Советский тыл в годы войны

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:25:23

Речь пойдет непосредственно о самих производствах, о том, что влияло на выпуск военной продукции, а не об уточнении числа, видах и количестве заклепок Х на заводе Y. Постараюсь пояснить, почему выпускалась та или иная продукция, хотя другая была "проще, надежнее и дешевле", а так же основные понятия советского производства и его базовые принципы. Принципы эти вполне действовали и после войны (мифический "разнобой" техники), действуют и сегодня. К сожалению, коротко не получится, разделю на части.
Советский тыл в годы войны - 1544628405166529448.jpg
Начнем с "тотальной войны". Готовность СССР к данному некоему особому виду войны, в отличии от Германии, сейчас является едва ли не фетишем "экспертов по Победе". Якобы, лишь предвоенная подготовка позволила резко нарастить выпуск продукции и победить экономически. Что же входит в эту готовность? Единственным более-менее внятным аргументом служит постройка заводов двойного назначения и готовность к эвакуации. Все остальное-словесная шелуха, демагогия и казуистика. Надо сказать, что в условиях 30-х годов, когда нападение капиталистических держав считалось неизбежным, военной отрасли уделялось особое внимание. Однако, строить предприятия "двойного назначения" было почти нереально в принципе. В силу того, что в СССР отсутствовали конструкторские и инженерные кадры, способные рассчитать это самое "второе назначение". Как спроектировать станок, который не видел никто в мире? Особенно учитывая тот факт, что практически вообще никаких станков в стране не проектировалось в истории. Где взять (изготовить или купить) столь сложные универсальные станки и инструмент, тоже непонятно. То есть отсутствует и производственная база. Как правило, в военном производстве, в годы ВОВ, участвовали все металлообрабатывающие заводы и любые предприятия, где имелись подходящие станки. Это не значит, что при строительстве судоремонтного завода, например, в него закладывалась возможность производить "зенитки" или фюзеляжи самолетов. Это вынужденная мера, на которую пришлось пойти, а не продуманный заранее шаг. Так уж произошло, что "обычный токарный станок" может точить и мирный болт, и военный.

Оценивая военную промышленность, необходимо учитывать и следующий фактор. Расположение дореволюционных военных предприятий сложилось исторически, а не из выгодных на 30-е годы обстоятельств. Заводы времен индустриализации строились по иным принципам. Один из главных- это условный "куст", сохранявшийся до конца существования СССР. Дело в том, что фраза "танк делали на СТЗ", например, очень условна. На заводе изготавливали командные (главные) детали и производили окончательную сборку. Но существовало и огромное число смежников. Не трудно сообразить, что чем ближе они расположены, тем эффективнее итоговый результат. Другой важный принцип-близость ресурсов. Если вы плавите сталь во Владивостоке, а везти ее нужно в Минск, ваш условный танк обойдется не в сотни тысяч, а в миллионы. Так же имеет огромное значение близость узлов железных и автотранспортных дорог. Если к заводу ведет одна узкоколейка и грунтовка шириной 2 метра, то доставка одной почты станет проблемой. Конечно, эти вопросы пытались активно решить, но не все они решаемы в принципе.

То есть мы можем смело сказать, что значительная и очень мощная часть советского производства не отвечала требованиям "тотальной войны" и сделать с этим мало что было можно. Еще одним нерешаемым фактором стало то, что данные предприятия располагались непосредственно на возможных направлениях главных ударов вероятного противника. Как минимум, в зоне действия его дальней авиации. Только из Белоруссии эвакуировали 119 промышленных предприятий, что успели, как говорится. И не надо думать, что где-то в глубоком тылу были заготовлены для них специальные площадки. В подавляющем большинстве случаев, организация заводов на новом месте требовала огромных усилий. И они вовсе не начинали все выдавать продукцию через месяц. Следует понимать, что для начала выпуска снаряда (болванки) достаточно залить опору, установить на нее токарный станок, подвести электричество с водой и можно начинать работу. Чтобы начать выпускать пушку, самолет или танк, этого чертовски мало, требуется полгода, год, а то и полтора (как было в реальности). При этом, эвакуированный завод сможет дать только процент (и невысокий) от довоенного уровня. К тому же, о чем никто не задумывается, предприятие потребляет огромное количество этих до зарезу нужных электроэнергии и воды. Такого попросту не существовало в условной казахстанской степи или алтайских горах, то есть просто "эвакуировать" нельзя, нужна хоть какая-то основа. Кроме этого, вокруг сложного завода следует организовать логистический узел, без которого невозможно наладить нормальную работу предприятия.

Готов ли был СССР в этом плане к "тотальной войне"? Конечно нет, это же нереально и близко. Если бы эвакуацией и перестройкой военных заводов занялись в 1936 году, например, мы не получили бы никакой военной продукции до самой войны. Когда множество "узких" вопросов решалось уже в "условиях военного времени", прямым приказом, а не поиском множества компромиссных решений "мирного времени". Кроме того, успех немецкого наступления 41-42 годов, поставил под угрозу не только предприятия, изначально находившиеся в опасной зоне, но и те, которые считались недосягаемыми для врага ни в коем случае, Москва и Сталинград планировались глубоким тылом.

Неразберихи, паники, банальной растерянности и бОльших промышленных потерь удалось избежать не благодаря некой довоенной готовности, а благодаря накопленному административно-командному опыту и четкому руководству, когда не мифический "народ", а именно ответственные руководители от Политбюро до начальников цехов и бригадиров действовали предельно собранно и эффективно. Просто невероятно, как в этих тяжелейших условиях справились "логисты", но об этом скажем отдельно.

Посмотрим, что собой представлял и как организовывался военный завод. Предположим, что он артиллерийский. Изначально корпуса строятся, а цеха комплектуются станками под определенный вид орудия, например-знаменитой "трехдюймовки". Когда орудие снимается с производства и ставится другое, добавляются новые необходимые станки. Они входят в "технологическую оснастку", перечень необходимого оборудования и инструмента для производства. Теперь предположим, что заводу заказывают условную мортиру или гаубицу, технически абсолютно другое орудие. Экономически это совершенно невыгодно, придется сменить многие специальные станки и пресса, а то и новый цех строить. А ненужные станки куда, в "простОй" на склад? Какой выход, если армии позарез нужна гаубица, а "трехдюймовка" уже нет? Ведь нам надо учитывать, что рядом находится условные завод по производству колес для пушки, завод по производству прицелов, завод по производству литых деталей и там тоже потребуется переоснащение. Нужно изменить конструкцию, подогнать ее под существующие мощности! Для этого при заводе есть конструкторское бюро и технологический отдел. Так появляются заводские модификации, не имеющие отношения к изменениям базовой модели.

Отчего это вообще происходит? За пример возьмем Кировский завод в Ленинграде. Бывший Путиловский, этот завод был крупнейшим в стране. Он выпускал огромное количество военной продукции, имел самое мощное КБ. Естественно, в его многочисленных цехах стояло огромное количество любых станков, имелось множество квалифицированных рабочих. Для этого завода нет никаких проблем изготовить танк, например. Но где это добро найти в других местах? Как такой же танк произвести в Харькове или Сталинграде? То, что для Кировского завода ОБЫЧНО, для них ТЕХНОЛОГИЧЕСКИ СЛОЖНО, а иногда просто НЕВОЗМОЖНО Там станков меньше, они другие, а некоторые цеха, аналогичные ленинградским, просто отсутствуют, как и грамотные инженеры с умелыми рабочими. Везде строить заводы смежников, обучать персонал? Дорого и не всегда возможно, да к тому же очень долго. Поэтому и шла постоянная борьба за "свои" пушки и танки, которые можно производить без титанических усилий завода. Ведь смена оснастки занимала много месяцев, а танки требуют "вчера". Можно отметить даже такой ничтожный фактор, как наличие нужного песка! В одном месте можно спокойно "лить в землю", а в другом (из-за отсутствия этого проклятого песка нужного качества и состава) вам придется разрабатывать штамповку или изготавливать специальные формы и разрабатывать технологию иного литья. Все это с абсолютно голого нуля (скорее даже минуса), вам банально негде взять приблизительный аналог и расчет, ничего подобного в дореволюционной России не существовало, совершенно не было специалистов во многих областях, кроме вчерашних крестьянских детей, которые за свою детскую жизнь не видели ничего сложнее молотилки...

Вся эта "доработка" требует ошеломляющего количества конструкторских расчетов, вполне сопоставимых с разработкой нового танка, а иногда и превышающих таковую. Ведь требуется не просто разработать технологию изготовления новой башни, эту башню нужно так же всесторонне испытать, то есть полностью пройти весь цикл постановки на вооружение базовой модели, обосновав буквально каждую заклепку. Чтобы ваш танк не отличался по характеристикам от исходного образца. И вот, все этапы испытаний пройдены, все соответствует, но тут военные заявляют, что башни недостаточно унифицированы и в полевых условиях башня А не заменит башню Б. Как легко можно догадаться, следует новый виток расчетов и испытаний со всеми вытекающими. Объективности ради стоит заметить, что во время войны процесс намного упрощался, но в мирное время, напротив, во много раз усложнялся. Удивительно ли, что каждый "приличный" завод продвигал свой танк?! Конечно нет, тем более, что такое производство экономически куда выгоднее, чем делать условный единый танк везде. Ну не может УВЗ, например, производить обрезиненный каток. Нет там ни технологий, ни специалистов, ни оборудования. Надо ли все это разрабатывать, обучать, изготавливать или везти катки из Харькова. А сколько они в итоге будут стоить, да и сможет ли Харьков вообще дать столько катков?! А если сумма этих "не может производить" становится запредельной, не проще ли выпускать на УВЗ другой танк?

Единственная возникающая проблема-это наличие запчастей в действующей армии. Нужно сказать, что не считая танкеток, спецтехники и бронеавтомобилей, во время ВОВ производилось и участвовало в боях около 40 различных видов танков и САУ, не считая их заводских модификаций. Цифра мало представляемая. Как вообще все это хозяйство могло функционировать? Естественно, благодаря строгому учету и порядку. Отправляя запчасти, заводы и военные четко представляли себе, куда их нужно направить, в каком количестве и почему. Этот учет накладывал главный отпечаток и на выпуск продукции для устаревших моделей. Допустим, прекратили выпуск Т-60. Но на фронте-то он есть в количестве нескольких тысяч! Делали их в Сталинграде, завод захватил враг. Начинай производство на других заводах! Без этих запчастей танки останутся бесполезным металлоломом, а отремонтированные танки сберегут десятки тысяч солдатских жизней, а где-то и перевесят военный успех в нашу сторону.

Учет необходимых в производстве запчастей так же был далеко не таким простым делом, как представляют многие. Начиная с ротных мастерских, ручейки заказов сливались в мощные потоки от фронтов, которые обрабатывались в штабах и комиссиях. Просто прочитать их требуются не одни сутки, а они текут каждый день. Непрерывно шли обсуждения, консультации, испытания, доработки, совещания и прочее. Например, за годы производства Т-34, из техпроцесса убрали свыше 12 тысяч деталей! Они не были "ненужными" изначально, убрать их позволял исключительно накопленный опыт и разработанные новейшие технологии. Каждое решение тщательно обосновывалось конструкторами и технологами. За простыми словами "в 1942 году заменена на новую..." скрывается столько титанического труда тыловиков, что нам сегодня и представить крайне сложно. Для понимания, в годы войны, Т-34 производили семь заводов и каждый танк имел свои отличия, каждый завод внес свою лепту в модернизацию.

Мог ли Советский Союз хоть немного приблизится к уровню выпуска 43-45 годов до войны или спланировать таковой? Да никаким образом. Если бы это действительно было реальным, то КАЖДЫЙ лишний танк, пушка, самолет или снаряд были бы обязательно сделаны ДО войны! О какой "подготовке к тотальной войне" можно говорить, если почти половина населения (70 миллионов), оказалась в оккупации, большая часть производств разрушена или на колесах. Если такое можно всерьез планировать и к такому готовиться, проще было бы сразу капитулировать... СССР готовился к переходу народного хозяйства на военные рельсы, это достоверно известно из мобилизационных планов. Изъятие в армию тракторов, грузовиков, лошадей. Переход на новые планы выпуска. Эвакуация некоторых предприятий. Все четко прописано и совсем не походит на реалии 41-го. Никто и в страшном сне не предполагал, что удар немцев будет настолько ужасным, что за полгода отрежет половину страны. И вот тут-то и пришлось в каждой артельной мастерской, до войны выпускавшей тазики и ложки, точить мины и делать ППШ! Предназначавшиеся для этого до войны предприятия просто перестали существовать, а наращивание выпуска произошло не благодаря мифической "подготовке" или специально спланированной "простоте конструкций советского вооружения", а благодаря социалистической (не капиталистической) системе производства, социалистическому обществу и массовому патриотизму-героизму. Сравнение основополагающих принципов работы ВПК СССР в годы ВОВ с другими странами, в следующей части.

Это лишь краткое описание одного из аспектов работы советского тыла. Продолжение следует, подробная библиография в заключительной части. Источник: Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение



Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:26:15

Сейчас можно поговорить о том, что собой представляла промышленность СССР к 1941 году, почему она была именно такой и что на это влияло. Хочу сразу сказать, что статья не преследует цель показать что-то или кого-то хорошим или плохим, это поиск исторических фактов, выяснение набора плюсов и минусов, а не дискуссия о преимуществах социализма или капитализма.

Советский тыл в годы войны. 2 часть. Великая Отечественная война, История, Производство, Победа ковалась в тылу, Жизнь в тылу в СССР, Длиннопост
Начать стоит с наследия, с промышленности Российской Империи. Вернее с ее отсутствия. Не углубляясь в цифры, можно трезвым взглядом посмотреть на то, с чем РИ подошла к Первой мировой войне. Производство находилось на чрезвычайно низком уровне. Все более-менее приличное изготавливалось либо на зарубежных заводах, либо на принадлежавших иностранцам предприятиях. Российская промышленность с огромным трудом обеспечивала растущие потребности общества. Хотя более уместно сказать, что общество было вынуждено подстраиваться под низкое обеспечение. Промышленные изделия изготавливались по устаревшим технологиям, на "древнем" оборудовании, поэтому были низкого качества, скромного количества, но высокой цены. Отдельно стоить заострить внимание на факте того, что огромный перечень технологически сложной продукции в России просто не изготавливался. Особенно это касается станкостроения, без которого о поднятии уровня промышленности говорить не приходится даже в теории.

Люди. Ситуация в РИ сложилась не то что бы уникальная, но уж абсурдная точно. В стране практически отсутствовал квалифицированный рабочий. Условно говоря, есть масса инженеров и масса слесарей 1-2 разряда, а вот слесарей 5-7 только по штукам считать. Почему так? Рабочие на российских предприятиях подолгу не работали. Зарплаты были мизерные и как только рабочий успешно получал некоторые навыки, чему-то учился, то есть самостоятельно поднимал свой уровень квалификации, вставал вопрос о росте его зарплаты. На этом моменте обычно его "карьера" и заканчивалась. С одной стороны, конечно понятно, что фабриканты стремились к уменьшению фонда оплаты труда, с другой-это катастрофический удар по конечной прибыли. Идиотизма такой ситуации добавляет то, что не все в РИ было так плохо и существовал целый ряд фабрик, где такая "экономия" отсутствовала. Показательно, что несмотря на общий низкий уровень зарплат, там не было стачек и забастовок, просто благодаря возможности "карьерного роста". Для сравнения: если обычный рабочий получал 20-30 рублей, специалист зарабатывал 60-70, аренда жилья тогда 15-20 рублей. Не квартиры конечно, пары м2 в комнате, "угла".

Виду практического отсутствия общего образования, стать специалистом мог только сын относительно не бедного человека, способного оплатить учебу. Таким образом, к революции сложилось 3 слоя людей в промышленности: инженеры, квалифицированные рабочие, примитивная рабсила. Справедливости ради стоит отметить, что многие социалисты (да и отдельные представители власти) пытались переломить ситуацию и вопреки воли фабрикантов вели профессионально образование. Но огромная вилка оплаты труда неизбежно приводила к тому, что едва чернорабочий становился квалифицированным, он моментально отделял себя от прежней рабочей массы, вплоть до разрыва личных отношений.

Подобное положение вещей долго существовать не могло и грянула революция. Но вот кончилась война и началось построение государства. Если исключить социальные реформы, в промышленности мало что изменилось, стало только намного хуже, буквально рухнули все основные показатели. Собственно, это неудивительно. Страна потеряла огромное число инженеров, большая часть которых уехала за границу или погибла в борьбе с идейными врагами-большевиками. Лишь очень малое число их вернулось на заводы. Сложилась ситуация, когда имеется огромная масса рабочих, но в силу объективных обстоятельств, она не в состоянии что-то производить, поскольку не имеет для этого НИКАКИХ знаний, включая базовые школьные. Очень хотят, но не умеют. К сожалению, отсутствовал и "класс преподавателей". Их и в дореволюционной России было мизерное количество, а уж после Гражданской и говорить не приходится.

В этой ситуации правительство объявило о начале коллективизации и индустриализации. Вопреки общепринятому мнению, это не имело никакого отношения к построению социализма или коммунизма, это был вопрос банального выживания страны. Мелкие частные сельские хозяйства давали ничтожное количество продукции, а промышленность не обеспечивала элементарных потребностей. НЭП, на который многие кивают, как на некую формулу всеобщего благоденствия, к тому моменту просто изжил себя и превратился в известную модель, когда "богатые богатеют, бедные беднеют". Абсолютно никакой пользы НЭП не нес подавляющему числу граждан и производству, неудержимо росла безработица. Скорее это современная модель нашего государства, когда рынок торговли и услуг, для большинства граждан, превосходит значение рынка промышленного производства.

В первую очередь, власть прямо реализовала основной принцип социализма. Нет, не некое равноправие, а государственную собственность на средства производства! Строятся станкостроительные заводы, которые должны толкнуть промышленность вперед. Это первое и одно из главных отличий СССР от западных стран. Продукция определяется не выгодой владельца, а выгодой государства. Но объявить-это одно, а как реализовать?! Во-первых, были собраны в кулак все внутренние резервы. Ко всем бывшим конструкторам, инженерам, ученым, отправились "ходоки". Власть обещала широкие льготы и высокие зарплаты за обучение специалистов высшего уровня. Согласились очень многие. Но этого было крайне мало в масштабах страны. Ведь по многим профилям не было специалистов и в РИ, что у ж говорить про СССР.

Оставалась только "во-вторых", заграница. Сегодня не принято позитивно оценивать вклад США или Германии в СССР, например, однако нужно признать, что без него наше государство перестало бы существовать. И США, и Британия, и Франция наложили длинный ряд "санкций" на Союз. Но бушевал мировой кризис, а если очень надо, то иногда можно и в "стране красных" начали появляться целые заводы "под ключ". Разными окольными путями, иногда через подставные лица и компании, через третьи государства, "запрещенное" оборудование и технологии хлынули в СССР. Не бесплатно! Продавали вообще все, что имело ценность. Но проливая слезы над "навеки потерянными шедеврами", стоит все же помнить, что конечной ценой была не "культура русского народа", а наличие "русского народа" в принципе! С Германией ситуация была иная. Она так же находилась в изоляции и СССР был для ее промышленности единственным способом выжить.

К величайшему сожалению, вместе с технологией не купить рабочих, которые ее реализуют. В начале 30-х годов сложилась следующая ситуация. Появилось множество молодых конструкторов и инженеров. Тех самых способных ребят, которых по 10-20 прикрепляли к каждому иностранному специалисту. При всем своем энтузиазме и способностях, инженера Кировского завода никак нельзя было поставить рядом с инженером крупповской фабрики. Про рабочих и говорить нечего. Все это наложило более чем тяжелый отпечаток на советское производство и конструирование. Крайне весомую лепту вносил и факт отсутствия конструкторских наработок вообще. Очень часто советские конструкторы шли по ошибочному пути в тупик. Но если в Германии или Франции в данный тупик зашли еще 30-50 лет назад, то у нас такого негативного опыт не было. Делиться им с нами, естественно, никто не собирался. Это приводило к многочисленным ошибкам, разбросам в исследованиях, долгим ненужным расчетам и тд..

При заводах вводились школы и ПТУ. К массе низкоквалифицированных рабочих прибавилось огромное число людей, которые вообще никем не были. Всех их надо было научить, а учить-то было и некому... Доходило до абсурда, с точки зрения нашего времени. На собраниях рабочие делились опытом, как правильно работать на станке, подавать резец, менять фрезу и тд.. Преподаватели ПТУ обычно стояли смены в цехах, выполняя обязанности и учителя, и рабочего, и бригадира, и ученика. Это показывало как и самый низкий уровень профессионализма 99% рабочих и их преподавателей, так и их невероятную для нас заинтересованность в конечном результате. Этот буквально фанатичный энтузиазм позволял пройти многолетний путь за месяцы. Конечно, было это не от хорошей жизни, но ведь было!

Все это совокупно и привело к тем военным "товарам", которые нам известны. Конструкторская мысль уже забегала далеко вперед, а реализовать ее не было никакой возможности. Представьте себе инженера, который спроектировал отличную деталь, а ее забраковал технолог. Потому что у нас нет такого станка, нет технологии такого литья, нет сварщика такого уровня. Естественно, это вынуждает конструктора идти на вынужденное упрощение. Да, это наносит ущерб характеристикам, но иначе деталь просто вообще невозможно произвести. Вот именно поэтому, а не из-за некоего плана "подготовки к тотальной войне", советское оружие было невероятно простым. Немецкий или британский инженер попросту даже не рассматривали тех вариантов, которые были вынуждены рассматривать в виде основных наши конструкторы. Эта необходимость сделать из простого и нетребовательного к производству нечто, обладающее сходными характеристиками, по сравнению с более сложным и качественным "лучшим", стала визитной карточкой русского оружия по сию пору.

Но время не стояло на месте. Все больше и больше появлялось рабочих высокой квалификации, грамотных инженеров, высококлассных преподавателей. Появились, хотя точнее будет формулировка "обучились", люди, способные решать широкие теоретические задачи. Даже самому гениальному ученому иногда требуется просто грамотный лаборант и вот он есть. Если сравнить с началом 30-х годов, то тогда основная форма развития-это копирование передовых технологий и попытка на этом самим чему-то научиться. Конец 30-х, это уже самостоятельное проектирование, пусть и на основе относительно "куцего" опыта десятилетия. Можно взглянуть на военную продукцию тех лет. Начало 30-х, это модернизация старых образцов. Середина, это довольно "сырые" и неудачные, но уже самостоятельные проекты. Конец, большая масса еще "сырых", но уже отличных современных образцов оружия.

И вот тут следует остановиться на одном моменте, так же свойственном СССР того времени. Ввиду отсутствия неких головных разработчиков того или иного техпроцесса, с многолетним опытом работы и многочисленными узкими специалистами, большинству советских заводов необходимо было решать технологические проблемы самостоятельно. "Нет технологии такого литья"-так ищи и делай! В условном "институте литья" просто не могло быть таких литейщиков, которые сильно превосходили бы общий уровень по стране. Условия социалистического общества обязывали делиться полезными наработками, наркоматы обеспечивали обмен и обучение специалистов, внедрение новых технологий. Как раз тот момент, когда количество все же начало перерастать в качество.

Оценивая качество и производство советской военной продукции всесторонне, можно сделать следующий вывод. Развитие советской промышленности еще не было закончено к моменту начала ВОВ, хоть и находилось в завершающей стадии. Под "развитием" не следует понимать сугубо количество выпускаемых станков, пушек или тонны выплавки чугуна. Это тесно связанная своеобразная цепочка, когда конструктор проектирует оптимальную по назначению и действию модель, а промышленность может ее массово воспроизвести в металле. Опять же, под "промышленностью" не следует понимать исключительно условные "тонны" и "штуки". В первую очередь, это набор инженеров и рабочих, которые могут самостоятельно решить любую поставленную задачу, в рамках имеющегося оборудования. С учетом всех факторов, можно с уверенностью предположить, что через 15 лет после начала индустриализации, к 1943 году, советская промышленность не уступала ни одной промышленности мира по объективным показателям своих возможностей, изначально являясь одной из самых отсталых в 1928 году. В первую очередь, по профессиональным людским ресурсам. Она не была равна немецкой или американской, она была другая. Но позволила гораздо оперативнее решить поставленные перед ней проблемы.
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:26:57

Что представляла советская промышленность к моменту начала войны более-менее понятно, надеюсь. Готовились ли к войне другие страны или только СССР "милитаризировался до состояния всеобщего военного завода"? Опять хочется заранее сказать, что в статье нет сравнения преимуществ социалистического или капиталистического пути развития, только "минусы" и "плюсы". Но невозможно понять, что такое "советский тыл", если оценивать его в вакууме, только суммируя "все хорошее в СССР" или наоборот, выделяя исключительно "все плохое советское". Попробуем немного сопоставить советскую реальность с зарубежной.

После окончания Первой мировой войны, страны участницы оказались в очень неравных "стартовых условиях". Наиболее мощными и продвинутыми считались предприятия Франции и Британии. Возможности США были на тот момент туманными и разделение океаном играло куда большую роль, чем сегодня. Затем там начался затянувшийся кризис ("Великая депрессия") и американскую промышленность считали хоть и довольно развитой, но сильно уступающей европейской. Реальные ее возможности в европейской оценке роли не играют и рассматривать американское производство пока не будем, хотя к моменту войны США далеко обогнала всех. Следом за ведущими странами числилась Германия, Италия, Чехословакия, Швеция и тд.. Германская считалась сильно ограниченной (включая прямую оккупацию Рурского района), а остальные находились в рядах "крепких середнячков". Советскую промышленность никто всерьез не воспринимал до определенного времени и для этого были все основания.

Начнем с лидеров. Надо сказать, что союз Франция-Британия с обеих сторон считался "неравноправным". Каждый "обоснованно" полагал себя ведущим. То есть говоря про союз, мы должны понимать, что между двумя странами имелись серьезные противостояния не в одной политике, но и в промышленности. На рынке вооружений, французские и британские предприятия не только не обменивались наработками, а были прямыми конкурентами, со всеми вытекающими последствиями. Но внутри каждой страны имелся мощнейший военно-промышленный комплекс, равного которому не существовало ни у кого на тот момент и близко. Опираясь на эти широкие возможности, вовсю заработала теоретическая военная мысль.

Очень часто приходится сталкиваться с негативной оценкой военной теории Франции и Британии, которую постоянно опять-таки сводят к понятному обывателю "там все были дураки". Основанием является исключительно поражение в кампании 1940 года. Вообще, если суммировать эти негативные оценки, то пресловутые "дураки" были буквально везде. В реальности, Франция и Британия подошли ко Второй мировой войне ничуть не уступая в военной силе и технике Германии, а намного ее превосходя. Да, там не было оглушающих темпов развития СССР, но ведь и изначально имеющегося было очень много. Долгое время развитие тормозил кризис и если сравнивать сухие цифры без контекста, то вроде как страны топтались на месте и все у них было с ВПК крайне плохо.

Между тем, в обеих странах имелось производство, которое на тот момент однозначно было передовым, в плане высоких технологий. Было большое количество ученых, конструкторов, инженеров, специалистов и высококвалифицированных специалистов. Огромное значение имела хорошо развитая система образования, позволявшая на высоком уровне поддерживать преемственность культуры производства и проектирования. И это были не недавние наработки, а промышленные традиции, которые существовали и углублялись длительное время. Другими словами, это действительно были промышленно-передовые страны, без всяких экивоков и пропаганды. Но не обошлись без определенных проблем и они.

ПМВ пробила огромные дыры в бюджетах и народном хозяйстве. Было потеряно множество рабочих и крестьянских рук в бойнях на фронте. Все это вынуждало тормозить и сокращать военные затраты в пользу мирных. Фактически, в течении нескольких послевоенных лет, "победителям" было не до военного производства. Более-менее крупномасштабные разработки начинаются только после 30-го года. Несомненный отпечаток накладывала ситуация с "низшими" слоями населения. Одно наличие СССР на карте будоражило умы рабочих и крестьян, создавая предпосылки если не к революции, то к многочисленным протестам и бунтам. Именно в это время западным странам приходится идти на существенные социальные реформы, что так же негативно сказывалось на ситуации с промышленностью в целом.

Чтобы поближе рассмотреть внутренние процессы, возьмем под прицел Британию. Что первое бросается в глаза? Явная диспропорция развития промышленности. То вперед вырывается сталелитейная, то текстильная, то строительная. Дело в том, что там не существовало плановой экономики, а средства производства находились в частных руках. Правительство могло только стимулировать развитие той или иной отрасли, раздавая преференции или госзаказы. В целом же, распределение капитала велось по принципу получения прибыли. Где выгодно-туда и вкладываем, отсюда неравномерность и скачки. Несомненным плюсом стало введение таможенных барьеров, что заставило ориентироваться производителей на внутренний рынок и несколько стабилизировать ситуацию. Но все равно, общий кризис экономики удалось преодолеть лишь к непосредственному началу ВМВ.

Отдельно стоит сказать несколько слов о сельском хозяйстве. Никакие "крепкие единоличники" прокормить развитую страну в 20-м веке конечно уже не могли. Если СССР пошел по пути создания колхозов, в силу социалистического строя, то британское правительство пошло по пути создания больших агрокорпораций, активно поощряя вливания крупного капитала в сельское хозяйство. Их совокупная доля составляла 2/3-3/4 всего сельского хозяйства к концу 30-х. Естественно, что это вызывало обнищание и растущую безработицу. Которая сыграла положительную роль, когда ВПК стал быстро расширяться. Во Франции протекали схожие процессы, имевшие лишь местные национальные оттенки, но общая ситуация была аналогичной.

Что мы имеем? Ведущие страны после ПМВ были вынуждены не заниматься развитием ВПК, а восстанавливать народное хозяйство. На военное строительство не было ни средств, ни административных возможностей. Развитие военной техники велось по остаточному принципу, вполне сообразно низким затратам. Однако, в середине 30-х годов начинаются более чем серьезные вливания в ВПК. Для понимания порядка цифр, британский военный бюджет, например, с 1935 по 1939 вырос в пять раз, бюджет на перевооружение армии, в 6-7 раз. Как видим, Франция и Британия стали вдруг спешно разрабатывать новую технику и оружие, высокими темпами перевооружаться. "Удивительным" образом, это время совпадает с началом массового военного строительства в СССР и Германии.

Можно много говорить о том, как на Западе ковался немецкий меч, но это не отменяет главного. Дураков не было нигде и едва потянуло жареным, все мгновенно поняли, чем это грозит и начали подготовку. Несомненно, что Франция и Британия готовились к большой войне. С кем и как-это отдельная тема, мы же рассматриваем сейчас другое. Мировой кризис не только нанес огромный ущерб их экономике, но и очень существенно снизил цены на технологии и ресурсы в мире. Относительно низкая цена пока еще не "бесценных"во время войны ресурсов, во многом и позволила за короткий срок осуществить милитаризацию экономики данных стран. Можно иметь возможность выпускать 100 самолетов в час, но если нет ресурсов, будешь выпускать 1 дирижабль в месяц. Забегая вперед, Британия увеличила общий выпуск военной продукции за годы войны в 8 раз, то есть реальный рост от середины 30-х составил 40-кратное увеличение, при начальном совсем не маленьком значении!!! Все это на фоне многочисленных заявлений, что один СССР вел "тотальную войну", а остальные тупицы прохлаждались в неведении, что такое вообще реально...

Вернемся к довоенной поре. Говоря о многочисленных военных заводах СССР, нельзя не сравнить их с аналогами за рубежом. Хотя слова "аналог" конечно мало подходят. Если у нас заводы ВПК были относительно небольшими, за редкими исключениями, то в Британии и Франции находились настоящие производственные комплексы. Достаточно сказать, что британский "Виккерс-Армстронг" выпускал и самолеты, и танки, и стрелковое оружие, и суда, причем не только для Великобритании, но и значительную часть на экспорт. Но каждая фирма была сама по себе. С одной стороны, это приводило к ограниченному числу специалистов и технологий. Ведь например, французские "Гочкис" и "Шнайдер" конкурировали не только с зарубежными фирмами, но и между собой. Это в СССР лоббирование "своей" продукции имело для завода чисто прикладной характер, во Франции или Британии-это залог существования фирмы вообще. То есть был явный минус, когда внутри государства применяется не наиболее выгодная технология на всех производствах, а целый набор и не все они оптимальны.

С другой стороны, уровень подготовки специалистов и промышленности в целом был на недосягаемой в то время для СССР высоте, это позволяло в значительной мере нивелировать минусы частного производства, по сравнению с советским. Грубо говоря, условные "Гочкис" и "Шнайдер" имели разные технологии производства орудийного ствола, но обе они были намного лучше единой советской. Огромное значение имеет багаж готовых конструкторских решений у заграничных фирм, пусть и неудачных. Ведь советскому конструктору приходилось все проектировать с нуля, набивая шишки собственным лбом, а за спиной условного француза сотни, если не больше, отработанных проектов. Достаточно выбрать из списка и немного доработать. Когда говорят про унификацию в СССР, объявляя ее неким производственным чудом, забывают про унификацию за рубежом. Там она была доведена до понятия абсолюта, ведь это имеет прямое влияние на прибыль. У нас подобный багаж конструкторских решений, технологий, специалистов был накоплен лишь к середине войны.

Но не нужно думать, что такая ситуация была идеальной и однозначно выигрышной, по сравнению с советской. Дело в том, что западные конструкторы были зажаты в рамках этих готовых решений. Как это ни парадоксально звучит, но иногда им проще было выбрать сложное решение, нежели простое. Например, есть условный затвор орудия. Теоретически можно спроектировать и изготовить более простой. НО! Будет затрачено время на испытание новой конструкции, затем необходимо финансовое вливание в постановку на производство. Одни убытки. А если завтра орудие пользоваться спросом перестанет, кто их покроет? Единственный приток "свежих мыслей"-это откровенный промышленный шпионаж и официальные закупки перспективных образцов. И Швеция, и Голландия, и Чехословакия, и другие страны часто служили "донорами" для более могучих военных корпораций. Ну а уж подкупить инженера, ради пары занятных чертежей и сегодня нормально. Это для них он наглый шпион, а для нас-ловкий разведчик...

В СССР же конструктору ориентироваться было практически не на что, поэтому и рамок никаких не имелось. Просто для информации: Путиловский завод до революции во многом контролировался фирмой "Шнайдер". После начала революционных событий, французы смылись с завода, прихватив значительную часть чертежей... Изначально наши конструкторы были просто вынуждены проектировать максимально простые для производства детали, что превращало саму разработку в очень сложный интеллектуальный процесс. Но поскольку оттачивать и улучшать приходилось изначально простое, превращая его в столь же эффективное, как более сложное, багаж советских конструкторов быстро пополнялся такими же решениями, создавая конструкционный задел на будущее. Изначальный огромный минус, со временем превратился в определенный очень весомый плюс.

Это в полной мере относится к военным разработкам в общем. СССР не имел никаких традиций и рамок конструирования, не имел финансового и социального ограничителя для каждого конкретного конструктора и предприятия. Это вылилось в большое число оригинальных решений, которые и это самое главное, промышленность смогла воплотить. Но она и сформировалась под эти решения, для других она не работала. Сравнивать отдельный танк Т-34 с отдельным немецким или британским по производству-это бесконечная глупость. Британский сложен и для нашего завода, и для немецкого, и даже для другого британского. Но он ОПТИМАЛЕН для производства на своем заводе! Характерно исследование в США Т-34. Не имевшие опыта танковых боев с немцами, американцы оценивали наши танки и их возможности для своего производства. Несмотря на длинный перечень выявленных недостатков, все они были принципиально решаемы. Но никаких доработок с целью производства американцы делать не стали. Это для нашей промышленности Т-34 дешевый и простой, а США он со всей своей "простотой" влетел бы в такую копеечку, что стоил бы в итоге дороже условного "Тигра". Те же немцы так "восхищались нашим танком", что начали усиленно модернизировать Т-3 и Т-4. Они прекрасно оценили высокие боевые возможности нашего танка, но для немецкой промышленности он был столь же неприемлем, как "Пантера" для нашей.

Таким образом, промышленность западных стран в чем-то уступала, в чем-то превосходила советскую. В целом, поскольку военные теории двигались в одном направлении (да-да, британцы с французами вовсе не готовились к окопной ПМВ 2.0), промышленность разных стран проходила схожий путь развития: восстановление после ПМВ-вялые разработки и производства, ввиду слабого финансирования-резкий рост ВПК и появление новейших образцов. На это прямо влияла политическая и экономическая ситуации в Европе. К моменту начала ВМВ, все ведущие страны понимали, что стоят на пороге нового грандиозного военного конфликта, все стремились провести перевооружение армий, все стремились максимально усилить свои ВПК. Успехи немцев на начальном этапе происходили не по причине слабости военного производства у соперников или плохой техники. Это был целый комплекс различных причин в каждом конкретном случае, к промышленности имеющий слабое отношение.

Французские и британские конструкторы не были идиотами только по причине того, что не "изобрели" Т-34. Свои танки они создавали, исходя из требований своего военного руководства. Оно же, в свою очередь, исходило не из реалий тысячекилометровых предполагаемых фронтов всех видов ландшафта СССР, а отталкивалось от хорошо известного европейского театра боевых действий, где их танкам высокая проходимость Т-34 просто ни к чему. В песках Африки наш танк тоже вряд ли показал бы себя столь же хорошо, как "Крусейдер", например. Франция и Британия к началу ВМВ в товарных количествах производили самое современное и качественное вооружение, которое было необходимо ИМ, а не НАМ. Поэтому сравнивать боевую эффективность только в наших условиях-некорректно. Ленд-лизовские танки успешно воевали на наших фронтах. Можно отметить, что отнюдь не КВ был нашим самым бронированным танком, а "Черчилль", который уходил исключительно на формирование гвардейских полков тяжелых танков.

К сожалению, объективных оценок очень мало. До сих пор практически нет научных материалов на русском языке о воздушной "Битве за Британию" или сражениях во Франции и это дает почву появления массы очередных мифов. В историографии СССР было не принято положительно отзываться о западных странах в годы войны. Вроде как получается, что поскольку там был капитализм, не умели ни пушек нормальных делать, ни танков. Это вызывает порой парадоксальные выводы, типа: "сильная Германия легко и быстро победила слабую в военном отношении Францию", но одновременно "значительно усилила свой военный потенциал после оккупации". И французы, и британцы воевать умели и были промышленностью своих стран хорошо вооружены. Не хуже СССР или Германии. Изначально немецкая промышленность сильно уступала франко-британской. А как и почему она проделала впечатляющий рывок, поговорим в следующей части.
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:27:44

Вот мы и подобрались уже к непосредственному противнику-Третьему Рейху. Постараюсь дать ответы на самые спорные моменты, которые относятся к немецкому военному производству. В его развитии было несколько этапов: времена Веймарской республики, становление Третьего Рейха, начальный период ВМВ. Поскольку это был наш непосредственный враг, придется рассмотреть немного подробней.

После окончания ПМВ, страны победительницы не собирались давать шанса Германии. Естественно не в плане новой военной агрессии, а в вопросах экономического и политического влияния. И конечно, первой "под молоток" попала немецкая промышленность. Как все наверное знают, капитуляция Германии и условия мира были оговорены в Версальском договоре. Правда, скорее это можно назвать "цивилизованным рабством", но это уже моя личная оценка.

Естественно, на Германию была возложена огромная контрибуция, которая должна была погасить военные расходы стран-участниц. Момент это очень любопытный именно для России, поскольку сегодня бытует мнение, что большевики лишили нас огромных преференций, как одного из победителей. Спешу развеять сии радужные мечты. Во-первых, очень сильно вряд ли нам выделили бы достойный кусок. Скорее всего, наша доля "победителя" целиком уходила бы за огромные военные кредиты той же Франции и Британии. А если что-то и оставалось бы России, то всенепременнейше за очередные концессии, права на добычу и тд.. Не для того французы и британцы положили столько сил и средств, чтобы поднимать РИ до уровня реального конкурента. Во-вторых, Германия практически не выплачивала контрибуцию, по причине полнейшего отсутствия средств и возможностей. Уже в 20-м году французы вводили свои войска, чтобы обеспечить выплаты. То есть сам факт некоего обогащения за счет "стояния в рядах победителей" слишком иллюзорен.

Уже в 1922 году, союзники решают заменить денежные репарации "натуральным налогом". Все ресурсы, которые может дать Германия, из нее начинают активно выкачивать. Как в этой ситуации чувствовала бы себя "победившая Россия", которая ресурсы не потребляла, а экспортировала, даже представить сложно. Естественно, это вызывает в Германии не просто кризис, а быстрый крах экономики и общества. Отторгаются территории. Интересный момент, в 1921 году был проведен плебисцит (референдум) по принадлежности Верхней Силезии. 60% проголосовало за оставление в составе Германии. "Демократические страны" только улыбнулись и решили "честно поделить". Немцы потеряли пятую часть добычи угля и 2/3 цинка... Можно было бы порадоваться за поляков, но "удивительным" образом, большая часть "польских" ресурсов была мгновенно поставлена под франко-британский контроль, с посильной разработкой, естественно.

В январе 1923 года, Франция и Бельгия (еще один "пушистый" участник грабежа в Европе) оккупировали Рурский промышленный район. Официально-для контроля выплаты репараций. Там находился оставшийся немецкий уголь и половина производства чугуна и стали. Конечно, французы сразу стали добиваться "особого статуса" для региона. Чтобы уж "контролировать" по полной! А как же иначе?! Не для того воевали! Это уже было даже за гранью грабительского беспредела. В Германии началась всеобщая забастовка, правительство отказалось от всех выплат по репарациям. Вмешалась Британия, которой совершенно не нравилось столь впечатляющее усиление "союзника". Только через два года французы и бельгийцы уйдут, поставив за это время немцев на грань выживания. Несомненно, что эти действия оставили глубокий след в сознании населения и во многом способствовали огромной поддержке гитлеровских реваншистских заявлений.

Общий социальный кризис немецкого общества достиг к 30-м годам предела человеческого терпения. Огромная безработица, неудержимая инфляция, отсутствие минимального набора социальных гарантий, повсеместная обреченность и равнодушие, представляли собой отличный порох для национализма. Конечно, не могла остаться в стороне от кризиса и немецкая промышленность. Если к началу ПМВ она достигла апогея своего расцвета, в послевоенные годы буквально рухнула стараниями победителей. Что же она из себя представляла?

Пожалуй, в Европе это была наиболее развитая на тот момент страна, в плане производства. Без преувеличения, многовековые традиции давали отличный результат. Германия не только производила очень высококачественную продукцию, но и вела активные разработки новых технологий. В отношении данного периода, говорить о немецкой промышленности можно только в превосходной степени. Там были сосредоточены производства лучших станков, приборов, инструмента, налажен выпуск самых различных металлов, стали и чугуна. Имелись высококлассные инженеры и конструкторы, практически весь рабочий персонал был отлично образован. На заводах внедрялись передовые технологии. Совокупно это и позволяло выпускать пожалуй лучшую в мире продукцию. И вот, все это великолепие кайзеровской эпохи пришло в совершенный упадок.

Отсутствие ресурсов не позволяло наладить постоянное производство, пошли вынужденные сокращения. Это не могло не сказаться на ситуации с промышленностью в целом, включая научную деятельность. Одной из спасительных соломинок оказался СССР, такой же изгой, как и Германия. Обычно это сотрудничество называют или "кованием фашистского меча", или "незаметной каплей в море". Не было оно ни тем, ни другим. Это было именно сотрудничество, причем гораздо более выгодное нам, если оценивать практическую выгоду. Германия получала скорее стратегические преференции, при любых возможностях стремясь обучать инженеров-конструкторов и разрабатывать технологии. Несомненно, что немцы определенно надеялись на скорое прекращение грабежа своей страны победителями, когда эти наработки позволят им вновь занять свое "место под солнцем". Следует отметить, что договоры, например о постройке заводов или самолетов, заключались не с государством, а с отдельными компаниями, например с "Юнкерсом". Промышленность Германии, как и в других странах, находилась в частных руках.

СССР получал от Германии первоклассные, современные станки (некоторые из которых работают и сегодня). Получал определенные передовые технологии. Но что еще важнее, получил возможность обучать своих конструкторов и инженеров, которых в стране не было, а требовались они, как воздух. Без помощи промышленных компаний из Германии, никакой индустриализации бы не состоялось, по причине отсутствия квалифицированного персонала и оборудования. Конечно, не стоит это оценивать, как братские объятия. И мы, и немцы, руководствовались исключительно личной выгодой. О какой-то взаимопомощи речи не шло. Было ли это "каплей в море" для немецкой промышленности? Вряд ли. СССР предоставил немцам рынок сбыта высокотехнологичной продукции и ресурсы, что практически равнялось выживанию в тяжелейших условиях. С другой стороны, переоценивать этот вклад тоже не стоит. Говорить, что мы в одиночку "вытащили" Германию нельзя и близко. Вложили свой определенный процент не менее, но и не более. На очень выгодных условиях, еще раз отмечу!

Но время шло и ситуация на Западе стала сильно меняться. К 30-м годам и Франция, и Британия, в целом преодолели послевоенный кризис. Напрямую встал вопрос о репарациях. Просто грабить ресурсы стало уже экономически невыгодно. Потихоньку "санкции" против немецкой промышленности стали ослабевать еще к концу 20-х. Это сразу же сказалось на советско-германском сотрудничестве. Экономические отношения начали быстро сворачиваться, появились более выгодные варианты, нежели советский. Начиналась новая эпоха для Германии. Собственно, не приди к власти Гитлер, наверняка жизнь немцев наладилась бы и без него. Но он пришел...

Немецкие промышленники были очень заинтересованы во власти, которая активно поможет им преодолеть новый кризис производства ("Великая депрессия" была не только в США). Фактически, нацисты были единственной кандидатурой в этом плане. В советской литературе деятельность Гитлера и его администрации всегда представлялась неким цирком, где бесноватый фюрер только взрывал мозги обывателям, которые смотрели ему в рот. Объективно же, проделана была колоссальная работа по оздоровлению экономики и загрузке промышленности. Экономические реалии поставили Францию и Британию перед выбором: либо они дают "подышать" немцам и получают свои деньги, либо не получают ничего, либо получают новую войну и убытки. Под давлением корпораций, выбрали естественно первое. Начались мощные инвестиционные вливания в немецкую экономику.

На начальном этапе, ни о каком "воспитании Гитлера против СССР" не было и речи. Дело, как обычно, было в деньгах и деньгах огромных. Нужно четко понимать, что британские компании, например, вкладывают деньги в конкретные немецкие компании, а не в Германию или фюрера. И вкладывая, рассчитывают получить их обратно с огромными процентами. Им нет никакого дела, Гитлер там или Шмитлер командует. Дает заработать хорошие деньги? Зачем на хорошего человека поклеп возводить?! Следует заметить, что эти преференции от западных стран начались ДО прихода к власти нацистов, то есть экономический "пряник" не имел к "натравливанию Гитлера" отношения. Это самый обыкновенный капитализм. Сюда же относятся продажа различных технологий, например американских. Да, сегодня мы знаем, что многие из них помогли Гитлеру завоевать "пол мира". Но следует понимать, что если есть спрос, будет и предложение! И США, и Британия, и Франция, не как государства, а как частный капитал, имели кровные интересы в Германии и готовы были перегрызть глотки конкурентам. Не случайно большое число "официальных представительств". Не продали бы одни, непременно продали бы другие.

Нельзя тут не затронуть и тему позднего советского сотрудничества. Опять же, имеются полярные оценки: "СССР вырастил Гитлера" и "поставки были ничтожны". Ответ, как можно легко догадаться, лежит в другой плоскости. Советские поставки не занимали большого объема германского товарооборота, но и ничтожными не были. Естественно, немцы относительно легко могли их компенсировать другими источниками. Да, сотрудничество с СССР было удобным, но не незаменимым и не определяющим. А что потерял бы СССР? Тысячи единиц высококлассного современного оборудования, например. Нельзя сказать, что без них мы бы точно погибли, но и глупо отрицать, что промышленный рывок конца 30-х во многом основывался на немецких поставках оборудования. Как горько писали немецкие танкисты, "нас убивали танки, броню которых гнули немецкие пресса". Да, гитлеровцы серьезно просчитались, оценивая советскую промышленность по своей кальке. Грамотное государственное распределение производственных ресурсов имело несомненное преимущество перед частным капиталом.

Но это уже забегание вперед. Для преодоления социального кризиса, Германия выбрала стратегию аналогичную той, которую применяли в США. Для срочной ликвидации безработицы, вводилось большое количество общественных работ, особенно в области строительства дорог, за которые так или иначе платило государство. Это позволило резко улучшить социальную ситуацию. Были проведены очень эффективные меры по стабилизации национальной валюты и банковской системы в целом. Пошло государственное стимулирование промышленности. Все это обычно приписывают Гитлеру, но скорее он заканчивал начавшиеся до него реформы, чем инициировал. Общий подъем экономики не был связан и с гитлеровской "милитаризацией", поскольку опять же начался задолго ДО. Но нельзя отрицать, что нацистское правительство приняло активное участие в реформах, которые помогли Германии наладить нормальную жизнь людей и работу производств. Просто для справки, за один 1933 год, выплавка стали увеличилась вдвое. Нацисты умело пользовались этими успехами в целях пропаганды.

Это естественно сказалось на населении, пошел мощный национальный подъем, направляемый нацистами в нужном направлении. На этом этапе, влияние политических сил со стороны Британии и Франции если и было, то ничтожное. Собственно, какой смысл "растить Гитлера", если вообще непонятно, сможет он у власти удержаться или нет. Вопрос в то время далеко не риторический. Да и армии никакой у Рейха тогда еще не было. А вот со стороны немецких промышленников был очень хороший резон в таком удобном лидере. Скорее всего, этот их "проект", на определенном этапе "перехватили" политические акулы, которые были позубастее и подальновиднее.

Но вернемся к промышленности. Вряд ли Гитлер мог самостоятельно продавить разрешение на военные заказы у британцев и французов. Но в Германии было кому поспособствовать. Частные компании ведь не только жестоко конкурируют, когда надо, они способны дружно стоять в одном крепком строю. Хотя военный бюджет не превышал 18% до 1935 года. И вот тут-то и сложилась уникальная ситуация. Если кто-то не знает, то вермахт так же появился в 1935 году, в марте. Начинается активный рост военной составляющей. Расходы на армию взлетают вверх. У государства растут расходы, у военных промышленников (и совсем не только немецких)-доходы.

Очень тут пригодились те наработки, которые оружейные компании вели втихаря все эти годы. В масштабах того времени, можно сказать, что новая техника и оружие появилось практически мгновенно. Причем, доработка и "оптимизация" новейших образцов велась очень быстрыми темпами, что показывает высокий класс конструкторов. А ведь это были совершенно новые типы техники-танки и самолеты. Ничтожный процент брака говорит уже о высокой культуре производства и высокой подготовке специалистов. Германская промышленность быстро вставала на военные рельсы, как и остальные страны. Но в самой ее силе крылась и большая слабость, которой объясняются многие "парадоксы" военного производства.

Большинство людей воспринимают условный завод, как некое универсальное средство производства любого товара. В качестве аргумента приводят советские предприятия, где повсюду выпускали военную продукцию. Про СССР мы еще поговорим, а в Германии это было просто невозможно. Если там есть условный завод по выпуску "немецких матрешек", он сможет выпускать только "матрешки" и ничего более. Сложное, высоко организованное, но узко ориентированное производство. Большое количество специализированного оборудования, сложного, дорогого, отличного, но строго специального. В качестве понятного обратного примера можно привести конверсию в СССР. На военных заводах попытались наладить выпуск гражданской продукции. Получили простаивание огромных мощностей, ничтожный выпуск низкокачественных товаров, развал ВПК в итоге.

Все то же самое происходило бы в Германии. Предположим, что Гитлер потребовал у хозяина "матрешкового завода" начать выпускать танки или самолеты. Тот непременно согласится, без всяких угроз. НО! Заплатите за выброшенное оборудование, за его демонтаж, за постройку новых цехов, за покупку новых станков, за найм новых специалистов, за переобучение старых, за освоение новых технологий, за демилитаризацию после войны, за сорванные контракты и компенсируйте мне все убытки наконец. И тогда, через пару-тройку лет, если повезет, вы получите первый танк. Наверное... По цене нового завода в итоге. А начнете расстреливать, вам и пули никто из коллег не продаст. В условиях Германии, все кто мог выпускать военную продукцию смежно, самостоятельно в очередь вставали, это же настоящий Клондайк!!! Но что мог выпустить их тракторный завод, например? Не надо путать с советским заводом, у нас ситуация совершенно иная. Какие-то отдельные узлы для танка и все. Со временем, стремясь к прибыли, владелец максимально расширит это производство, номенклатура и количество военной продукции увеличится, но не более. Никогда этот завод не станет военным, ведь нужно подумать и о послевоенном времени. Что будет делать фирма, которая все силы бросила на создание танков, например? В ряды оружейников ее никто не пустит, а восстановление прежнего производства никто оплачивать не будет. Останется хозяину только продать за бесценок станки и застрелиться.

В условиях, когда производство находится в частных руках, прирост продукции ВПК в товарных количествах возможен только постройкой новых военных заводов или захватом таких предприятий у соседей. Чем Германия активно и занялась. Причем, не само государство строило, как постоянно ошибочно обобщают, а именно частные компании при поддержке государства. Когда говорят об огромной мощности немецкой промышленности, превосходившей советскую, никто нас не обманывает. Когда мы начинаем считать выпущенные танки, оказывается, что "немцы ничего не могли". Но никакого парадокса нет. Они могли выпустить отличные современные велосипеды, станки, матрешки и тд. в огромных количествах, именно поэтому их промышленность мощная. Но нельзя на 10 самых продвинутых предприятий выпускать столько же танков, сколько на 1000. Поэтому оценки, что Германия выплавила миллион тонн, а танков сделала только 100 (в противовес СССР, который из этих же миллиона тонн сделал тысячу) и поэтому слабая, являются некорректными. Равносильно тому, что сравнивать хозяйственный отдел в супермаркете с хозяйственным магазином. Повторю, не "Германия сделала", а ее частные предприятия. СССР там не было!

Когда Германия захватила другие страны, ее ВПК усилился многократно, тут тоже никто не обманывал. Но как уже было сказано в предыдущей части, производить там свои, немецкие танки или пушки, было невозможно. Там другое производство, ориентированное на совершенно иные технологии. Именно поэтому, а не по причине некой глупости, в вермахте воевали чешские танки, французские пушки, шведские пулеметы, польские пистолеты и тд., и тп.. Если была возможность наладить выпуск чего-то полезного для германской военной машины, будьте уверены-это выпускалось везде. Но даже во время тяжелейшей необходимости, немцы не смогли, например, наладить выпуск удачных немецких моделей САУ в Чехословакии. Вынуждены были выпускать Мардер 3, на базе легких чешских танков. Если бы они начали переоборудование производства, то потратили бы огромные ресурсы, а условный год не получали бы вообще никаких САУ! Это сложнейший процесс, который никак не может соответствовать словам "просто надо было выпускать то-то или то-то"... Нельзя на дерево-обрабатывающем станке выточить болт или пулю, но и на самом лучшем токарном станке не выточить рукоятку пулемета или рельс. Захват территорий автоматически означал и захват огромных ресурсов, что тоже шло только в плюс военной готовности.

Военная промышленность Третьего Рейха подошла к войне с СССР полностью отмобилизованной, уже полностью "переведенной на военные рельсы". Все предприятия, способные выпустить военную продукцию или что-то, способное использоваться в войне, всё это и выпускали, в максимальных для них тогда количествах. Эта промышленность имела огромный гандикап перед советскими производствами, еще более увеличенный удачными военными действиями вермахта на начальном этапе ВМВ и ВОВ. Тот факт, что советские люди этот гандикап отыграли у немцев и сумели в итоге превзойти, не имеет никакого отношения к мнимой "неготовности Германии к тотальной войне". Третий Рейх был более чем готов, в плане военного производства и едва это не доказал своей тотальной победой! Наша страна удержалась лишь на самом краю, неимоверными усилиями. Как и почему это произошло, почему не смогли повторить немцы, рассмотрим в следующих частях.
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:28:29

Если в предыдущих частях много говорилось о промышленности, то обсуждение работы тыла непосредственно после 22 июня стоит начать с транспорта, путей сообщения и всего того, что так или иначе обеспечивает боевые действия войск на фронте или работу предприятий в глубине страны. Стоит отметить, что термин "военная логистика" у нас справедливо не используется, в отличии от западных стран, где он означает сугубо перемещение необходимых военным ресурсов. В армиях СССР и России, "тыловое обеспечение" включает весь комплекс усилий по налаживанию работы тыла.

Начать стоит с того, с чем мы подошли непосредственно к ВОВ, а в первую очередь-с транспортных сетей. Общепринято считать, что железнодорожный транспорт в РИ был неимоверно развит. Что тут сказать, железная дорога и ее "развитость"-это не красивые линии на карте, а реальные условия на местности. События русско-японской войны наглядно показали, что движение 3-4 пар поездов в сутки (пропускная способность байкальского участка Транссиба), это не только не "отлично", но и далеко не "развито". Любопытный такой парадокс: у РИ в принципе есть огромная и сильная армия, но переправить на действующий фронт хотя бы часть-огромная проблема, а все в империи с ж/д замечательно...

Естественно, никуда эти проблемы не делись и в дальнейшем. "Наследство"-хоть стреляйся. Дело ведь не в том, что плохие рельсы или плохие паровозы, нет. Плохой была общая организация в РИ, что впоследствии нанесло не один тяжелый удар по СССР. Железные дороги почти полностью пришлось перестраивать. Вместо легкого рельса стали использовать тяжелый (разница почти в 2 раза), следовательно менялись насыпи со шпалами и мосты. Новые рельсы позволили составам развивать большую скорость и иметь большую протяженность. Некоторые подробности можно посмотреть тут. Потребовалось целиком менять множество участков с неприемлемыми радиусами, подъемами, спусками и тп.. Все это отрывало ресурсы и время от решения других важнейших задач.

Когда "знатоки" говорят о том, кто сколько проложил км и усиленно спорят, следовало бы обратить внимание на другое! Основная движущая сила-это паровоз. "Жрет" он куда больше грузовика и "если что" к нему с канистрой коллега не подъедет. То есть на всех участках сети дорог обязаны быть угольные бункеры и вода. Вот сколько в них есть на сутки угля и воды, столько составов за сутки и сможет пройти. Если где-то кончится вода, ни один паровоз не пройдет, даже если у вас их миллион наготове стоит. Этот момент стоит запомнить особо, как один из главных ограничивающих факторов. Один из "парадоксов" снабжения: перед тем, как что-то взять со склада-надо на этот склад что-то положить!

Еще один такой фактор-это развязки. Не знаю, чем руководствуются авторы подобных перлов: "все просто, туда поезд везет войска, а обратно эвакуацию". Доехал поезд до поля, выгрузил солдат и задним ходом по этой же ветке в Сибирь, наверное. Станки в том же поле руками закидали. Ничего простого тут быть не может! И "простая развязка", где 1-2 лишних линии, позволяет лишь пропустить более быстрый состав, а не указывает на наличие платформ для погрузки-выгрузки или вариантов разворота паровозов. А хотелось, чтобы еще имелись и ремонтные мастерские, и настоящие отстойники составов. Ввиду чрезвычайно низкой промышленной активности РИ, таких узлов на ж/д было крайне мало. В СССР они строились мощными темпами, но объять необъятное невозможно. К тому же нужно понимать, что потребности мирного времени и военного-это колоссальная разница.

Не обойтись без знания и такого факта, что очень сильно на пропускную способность влияют крупные узлы пересечения ж/д. Чем их больше, чем шире сеть, тем ниже нагрузка на каждую линию в отдельности, но больше их совокупная пропускная способность. Кроме этого, наличие такого узла в неглубоком тылу позволяет использовать ж/д в виде фронтовых рокад, очень быстро перебрасывая по ним резервы. 2 самых печальных для нас примера-это Ржевско-вяземский выступ и блокада Ленинграда. Крепость немецких позиций там обеспечивалась не глубиной траншей, а наличием крупных развязок Ржев, Вязьма, Мга. Что позволяло быстро и без проблем перебрасывать резервы, боеприпасы и тд..

Для многих этот момент кажется предельно неважным, есть лишь "тупое командование", "заваливание мясом", "неумение воевать" и прочее. Глупости! Танковая дивизия, например, потребляла в сутки 300 тонн топлива, боеприпасов и прочего. Это 6 полностью загруженных вагонов. Теперь представьте ситуацию в реальности. Немцы доставят вагоны из тыла на передовую за три часа, практически в любой момент. В крайнем случае, отправят несколько мотодрезин и остро необходимое доставят в любую точку фронта. Наши были вынуждены по спешно проложенным (то есть не капитальная насыпь) рельсам тащить груз до точки А. Спешно разгружать ночью и прятать в лес, от немецких бомбежек. Потом грузить это все посреди леса на грузовики, телеги, осликов, спины солдат и переть на передовую долгие км под огнем врага. Для понимания, 1 вагон=40 грузовиков "полуторок", которым еще самим топливо требуется.

Люди не были дураками, но как в таких условиях "надо было сначала сделать запас снарядов"?! Как это провернуть в условиях фронта, гномов каких-то нанять метро строить непрерывно что ли? И как можно было не штурмовать выступ, если наличие такой развитой ж/д сети позволяет скрытно накопить в глубоком тылу ударную группировку, за считанные часы перебросить ее к фронту и ударить на Москву?! При всем желании, известие о появлении крупных немецких резервов в прифронтовой полосе достигнет уха начальника Генштаба едва ли быстрее грохота немецких орудий в точках прорыва. А если со второго раза "Тайфун" удастся?! В то время про 9 мая еще никто не знал...

Собственно, сама Москва была целью не столько по идеологическим соображениям, сколько по тактическим и стратегическим. После ее потери, продолжение активной обороны было попросту невозможно. Москва не просто крупный ж/д узел, это центр! Без него нереально нормально снабжать фронты или перебрасывать резервы в нужные точки. Без снабжения и маневра никакую войну вести нельзя, потеря Москвы была бы самой настоящей катастрофой. Куйбышев мог заменить Москву для члена Политбюро, но никак не для составов с Урала и из Сибири. Дальше можно было бы драться многим фронтам лишь по отдельности.

Нередко встречаются утверждения, что ж/д транспорт успешно заменяли автомобильным или речным. При коротком плече подвоза (расстоянии от точки снабжения до точки потребления), на короткое время теоретически возможно заменить. Но все примеры подобного паллиатива и у нас, и у немцев, и у союзников, на сколько-нибудь далекое расстояние поясняют, что мера эта, при всех титанических усилиях, заменить ж/д снабжение не может. Ни по скорости, ни по тоннажу, ни по удовлетворению потребностей в боевых частях в итоге. Как правило, составы подгоняли как можно ближе, а на какой-нибудь узловой станции организовывали временные склады и погрузочные площадки. Вот тут в дело уже включались шоферы и "водители кобыл", тут они были незаменимы. То есть ж/д транспорт-это крупная и быстрая доставка "опта" на базу, все остальные виды транспорта-развозка "розницы" по мелким складам или непосредственно в боевые порядки.

Возможностями снабжения объясняется и предвоенное расположение складов, якобы "стянутых к самой границе". Понятно, что какое-то мифическое "стягивание" никак не поможет вероятному "наступлению Сталина" в принципе. База тылового снабжения, которая без проблем отгружает и принимает сотни вагонов в сутки, мало походит на дивизионный склад. Поэтому этот склад не может в секунду стать точкой снабжения "танковых армад Сталина", куда бы тот их не отправил. Нет для этого на складе ни места, ни подъездных путей. Подробнее про склады. Естественно, все они располагались РАЦИОНАЛЬНО! Чем крупнее база, тем ближе к мощным транспортным развязкам глубоко в тылу. А если это склад, рассчитанный на 3-х дневное снабжение 3-х дивизий, то его конечно бессмысленно утаскивать за сотню км, если эти дивизии будут драться на границе.

Подъездные пути, как уже писалось ранее, являются необходимым спутником предприятия. Именно они позволили в целом успешно провести эвакуацию промышленности, а не "готовность к тотальной войне". Готовились ли к эвакуации? Безусловно, но совсем не так, как представляют себе "эксперты мягкой мебели". Главный критерий готовности-это обученные и способные выполнить эвакуацию люди, а не список каких-то универсальных на всю страну мероприятий. Не Ставка занималась эвакуацией заводов, а директора, инженеры и администрация на местах. Специалисты в Наркоматах определяли оптимальное место для эвакуации и отправляли директиву туда. Приемом занималась уже местная администрация и местные специалисты. Не потому что их специально готовили к "тв", а потому что в СССР сумели воспитать большое число высококлассных профессионалов. Способных в тяжелейших условиях решать любые задачи.

Проводка составов с эвакуированными заводами так же требовала высокого профессионализма. В силу понятных причин, довести их было нужно как можно быстрее, но они обычно были сильно перегруженными и высокую скорость развивать априори не могли. А ведь сзади постоянно напирали "пассажирские", с ранеными и эвакуированными, которые надо быстро загрузить боеприпасами, техникой, солдатами и отправить назад. И проблему эту надо решать не у красивой карты в Москве, а начальнику какой-нибудь "узловой Забытая", выстраивающему очередь из 15 составов, каждый из которых-внеочередной...

И ведь получалось! Советская система работала, как часы. Возникавшие "узкие места" немедленно решались на местах, без всяких "звонков в Кремль". "Запуганные ГУЛАГом" люди смело брали на себя ответственность и поезда безостановочно мчались от фронта до Владивостока всю войну. И ведь немцы отнюдь не дремали, а вели активную борьбу с советским транспортом. Бомбились вокзалы, составы, станции, мосты, узлы дорог, совершались многочисленные диверсии. Но места убитых занимали живые, пожары тушились, паровозы ремонтировались, рельсы заменялись...

Транспортировка необходимого ресурса из пункта А в пункт Б, это один из ключевых аспектов победы в современной войне, это основа работы тыла, "кровеносная система" армии. К 1941 году, СССР сумел построить хорошую инфраструктуру и насытить ее профессионалами. Причем, как и практически все в своей истории, начав с нуля. Ничего даже близко схожего по возможностям, в РИ не существовало. Совокупная эффективность советских ж/д сетей превышала наиболее продвинутую американскую в 3-4 раза.

Некоторые другие подробности логистики еще всплывут в следующих частях. Далее: переход промышленности на военные рельсы, модернизация 1 и 2 волны, ленд-лиз, непосредственное описание работы тыла.
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:29:13

Начало Великой Отечественной войны сразу поставило советскую промышленность в наитяжелейшие условия, которые к 1942 году превратились просто в катастрофические. Потеря огромной территории, на которой проживало почти половина населения СССР, составлявшего едва ли не основную рабочую силу страны, вкупе с необходимостью эвакуации предприятий, а следовательно полной остановки производства, потеря множества ресурсов-вот что было залогом этого краха. Каким же образом советские люди смогли переломить ситуацию? Было ли это неким чудом или хорошо просчитанной закономерностью, является одним из главных вопросов, как ковалась Победа.

В связи с началом боевых действий, согласно мобилизационным планам мирного времени, промышленность переводилась на военные рельсы. Обычно именно это связывают с понятием "тотальной войны", к которой якобы готовился СССР, в отличии от остальных стран. В реальности, мобилизационный план и близко не предусматривал выпуск автоматов или мин в "каждой сапожной мастерской". Рассчитывался "военный" вариант не "с потолка", а тщательно прорабатывался и изменялся на всем протяжении 30-х годов. Сколько армии понадобится снарядов, танков, самолетов и тд. во время боевых действий, столько и должна была выдавать военная промышленность. Несколько подробнее можно посмотреть тут. Можно отметить, что МП-1 (мобилизационный план) предусматривал именно военные предприятия, а не поголовный перевод гражданских заводов на выпуск военной продукции, хотя их использование конечно предусматривалось.

Но начало войны полностью перечеркнуло предвоенные планы. Продвижение вермахта все больше загоняло СССР в производственную яму. Если в 1941 году количественное производство Германии, сателлитов и оккупированных территорий превосходило советское в 1,5-2 раза, то в 1942 году это превосходство составляло уже 3-4 раза. Именно это позволяет говорить о сложившейся катастрофе. Что же "имел" Советский Союз в это время. Значительная часть промышленности "на колесах". Развертывание эвакуированных предприятий только начинается и это в лучшем случае. В худшем (скорее обычном), заводы еще не начинают работу. Именно это потребовало переориентирование гражданских заводов на выпуск мин, снарядов, пушек и тд.. Не некий хитрый план Сталина, а вопрос банального выживания государства.

Далее, миллионы рабочих вынуждены уйти на фронт или попали в оккупацию. Это действующий персонал, наиболее квалифицированный. Промышленность разом лишилась значительной части своих возможностей. Места специалистов занимали женщины и подростки, которые конечно не могли даже теоретически их заменить. В зону оккупации так же попали множество ресурсов. Причем, это наиболее развитые в СССР месторождения, хорошо освоенные и обеспеченные перерабатывающими предприятиями. Ведь мало найти железную руду или уголь в Сибири, нужно организовать добычу, построить рядом домны и металлообрабатывающие заводы, связать их инфраструктурой. Меры по ликвидации проблем применялись, но быстрых результатов дать не могли и "сработали" лишь через 1,5-2 года.

Собственно, никаких объективных предпосылок для экономической победы не было в принципе. Даже о паритете промышленности речь вести было невозможно. Советский тыл, как и армия, потерпел жестокое поражение в самом начале войны, но советские люди не сдались и как это ни патетически звучит, они вступили в свой последний бой у станков, ценой которого было само существование населения. Можно много говорить о советской пропаганде, но эта цена оказала огромное влияние на усилия людей. Если Германия завоевывала себе "жизненное пространство", в СССР воевали за принципиальное право жить. Это мотивирует гораздо сильнее. Люди валились с ног от усталости, но от станков или пашен не уходили...

В начальный период войны, огромная нагрузка легла на военные предприятия, находившиеся в глубоком тылу. Как правило, это были новейшие производства, многим из которых не исполнилось еще и 10 лет со дня открытия. Продукт той индустриализации, которую сегодня многие называют "советским кошмаром", из-за тех "убийственных усилий", которые были потрачены на ее проведение. Однако, лишь коллективизация и индустриализация позволили стране выстоять. Так что вопрос цены усилий чисто риторический. Реальные действия гитлеровской Германии, мягко скажем, были намного страшнее выдуманного "большевистского кошмара".

Чем характеризуется начальный этап. Вопреки грозным приказам сверху, производство быстро просело. Это естественно. Предположим, что некий завод выпускал 1000 пушек до войны. За счет чего он может начать выпускать 2000? Можно увеличить количество станков и рабочих. Можно увеличить продолжительность рабочего дня. Можно упростить для производства конструкцию и ввести новые приспособления (технологическую оснастку). Реальным способом резко нарастить выпуск будет только вариант со станками и рабочими. Но как раз он был недоступен, по понятным причинам. Увеличение продолжительности смен большого роста производительности не дало. Попытки "прикладными методами" решить вопрос, никакого результата не дали. Невозможно "партийным приказом" изготовить еще один пулемет или истребитель. И тогда на "передовую" тыла вышли инженеры и конструкторы. Те самые крестьянские и "кухаркины" дети, которые получили возможность учиться, благодаря советской власти.

Следует сделать важное уточнение. Несмотря на очевидный индустриальный рост, как уже говорилось в предыдущих частях, советская промышленность отличалась крайне низкой культурой производства. "Высокие" традиции брать было негде. В чем конкретно это выражалось. В первую очередь-квалификация работников. Разница между токарем второго и восьмого разряда заключается не только в проценте брака, но и в способности вообще изготовить более сложную деталь. Кроме этого, время затраченное на изготовление так же будет существенно отличаться. Грубо говоря, квалифицированный рабочий выполняет деталь намного быстрее, качественнее, с меньшим износом инструмента и оборудования. Низкоквалифицированный же может просто испортить (запороть) станок и таких случаев было очень много. В условиях военного времени, это приобретает огромное значение, что еще больше увеличивало перевес гитлеровского блока.

Далее, само оборудование. Поскольку в СССР долгое время не существовало опытных инженерных кадров, оптимальными были лишь те производства, которые были построены "под ключ" иностранными компаниями. На многих заводах простаивали (пылились) ценнейшие станки, не участвовавшие в производстве и наоборот, не хватало порой самых простейших. Технологическая оснастка часто была очень слабо подготовленной. Скорее это был минимальный универсальный набор необходимых приспособлений и инструментов. Недостаток опыта приводил к неправильному технологическому процессу. Например, когда деталь вместо обработки на фрезерном станке, обрабатывалась на токарном. Еще одной огромной проблемой было изготовление заготовок. Если верить воспоминаниям работников промышленности тех лет, заготовки превосходили по весу конечную деталь в десятки, а то и больше раз. Особенно это касалось "мелочей". Для какой-нибудь условной "рукоятки" весом 200 грамм, заготовка могла вешать десятки кг. Это приводило к большому перерасходу металла, инструмента, износу оборудования, времени изготовления и нередко к браку в итоге.

Очень слабой была организация производства. На многих предприятиях, инженерно-техническое руководство выполняло лишь функции квалифицированного персонала. То есть вместо непосредственного руководства процессом, даже начальники цехов сами стояли у станков, "расшивая узкие места", заменяя собой простых рабочих. Нередко, пока один цех "зашивался", другой фактически простаивал без работы и его пытались загрузить "левой" продукцией. В итоге не получали ни "левой", ни "правой". Слабое планирование и нормировка приводили к тому, что смежники либо заваливали завод продукцией, которую тот физически не мог переработать, либо тормозили производство, не в состоянии поставить необходимое количество деталей.

Отдельной историей был брак, настоящий бич того производства. Количество его доходило порой до 100% для особо сложных деталей. Просто в течении некоторого времени не могли нарезать ни один орудийный ствол или изготовить блок цилиндров двигателя, например. Результат всех усилий-мартен... Сегодня это кажется невероятным, но нужно ведь учитывать, что между современной промышленностью и той лежит пропасть времени, во время которой как раз наработали ту самую культуру, о которой идет речь. Во многом брак был следствием плохих технологий, хорошим просто неоткуда было взяться. Даже иностранные были далеки от оптимальных, поскольку часто были устаревшими или ориентировались не только на конечный результат, но и на получение прибыли. Все это в совокупности сильно тормозило развитие промышленности. Это "детские болезни", но на их "лечение" требуется время. К сожалению, к началу войны многие "болезни" еще существовали и это накладывало отпечаток на все производство.

Времени на преодоление всех этих проблем не было, но как уже говорилось выше, в стране были советские инженеры. 41-42 годы характеризуются просто нереальным уровнем модернизации как собственно образцов вооружения и техники, так и всей промышленности в целом. Жесточайшие условия военного времени требовали самых смелых и ответственных решений. Накопленный багаж производственного опыта и конструкторских решений, несмотря на то, что "богатым" его нельзя назвать, позволил совершить настоящий технологический рывок. Буквально все конструкторские бюро (КБ) постоянно модернизировали свои проекты в пользу производства. Конструкторы непрерывно проводили расчеты, упрощая детали и делая их более технологичными (простыми в изготовлении). Это позволяло серьезно уменьшить общее время производства продукции и затраты ресурсов, а выпуск увеличить. В первую очередь-военной техники и орудий. Хочется отметить, что тогда не существовало компьютеров или хотя бы калькуляторов. Все расчеты выполнялись по таблицам и на бумаге, "вручную". И это касалось не только конструктивной части. Многие детали выпускались с отклонениями от чертежей и на конструкторов ложились дополнительные расчеты, определять-является деталь годной или браком.

А инженеры на производстве отчаянно сражались за техпроцесс. Представьте, что из 1000 рабочих вдруг забрали 800 человек, а вместо них пришли 800 женщин и подростков, видящих станок впервые в жизни. Но уменьшить выпуск вы не имеете права, а времени на обучение нет совсем. Как правило, действовали следующим образом. Краткий инструктаж, минимальное знакомство со станком и сразу выполнение простейших операций, вроде изготовления болта-гайки. Всего 10 смен на это отводилось, вдумайтесь в цифру! По мере освоения станка и получения минимальных навыков, доверялась все более сложная работа. Вместе с тем, проходило непрерывное "теоретическое" производственное обучение. Иногда в "фабричных классах", а чаще прямо в цехах, в "свободное время". Не будет преувеличением сказать, что многие люди буквально жили на заводе. Начальникам в прямом смысле приходилось заставлять "трудоголиков" отдыхать, ведь на износ работать хоть и можно, но долго в таком режиме не протянуть.

Большое значение приобрели ремонтные бригады, инструментальные цеха и станкостроительные предприятия. Они обеспечивали общее функционирование промышленности и задел на будущее. Даже в жутких реалиях начала войны, надежды на победу не теряли, больше станков сегодня-больше оружия завтра. О том, что "завтра" может и не быть просто не думали. В целом, квалифицированные рабочие несли на себе огромную нагрузку, работая не только "за того парня", а сразу за несколько "тех парней". Слишком быстро проявился негативный эффект от того, что множество мужчин посчитали необходимым сражаться на фронте, а не работать в тылу. Их уход лег тяжелой ношей на оставшихся тружеников. Сегодня трудно судить, насколько это было оправдано, мы можем лишь констатировать данный факт. Практически каждый день перед страной вставала невыполнимая задача, грозившая гибелью. Вряд ли кто-то из нас вправе судить тех людей, правильные они принимали решения или нет.

Как уже говорилось, недостаток военной продукции вынудил начать ее выпуск на гражданских предприятиях. Везде, где был токарный станок, начали точить мины или снаряды. Сотни заводов стали "военными". Говорить о каком-то "ущербе народному хозяйству" не приходится, нельзя сравнивать ущерб и прекращение существования. Но на гражданских заводах проблемы низкой культуры производства вставали гораздо более остро. Это вынуждало командировать "спецбригады" с военных заводов и все-таки, от огромного процента брака не спасало. Именно к этому времени относят распоряжения, что Ставка требует увеличения выпуска военной продукции любой ценой, пусть и в ущерб качеству. Воевать было практически нечем.

И противопоставить этому простому, но ужасному по своей сути утверждению тогда было действительно нечего... Нельзя получить что-то из воздуха, одним желанием. Но в СССР были еще живы миллионы людей. Есть такое биологическое понятие-резистентность, степень сопротивляемости организма. Если перенести данное понятие на советское общество, то эта условная степень будет высочайшей. Можно привести характерный пример. На подступах к Москве оборонялась армия Рокоссовского. Танкоопасное направление, но Ставка не смогла выделить ни одной пушки. НИ ОДНОЙ! Во время поисков орудий в артиллерийском училище, нашли несколько десятков стариков-артиллеристов, они указали расположение старых московских арсеналов, про которые уже все давно забыли. И на защиту столицы встали пушки русско-турецкой войны, с расчетами из дедов за 60 и мальчишек из артшколы. Они смогли отбить танковые атаки немцев и Москву отстоять. Такое находится за пределами любых возможных расчетов. В полной мере подобный героизм относится и к тылу. Итого, можно рассмотреть наиболее важные моменты этого тылового сражения.

О работе конструкторов и инженеров немного пояснил, подробнее можно узнать из их мемуаров, например тут или тут. Не все там соответствует действительности и часто является лишь сугубо личным мнением авторов, но ситуацию в целом характеризует неплохо. А как же боролись с другими конкретными проблемами? Одна из главных-квалификация рабочих, решалась практическим обучением, на основе довоенной системы подготовки государственных трудовых резервов. Знаменитые школы ФЗО (фабрично-заводского обучения). Любой ценой они комплектовались в годы войны самыми лучшими преподавателями. Все дополнительные дисциплины и теория исключались, благодаря этому срок обучения существенно сократили. За годы войны ремесленные училища и школы ФЗО подготовили более 2,5 миллионов высококвалифицированных рабочих, преимущественно подростков. Была введена бригадная система обучения (до 85% всех обученных рабочих) с наиболее подготовленными учителями-практиками (почти все ударники и стахановцы) во главе. Несмотря на войну, удалось не просто сохранить, а даже увеличить количество обученных квалифицированных специалистов.

Проблемы с бывшим гражданским производством. Ввиду невозможности быстро наладить выпуск сложной военной продукции на гражданских заводах, обычно их изначально переводили на выпуск "полуфабрикатов". Это касалось конструктивно сложных элементов танков, самолетов или артиллерийских орудий. Гражданские заводы производили лишь заготовки и минимальную обработку будущих деталей, которые "доводились до кондиции" уже на военном предприятии. По мере работы, заводы "обменивались" бригадами и технологиями. Затем производилось доукомплектование оборудованием и обученными инженерами. В результате, уже в 1943 году, большая часть гражданских предприятий перешла на самостоятельный выпуск военной продукции, с полным циклом производства, сохраняя снабжение военных заводов.

Военное производство налаживалось строго с учетом специфики гражданских предприятий и их географического положения. Широко применялась "районная кооперация", когда несколько близко расположенных заводов, концентрировались на выпуске необходимой продукции. Например, один завод точил болванки снарядов, другой изготавливал гильзы, третий производил порох. Все это свозилось на четвертый завод, где комплектовались выстрелы. Узкая специализация позволяла минимизировать брак, быстро обучить персонал и поднять производительность. Постоянно действовали "командировочные бригады", когда высококвалифицированные рабочие и инженеры несколько месяцев помогали перестроиться гражданскому заводу, внедряли военные технологии.

Одной из главных проблем стала эвакуация предприятий. Чтобы минимизировать время развертывания производств, на места прибытия сразу уходили приказы о подготовке цехов. Нередко еще до того, как грузился первый эшелон эвакуации. Благодаря этому, заранее решались проблемы подводки коммуникаций и инфраструктуры. Заблаговременно, в кратчайшие сроки разрабатывались технические строительные проекты предприятий. Да, не всегда удавалось все проблемы решить сходу, но по крайней мере, прибывающие заводы начинали с реализации уже определенных конкретных задач, а не с заседаний на тему "что же делать?". Песок берем здесь, камень там, воду оттуда, электрокабеля тянем с этой подстанции. Бетона понадобится 1000 кубов, досок 10000, шифера 20000 кв. м. "В снег посреди поля" никто станки не ставил, площадки тщательно готовились. Да, порой в ущерб "комфорту" рабочих, которым иногда приходилось жить по полгода в землянках. Но люди не жаловались, а работали. "Эвакуированные" в Германию вообще обычно быстро переставали жить.

Низкую культуру производства изживали постепенно, но довольно быстро. За редкими исключениями, военная продукция 41-42 годов характеризуется большим количеством допусков и брака, очень низким качеством сборки, низкой надежностью узлов и механизмов. Но уже с 1943 года ситуация кардинально изменилась. Серьезно снизились трудозатраты на производство, широко внедрялись новые технологии, выросло качество, несмотря на увеличившуюся сложность работ. Это достигалось увеличением практического опыта инженеров в производстве и проектировании, повышением квалификации рабочих, самообучением эффективному использованию производственных мощностей, изучением иностранного опыта и технологий (ленд-лиз). К решению всех вышеизложенных проблем можно добавить, что серьезное влияние буквально на каждый момент оказала мотивация советских людей. Возможно, вышеизложенное звучит довольно просто, но например, за словами "снизились трудозатраты", лежит ежедневный тяжелый труд людей, когда каждой сделанной лишней гайке радуются, словно ребенку. Поскольку совокупность таких гаек-это лишний танк или штурмовик, приближенный на час или день победный салют.

Когда заявляют о некой "готовности СССР к тотальной войне", как главной причины Победы, почему-то проходят мимо очевидного факта-вплоть до 1943 года ситуация в промышленности балансировала на грани беды и полной катастрофы. Очень часто можно услышать, что "Гитлер недооценил возможности советской промышленности" и поэтому проиграл. Это неверно, как и "недооценил возможности РККА". Объективные экономические возможности СССР были просто "никакие", учитывая военные победы вермахта. Гитлер и его присные очень сильно недооценили ЛЮДЕЙ! Как бы мы ни относились к тому времени, как бы СССР не оценивали, а советские люди считали свою страну лучшей в мире и не собирались становиться рабами-недочеловеками каких-то там арийцев. Это не слащавая патетика, а суровая реальность тех лет. Советский тыл в начале войны свою Победу буквально выгрыз, из последних сил, на пределе человеческих возможностей, не имея на это минимальных шансов. Как видим, это было закономерным плодом вполне объяснимых и реальных человеческих усилий, а не аномальным мистическим чудом или заранее, втихаря подготовленным "военным заводом"...
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:30:22

В предыдущих частях рассмотрели положение в СССР с промышленностью, теперь настала очередь такой важной части тыла, как сельское хозяйство. Как и с производством, придется начать с дореволюционного состояния, рассматривать отдельно годы войны бессмысленно.


Российская империя была безусловным аграрным государством. В данной отрасли трудилось подавляющая часть населения. Означает ли это, что сельское хозяйство было высокоразвитым? Утверждать это мы никак не можем. Следует так же учитывать, что развитие было сильно неравномерным и если на южных землях получали отличные урожаи, то на всех остальных территориях плоды крестьянского труда были более чем скудными. С чем это связано?

В западных странах сельское хозяйство развивалось намного быстрее и качественней. Не потому что там жили умные и дальновидные люди, а в силу гораздо более благоприятных природных условий, примерно соответствующих южным территориям России. Прежде всего, это Малороссия, Кубань, Тамбовская, Курская, Воронежская, Белгородская и другие области. Именно там получали наибольший урожай, который и продавался за границу. На этих землях сложилось наиболее прогрессивное земледелие в РИ. Просто в силу того, что природные условия позволяли. Но ошибкой будет думать, что технологический уровень сельского хозяйства там был высок. Не применялось ни техники, ни аграрных теорий, за редчайшими исключениями. В других регионах империи можно было еще встретить даже подсечное земледелие.

Положение крестьянства было крайне тяжелым. Если на юге, в силу богатых урожаев, крестьяне еще могли позволить себе какие-то платежи, в других регионах это и близко не было возможным. Сложилась следующая структура: подавляющее число крестьян были по сути безземельными. Они вынуждены были "арендовать" земли у помещиков или у обеспеченных крестьян, впоследствии названных "кулаками". Слово "арендовать" взято в кавычки, поскольку настоящей арендой эту кабалу назвать тяжело. Российское крестьянство перманентно находилось в долгах, выплатить которые было не в состоянии физически. Грубо говоря, на разные подати и платежи уходило более 100% крестьянского дохода. Для понимания, размер среднего крестьянского личного надела в некоторых регионах составлял около 0,6 га. Не огород за домом, а участок, который должен был кормить, обеспечивать хлебом. 60 соток... Говорить тут о какой-то агрокультуре просто глупо. В результате сложилась ситуация, которую принято называть революционной.

Когда же революция грянула, крестьяне с надеждой ждали каких-то шагов от Временного правительства. Но ожидания не оправдались и почти вся масса крестьянства пошла за вполне внятным и понятным для нее лозунгом большевиков: "всю землю-крестьянам". Надо сказать, что большевики нисколько крестьян не обманули и землю действительно раздали. Это крайне важный фактор, который во многом объясняет сильную поддержку советской власти крестьянством. Впервые в истории они реально получили возможность работать для себя, получили землю. Более того, для них открылись социальные лифты и стали доступны такие "блага цивилизации", как свет или образование.

Но к моменту начала коллективизации, многие крестьяне свою землю потеряли. Это связано с тем, что никаких квалифицированных хозяйственников на селе не было. Работали так, как привыкли еще в РИ. По сути, в сельском хозяйстве никаких сдвигов после революции не произошло. Места бывших помещиков довольно быстро заняли "кулаки". Этот класс многие называют "крепкими крестьянами", на которых якобы и держалось село. Конечно, это откровенная глупость. "Кулак" никогда не занимался самостоятельной обработкой земли, именно это отличало его от "середняка" или "культурника"! Теми или иными путями, он вгонял в долги односельчан и эксплуатировал их труд. На селе существовало гораздо более емкое слово "цапок", аналог ростовщика. То есть к концу НЭПа сложилась абсурдная ситуация: в социалистическом государстве отсутствовал социализм на селе. Само понятие "кулак" подразумевало не большое личное хозяйство, как многие считают, а использование наемного либо откровенно подневольного труда.

Не стоит думать, что в руководстве ситуацию не знали. Но реформы требовались столь масштабные, что на их реализацию просто не было ни сил, ни средств. Кстати, одной из мер предлагалась "пауперизация" села (ярый сторонник Бухарин). Суть сводилась к следующему: всеми силами государства поддержать цапков, а когда они проведут естественное укрупнение хозяйств, с окончательным обнищанием основной массы крестьянства, совершить "соцреволюцию на селе". Другими словами, банально национализировать готовые крупные объединения крестьян, сразу превратив их в колхозы и совхозы, заменив "руководителей" на "председателей". С "кулаками" предлагалось поступить "революционно", то есть уничтожить. Однако, решено было проводить политику постепенной коллективизации.

Следует уточнить, что Бухарин не был "плохим", а его оппоненты "хорошими". В условиях колоссального дефицита всего в стране, путь "пауперизации" имел набор весомых плюсов и только один минус. В отличии от коллективизации, государство не несло огромных расходов на укрупнение хозяйств. Ни по снабжению, ни по организации. Заинтересованность крупных землевладельцев должна была подтолкнуть их к экономическому сотрудничеству с государством: аренде техники и с/х специалистов. Фактически бесплатно (точнее с ощутимой выгодой) государство должно было получить готовые колхозы за 5-10 лет. Минус, это обнищание подавляющей массы крестьян и как следствие, утеря доверия к советской власти, как выразителю их интересов. По сути, Бухарин предлагал использовать передовой опыт западных стран, ничего более. Данная точка зрения не получила поддержки, тк. заинтересованность цапков в качественном развитии своего хозяйства была крайне сомнительна. Грубо говоря, в социалистическом государстве, в условиях отмены НЭПа, кулакам тратить деньги было некуда и мотивации зарабатывать больше не было никакой.

Как и на Западе, в СССР довольно быстро пришли к выводу, что никакие "сильные единоличники" современную страну прокормить не в состоянии. И вот началась коллективизация. Даже в СССР, после смерти Сталина, этот период было принято оценивать крайне негативно что уж говорить о современных "демократических исследованиях", когда число жертв доводят до десятков миллионов. Абсурден сам подход к тому, что в государстве якобы насчитывались десятки миллионов "крепких крестьян". В этом случае решительно невозможно понять, как физически могла произойти революция или организация колхозов, при таком количестве успешных крестьян в стране. Зачем вообще это было тогда надо и каким образом Россия вдруг стала таким аграрно уникальным государством, при столь жестких природных условиях. Более подробно о масштабе "кулацких репрессий" можно узнать ТУТ. Сама по себе, коллективизация была далеко не бесплатной и требовала огромных расходов. Как прямых, так и через промышленность или государственные ссуды.

Крестьянство закономерно разделилось. Для подавляющего большинства, колхозы стали настоящим благом, фактически избавляющим от огромного числа проблем и серьезно повышающим личное благосостояние. Для других крестьян, проживающих в зоне очень благоприятного земледелия, колхозы таким прорывом конечно не были. По сравнению с "коллегами", даже относительно небогатый житель Украины или Кубани был весьма зажиточным. Представьте себе, что на юге с посеянного мешка получают условных 10 даже в неурожайный год, а где-нибудь под Смоленском в лучший год-3. Соответственно, на условном "севере" никого "загонять в колхоз" не надо, перспектива получить 5, 7 или 15 мешков вместо обычных 3х (а то и 0,5), заставит в этот колхоз бежать, сломя голову. С другой стороны, убедить "южного" крестьянина, что стране необходимо вместо его 10-ти получать 20, 30 или 50, достаточно сложно. Поэтому, основные проблемы с коллективизацией возникали именно в высокоурожайных районах. Зачем какой-то колхоз, если на жизнь и так хватает?!

Нередко, как негативную характеристику колхозов, представляют голод начала 30-х. Не углубляясь в эту тему, хочется отметить, что голод был в это время повсеместно, в том числе и в высокоразвитых странах, где никакими колхозами и не пахло. Неоднократно голод приходил и во времена РИ, приобретая чудовищные размеры, при гораздо более скромных природных первопричинах. Просто на тот момент нигде не существовало развитого административного управления, позволявшего решать подобные проблемы. СССР не был исключением, вдобавок имея увесистый "бонус" в виде огромных территорий и слабой инфраструктуры. Решить эту проблему так же помогли не колхозы сами по себе, а новые принципы руководства и стратегического государственного планирования.

Наконец, мы подходим непосредственно к военным годам. Что представляло собой сельское хозяйство в это время. Тут нужно непременно учитывать, что колхозы 30-40х мало походят на колхозы 80-х. Самое кардинальное отличие-наличие МТС (машинно-тракторная станция) и трудодней. Колхозы не имели собственной техники и арендовали ее для работ в государственном предприятии-МТС. За рычагами тракторов и комбайнов сидели постоянные водители, которые отвечали за их работоспособность, получая сдельную зарплату. За плохую работу колхоз мог отказаться платить, такие случаи зафиксированы. Это создавало большую личную заинтересованность МТСовца в конечном результате и состоянии техники, подстегивало получение технического образования. К слову, сегодня имеются аналогичные тенденции, когда различные компании предлагают аренду с/х машин с водителями, это является экономически выгодным.

Впервые в стране реализовался научный подход к сельскому хозяйству. Агрокультура и агротехнологии перешли из разряда теоретических наук и дискуссий в кабинетах в плоскость широкого практического применения. Скорее даже не широкого, а повсеместного. Колхозы начали приглашать, а часто откровенно переманивать хороших агрономов или зоологов. Началась научная работа в институтах. Производительность земель резко возросла, по сравнению с РИ. Крупными темпами развивалось скотоводство и специфические отрасли, вроде выращивания чая, бахчевых культур, фруктов или пчеловодства. Это произошло не потому что крестьяне вдруг стали умными, а потому что новое государство очень серьезно заинтересовало их материально.

Отдельно нужно сказать о трудоднях и оплате труда колхозников. Слишком много сегодня спекулируют на данную тему. Пресловутая "палочка"-это не закрытый рабочий день в табеле, за которую нужно "бесплатно гнуть спину от зари до зари". Это та же самая сдельная оплата труда, распределенная по категориям. И что самое важное-никак не зависящая от урожайности в году. То есть оплата труда колхозников гарантировалась государством, что имело невероятное значение в зонах рискованного земледелия, которыми, по сути, являлись большинство регионов страны. "Трудоднем" являлся фиксированный объем работ. Например, "скосить 20 соток". Если колхозник скосил за день 40 соток, ему начислялось 2 трудодня. Если мама привела детей и семья скосила за день 2 гектара, маме-колхознице начислят 10 трудодней. Уже с 1933 года, трудодни за некачественную работу не начислялись.

Существовал определенный минимум, который менялся по годам. То есть каждый член колхоза был обязан отработать необходимое количество трудодней. В конце года, по этому количеству "палочек", распределялся доход колхоза между колхозниками. Условный пример. Колхоз собрал 1 тонну картофеля, 200 кг отдал государству, 200 кг условно отдал МТС (за аренду трактора), по факту тоже перечислил государству. Оставшиеся 600 кг разделил между двумя колхозниками. У одного 100 трудодней, у другого 200. Первый получит 200 кг картофеля, второй 400 кг.

Как правило, реально полный рабочий день в колхозе проводил 1 член семьи. На сев, покос или уборку урожая выходили конечно всей семьей. Но ситуация была такова, что на пахоте-севе, например, за две недели можно было перевыполнить всю годовую норму по трудодням. То есть основное время, члены семьи колхозников тратили на приусадебное хозяйство, рыболовство, птицеводство, пчеловодство, на воспитание детей, наконец. Выходя лишь на "авральные" работы в колхозе. Данный момент очень важен для понимания того, откуда взялись трудовые резервы на селе во время войны. Если бы и так работали все, то заменять мужчин было бы просто некому. Как следствие коллективизации, кардинально выросло благосостояние и социальное положение большинства крестьян, это уже позволяет понять, почему они с таким упорством дрались за свою страну в тылу и на фронте.

Еще один момент-откуда у крестьян имелись фантастические по тем временам накопления. Продукция, полученная "в свободное от колхоза время" оплачивалась государством отдельно и весьма неплохо. Поэтому грузинский винодел, саратовский пчеловод или сибирский охотник могли своими руками заработать невероятно огромные для СССР суммы, далеко превышающие его доходы в колхозе, а то и доход самого колхоза. Крестьяне так же самостоятельно реализовывали домашнюю с/х продукцию в городах (колхозные рынки). Поэтому, в отличии от распространенного современного понятия "рабов на селе", советские крестьяне зачастую имели доходы, существенно превосходившие "городские" зарплаты не только рабочих, но и директоров заводов. Только у советского колхозника могли быть честно заработанные десятки тысяч рублей. Впервые, именную технику для фронта купил Ферапонт Петрович Головатый, колхозник артели "Стахановец" из Ново-Покровского района Саратовской области. Он отдал 100 тысяч рублей на покупку истребителя для Сталинградского фронта. Эти колоссальные деньги он заработал на пасеке до войны. Самолет доверили командиру 31-го гвардейского истребительного авиаполка майору Борису Николаевичу Еремину. В 1944 году самолет списали, как выработавший ресурс (отправлен в музей). Это колхозника "не устроило". Ферапонт Головатый обратился за помощью к родственникам и они вместе купили второй самолет, Як-3, "На окончательный разгром врага". Еремин сбил на нем 14 фашистов...
Советский тыл в годы войны - 1547790017124936622.jpg
Таким образом, к 22 июня СССР имел очень высокоразвитое сельское хозяйство, по мировым стандартам того времени, гораздо более прогрессивное, чем в РИ, а сельское население (в подавляющем числе) было крайне высокомотивированным за советскую власть и уже стало достаточно профессиональным в ведении сельского хозяйства. К сожалению, вся эта отлаженная вроде система быстро рухнула под ударами вермахта. Наиболее развитые в аграрном плане области оказались в оккупации, урожай с них достался врагу или погиб. К вывозу урожая и перегону скота прилагались огромные усилия, но они скорее лишь подчеркивают трагедию этого момента. А в 1942 году ситуация только ухудшилась. Причем, дело уже было не только в посевных площадях или потере огромного количества скота. Нужно понимать, что из села изъяли большое число работников, наиболее профессиональных и "производительных". Если в промышленности существовала бронь, на селе ничего подобного не было. А каждый уходивший солдат, вместо условного "кормильца страны", становился совсем не условным "едоком". Резко сократилось животноводство, уже к середине войны в стране практически не осталось свиней (снижение поголовья почти на 80%), например. Кормить их просто было нереально в тех условиях.

Именно деревня стала основным поставщиком солдат и бесследно это конечно пройти не могло. Да, женщины и дети встали на места мужчин, но полностью заменить их не могли ни по физическим возможностям, ни по профессиональным навыкам. В отличии от промышленности, в деревне не механизмы заменяли ручной труд, а люди заменяли собой машины. Ввиду оккупации, потребовалось резкое расширение посевных площадей. Неимоверными усилиями, это смогли реализовать. Но собрать урожай сил уже не хватило. Люди буквально умирали на полях, они сделали намного больше, чем в состоянии сделать человек, но чуда не произошло. Как уже неоднократно говорилось, из воздуха невозможно получать нечто материальное. Положение сильно ухудшалось тем, что деревню так же использовали, как людской ресурс для военной промышленности, активно забирая оттуда молодежь на заводы. Работать в селе вынуждены были за всю страну и стиснув зубы, эти люди пахали.

К 1943 году, в деревне работали 95% детей, есть такие советские данные. Фактически это означает то, что любой, самый маленький деревенский ребенок, способный выполнять хоть какую-то работу, ее выполнял. На фронт везде забирали лошадей, трактора и даже телеги. Пахать приходилось на коровах, а часто и на самих людях, на женщинах. Оставшиеся в деревнях трактора были маломощными и колесными, из самых первых серий. Мало кто знает о том, что когда начался перелом в войне, советское село просто гибло. Выдерживать такие запредельные нагрузки уже не осталось никаких сил, положение было ужасным. Для справки, в поставках ленд-лиза с 1943 года, с/х продукция занимала до 25%, при всех критических нуждах фронта и промышленности. Не спасали даже освобожденные территории, превращаемые отступающими немцами в пустыню. Первые скудные урожаи они дали только в 1944-м. Там не редко не оставалось даже женщин и подростков, а поля были часто "засеяны" смертоносным металлом и немецкими химикатами. Немцы даже изобрели специальные катки, уничтожающие посевы.

Обязательно стоит упомянуть и о политике немцев в отношении крестьян, "Новый порядок землепользования" Розенберга. Они предложили советским колхозникам восстановление частной собственности и единоличное хозяйство. Как весьма неглупые люди, немцы активно пропагандировали это на Украине, Кубани, всей зоне черноземья и ввели там значительные льготы и послабления. Организовывались даже целые специальные агрорайоны. Выше уже говорилось, что на этой территории природная урожайность была весьма высока и потребность в колхозах у населения была низкой. Соответственно и лояльность к советской власти обеспечивалась лишь экономической выгодой и политической сознательностью, а не вопросом банального выживания, как в других регионах. Это не значит, что на данных землях жили какие-то подонки, просто антисоветская пропаганда имела там наибольший успех, в силу объективных причин. До определенного момента, люди просто не видели ничего плохого от оккупации. Не нужно представлять себе гитлеровцев идиотами! Справедливо считая эти регионы ценным источником продовольствия, немецким солдатам не позволяли там вести себя так, как в "малоценной Белоруссии", например. За молоко, яйца или хлеб платили рейхсмарками, а не массовыми убийствами, казнями или изнасилованиями. Результат-размер партизанских движений и довольно развитый коллаборационизм... Да, это тоже было и замалчивать нельзя, но в целом, немцы не смогли вывезти даже 10% от запланированных ими объемов с/х продукции из оккупированной части СССР. Подавляющее число партизан были обычными советскими колхозниками и снабжать врага желанием категорически не горели.

Что можно сказать в целом о селе в годы войны. Подробности тут излишни! Работа, работа, работа... Советское сельское хозяйство приняло на себя главный удар немецкой машины, оно же понесло основные людские потери. Если промышленность после 1943 года начала подъем, то село просто умирало. Причины этого факта объективны. Исчезло большое количество техники, ушли на фронт мужчины-главная физическая сила на селе, замена женщинами и детьми не могла быть равноценной. Еще важный один фактор-колоссальное и повсеместное недоедание на селе. Если в Ленинграде, про который знают все, голод был вынужденным, то обычно в деревнях просто отдавали всю еду. Можно сказать, что голод там был добровольным. Муку разбавляли толченой древесной корой, чтобы отдать лишние килограммы зерна солдатам или рабочим, ради Победы. Несмотря на некоторые отдельные успехи, ситуацию на селе до 1945-го можно охарактеризовать только одним словом-Беда...

Мы можем сегодня оценивать с разных сторон существовавшие тогда порядки. Что-то было плохо, что-то хорошо. Те люди оценивали их только с одной стороны: "были ничем, стали всем", в прямом смысле. По сравнению с РИ их жизнь изменилась в сторону улучшения капитально. Можно сколько угодно спорить о колхозах и крестьянах, но факт остается фактом. Эти люди вынесли на себе главную тяжесть войны. Они сознательно составили основную часть армии, погибая на фронте, они сознательно кормили все государство, надрывая "последние жилы" и погибая в тылу. Как же тут можно говорить, что они ненавидели свою страну или власть?! Каждый их день-это невероятный тяжелейший труд, который и близко не снился "рабам ГУЛАГа". А как он оценен в нашей стране??? К сожалению-совсем никак! Очень уж непопулярная тема. Даже в СССР, ввиду очевидного трагизма ситуации в сельском хозяйстве в годы войны, этот вопрос старались не поднимать или сильно ретушировали. К огромному сожалению...
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 17886
Стаж: 8 лет 10 месяцев
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 13037 раз
Поблагодарили: 11258 раз

Советский тыл в годы войны

Сообщение Admin » 26 янв 2019, 17:31:25

В данной части речь пойдет о ленд-лизе, одной из самых спорных тем военных лет. Стороны спора разделяются обычно на 2 лагеря: "4% и он нам был не нужен" и "без союзников СССР загнулся бы однозначно". При этом часто сталкиваешься с тем, что обе стороны мало понимают непосредственно в самих поставках и весь спор сводится к жонглированию цифрами и цитатами. Постараемся внятно ответить на основные вопросы, по пути стараясь развеять устоявшиеся мифы.
Советский тыл в годы войны - 1548265505198956566.jpg
Нашел 2 поста про ленд-лиз. Правда и мифы о ленд-лизе и Ленд-лиз - помощь союзников СССР во время Великой Отечественной войны. В принципе, по постам и комментариям ярко видно упомянутые "стороны конфликта". К сожалению, научных работ по данной теме чрезвычайно мало, что и порождает огромное число мифов.

Начнем с того, что в понятие "ленд-лиз" постоянно включают все поставки в СССР, а между ними есть огромная разница. Поставки из Британии никаким ленд-лизом конечно не были, но для удобства рассмотрим их в целом, называя единым понятием. Еще 12 июля 1941 года было заключено "Соглашение о совместных действиях в войне против Германии". Премьер-министр Британии, Уинстон Черчилль, заявил, что его страна готова оказать СССР любую помощь. Для обсуждения конкретики, уже в августе в Москву прибыли британские представители и начались переговоры. Эти переговоры велись по поводу кредита, который Британия готова была предоставить, а не самих поставок. Что это вообще означает?

СССР делает заказ у Британии необходимого ему вооружения или другой продукции. Это не бесплатно, но немедленную оплату в полном объеме британцы не требуют, поэтому и "кредит". Однако, "кредитной" является только часть поставок. Вокруг этой части и процентов по кредиту начались напряженные "состязания" дипломатов обеих стран. С одной стороны, многие обвиняют Британию в "нерыцарском поведении", в отношении СССР и в этом конечно есть доля истины. С другой, в истории неизвестны случаи обратного. К тому же нужно учитывать определенные политические трения, а точнее фактический антагонизм политических систем. Говорить о каком-то бескорыстии в годы войны глупо. Наша страна поступала аналогичным образом и ничего плохого или зазорного тут нет. Сам же факт "военного кредитования" по тем временам обычен.

Соглашение было заключено 16 августа на сумму 10 млн. фунтов стерлингов и по нему Британия обязывалась поставлять фиксированное количество военной продукции в месяц, какой именно-требовалось решить позднее. Договор изначально составлялся с возможностью изменений и пролонгации, все понимали, что война внесет свои коррективы. До сих пор некоторые моменты договора спорны, поскольку реальные поставки и оплата сильно отличались от "договорных". Нужно отдать должное британцам, различия эти почти всегда в пользу СССР и немалую. В общем же, Британия поставила продукции на сумму порядка 420 млн. фунтов (это то, что дошло до пункта назначения). Сумма по тем временам очень немалая, около 1,7 млрд. долларов в ценах 1941 года. Оговоренные поставки часто менялись по номенклатуре и в целом приняли в годы войны следующий вид: СССР заказывает определенные товары на определенный период, Британия пытается их поставить.

Здесь мы сразу сталкиваемся с моментом, когда многие уверены, что "нам давали всякий хлам", да еще по остаточному принципу. Более подробно рассмотрим ниже, но сам принцип такого подхода ошибочен и вот почему. К концу сентября собрались представители США, Британии и СССР, было создано 6 комиссий: Авиационная, Армейская, Военно-Морская, Транспортная, Медицинского снабжения и Комиссия сырья и оборудования. Каждая комиссия отдельно определяла потребности советской стороны и возможности союзников. Надо уточнить, что эти возможности далеко не были безграничными и удовлетворить советские запросы часто были физически не в состоянии. Ведь Британия сама вела войну, а США активно к ней готовилась, то есть их военные производства и так были сильно загружены изначально.

На совещаниях конца сентября ярко выявилась антисоветская позиция многих участников, что серьезно влияло на переговоры. Но все же победил разум и соглашение было достигнуто. США присоединились к поставкам. Переговоры шли тяжело не только из-за политических разногласий, а главным образом из-за небывалых размеров военной помощи. Многие наивно представляют себе промышленность в виде набора кнопок, нажимая на которые можно получать любую продукцию в нужном объеме. Благодаря своему понятию "кнопки" оценивая поставки в СССР за 1941 год "ничтожными", например.

Приведу условный пример. СССР фактически потерял алюминий (добычу и переработку) в самом начале войны. Естественно, вопрос поставок этого металла очень волновал в переговорах с США (Британия сама ввозила его в огромных количествах). Но у США нет требуемого объема "здесь и сейчас", американцы к тому же уже обязались в поставках Лондону. Для выполнения советской заявки требуется нарастить добычу и увеличить переработку. Отвезти все это в порты, найти и пригнать туда транспорты, а только потом перевезти через океан. Сделать это за короткое время нереально, так не бывает. То есть комиссии изначально обсуждали в основном не количество танков и самолетов "сегодня", а перспективу поставок "завтра".

Можно процитировать Гарримана, специального представителя президента США: «Что же касается станков, то здесь возможны некоторые затруднения, связанные с тем, что расширение американского производства в основном тормозится недостатком станков. Станки являются узким местом в США. Некоторые затруднения будут вызваны также вопросом предоставления тоннажа для перевозок. Кроме того, есть еще ряд других вопросов, как, например, вопрос относительно поставки алюминия, если его связать с общей программой США по производству самолетов. Этот вопрос заключается в том, предоставлять ли Советскому Союзу готовый алюминий, этим самым задерживая производство готовых самолетов, или компенсировать поставки алюминия поставками самолетов».

Как видим, вопрос поставок далеко не такой однозначный, как кажется на первый взгляд. Надо сказать, что многие участники совещания к тому же были уверены в поражении СССР и поэтому всячески препятствовали договоренностям. Понять этих людей можно... Если бы СССР проиграл, то эта помощь стала бы напрасной тратой усилий и ресурсов, которые очень пригодились бы самим. На тот момент, победа антигитлеровской коалиции представлялась еще довольно эфемерной, на фоне военных успехов вермахта на западе и на востоке. Немаловажным фактором является и то, что союзники изначально больше напирали на общие договоренности, а советская сторона на конкретику. Грубо говоря, Британия и США говорили о готовности начать поставки танков, а СССР заявлял, что уже сегодня нужно столько-то единиц бронетехники. Но как бы то ни было, стороны договорились.

Собственно, с этого момента и можно уже говорить о ленд-лизе, американских поставках. Хотя первые из них называют "предлендлизом", ведь официально Рузвельт подписал указ только в декабре. Тут все верно, изначально это был типичный "военный" кредит на 1 миллиард долларов, по сути аналогичный британскому. Начиналось все очень тяжело, слишком во многом нуждался СССР. Если бы ситуация была такова, что вся помощь не превышала 4%, то этот факт вызывает глубокое недоумение настойчивостью советской стороны в проведении переговоров о поставках в течении всей войны.

Но было бы огромным преувеличением считать, что ленд-лиз стал единственным залогом выживания СССР в войне и приводить в виде доказательства соотношение поставок-производства. Здесь стоит непременно упомянуть уже другой миф, например о паровозах. Вроде действительно, в СССР за годы войны построили меньше 100, а союзники поставили почти 2000. Но эти цифры не отражают реальной ситуации возможностей производства, это лишь вопрос приоритета. Советская промышленность вполне могла обеспечить страну паровозами или вагонами, однако есть весомое "НО". Каждый такой паровоз "съедал" бы определенную часть произведенных советских танков, например. То есть получается, надо выбирать: или ты производишь тысячу паровозов, или десять тысяч танков. Но зачем выпускать локомотивы, если их может поставить союзник, а свои усилия направить на танковую отрасль???

Этот принцип действует и в отношении других поставок, кроме продуктовых. Предположим, есть нехватка меди. СССР вполне мог направить усилия на разработку, например, Сорского медно-молибденового месторождения. Вполне мог там построить перерабатывающий завод и медь получать свою. Но строительство такого завода непременно сократило бы зависящие производства из-за дефицита на время постройки и потребовало бы ресурсы и усилия на изготовление оборудования, потраченные, например, на производство боеприпасов. Опять же, зачем так тратить ценнейшие ресурсы, если медь может поставить союзник? Советские запросы составлялись не по простому принципу "у нас нет своего, дайте". За границей работали военные миссии, собирая информацию о возможностях западной промышленности и образцах вооружения. Велась сложная работа по планированию общего производства, с учетом поставок. Никто не разбазаривал ценнейшую помощь, главная ценность которой заключается в невозможности быстро получить аналогичное внутри страны.

Еще одной стороной ленд-лиза были технологии. Трудно оценить, насколько весом вклад обычного пневматического гайковерта или передового сварочного аппарата, например. Как его можно сравнить с тоннами металла или тысячами танков? А ведь многие такие инструменты и приспособления были тогда неизвестны в СССР, но появившись, позволили существенно нарастить выпуск тех же Т-34. Новые станки давали новые возможности конструкторам. Советские инженеры так же тщательно обследовали всю прибывающую технику и возможные нововведения активно использовали для проектирования своих образцов. То есть само по себе, знакомство с передовыми западными технологиями, которыми естественно до войны никто делиться не желал, дало существенный толчок советской промышленности и инженерной мысли.

Несколько слов стоит сказать о технике. Принято считать, что она была или "парадной", или плохой. Но технику выбирали советские представители, на выбор влияло несколько факторов.

1. Возможность массовой поставки. Никто не держал для СССР в "загашнике" тысячи танков и самолетов, их производили.
2. Возможность обеспечения советской промышленностью хотя бы части номенклатуры запчастей.
3. Боевые возможности в условиях советского театра боевых действий.
4. Возможность применения в советской военной тактике.
5. Специализация, например бронетранспортеры, грузовики для "Катюш" или танковые тягачи.
6. Для "поздних" поставок существенную роль играло наличие данного типа техники в СССР.

Во многом, миф о "скверной технике" активно насаждался в русле советской послевоенной пропаганды и уничижении роли союзников. Сама же техника была разной, если сравнивать ее с другими образцами. Но ведь нужно учитывать тот факт, что еще и самим британцам и американцам надо было на чем-то воевать. Например, могли попросить "Спитфайр" вместо "Харрикейна". Но первых нам смогли поставить 1300 штук, а вторых 3000. Когда тысячи бомб ежедневно сыпятся на твою землю, а десятки твоих самолетов сбивают, имеет ли значение более чем двукратное количество истребителей? Вопрос излишен...

Еще одна тема постоянных споров-это своевременность лен-лиза, поставки по годам. Следует отметить, что помощь шла по 4-м основным направлениям, о чем многие не знают и северный путь, наиболее известный у нас, совсем не основной (22,6%). Просто именно на нем было наибольшее боевое участие СССР, поэтому он и более знаменит, что естественно. Основная же масса шла через Дальний Восток. То есть когда мы говорим о прекращении действия на полгода северного пути, нужно понимать, что по нему осуществлялась примерно четверть перевозок. И после остановки северных конвоев, были существенно увеличены объемы поставок по другим направлениям, то есть реальные потери составили около 10%.

Теперь посмотрим на объемы по годам. Теоретически действительно получается, что основные поставки (примерно 70%) пришлись на время после коренного перелома в войне. Но как говорится, есть нюансы. Во-первых, как выше уже говорилось, сама организация масштабных отгрузок представляла серьезную проблему и не могла быть быстро решена по объективным причинам. Для увеличения объемов просто не существовало транспорта в 1942 году. Во-вторых, промышленность западных стран должна была перестроиться под нужды СССР, что так же невозможно быстро произвести. Например, компания «Дженерал моторс» построила в Иране два завода, на которых производилась сборка предназначенных для поставки в СССР автомобилей. В-третьих, военный перелом наступил не 1 января 1943 года, а только во второй половине, то есть от условных 70% следует отнять более половины поставок 1943-го и получается, что нам все таки хорошо помогли именно в критические годы, а не цинично ожидали "удобного момента". Что имеем в сухом остатке?

Конец 1941 и начало 1942 почти полностью ушли на организацию перевозок и переориентирование промышленности. Начиная с лета 1942 поставки начали быстро нарастать. В самый критический момент военного положения в стране, союзники поставили наиболее значительную долю всех советских военных заявок, несмотря на все проблемы. Нужно так же учитывать, что в 1944 году, наиболее "большого" по объемам, грузы условного "мирного употребления" вдвое превысили военные грузы, то есть условных танков и пушек поставили вдвое меньше, чем станков и тушенки, для начального этапа цифры намного различаются в другую сторону, продукция военного назначения составляла иногда до 100%. На все это есть вполне объективные объяснения.

В 1941-1942 году СССР оборонялся, понес огромные промышленные и военные потери. Соответственно ориентировал и свои заявки: танки, самолеты, пушки, порох, взрывчатка, средства связи, металлы и тд.. С 1943 начал проводить активные наступательные операции, что выявило большие потребности в транспорте, в первую очередь. Закономерно растут поставки автомобилей и подвижного ж/д состава. Со второй половины 1943 военный кризис спал, естественно снизилась и военная потребность, а возможности советской промышленности увеличились. Соответственно быстро выросла доля продовольствия, медикаментов, мирной техники, станков. Все поставки определялись СССР, в соответствии с его нуждами и возможностями союзников по производству и доставке.

Наконец затронем такой момент, как оплата. Британские поставки оплачивались согласно договора. 40% золотом и валютой "по прибытии", а 60% в кредит, оплата которого производилась различными способами (например, взаимозачетами с третьими странами) и была растянута на несколько лет. Ленд-лиз оплачивался по особой схеме. Вся техника и продукция, утраченные в результате боевых действий или использования, оплаты не требовали. Все остальное подлежало возврату и оплате. Почему СССР вроде как отказался платить? Советские дипломаты активно продавливали "право прецедента", указывая на позицию США к другим странам. Глупо обвинять СССР в "черной неблагодарности", это обычная дипломатическая работа, использование ситуации. Ровно так же британцы и американцы "отжимали проценты" в 1941 году, пользуясь тяжелым положением нашей страны. Следует отметить два момента. СССР все же договорился с США о выплатах и начал ежегодные платежи. Прекратил их по причине введения экономических "санкций" с американской стороны. Второй момент, когда современная Россия договорилась о выплатах, то американская сторона не настаивала на учете инфляции. Так что за ленд-лиз отнюдь не "сполна заплачено золотом". Реальные выплаты составляют менее 1%, с учетом инфляции. А вот насчет "крови" и всего остального-отдельный разговор.

Подавляющее большинство почему-то воспринимает политику и войну, как детские игры, где есть "хорошие и плохие дяденьки". Каковы вообще причины такой "нестерпимой любви" к своим идеологическим врагам, которыми несомненно были союзники? Британцы были заинтересованы в помощи СССР, так как тот оказывал прямое военное воздействие на Германию. Вопреки устоявшемуся мнению, Лондон совсем не прельщал развал нашей страны, за счет усиления немцев. А вот курс Гитлера на европейское лидерство не устраивал уже категорически. Британская помощь СССР обусловлена прямой военной и политической необходимостью, как "меньшему" врагу, предъявляющему гораздо меньше претензий.

США имели не менее очевидные причины. Военное столкновение с Японией, союзницей Германии, было лишь вопросом времени, а потом и реальностью. Помощь СССР и его военные успехи на западе создавали естественную угрозу континентальным владениям Японии. Даже в критические моменты японцы вынуждены были держать там огромную Квантунскую армию. Кроме того, военная помощь подразумевала и прямое участие СССР в войне на востоке. Если даже в 1945 американский штаб считал возможным сроком "окончательной победы" 46-47 годы, то в 42-43 сама победа выглядела еще достаточно призрачной. Вступление советской армии в боевые действия быстро лишило Японию средств к сопротивлению. Например, японское командование вполне могло теоретически перебросить значительную часть "квантунцев" (а это почти миллион бойцов, сотни танков и 1800 самолетов) на острова и при всех сомнительных обстоятельствах, серьезно затруднить американцам путь к победе.

Ну а СССР находился практически в безвыходном положении и ему конечно была остро необходима любая помощь. Единственное, что могла выторговать для себя советская сторона-это более благоприятные условия, чем предлагали западные коллеги. Ведь при всей "условности" оплаты, эта помощь была далеко не бескорыстной. Да, частично заплачено и жизнями 12 тысяч наших солдат в "чужой" войне с Японией. Но одновременно нужно твердо помнить, что эта "небескорыстная помощь" сберегла миллионы советских жизней в годы ВОВ.

Для оценки ленд-лиза не может существовать однозначной оценки, простите за тавтологию. Справился бы СССР самостоятельно или нет, можно спорить бесконечно. Но то, что жертв было бы намного больше, сомнений не вызывает. Оценивать значение нельзя ни по каким цифрам "в тоннах и тысячах". Например, американцы поставили 200 торпедных катеров, вроде очень прилично. Но в тоже время, почти все они вошли в строй после Победы и военного влияния не имели никакого. С другой стороны, авиационного топлива поставили вдвое меньше, чем произвели в СССР. Но что было бы, если в небе Курской дуги треть наших самолетов не смогла бы взлететь? Так что свой вклад в нашу Победу (и очень серьезный) ленд-лиз безусловно внес. Был ли он решающим? Вопрос сильно дискуссионный, лежащий скорее в области альтернативной истории и личных мнений, чем сколько-нибудь объективных оценок. Насколько "решающий" вклад имеет ЧТЗ или КБ Яковлева, какой из них "главнее"? Как это возможно в принципе определить?

Сами "поставщики", особенно в близкое послевоенное время, оценивали свой вклад поставками в Победу достаточно сдержанно и это справедливо. Каждый поставленный в СССР танк, грузовик или двигатель-это ведь не только живые граждане СССР, но так же живые британцы и американцы, в первую для них очередь. К тому же, помощью еще нужно суметь воспользоваться и сам СССР произвел намного больше, чем получил от союзников (хоть и не 4% конечно), а полученные металлы "преобразовал" в самолеты, танки, пушки, боеприпасы... Поэтому многие западные высокопоставленные политики и дипломаты говорили о решающем вкладе в общую победу именно советскими солдатами и тружениками.

И отдельное огромное спасибо нужно сказать простым людям на Западе. Вот уж кто помогал нам не из "политической необходимости"! Огромное число их оставались на неоплачиваемые сверхурочные работы, вносили пожертвования из своих скудных средств, просто отправляли подарки с колбасой или финиками в СССР. Может там и не стояли дети у станков, но они тоже воевали, в том числе и в своем тылу, своим трудом сберегая советские жизни...
Помощь в развитии форума Поддержать проект
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Миром правит не тайная ложа, а явная лажа.
Изображение

Вернуться в «Статьи»