Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Обсуждение тем, не касающихся прямым образом главных разделов и тем форума ... Флудите на здоровье Друзья .
Аватара пользователя
МАШКА
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2456
Зарегистрирован: 21 янв 2014, 20:21:40
Прибор: ХР Джимакс и ГМП
Имя: Марина
Откуда: Новочеркасск-Каменск
Благодарил (а): 2762 раза
Поблагодарили: 3176 раз

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение МАШКА » 22 фев 2015, 05:44:40

Мальчик нашел крестик, принес домой. Мама испуганно:
- Зачем ты чужой крестик домой принес?
- Так он меня сам попросил.
- Как?
- Ну, я взял его в руки, а на нем написано "Спаси и Сохрани." Ну, я и спас...

Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок



Аватара пользователя
МАШКА
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2456
Зарегистрирован: 21 янв 2014, 20:21:40
Прибор: ХР Джимакс и ГМП
Имя: Марина
Откуда: Новочеркасск-Каменск
Благодарил (а): 2762 раза
Поблагодарили: 3176 раз

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение МАШКА » 22 фев 2015, 05:56:30

"МОЖНО ЛИ СОГРЕТЬ РАНЕНОЕ СЕРДЦЕ СТАРИКА?"
Ранее утро… 8 марта. Будильник зазвенел и, даже не успев как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Стало чуть светать.
Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я ещё за неделю до этого решил: никаких роз, только весенние цветы… Праздник же весенний.
Я подошёл к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. ЭТО БЫЛИ МИМОЗЫ. Я подошёл...Да, цветы действительно были красивы.
- А кто продавец? - спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой был сильный ледяной ветер.
- А ты, сынок, подожди, она отошла ненадолго, сейчас вернётся, - сказала женщина, торговавшая по соседству солёными огурцами.
Я встал в сторонке, закурил и даже начал улыбаться, когда представил, как обрадуются цветам мои женщины - дочка и жена.
Вдруг я обратил внимание на стоящего напротив меня старика.
Сейчас я не могу точно сказать, что именно привлекло меня в его облике.
Старомодный плащ, фасона 1965 года, на нём не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный ПЛАЩ БЫЛ ЧИСТЫМ... Брюки, такие же старые, но отлично разутюженные. Ботинки начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нём просто отвалилась. Из-под плаща была видна старая, почти ветхая рубашка, но и она была чистой и разутюженной. Его лицо было обычным лицом старого человека, вот только, во взгляде было что-то непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть небритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты.
Деда трясло от холода, его руки посинели, но он всё равно стоял и ждал.
Какой-то комок подкатил к моему горлу... Я тоже стал замерзать, а продавщицы всё ещё не было.
Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, ЧТО ДЕД НЕ АЛКАШ, А ПРОСТОЙ СТАРЫЙ, ИЗМУЧЕННЫЙ БЕДНОСТЬЮ И СТАРОСТЬЮ ЧЕЛОВЕК. И ещё я почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности.
К корзине наконец подошла продавщица. Дед робким шагом двинулся к ней. Я то же подошёл.
- Хозяюшка… Милая, а сколько стоит одна веточка мимозы? - дрожащими от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюда, алкаш! Попрошайничать надумал, давай вали, а то… - прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, я вообще не пью... МНЕ БЫ ВСЕГО ОДНУ ВЕТОЧКУ... СКОЛЬКО ОНА СТОИТ? - тихо спросил дед.
Я увидел, что у деда в глазах появились слёзы…
- Одна? Да буду я с тобой возиться, алкашня... Давай, вали отсюда, - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, - так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка, - с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На её лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана - на его ладони лежали только три рубля.
- Хозяюшка, У МЕНЯ ЕСТЬ ТРИ РУБЛЯ, МОЖЕТ, НАЙДЁШЬ ДЛЯ МЕНЯ ВЕТОЧКУ НА ТРИ РУБЛЯ? - как-то очень тихо спросил дед...
Я ВИДЕЛ ЕГО ГЛАЗА...СТОЛЬКО ТОСКИ И БОЛИ БЫЛО В НИХ!!!
Деда трясло от холода, как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш? Га-га-га! Сейчас я тебе найду! - пробормотала продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш! Беги к своей алкашке, дари! Га-га-га-га! - дико захохотала продавщица.
В синей от холода руке деда я увидел ветку мимозы, ОНА БЫЛА СЛОМАНА ПОСЕРЕДИНЕ...
Дед попытался второй рукой придать этой ветке пристойный вид, но она, не желая слушать его, ломалась пополам, и цветы смотрели в землю…
НА РУКУ ДЕДА УПАЛА СЛЕЗА... ДЕД СТОЯЛ, ДЕРЖАЛ В РУКЕ ПОЛОМАННЫЙ ЦВЕТОК И ПЛАКАЛ...
- ДА ЧТО ЖЕ ТЫ ДЕЛАЕШЬ?! – обратился я к продавщице, пытаясь сохранить остатки спокойствия.
Видимо, в моих глазах было что-то угрожающее, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня и молчала.
- Дед, а ну, подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Отвечай быстро и внятно - сколько стоит всё твоё ведро с цветами? - грозно спросил я у продавщицы.
- Э-э… А-а… Ну-у… Я не знаю, - промямлила она.
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит твоё ведро?!
- Наверное, рублей пятьсот, - ответила продавщица.
Дед непонимающе смотрел то на меня, то на неё. Я КИНУЛ ПРОДАВЩИЦЕ КУПЮРУ, ВЫТАЩИЛ ВСЕ ЦВЕТЫ И ПРОТЯНУЛ ИХ ДЕДУ...
- НА, ОТЕЦ, БЕРИ! ИДИ ПОЗДРАВЛЯЙ СВОЮ ЖЕНУ, - сказал я.
СЛЁЗЫ, ОДНА ЗА ДРУГОЙ, ПОКАТИЛИСЬ ПО МОРЩИНИСТЫМ ЩЕКАМ ДЕДА. ОН МОТАЛ ГОЛОВОЙ И ПЛАКАЛ... ПРОСТО МОЛЧА ПЛАКАЛ...
У меня у самого слёзы стояли в глазах. Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку...
- Хорошо, отец, пошли вместе, - сказал я и взял деда под руку.
Мы шли молча, я нёс цветы, а дед свою поломанную ветку...
По дороге я потянул деда в гастроном и купил там торт.
- Отец, послушай меня внимательно, -заговорил я. -У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти пятьсот рублей, а тебе с поломанной веткой идти к жене негоже... Сегодня же восьмое марта, возьми эти цветы и торт, пойди к ней, поздравь...
У ДЕДА СНОВА ХЛЫНУЛИ СЛЁЗЫ... Они текли по его щекам и падали на плащ, его губы дрожали...
Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слёзы стояли в глазах. Я буквально силой впихнул деду в руки цветы и торт, развернулся, и, вытирая глаза, сделал шаг к выходу.
- МЫ… МЫ… 45 ЛЕТ ВМЕСТЕ… ОНА СЕЙЧАС ЗАБОЛЕЛА… А Я ВЕДЬ НЕ МОГ ЕЁ СЕГОДНЯ ОСТАВИТЬ БЕЗ ПОДАРКА, - тихо сказал дед. -СПАСИБО ТЕБЕ, СЫНОК...
Я бежал, даже не понимая, куда бегу... СЛЁЗЫ ЗАСТИЛАЛИ МНЕ ГЛАЗА...
А ты бы помог этому дедушке, если бы у тебя была возможность?

Аватара пользователя
МАШКА
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2456
Зарегистрирован: 21 янв 2014, 20:21:40
Прибор: ХР Джимакс и ГМП
Имя: Марина
Откуда: Новочеркасск-Каменск
Благодарил (а): 2762 раза
Поблагодарили: 3176 раз

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение МАШКА » 12 май 2015, 20:26:07

Больше никто тебя не обидит
Я – мастер тату, вгоняю людям под кожу краску, вырисовывая самые разные изображения. Работаю с удовольствием – в маленьком салоне почти в самом центре Москвы. «Мы не делаем наколок, мы делаем настоящие шедевры» – наш рекламный слоган. Большинство посетителей – девушки приятной наружности, все они хотят усилить свою сексапильность, нарисовав на ягодицах, лопатках, в зоне пупка или на лодыжке пантеру, розу, скорпиона. Чаще всего решение сделать татуировку принимают осознанно.

Совсем другое кино – отчаявшиеся домохозяйки, мы уже подумываем ввести ради них должность штатного психолога. С этими работать сложно – сначала плачут, рассказывая, что муж перестал обращать на них внимание, затем излагают историю всей своей жизни. В девяноста процентах случаев так и уходят ни с чем.

Есть и молодые пары, которые сначала увековечивают на своих телах имена друг друга, а спустя год-два приходят поодиночке их сводить.

И, конечно же, байкеры – куда же без них.

Родители считают, что я занимаюсь странным делом для человека, окончившего архитектурный вуз. Бабушка плюётся и называет меня маргиналом. Моей девушке в целом всё равно, главное, чтобы зарабатывал достаточно для походов в ночные клубы. Честно говоря, денег вполне хватает сразу на нескольких девушек, чем я часто пользуюсь.

А недавно к нам в салон зашёл совсем нетипичный посетитель – дедушка лет восьмидесяти. Сначала подумали, что он перепутал нас с соседней аптекой, хотя вывеску на двери сложно не заметить. Он остановился и несколько минут пристально всматривался в картинки на стенах. Глядя на него, я вдруг подумал, что хотел бы выглядеть так же в его возрасте: он совершенно не вызывал жалости, которую часто чувствуешь при виде стариков. От него не пахло нафталином, одет был опрятно и аккуратно.

Старик снял пальто, подсел к нам с напарником и твёрдо произнёс:
– Мне нужно навести наколку.

Только мы приготовились отбарабанить дежурный слоган салона, как дедушка закатал рукав рубашки и показал левую руку, на которой был наколот шестизначный номер.

– Это очень дорогая для меня вещь. Сможешь не испортить? – сурово посмотрев на меня, произнёс старик.
– Постараюсь, – замешкавшись, ответил я.

Тут свои пять копеек решил вставить Пашка, мой сменщик и неизменный напарник:
– Кажется, такой номер давали в концлагерях.
– Прикуси язык, – шепнул я.
– Да пусть. Это хорошо, что знает, – оборвал меня старик.
– Тогда зачем вам такая память? Может, лучше свести? – никак не мог успокоиться Пашка.

Повисла пауза. Я боялся взглянуть на старика, мне казалось, что такой вопрос задавать как минимум бестактно.
– Нет. Не хочу, – недружелюбно ответил он.

Разговор явно не клеился. Я встал, пододвинул клиентское кресло и попросил дедушку пересесть. Он исполнил мою просьбу, затем снова закатал рукав и положил руку на стол. Я стал настраивать лампу – свет упал на татуировку. Обычно работаю в перчатках, а тут мне до жути захотелось дотронуться до цифр голыми пальцами. Пробежала мысль: а смогу ли вообще?

Я не решался дотронуться. Противно? Странно? Чувства были смешанные, сам себя не понимал. «Я же не фашист, не буду наводить эти цифры», – говорил внутренний голос. Пока вытаскивал всё необходимое, задумался: а чем тогда кололи? Какие были инструменты? Их раскаляли на огне? Совсем ничего об этом не знаю. Одна мысль опережала другую, и я неожиданно выдал:
– Кололи под наркозом? Обезболивали?

Старик с ухмылкой ответил:
– Ага. Ещё рюмочку шнапса и шоколадку давали.
– Шутите? Смешного мало. Откуда мне знать? – с обидой ответил я.
– А ты губы вареником не делай, – смягчившись, ответил старик. – Просто удивляюсь, что ничего вам не надо. Мы-то о вас думали, мечтали. А вам и неинтересно совсем, как это было.
– Было бы неинтересно, не спрашивал бы.

Продолжая подготовку, я пересилил страх и стал водить пальцем по татуировке, прощупывать кожу. Это важный момент – понимаешь, насколько грубая или, наоборот, тонкая кожа в том месте, где нужно вводить иглу. Я не мог сосредоточиться. Комбинация цифр постоянно лезла в сознание: 180560. Видимо, у меня было испуганное лицо, поэтому старик спросил:
– Хочешь знать, как это было?
– Хочу. Правда, хочу.

Он откашлялся, помолчал. Затем, глядя в сторону, заговорил:

– Я попал в Аушвиц-Биркенау в июле сорок четвёртого. Мне было четырнадцать. Настоящий еврейский ребёнок – никчёмный, не приспособленный к жизни. Мама решала за меня всё: что и когда есть, какой свитер надеть. До войны я был толстым, это было заметно даже в лагере. Один из немцев сказал, что меня убивать не стоит, смогу долго пропахать, жира хватит на несколько месяцев.

Больше всего я боялся провиниться – тогда бы меня загнали в камеру пыток. Это такой вертикальный бетонный пенал, чтобы протиснуться туда, нужно было пройти через узкую дверь. Даже самый худой взрослый мог находиться там только стоя. Там многие умирали, я бы точно не выдержал. Постоянно представлял жуткую картину: пытаюсь протиснуться в эту дверь, а немцы смеются и, упираясь сапогом мне в лицо, проталкивают внутрь.

Старик ненадолго замолчал, будто вспоминал какие-то детали, а может быть, думал о том, способны ли мы с напарником вообще понять его слова. Временами я забывал, что Пашка сидит рядом, мне казалось, что всё рассказывалось только для меня.

– Со мной в лагере была только мама, отца забрали уже давно, и мы могли только предполагать, что с ним. В сентябре мне исполнилось пятнадцать, и именно в день рождения сделали вот эту наколку. У каждого узника был такой номер. Я плакал от боли, обиды, страха – евреям по Закону вообще нельзя уродовать тело какими-либо изображениями, об этом мне рассказывал дедушка. А ещё он говорил, что любого, кто обидит еврея, Бог сильно накажет. А ведь я верил, фантазировал, как сильно все они будут мучиться, что всё им вернётся в десятикратном размере. Представлял, как их лица будут изуродованы татуировками, и даже получал от этого удовольствие.

Несмотря на моё настроение, мама попросила меня пройти по бараку и благословить всех на долгую жизнь: у нас считается, что именинник обладает особым даром, особым счастьем. Я подходил к каждому, все старались сделать радостные лица, ведь у меня был праздник. Иногда мне даже кажется, что я спас многих тем, что искренне просил у Бога вызволения для них.

Дойдя до угла барака, увидел девочку. Тогда мне сложно было определить, сколько ей лет, не слишком-то в этом разбирался. Она усердно пыталась стереть с запястья свой номер – тёрла землёй и грязной тряпкой. Рука была в крови от свежих уколов татуировочной иглы.

– Что ты делаешь? – воскликнул я. – Ты же умрёшь от заражения крови!

У нас в семье много поколений медиков, поэтому я понимал, о чём говорил.

– Ну и что? Лучше сдохнуть, чем быть таким уродом, – продолжая тереть, ответила она.
– Какой же ты урод? Ты очень красивая, – неожиданно для себя выпалил я.

Эти слова прозвучали очень нелепо в устах такого неуклюжего толстого парня.

А ведь она действительно была очень мила. До этого момента я никогда не задумывался о том, какой должна быть красивая девочка. Мне всегда казалось, что моя жена будет точно такой же, как мама – милая, добрая, всегда любящая отца. До войны мама была слегка полновата, маленького роста, с округлым носом, прямыми каштановыми волосами. У этой девочки была совсем другая внешность: рыжие кудрявые волосы, тонкая шея, тонкие черты лица, вздёрнутый нос и зелёные глаза. Обратил внимание на её длинные белые пальцы, они были просто созданы для пианино.

Я подсел к ней, и мы вместе стали рисовать на земле. Она знала, что у меня сегодня праздник, я чувствовал, что со мной ей не так одиноко. Несмотря на неразговорчивость, мне всё же удалось кое-что выспросить. Её звали Симона, ей шёл пятнадцатый год. В бараке у неё никого не было – родителей немцы забрали несколько месяцев назад как переводчиков, оставив Симу с бабушкой, которая вскоре умерла.

С того дня мы стали тянуться друг к другу. По крайней мере, мне так казалось. Сима была скрытной, возможно, так проявлялась защитная реакция. Порой я подумывал больше к ней не подходить: пусть бы посидела в одиночестве и поняла, нужна ей моя поддержка или нет.

Всё изменилось, когда Сима заболела, у неё началась горячка. Я сидел рядом и молился, вспоминая всё, чему меня учил дед: как правильно обращаться к Богу, как давать Ему обещания. И тогда я пообещал Небесам, что если она выживет, я стану для неё всем – братом, мужем, отцом, всеми теми, кого у неё отняла война. Приму любую роль, какую она сама для меня выберет. Я был готов убить любого, кто хоть как-то обидит мою Симону. Я был никто по сравнению с ней, умной, талантливой, неземной.

Она выжила. Из нашего барака почти все выжили, нас спасли в конце января сорок пятого. Не буду рассказывать об ужасах, всю жизнь стараюсь забыть их. Хочется помнить только минуты счастья, ведь они тоже были.

Мы стали жить одной семьёй: я, мама и наша Сима. Конечно, мы были как брат с сестрой, о другом сначала не могло быть и речи. Но внутренне я знал, что когда-нибудь мы обязательно поженимся.

Мама умерла, когда нам было восемнадцать – она заболела туберкулёзом ещё до лагеря. Спустя два года мы с Симой поженились. На свадьбе не было никого, кроме нас и раввина, который заключил наш брак перед Богом в подсобном помещении одного из городских складов Кракова.

Какое-то время мы ещё пытались найти родителей Симы, но безрезультатно. Создали хорошую семью, родили троих детей. Все трудности, а их было много, переносили вместе, сообща. Вечерами она играла для меня на пианино. В эти минуты не было на свете людей счастливее. Только в одном Сима подвела меня – ушла первой, шесть лет назад.

Сегодня мой день рождения – тот самый день, когда мне и ей сделали наколки. И в память о жизни, которую мы прожили вместе, я хочу навести этот номер, чтобы он был ярче. Чтобы не стёрся.

Он закончил. А мы молчали. Я не знал, что сказать и уместно ли говорить что-либо. Сделал то, что должен был, – навёл номер. Ещё никогда я так не старался сделать татуировку

Аватара пользователя
IHHA
Почетный Ветеран
Почетный Ветеран
Сообщений: 3152
Зарегистрирован: 05 май 2012, 16:48:13
Прибор: ХР GMP
Имя: Инна
Откуда: Ростов-на-Дону
Благодарил (а): 2274 раза
Поблагодарили: 3203 раза

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение IHHA » 14 июн 2015, 09:47:40

Терри Фокс бежит в окровавленных шортах во время «Марафона надежды» через Канаду, июль 1980 г. - Терри Фокс.jpg
Терри Фокс бежит в окровавленных шортах во время «Марафона надежды» через Канаду, июль 1980 г.
Терри Фокс родился в г. Виннипег (провинция Манитоба, Канада), рос на западе Канады в провинции Британская Колумбия, увлекался баскетболом. Закончил школу, подал документы в университет, собирался стать преподавателем физической культуры. Но в 1977 году Терри стал чувствовать боль в правом колене и медицинская диагностика показала, что у него рак кости.
Медики вынуждены были ампутировать ему правую ногу выше колена. Долгое время в больнице, мучительная химиотерапия и облучение, и люди, кругом безумно страдающие взрослые и дети, которым суждено умереть... Три года спустя после потери ноги, в возрасте 20 лет, молодой атлет принимает решение пробежать от океана до океана через всю страну. Пробежать с главной целью - собрать пожертвования для развития исследований онкологических заболеваний. При организации «Марафона надежды» (Marathon of Hope) он мечтал собрать лишь по одному доллару, но с каждого канадского гражданина.
Больше года он ежедневно тренировался, потому как хорошо понимал, что даже здоровому человеку такую дистанцию не одолеть без предварительной подготовки.
Терри Фокс начал «Марафон надежды» 12 апреля 1980 года с окунания ноги в Атлантический океан (у г. Сент-Джонс, провинция Ньюфаундленд) и намеревался окунуть ее второй раз уже в Тихий океан у г. Ванкувер (провинция Британская Колумбия). Он пробегал в среднем 42 км в день - типичная марафонская дистанция, но к этому времени болезнь уже почти победила его и он бежал, испытывая постоянную боль, да еще и с протезом вместо ноги. Лишь огромная сила воли и цель, хоть как-то помочь миллионам собратьям по несчастью, двигали его вперед. И люди видели и понимали это. Несмотря на то, что начало «Марафона надежды» сопровождалось малой оглаской в средствах массовой информации, люди выходили сделать пожертвования и хоть как-то поддержать этого сильного кудрявого юношу на его пути.
Он не смог закончить свой марафон. Рак распространился на его легкие и он был вынужден прервать дистанцию 1 сентября 1980 года. Он остановился рядом с местом Сандер-Бэй (на севере провинции Онтарио) после 143 дней беспрерывного марафона, пробежав 5 373 км (3 339 мили) через провинции Ньюфаундленд, Новая Шотландия, Остров Принца Эдуарда, Нью Брансвик, Квебек и Онтарио. Через десять месяцев, не дожив до своего 23-летия, Терри скончался.
Достиг ли Терри Фокс своей цели? К февралю 1981 года было собрано чуть больше 24 миллионов долларов (при тогдашнем населении около 24 миллионов), но самое главное он сумел привлечь внимание широкой общественности. Теперь в Канаде и еще более чем 50 странах по всему миру ежегодно проводятся благотворительные пробеги имени Терри Фокса (Terry Fox Run) в фонд пожертвований для исследований онкологических заболеваний. Terry Fox Run уже занесен в книгу рекордов как самая большая однодневная кампания по сбору средств в мире. Сейчас Фонд Терри Фокса вырос до 360 миллионов долларов, так что с помощью миллионов людей усилия Терри Фокса не пропали даром.
Люди - они как книги: буквы одни и те же, но содержание разное.

Аватара пользователя
МАШКА
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2456
Зарегистрирован: 21 янв 2014, 20:21:40
Прибор: ХР Джимакс и ГМП
Имя: Марина
Откуда: Новочеркасск-Каменск
Благодарил (а): 2762 раза
Поблагодарили: 3176 раз

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение МАШКА » 29 июн 2015, 08:44:54

Она ждала два года.
Вот какая история произошла когда-то в московском аэропорту «Внуково». Шла посадка на самолет «Ил-18», отлетающий куда-то на Север. Люди суетливо семенили за дежурной, спеша первыми сесть на тихие места в хвосте. Лишь один пассажир не торопился. Он пропускал всех, потому что летел с собакой.
Аэродромные техники, свидетели этой истории, утверждали, что у человека на собаку билет был, но овчарку в самолет не пустили — не оказалось справки от врача. Человек доказывал что-то, уговаривал... Не уговорил.
Тогда во «Внуково» он обнял пса, снял ошейник, пустил на бетон, а сам поднялся по трапу. Овчарка, решив, что ее выпустили погулять, обежала самолет, а когда вернулась на место, трап был убран. Она стояла и смотрела на закрытую дверь. Это была какая-то ошибка. Потом побежала по рулежной дорожке за гудящим «Илом». Она бежала за ним сколько могла. Самолет обдал ее горячим керосиновым перегаром и ушел в небо. Собака осталась на пустой взлетной полосе. И стала ждать.
Первое время она бегала за каждым взлетающим «Ильюшиным» по взлетной полосе. Здесь ее и увидел командир корабля «Ил-18» Вячеслав Александрович Валентэй. Он заметил бегущую рядом с бортом собаку, и хотя у него во время взлета было много других дел, передал аэродромным службам: «У вас на полосе овчарка, пусть хозяин заберет, а то задавят». Потом он видел ее много раз, но думал, что это пес кого-то из портовых служащих и что собака живет рядом со аэродромом.
Он ошибся, собака жила под открытым небом, на аэродроме. Рядом со взлетной полосой, откуда было видно взлетающие «Илы». Позже, спустя некоторое время, она, видимо, сообразила, что уходящие в небо машины не принесут ей встречу, и перебралась ближе к стоянке. Теперь, поселившись под вагончиком строителей, прямо напротив здания аэровокзала, она видела приходящие и уходящие «Ил-18». Едва подавали трап, собака приближалась к нему и, остановившись на безопасном от людей расстоянии, ждала.Прилетев из Норильска, Валентэй снова увидел овчарку.
Человек, переживший Дахау, повидавший на своем веку много горя, он узнал его в глазах исхудавшей собаки. На следующий день мы шагали по летному полю к стоянкам «Ил-18». «Послушай, друг, — обратился командир к заправщику, — ты не видел здесь собаку?» — «Нашу? Сейчас, наверное, на посадку придет». — «У кого она живет?» — «Ни у кого. Она в руки никому не дается. А иначе ей бы и не выжить. Ее и ловили здесь. И другие собаки рвали, ухо у нее, знаете, помято. Но она с аэродрома никуда. Ни в снег, ни в дождь. Все ждет». — «А кто кормит?» — «Теперь все мы ее подкармливаем. Но она из рук не берет и близко никого не подпускает. Кроме Володина, техника. С ним вроде дружба, но и к нему идти не хочет. Боится, наверное, самолет пропустить».
Техника Николая Васильевича Володина мы увидели возле самолета. Сначала он, подозревая в нашем визите неладное, сказал, что собаку видел, но где она, не знает, а потом, узнав, что ничего дурного ей не грозит, сказал: «Вон рулит 18-й, значит, сейчас придет». «Как вы ее зовете?» — «Зовем Пальма. А так, кто на аэродроме знает ее кличку?» «Ил-18», остановившись, доверчивал винты... От вокзала к самолету катился трап. С другой стороны, от взлетной полосы, бежала собака — восточноевропейская овчарка с черной спиной, светлыми подпалинами и умной живой мордой. Одно ухо было порвано. Она бежала не спеша и поспела к трапу, когда открыли дверь. «Если б нашелся хозяин, за свои деньги бы отправил ее к нему, — сказал Валентэй. — И каждый командир в порту взял бы ее на борт...» Собака стояла у трапа и смотрела на людей. Потом, не найдя, кого искала, отошла в сторону и легла на бетон, а когда привезли новых пассажиров, подошла вновь и стояла, пока не захлопнулась дверь.
Что было дальше?
Этот вопрос в той или иной форме содержался в каждом из многих тысяч писем, полученных редакцией той, старой «Комсомолки» после публикации «Два года ждет». Нет, хозяин не прилетел за Пальмой. Но все-таки нашелся. В Норильске пилоту Валентэю передали листок бумаги, исписанный печатными буквами без подписи. В записке говорилось, что год и восемь месяцев назад написавший ее человек летел из Москвы на Енисей через Норильск. Приметы собаки: левое ухо порвано и левый глаз больной. Эта деталь давала основание предположить, что писал и вправду бывший хозяин собаки: о том, что глаз у овчарки ранен, я никому не рассказывал. Из-за этого глаза, по утверждению хозяина, ему и не дали справки. Теперь, спустя два года, он, видимо, побоялся осуждения друзей и близких за то давнее расставание с собакой и не решился объявить о себе. За собакой он не собирался возвращаться, а хотелось идиллического финала. Он и наступил, правда, совсем другой.
Сотни людей из разных городов собирались забрать собаку к себе домой, а улетела она в Киев. К моменту, когда доцент киевского пединститута Вера Котляревская с помощью аэродромных служащих добралась до Пальмы, собака была напугана чрезмерным вниманием и сочувствующих, и ретивых специалистов по отлову беспризорных животных, которых на активность спровоцировала публикация в старой газете, перепечатанная во всем мире. Нужно было преодолеть настороженность собаки и завоевать ее доверие. Дело было сложное. Котляревская проводила с Пальмой дни от зари до зари, проявляя терпение и такт. Настал день эвакуации. Овчарке дали снотворное и внесли в самолет. Веру Арсеньев
ну и Пальму сопровождал в пути добровольный помощник, врач-ветеринар Андрей Андриевский.
Первое время Пальма чувствовала себя неуютно в новом киевском жилище. Но большая семья Котляревских хорошо подготовилась к приезду внуковской овчарки. Дома говорили тихо, чтобы не напугать собаку, не закрывали дверей комнат, чтобы она не чувствовала себя пойманной... Постепенно Пальма стала приживаться. Вера Арсеньевна записала в дневнике: «Очень уравновешенная собака, с устойчивой нервной системой и стойкой привычкой к человеку и дому». И еще одна запись, из дневника: «Дома подошла к спящей дочке, полизала щеку и осторожно взяла зубами за ушко». А потом у Пальмы появились щенки. Три.
В 1988 году был на основе этих событий был снят фильм «На привязи у взлётной полосы».
Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу - image.jpg
Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу - image (1).jpg
Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу - image (3).jpg
Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу - image (2).jpg

Аватара пользователя
IHHA
Почетный Ветеран
Почетный Ветеран
Сообщений: 3152
Зарегистрирован: 05 май 2012, 16:48:13
Прибор: ХР GMP
Имя: Инна
Откуда: Ростов-на-Дону
Благодарил (а): 2274 раза
Поблагодарили: 3203 раза

Re: Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение IHHA » 24 июл 2015, 21:13:31

Однажды один шотландский фермер возвращался домой и проходил мимо болотистой местности. Вдруг он услышал крики о помощи. Фермер бросился на помощь и увидел мальчика, которого засасывала в свои жуткие бездны болотная жижа. Мальчик пытался выкарабкаться из страшной массы болотной трясины, но каждое движение приговаривало его к скорой гибели. Мальчик кричал от отчаяния и страха. Фермер быстро срубил толстый сук, осторожно приблизился и протянул спасительную ветку утопающему. Мальчик выбрался на безопасное место. Его пробивала дрожь, он долго не мог унять слезы, но главное — он был спасен!
— Пойдем ко мне в дом, — предложил ему фермер. — Тебе надо успокоиться, высушиться и согреться.
— Нет-нет, — мальчик покачал головой, — меня папа ждет. Он очень волнуется, наверное.
С благодарностью посмотрев в глаза своему спасителю, мальчик убежал...
Утром фермер увидел, что к его дому подъехала карета, запряженная роскошными породистыми скакунами. Из кареты вышел богато одетый джентльмен и спросил:
— Это вы вчера спасли жизнь моему сыну?
— Да, я, — ответил фермер.
— Сколько я вам должен?
— Не обижайте меня, господин. Вы мне ничего не должны, потому что я поступил так, как должен был поступить нормальный человек.
— Нет, я не могу оставить это просто так, потому что мой сын мне очень дорог. Назовите любую сумму, — настаивал посетитель.
— Я больше ничего не хочу говорить на эту тему. До свидания. — Фермер повернулся, чтобы уйти. И тут на крыльцо выскочил его сынишка.
— Это ваш сын? — спросил богатый гость.
— Да, — с гордостью ответил фермер, поглаживая мальчика по голове.
— Давайте сделаем так. Я возьму вашего сына с собой в Лондон и оплачу его образование. Если он так же благороден, как и его отец, то ни вы, ни я не будем жалеть об этом решении.
Прошло несколько лет. Сын фермера закончил школу, потом медицинский университет, и вскоре его имя стало всемирно известно, как имя человека, открывшего пенициллин. Его звали Александр Флеминг.
Перед самой войной в одну из богатых лондонских клиник поступил с тяжелейшей формой воспаления легких сын того самого джентльмена. Как вы думаете, что спасло его жизнь в этот раз? Да, пенициллин, открытый Александром Флемингом.
Имя богатого джентльмена, давшего образование Флемингу, было Рандольф Черчилль. А его сына звали Уинстон Черчилль, который впоследствии стал премьер-министром Англии. Не зря Уинстон Черчилль как-то сказал: «Сделанное тобой к тебе же и вернется».
Люди - они как книги: буквы одни и те же, но содержание разное.

Аватара пользователя
МАШКА
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2456
Зарегистрирован: 21 янв 2014, 20:21:40
Прибор: ХР Джимакс и ГМП
Имя: Марина
Откуда: Новочеркасск-Каменск
Благодарил (а): 2762 раза
Поблагодарили: 3176 раз

Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение МАШКА » 22 ноя 2017, 15:06:24

Путь воина..
Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу - 50482dbad3f179cc7ac36d5627cf88908714.jpg
Первые десять лет жизни он был просто Кот. Сильная, наглая тварь серо-коричневого окраса, с плотной длинной шерстью, сбившейся на боках в вечные колтуны. Непроходящие глубокие царапины на морде и изодранные в лохмотья уши придавали ему совершенно бандитский вид. На просторах нашей старой и запущенной квартиры он, как гордый и свободный нохча, жил грабежом и разбоем. За ее пределами не брезговал и насилием. Требовал соблюдения прав и клал свой маленький, но изрядно натруженный писюн, на все обязанности. Будучи центровым по району, он немилосердно мочил всех окрестных котов, совершенно неадекватно отвечая на малейшие поползновения в свою сторону. Порой казалось, что в него вселился несгибаемый дух великого каратиста Масутацы Оямы, именно с таким неистово-киокушиновским напором бросался он на всех соперников, сметая их, разметая в пух и прах даже мысли о каком-то сопротивлении.
Имя у него появилось лишь тогда, когда подросла дочь, и назвала его для унификации Тима, так же как и тещиного домашнего засюсюканного уйобка, вечно ссущего под диваном. Кот же был суров. Принимая меня за равного, жену и дочь он определенно ставил ниже себя в семейной иерархии и относился к ним со снисходительным презрением. Малая, подрастая приняла такой расклад как есть , жена же, получив в руки штурвал управления мною, попыталась было с наскока подмять под себя и Кота. Однако хер.

Натыкаясь в финальной стадии бурного медовомесячного соития на угрюмо насупленный, как у седьмой бэхи, полуприщур, сквозь который Кот брезгливо наблюдал за хозяйской потной возней она каждый раз смущалась, и прервавшись на полуфрикции запахивалась в простыню, требуя убрать это наглое животное . Добившись нужного результата Кот задрав хвост уходил сам.

Гордость никогда не позволяла ему просить, он всегда или требовал или брал с боем. Заботливо положенная женой в чистую мисочку еда заветривалась и пропадала. Голодный и злой, он снисходил до участия в семейном обеде: усевшись перед столом на свободный табурет клал голову на стол и закрывал глаза, демонстрируя полное безразличие к происходящему. Но стоило отвлечься лишь на секунду – из под стола стремительным хуком вылетала растопыренная, с выпущенными когтями, лапа и неуловимым движением выхватывала с ближайшей тарелки котлету или сосиску. Такую же точно, как в его миске. Заслуженно получив от меня увесистого пинка, он не выпуская добычу пролетал юзом кухню и прихожую и с грохотом врезавшись в дверь ванны как ни в чем не бывало поднимался и гордо задрав хвост шел обратно, чтобы у моих ног спокойно съесть честно заработанный кусок. Мы, несмотря ни на что, уважали друг друга, но и правила тоже надо было соблюдать. Закон есть закон.
Он был из первого помета соседской кошки. Первый помет как говорят всегда самый сильный. Три серых дымчатых и один грязно-коричневый. Наглым он был с рождения – в то время как другие котята ,найдя свободную сиську затихали и насыщались, он возмущенно пищА ползал вокруг мамаши, игнорируя свободные соски, до тех пор, пока не отгонял кого-нибудь из братьев и не занимал его место.

Рыба была его страстью. Любая: жареная, вареная, соленая, мороженная, протухшая. Но особенно живая. Еду он добывал виртуозно. Как опытный футболист при подаче углового, сломя голову летел на звук открываемого холодильника и путаясь под ногами пытался в суматохе реализовать розыгрыш стандарта. Ни один факт изъятия чего-либо съестного не приходил мимо его нарочито безразличного взора. Все забытое или оставленное хоть на минуту становилось его законной добычей. Поэтому мясо и рыба путешествовали по дому в короткий пас, как шарик у базарного наперсточника, не оставаясь неприкрытыми ни минуты.
Рыба же его чуть не сгубила. Украв как-то ночью у соседей через открытую форточку отрезанный хвост здоровенного, килограмма на три чебака, он припер его конечно же домой, и попытался съесть на ковре в гостиной. Банкет закончился тем, что одна из костей, застряв в горле, проткнула ему пищевод и трахею. Я нашел его около шести утра в забившимся под кухонный уголок. Изо рта шла пена, и сам он был похож на рыбу-шар. Часть выдыхаемого воздуха через дырку поступала под кожу, и Кот надувался буквально на глазах. Было утро субботы. Ветеринарка в этот день работала с 12-ти. Нужно было срочно принимать меры.

Роль спасителя была возложена на соседку – 75 летнюю еврейку, гинеколога в отставке. Разбуженное ни свет ни заря, бабушко-божий одуванчик с голубыми волосами немного поворчало, но отказать не смогло. Тщательно, по Спасокукоцкому-Кочергину , вымыв желтые костлявые ручонки, и надев резиновые перчатки потухшее светило отечественной гинекологии уверенным шагом победителя вошло на кухню.

-Котик, открой- ка ротик.
В руке ее в лучах восходящего солнца блистало полированной нержавейкой нечто, напоминающее формой одновременно утиный клюв, большую прищепку и мужской уд.
Врожденная сметливость подсказала мне, что данный прибор можно смело назвать 3,14здоскопом. Мои подозрения косвенно подтвердила жена, которая ойкнула, покраснела и стыдливо спряталась в ванну. Удивленный подобной ретирадой Кот небезосновательно решил, что сейчас это устройство, видевшее пизд больше чем интернет-эксплорер, будут совать ему в рот, и перешел к активной обороне, нанеся несколько глубоких царапин своей потенциальной спасительнице. Бой завершился техническим нокаутом и за явным преимуществом одной из сторон. Пока бабулька, желая Коту различных долгих и мучительных смертей, залечивала боевые раны, я через приятеля нашел таки телефон девченки – ветеринарши. Договорились на девять.

Ветеринарка в нашем городе представляет собой большой кирпичный ангар дореволюционной постройки с бетонным полом. Посреди помещения вмонтирован станок для садомазохистских игрищ с крупным рогатым скотом. За хлипкой ширмочкой стоит обитый металлом стол. Это операционная. Очередная спасительница являет собой полненькую молодую перепуганную девицу, к тому же из моей школы, но лет на пять помладше.
- Меня зовут Лена, и ты мне будешь помогать - заявляет она –Крови не боишься?
- Боюсь конечно, а что делать то…
К этому моменту Кот заполнил собой всю спортивную сумку , в которую был посажен для транспортировки и ее пришлось разрезать. Вколов ему во внутреннюю поверхность бедра какуюто хрень, Лена убежала готовить «операционную».
- Он сейчас отрубится, и заноси.
Кот не отрубался . Через пять минут укол повторили. Потом еще. Наконец через полчаса, когда Лена, по ее словам вкатила уже дозу для теленка, страдалец отправился таки в царство Морфея.
Меня начало подташнивать сразу, как только она стала привязывать кошачьи лапы к столу. Ненавижу медицинские запахи. Распластав кота пузом кверху она заставила меня держать его голову , а сама засунув глубоко в пасть пинцет вытащила оттуда здоровенную зазубренную костомаху.
- Этого мало. Нужно его сдуть и обязательно зашить трахею. Я буду резать, а ты держи шею. Можешь не смотреть.
Легко сказать держи шею – Кот к тому времени стал похожим на надутую резиновую перчатку, и понятие шеи было у него столь же относительно, как понятие талии у Лены. Пфииииить – легонько раздалось из кота в тот момент , когда она сделала первый надрез. Я почувствтовал дующую снизу в лицо тоненькую струю воздуха, почему-то пахнущего свежей рыбой. В тот же миг я добавил к нему густой аромат вчерашнего борща и утренних котлет, веером расплескав их вокруг операционного стола.
-Все? Как ни в чем не бывало поинтересовалась Лена – а теперь сдуваем.
И мы стали в четыре руки сгонять воздух к разрезу на горле, так как будто сдували матрас на пляже. После того, как Кот стал похожим на сдувшийся шарик (или гондон - кому как нравится), началось самое интересное – ОПЕРАЦИЯ! По моим ощущениям, когда на преддипломной практике резали котов - у Лены были месячные, ну или там аборт. Тему эту она пропустила. В общем, поиски трахеи превратились в поиски клитора у экипажа подводной лодки. Если б не моя смекалка- искали бы до сих пор. Мылом, говорю, помажь – где пузыри будут, там и дырка. И блеванул еще раз. Но уже в лоток с инструментами, по культурному. А потом вдруг вспомнил, как у Булгакова про трахеотомию читал. Режь, говорю глубже.
Нашла…
Кот в этот момент не знаю с чего начал приходить в себя и метаться на операционном столе, укусил Лену, умудрился освободить задние лапы и снес ими на пол все инструменты. Затем изодрал мне все руки и попытался встать. Несгибаемая русская женщина, оттолкнув меня, грудью придавила к столу беснующегося и всадила ему еще дури. Или святой воды, не помню, потому что мне стало плохо…

Той же ночью, Кот получил от жены погоняло Черч – в честь приснопамятного котика из кладбища домашних животных Кинга. Часа в три ночи, несущаяся сломя голову и ноги в туалет, супружница была встречена ковыляющим, пошатываясь, на негнущихся ногах шарообразным существом , издающим булькающее- каркающие звуки. Начался отходняк и кота пробило на хавчик. Пожрав, он забрался к нам на кровать и принялся вылизывать мне руки. Впервые за всю новейшую историю. Подозреваю, что это было проявление благодарности. Немигающие глаза его при этом были широко открыты и на них были видны прилипшие волоски и кусочки мусора. «Каждый человек сеет, что умеет и пожинает плоды (с)»
Надуваться Кот потом конечно постепенно перестал, но мяукать так не научился. А злополучный тот рыбий хвост он на следующий день таки нашел и доел, для него это было делом принципа. Ибо путь воина – это путь смерти.

Источник: fishki.net

Аватара пользователя
termintor
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 1384
Зарегистрирован: 30 май 2012, 04:27:13
Прибор: Сlone pi w
Имя: Павел
Откуда: каменск
Благодарил (а): 346 раз
Поблагодарили: 891 раз

Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение termintor » 22 ноя 2017, 15:51:40

Нам задали в технаре выучить стих Маяковского.
Я долго листал его стихи и учить мне ничего нехотелось.
Но тут БА-БАм!

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.
На чешуе жестяной рыбы
прочёл я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

1913

До сих пор помню, и на девчёнок работало!

Аватара пользователя
pioneer
Старожил
Старожил
Сообщений: 768
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: Terrasaurus, Хоттабыч
Имя: Лёха
Откуда: Свияжское воеводство
Благодарил (а): 293 раза
Поблагодарили: 1092 раза

Впечатлительные истории,байки,притчи,зацепившие за душу

Сообщение pioneer » 22 ноя 2017, 16:48:40

Это было еще в Ленинграде, в середине 80-х. Ехал я в маршрутке на Васильевский. На сиденье рядом бушевал ребенок, лет шести. Его мама безучастно смотрела в окно, не реагировала. А он дергал и дергал ее за рукав. За окном проплывали деревья, дождик моросил, серо было, ну, Ленинград! Ребенок что-то требовал или что-то утверждал. И тут вдруг она как развернется от окна к нему, как дернет его за руку на себя и как прошипит ему: - Что ты хочешь от меня?! Он запнулся. - Что ты хочешь, я тебя спрашиваю?! Да ты вообще знаешь, кто ты такой?! Ты никто! Понял?! Ты никто-о! — она это выдохнула ему в лицо, просто выплеснула. Мальчик смотрел на нее, и мне показалось, у него дрожит голова. Или это я дрожал. Почувствовал, как потеет спина. Помню первую мысль: — Неужели это она ему говорит?! О ком она думает в этот момент?! - Видеть тебя не могу, — прошептала она. - Ты же убила его! — сказал я, но никто меня не услышал. В маршрутке, как ни в чем не бывало, продолжали дремать люди. Я сидел, не шевелясь.
Источник: pressa.tv
А мальчик не плакал. Она отбросила его руку и снова развернулась к окну. Он уже не бушевал, притих, как-то сразу. Смотрел в разорванную спинку сиденья напротив и молчал. А у меня было желание встать и при всех, вот сейчас просто разорвать ее на части! Сказать ей: — Это ты б… последняя! Это ты никто! Ты же убила его! Клянусь, я бы сделал это!.. Мальчик сдерживал меня. Я закрыл глаза, стал глубоко дышать, чтобы успокоиться как-то. А когда открыл их, увидел конфету. Молодой парень, похоже, студент, такой светлый, кучерявый, в джинсовом костюме, протягивал конфету мальчику. Он еще встряхнул рукой, сказал: — Бери, это тебе. Тот взял. И тут же парень протянул ему вторую конфету. Мальчик помедлил и взял вторую. Дальше происходило действие, вспоминая которое, я еле сдерживаю слезы. Мальчик не стал есть, он коснулся маминой руки. Она не сразу повернула к нему лицо. Но все-таки повернула. И видно хотела добить его. Но он протягивал ей конфету. Она посмотрела на него, на конфету, я видел, она недоумевает. Тогда он вложил ей конфету в руку. Она, как обожглась, быстро вернула ему. - Я не хочу, — сказала. Две конфеты лежали у него на ладони. Руку он не опускал. - Ешь сам, — сказала она и тихо добавила, - я не хочу… Честное слово. Тогда он положил конфету к ней на колени. Никогда не забуду эту паузу. И эту взрослость. Передо мной за несколько минут этих мальчик стал мужчиной, а она из злой, раздраженной стервы стала красивой молодой женщиной. Во всяком случае, это я так почувствовал. Она молчала. Долго-долго молчала. Смотрела на него так, словно только увидела. Потом обняла. И он ее обнял. Потом он развернул конфету и дал ей. И пока она не положила ее в рот, сам не ел. Вы представляете такое?! Это был еще одни шок, но уже другой. Я тогда подумал о себе. Я подумал: — Вот ты сидишь, такой праведник, ты хотел встать, обвинить, ты хотел ее «разорвать», переделать. И ты бы ничего не добился, кроме скандала и брани. А этот мальчик, посмотри, насколько он мудр, как он велик, этот мальчик, он взял другим. И пронял до самых печенок, до сердца, до слез. - А еще этот молодой парень, который дал ему две конфеты, — подумал я, — он ведь не просто так дал две. Я огляделся… В заднем стекле маршрутки увидел этого молодого парня, он уходил вдаль по «моросящей» улице. А мама и сын сидели, склонив головы, друг к другу. Как молодые влюбленные, ей богу! Тут водитель объявил мою остановку. Я, выходя, дотронулся до руки мальчика. Я этим сказал ему: «Спасибо». Не думаю, что он понял, но это и не важно. Я навсегда запомнил этот урок. Запомнил-то, запомнил, но должны были пройти годы, чтобы я его осознал. Что это и есть настоящее воспитание. О котором не все взрослые знают. Что только примером и воспитывают. Не криком, не обвинениями, не битьем, нет. Только пример работает, больше ничто. И мальчик этот показал пример. И ей, и мне. И он изменил нас. Где он, этот мальчик?! Где ты, мальчик?! Что с тобой сегодня? Как же ты нам нужен всем, а?! Мы ведь без тебя пропадем.
Источник: pressa.tv

Вернуться в «Флуд»