Медная чеканка Елизаветы

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3268
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2264 раза
Поблагодарили: 1807 раз

Медная чеканка Елизаветы

Сообщение chasesun » 03 янв 2015, 04:52:40

Медная чеканка Елизаветы

По количеству вопросов, ожидающих ответа, медные монеты Елизаветы уступают лишь меди Екатерины II, и вопросы эти сопровождают все выпуски – 1741–1754, 1755–1757 и 1757–1761 (1762) годов.

* * *


1741–1754. Денга и полушка 10-рублевой стопы продолжают монетные типы, появившиеся в 1730 году при Анне и сохранявшиеся при Иоанне III. После годичного перерыва (1742) чеканка возобновилась лишь на Красном дворе, в основном штемпелями, которые привезли в Москву с другим инструментом екатеринбургские монетчики. Их двор в 1742–1754 годах делал монетные кружки, чеканку же вел лишь в 1748–1751 годах. Монеты 1743 года (кроме небольшой части денег с новым рисунком орла), по сути, должны иметь комплексное обозначение монетного двора ММД/ЕМ: цех и монетные прессы – московские, а заготовки, штемпеля, пуансоны и состав персонала – екатеринбургские.

Московским денгам и полушкам свойственны весьма невысокие в целом проработка штемпелей и технологический уровень чеканки (даже в сравнении с монетами 1730–1734 годов, являющимися перечеканами). Главная причина – недостаточное рвение персонала, ведь 10-рублевая стопа, будучи очень устойчивой (в плане противодействия фальшивомонетчикам она надежно прослужила четверть столетия), приносила государству небольшой доход от эксплуатации монетной регалии, и выделка сотен миллионов монет не была особо тщательной.


* * *
Денги и полушки обращались десятилетиями. Их постепенное изъятие происходило – в связи с износом – возможно, одновременно с вводом в обращение свежеотчеканенных монет этого выпуска и затем, конечно, беспрерывно при чеканке монет 1755–1757, 1757–1761, 1762 и 1763–1767 годов. Но массового характера оно не имело из-за угрозы разменного кризиса. Изымали лишь истертые, изношенные бракованные монеты. Выгодной была и тезаврация из-за повышения цены металла, ведь денги и полушки, после облачных копеек, были самыми удобными для этого монетами: в 1,6 раза больше металла, чем у монет 1757–1761 и 1763–1767 годов, и в 3,2 раза – чем у арматурных монет 1762 года. Изъятие активизировалось с 1766 года, с возобновлением массовой чеканки в Екатеринбурге разменной монеты – копейки, денги и полушки нового образца и устранением угрозы разменного кризиса. Целенаправленное изъятие продолжалось более 20 лет, а пик его, видимо, приходился на 1788–1789 годы (очередной этап целенаправленной массовой перечеканки монет), когда увеличилось делание медной монеты и ускорялась ее унификация. Часть монет 10-рублевой стопы еще обращалась – указы об отмене их хождения или изъятии не известны. Официально обращение денги и полушки (как и других монет прежних образцов) и обмен их на монеты нового образца прекращались лишь Сенатским указом от 21 июня 1825 года. Необходимости в изготовлении новоделов не было: тиражи большинства монет были очень велики (известна лишь денга 1748 года).


* * *
В то же время денги сами служили заготовками при изготовлении новоделов во второй половине XVIII века. Использовали денги и фальшивомонетчики, в частности, делая копейки Екатерины II (прибыль 100%). Удивительно, но в 1990-х годах кто-то зачем-то подделывал даже эти распространеннейшие монеты.

Найдено много кладов разного состава:

1) крестовики + денги, полушки,
2) денги и полушки,
3) денги, полушки + 5- и 2-копеечники Елизаветы,
4) денги, полушки + монеты Елизаветы, Петра III, Екатерины II.

Собирая монеты «по годам», я был обладателем денги с датой «1755» (?!). Перейдя к коллекционированию «по типам», я предложил этот экземпляр коллеге, старейшему московскому нумизмату А.М. Обиде. (Хранит ли он его?) При тогдашнем уровне профессиональных знаний я не сумел изучить его всесторонне.

Версии:
1) банальная ошибка монетчика, набившего на штемпеле «5» вместо последней цифры «3» (или «4»),
2) прихотливое выкрашивание гасты вверху у цифры «3», что при некотором износе монеты превратило деформированную «3» в «5»,
3) фантазийная подделка мошенников.

Как бы то ни было, и денга, и полушка 1755 года – прогнозируемые монеты. Ведь Именной указ о чеканке копеек вышел лишь 18 августа 1755 года, и можно ли утверждать, что последняя монета 10-рублевой стопы отчеканена в 1754 году?


* * *
1755–1757. Одна из проблематичных монет – копейка 1755 года с гуртовой надписью «С.ПЕТЕРБУРХСКАГО МОНЕТНАГО ДВОРА», существующая в двух вариантах, с СПБ на поле и без него. Коллекционеров долго вводили в заблуждение дореволюционные показатели степени редкости, а также те, что присвоены В.В. Уздениковым («–» и «∙»).

Фактически подлинники их чрезвычайно редки. Возможно, в Санкт-Петербурге отчеканили небольшую пробную партию монет с гуртовой надписью для проверки технологической целесообразности использования гуртильных вереек с заглубленным шрифтом. По данным А.И. Грибкова, известные ему экземпляры петербургской копейки отличаются улучшенным исполнением, что, возможно, подтверждает версию о пробной партии. Неудивительно, что от нанесения гуртовой надписи на Санкт-Петербургском монетном дворе отказались: очень низкая стопа и усложненное оформление гурта не давали рентабельности. Однако сами по себе копейки СПБ с гуртовой надписью не были пробными, ведь в Москве и Екатеринбурге подобные монеты чеканили с «местными» гуртовыми надписями; в Санкт-Петербурге, впрочем, чеканили и пробные копейки, но это отдельная тема, подробно освещенная В.В. Уздениковым.
* * *
Иногда перечеканы подтверждают существование в прошлом монеты, о которой известно лишь по документам (монета-призрак) или той, что с большой вероятностью ранее прогнозировалась.

Перечекан из копейки 1757 ММД, единственное упоминание о которой было в работе П.В. Зубова «Материалы по русской нумизматике», впервые опубликован в журнале РНО в 1985 году, затем еще несколько раз. В.В. Уздеников, всегда очень сдержанный в присвоении степени редкости, определил ее как «–», а В.В. Биткин как R4.

Оба раза это были оценки монеты-призрака, описанной когда-то лишь одним, хотя и выдающимся специалистом. Обнаружение следов этой монеты (сама она – субстрат для 2-копеечника–перечекана) перевело ее из категории монет-призраков в категорию пусть и недолго, но реально существовавших (по крайней мере, от момента чеканки до момента перечеканки в 2-копеечник по Именному указу от 8 апреля 1757 года, и, возможно, частично попавшей в обращение либо случайно, в единичных экземплярах, попавшей за пределы Красного монетного двора, когда хождение копеек 8-рублевой стопы уже прекратилось). Наконец, обнаружили и саму копейку 1757 ММД. Тиражи дают для Санкт-Петербурга 628 тысяч копеек 8-рублевой стопы, возможно, часть – с датой «1756» (они не редки), а часть – «1757», их-то и уничтожили потом перечеканкой по проекту Шувалова.

Существовали копейки 1757 ММД, как перечеканенные из крестовиков, так и отчеканенные на гладких кружках с гуртовой надписью «МОСКОВСКОГО МАНЕТНОГО ДВОРА».
* * *
Найден перечекан из копейки 1757 СПБ, нигде не упомянутой, но вполне прогнозируемой. Видимо, в Санкт-Петербурге, как и в Москве, из собранных крестовиков перечеканили немного копеек с датой «1757», которые либо крайне ограниченно попали в обращение в начале 1757 года (затем частично рассеялись, были изъяты и перечеканены или затерялись), либо остались на монетном дворе и вскоре же были перечеканены в 2-копеечники. Обнаружение у 2-копеечника 1757 года фрагментов копейки 1757 СПБ переводит ее из категории прогнозируемых в категорию существовавших.
* * *
У копеек Екатеринбургского двора всех лет его обозначения на поле нет, а с гуртовой надписью «ЕКАТЕРИНБУРСКОГО ДВОРА» они обычно известны со всеми датами. Среди монет с сетчатым гуртом достоверна лишь монета 1755 б/б. Монета 1756 б/б требует особого внимания: не исключено, что встречающиеся экземпляры являются московскими или петербургскими, у которых обозначение «ММД» или «СПБ» не прочеканилось либо не попало на поле монетного кружка из-за смещения его центра относительно центра штемпеля.

О копейке 1757 б/б. Перечеканка ее из крестовика в Екатеринбурге прогнозируема с большой вероятностью, но упоминание о реальном экземпляре – лишь в «Старой монете», на него ссылается и В.В. Биткин во втором издании; В.В. Уздеников, однако, в своем каталоге монету не привел. Существование копейки 1757 б/б, не подтвержденное независимыми источниками, пока под вопросом. Это прогнозируемая монета, и она же – монета-призрак. Копейки 8-рублевой стопы обращались, видимо, около двух лет: с августа 1755 года до массового ввода в обращение монет 16-рублевой стопы (с апреля 1757 года). После начала их чеканки тяжеловесные копейки не могли долго обращаться рядом с ними: они активно изымались из обращения и Казной, и населением. Известны новоделы копейки 1755 б/б с сетчатым гуртом и копейки 1755 ММД с гуртовой надписью. Не исключено, что и сами копейки использовались для чеканки новоделов в последней трети XVIII века. Фальшивок облачных копеек нет (ведь они были нерентабельны), зато много подделок разных генераций.
* * *

1757–1761 (1762).
Чеканка монет 16-рублевой стопы началась в 1757 году на Московском, Санкт-Петербургском, Сестрорецком и Екатеринбургском монетных дворах. Не везде чеканили все номиналы, и не все годы. Есть сведения о тиражах и другие документы, но остаются вопросы о принадлежности некоторых монет к конкретному двору.

Ситуация парадоксальна. Несмотря на множество объектов изучения в бескрайней стране с давними традициями коллекционирования именно медной монеты, на несметные, найденные за столетия, клады, в том числе и надежно привязанные к местам чеканки, несмотря на большое число увлеченных собирателей, около десятка монет «номинал – год – двор» почти 250 лет не имели прописки. При нескольких поколениях талантливых коллекционеров-нумизматов и исследователей – не удивительно ли?
* * *
Представим, что в XVIII веке в губернские города царем разослан важный указ, его надо размножить и для других мест. Два писаря, разной грамотности и усердия, один в московской слободе, другой в Екатеринбурге, у каждого свой почерк, гусиные перья и чернила, листы бумаги хоть и одного размера, но разного сорта и оттенка. Не будет ли целого набора различий между листками, писанными в Первопрестольной и на Урале, и нельзя ли, очень постаравшись, определить: какой – где?


* * *
Ситуация стала меняться к лучшему только в конце XX столетия, когда подросло и окрепло поколение исследователей, начавших шаг за шагом расчищать завалы и пробираться в самые дебри.

Во-первых, «насмотрев» необходимое количество 5-копеечников 1759–1762 б/б, отчеканенных на Екатеринбургском монетном дворе, стали «чувствовать» екатеринбургскую стилистику, затем научились при удовлетворительном состоянии монеты выделять среди 5-копеечников 1758 б/б другие – сестрорецкие.

Однако у исследователей не развит терминологический аппарат, и объяснение различий между монетами разных дворов проводится едва ли не на бытовом уровне. Специальные термины для описания вензеля, короны и литер, видимо, есть у графологов и шрифтологов, скорее всего, был лексикон и у монетчиков в XVIII и XIX веках. Большинству же коллекционеров мало что известно: мачта, гаста, околыш, ветвь, бант.


* * *
Не сложно разобраться с полушкой. Ее чеканили в 1757–1759 годах в Екатеринбурге и в 1757 году в Сестрорецке. Изучив полушки 1758–1759 годов и понимая их стилистику, можно выделять их в массе полушек 1757 года, от сестрорецких кроме стилистики их отличает, как правило, и несколько больший кружок.


* * *
Копейки чеканили в Москве в 1759–1761 годах, в Сестрорецке в 1757–1758 годах и в Екатеринбурге в 1757–1760 годах. Среди монет 1757–1758 годов несложно выделить сестрорецкие, в основном это перечеканы из обрубленных шведских монет 1 эре. Кроме стилистических особенностей, они имеют и другие отличия от екатеринбургских – более широкий и тонкий кружок и наличие фрагментов 1 эре. Поскольку все копейки 1761 года – московские, то, разделяя по стилистике копейки 1759–1760 годов на два монетных двора, часть их надо соотносить с екатеринбургскими 1757–1758 годов, а часть – с московскими 1761 года.


* * *
Денгу чеканили в Москве в 1759–1760 годах, в Сестрорецке в 1757 году и в Екатеринбурге – в 1757–1760 годах. Сначала надо выделить среди монет 1757 года – сестрорецкие (у них пошире кружок), остальные же – екатеринбургские, как и все денги 1758 года. Освоившись с екатеринбургскими денгами и выделив их затем в общей массе монет 1759–1760 годов, определим среди них уже и московские.


* * *
Из-за не разработанной терминологии не удается дать точное детализированное техническое описание всех отличий у монет разных дворов. Отмечу то, что замечают и другие: у некоторых монет листья венка лучше проработаны и прорезаны поглубже, отличаются короны и цифирные пуансоны. Кто видит и знает больше, пусть поделится – низкий поклон ему. Если бы перед глазами было сразу по десятку полностью прочеканенных и хорошо сохранившихся экземпляров каждого номинала, многие вопросы, видимо, были бы давно сняты.

Беда в том, что среди интересующихся этими важными особенностями и умеющими их видеть далеко не все готовы поделиться с коллегами (впрочем, имеют право…).


* * *
О двух монетах Петра III – 5- и 2-копеечниках 1762 года с вензелем Елизаветы, продолжающих монетный тип, начатый в 1757–1758 годах, и традиционно относимых к монетам ее царствования. У монет дата – «1762», чеканились они в 1762 году, а не загодя, в 1761-м, штемпелями будущего года. Видимо, пока готовились к чеканке арматурных монет, своим чередом шел выпуск монет того же типа, что и при ушедшей в 1761 году императрице. Деталь интересна в основном тем, кто коллекционирует монеты «по типам» и строго «по царствованиям».

* * *
Труднее всего разобраться с 2-копеечником, единственным номиналом, чеканившимся все годы, иногда на всех монетных дворах. Причем, вопреки огромным тиражам, лишь иногда уступавшим тиражам пятаков, а также несмотря на размер, вполне достаточный для тщательного изучения всех деталей изображения, надписей и цифр.

У 2-копеечников есть свои особенности:
1. Часть монет перечеканивали из копеек с гуртовой надписью либо сетчатым гуртом, а часть чеканили на гладких кружках с сетчатым гуртом.
2. У части монет, чеканенных в Екатеринбурге, номинал – над Св. Георгием, а у части – под ним.
3. У большинства монет остальных дворов номинал – под Св. Георгием, лишь у части петербургских (сестрорецких) и московских монет 1757 года – над ним.
4. У части екатеринбургских монет 1757–1760 годов гуртовая надпись «ЕКАТЕРИНБУРСКОГО ДВОРА», а у части – «МОСКОВСКОГО МАНЕТНОГО ДВОРА» либо «С.ПЕТЕРБУРХСКАГО МОНЕТНАГО ДВОРА» (две последние унаследованы от копеек).
5. Еще у некоторой части екатеринбургских монет – гурт сетчатый, унаследованный от крестовиков.

Известны пробные монеты:
1) копейка 8-рублевой стопы 1743 б/б,
2–8) копейки по 8-рублевой стопы 1755 б/б (7 вариантов),
9–11) 5-копеечники 16-рублевой стопы 1757 б/б (3 варианта),
12–14) 4-, 2- и 1-копеечники 1760 года с военной арматурой.

Эти редчайшие монеты специалистами подробно освещены, прежде всего, В.В. Уздениковым.

Замечу, что медной монетой является фактически и солид для Пруссии, чеканенный в 1759–1761 годах в Кенигсберге, – у него 6-золотниковая проба (63°). Чтобы придать медным (93,7% меди) монетам вид серебряных, их серебрили, но тончайшее покрытие быстро стиралось, и сегодня солиды выглядят как медные монеты. Есть не менее трех совершенно различных вариантов короны.



Вернуться в «Нумизматика»