПИСЬМА X. ПОПОВА О НЕУДАЧНЫХ ПОПЫТКАХ НЕПРИЯТЕЛЯ ВЫСАДИТЬ ДЕСАНТ У КРИВОЙ КОСЫ И О ПОДЖОГЕ ПОС. КИРПИЧЕВА

г. Таганрог, 23 августа 1855 г.

Англичане не перестают нас тревожить... Теперь же пароходы находятся у Кривой Косы и близ Мариуполя местами нередко пытались высаживаться на берег, но удалые сыны Дона нигде их не допущают. Всех этих пароходов там находится семь. Однако нет удачи врагам нашим: 19-го числа один пароход подошел к пос. Кирпичеву, и более 10 человек (Автор приводит неточные сведения о числе десантников (см. документ № 9)) вышли на берег с намерением зажечь поселок и действительно зажгли, одну хату, но тут вдруг казаки полка Кострюкова бросились к ним, завязали перестрелку; неприятели бросились на лодку и, какие успели, ушли, а двух офицеров и одного матроса наши схватили в плен. Тут с парохода открыли сильную пушечную пальбу, но наши успели отступить благополучно. Вот казаки, молодцы, как защищают свои родные берега. Пленников этих 21-го числа доставили сюда, и они до сих пор находятся здесь, ходят свободно, только под присмотром (Гуманность русской армии по отношению к побежденным и к пленным широко известна. О случае, упоминаемом в письме X. Попова, в воспоминаниях современников говорится, что английский офицер, понимая сам, что взят не в честном бою, а пойман на зажигательстве, не надеялся на такой человеколюбивый прием; офицеры эскадры через парламентера передали благодарность за благородное обращение с их товарищами). Они рассказывают, что их правительство приказало истребить все города и деревни по берегам Азовского моря, поэтому мы ожидаем к себе уже сильный флот, ибо трем пароходам не придется пообедать; у нас во всем строгость и всегда все начеку...

Твой преданный Харитон Попов

№ 11. ОТНОШЕНИЕ ПОХОДНОГО АТАМАНА ВОЙСКА ДОНСКОГО ТАГАНРОГСКОМУ ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ О ДОСТАВКЕ 400-ПУДОВОГО ОРУДИЯ ИЗ РОСТОВА В ТАГАНРОГ

13 сентября 1855 г.

Вследствие распоряжения его высокопревосходительства г-на наказного атамана войска Донского из числа четырех орудий, назначенных к перевозке из Ростова в Таганрог, одно весом в 400 пудов 15 числа сего м-ца будет мною отправлено по назначению.

Орудие это по установке на нарочито устроенные дроги будет отправлено из Ростова на 20 парах обывательских волов, выставленных Нахичеванеким магистратом, и доставится до с. Самбека; дальнейшее же следование его будет зависеть уже от распоряжений ваших. Вследствие чего имею честь покорнейше просить ваше сиятельство приказать кому следует: приготовить на 17 число сего месяца в с. Самбеке 20 пар обывательских волов с ярмами и бичевами и столько же погонцов, которые будут везти орудие, а для разработки неровностей на дороге и других непредвидимых случаев еще 20 человек с железными и деревянными лопатками, кирками и другими инструментами; для соблюдения же порядка в пути следования не оставить назначить со стороны гражданской чиновника, приказав ему тоже к 17 числу прибыть в с. Самбек, где, сменив члена Нахичеванского магистрата и с ним людей и волов, таковыми же, выставленными по распоряжению вашему, следовать до Таганрога под прикрытием офицера с командою которая орудие сие конвоировать будет.

Генерал-майор Краснов 2-й
Изображение
Нападение англо-французских кораблей на Азовское побережье в мае-августе 1855 г.
№ 12. ВЕДОМОСТЬ ОБ УЩЕРБЕ, НАНЕСЕННОМ ТАГАНРОГУ ВО ВРЕМЯ ОБСТРЕЛОВ В 1855 г.

Ведомость о потерях, понесенных обывателями г. Таганрога во время бомбардирования оного англо-французским флотом в 1855 г.:
Изображение
№ 13. СООБЩЕНИЕ ТАГАНРОГСКОГО ГРАДОНАЧАЛЬНИКА НОВОРОССИЙСКОМУ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРУ О ТОРЖЕСТВЕННОЙ ЦЕРЕМОНИИ ПО СЛУЧАЮ НАГРАЖДЕНИЯ ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОЙ ГУБЕРНИИ ГРАМОТОЙ ЗА ПОБЕДУ НАД НЕПРИЯТЕЛЕМ (Документ интересен описанием торжества вручения грамоты городу. В нем говорится об участии членов отряда охотников (добровольцев), оборонявших город. По распоряжению Александра II, боявшегося вооруженного народа больше, чем иностранных захватчиков, этот отряд был распущен. Участвовали же в параде, как объяснял впоследствии градоначальник, только некоторые... в собственной одежде и без всякого вооружения (ГАРО, ф. 579, оп. 1, д. 164, л. 5))

17 ноября 1856 г.

Состоящий при Министерстве внутренних дел в звании камер-юнкера граф Сивере, на коего возложено вашим сиятельством поручение доставить в Таганрог копию с грамоты всемилостивейще дарованной дворянству и прочим Сословиям Екатеринославской губернии, прибыл сюда вечером 27-го прошедшего октября.

На другой день в 10 часов утра в квартиру мою собрались дворяне, купечество, чиновники и прочие городские сословия, а затем прибыл и граф Сивере. После приветствия, сделанного им обществу, и поздравления с высочайшим вниманием к отдельному подвигу г. Таганрога, совершенному в 1855 г. при отражении нападавшего на город неприятеля, граф Сивере вручил мне грамоту и затем вместе со мною в сопровождении всего общества грамота была вынесена к народу, который оглашал воздух радостными криками «ура», и войска, тут же собранные по приглашению моему временно командующего резервною дивизиею отдельного Кавказского корпуса генерал-майора Румянцева, отдали честь с барабанным боем и музыкою. Затем вся процессия в сопровождении войска тронулась к соборному храму, куда и внесена мною грамота и положена на особо устроенный аналой. По совершении литургии отправлено было благодарственное молебствие о здравии государя императора, после которого грамота вручена мною благочинному протоиерею здешнего собора для хранения на вечные времена в храме...

Парадом командовал случайно прибывший сюда войска Донского генерал-лейтенант Краснов, тот самый, который был начальником войск во время нападения неприятеля 22 мая 1855 г. на г. Таганрог. В рядах войск на параде, кроме гарнизонного полубатальона, находился отряд охотников из граждан здешних, которые добровольно взялись за оружие и участвовали в обороне Таганрога. Сими последним и командовал бывший их начальник отставной капитан 1-го ранга Зигури.

В заключение войскам дано от общества по стакану водки и по булке, а общество приглашено на завтрак к городскому голове 1-й гильдии купцу Ивану Кобылину. Затем общество праздновало свою радость роскошным обедом...

Статский советник Броневский

Вернуться в «Исторя и культура Донского края»