Пробные монеты XIX в. общегос. с двойным обозначен. номинала

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Пробные монеты XIX в. общегос. с двойным обозначен. номинала

Сообщение chasesun » 02 янв 2015, 03:09:35

Пробные монеты XIX в. общегосударственные с двойным (русским и польским) обозначением номинала и русско-польские

Среди монет, чеканившихся в XIX в. в России и предназначавшихся для обращения на территории Царства Польского, имеется сравнительно небольшое количество пробных монет, находящихся в настоящее время в различных государственных и частных собраниях. Все эти пробные монеты датированы либо 1818 г., либо 1840 и 1841 гг.

Пробные русско-польские монеты 1818 г. из драгоценных металлов достоинством в 25, 5, 2 и 1 злотый (рис. 1 — 4) отличаются от аналогичных монет массового выпуска, чеканившихся в 1816 — 1817 гг. (одна из них показана на рис. 5), улучшенным внешним оформлением. Они имеют правильную цилиндрическую форму, что свидетельствует о чеканке их в кольце, рубчатый гурт на 25- и 1-золотовике и гуртовую надпись на 5- и 2-золотовике вместо применявшегося ранее шнуровидного гурта, а обе стороны их снабжены выпуклым ободком, защищающим надписи и изображения от повреждений и преждевременной потертости. Эти улучшения в 1819 — 1821 гг. были внедрены в массовую чеканку монет достоинством в 50 и 2 злотых, ас 1822 г. они появляются и на монетах достоинством в 25 и 1 злотый. Однако новые монеты массового выпуска (одна из них показана на рис. 6) имеют, по сравнению с пробными монетами, иной рисунок портрета Александра I , а гуртовая надпись на 5- и 2-золотовике была заменена рубчатым гуртом, стандартным для всех остальных монет из золота и высокопробного серебра.

Что касается монет из биллона (10 и 5 грошей) и медных монеа (3 и 1 грош), то, согласно сведениям, содержащимся в польском каталоге Ч. Каминского и Э. Копицкого, в 1818 г. были отчеканены (видимо, в кольце) пробные монеты: 3-грошевик с рубчатым и гладким гуртом и с защитным ободком, а также 5-грошевик с рубчатьш гуртом. Ав1819 — 1820 гг. чеканка в кольце была внедрена в массовое производство всех биллонных и медных русско-польских монет однако защитный ободок и рубчатый гурт нашли применение только на 3-грошевиках, тогда как 10-, 5- и 1-грошевики по-прежнему чеканились с гладким гуртом и без защитного ободка.

Судя по некоторым документам и дошедшим до нас пробным монетам, вопрос о необходимости улучшения оформления русско-польских монет из биллона поднимался и позднее. Так, в 1838 г. было отклонено предложение Варшавского монетного двора от 3 марта этого года о чеканке 10-грошевиков с рубчатым гуртом, а в 1840 г. появляются два пробных 10-грошевика с различными видами защитного ободка (рис. 7, 8 ). Эти пробные монеты также не были утверждены.

Появление нескольких пробных 1-грошевиков, датированных 1840 и 1841 гг., было связано с необходимостью пресечения деятельности фальшивомонетчиков, поскольку к 1840 г. приобрели массовый характер случаи фабрикации фальшивых 10-грошевиков из 1-грошевиков образца 1835 г. Так, в предписании, направленном 1 сентября 1840 г. из Комиссии финансов Царства Польского в адрес Варшавского монетного двора, указывается, что "...вид грошей дал повод злоумышленникам к подделке грошевой монеты в 10-грошевую посредством полуды и выставления возле цифры 1 нуля". В другом документе, относящемся к этому же вопросу (представление Комиссии финансов Царства Польского от 28 января 1846 г. ), отмечалось, что "...такие десятигрошевики (фальшивые. — В. У.) попадаются с некоторого времени довольно часто".

Как следует из первого документа, для изготовления фальшивых 10-грошевиков медные 1-грошевики покрывались тонким слоем олова, на их реверс, справа от цифры "1", наплавлялся более толстый слой олова, и из этой наплавки вырезалась цифра "0". Такая фальсификация оказывалась возможной потому, что 10-грошевики и 1-грошевики образца 1835 г. имели совершенно одинаковое оформление аверса, весьма схожее оформление реверса и практически одинаковые размеры и вес (рис. 9, 10); кроме того, низкопробное серебро (18 1/2 пробы), из которого чеканились 10-грошевики, по цвету мало отличалось от использовавшегося фальшивомонетчиками олова. В то же время не было отмечено ни одного случая изготовления фальшивых 10-грошевиков из 1-грошевиков образца 1816 г., поскольку до 1835 г. внешнее оформление этих двух монет имело существенные различия (рис. 11, 12).

Вполне очевидно, что перед Варшавским монетным двором неизбежно должна была возникнуть необходимость разработки нового оформления либо 10-грошевика, либо 1-грошевика, которое исключило бы возможность фальсификации. Пробные монеты, представленные на рис. 13 — 19, как раз и свидетельствуют о поисках такого оформления.

В 1840 г. Варшавский монетный двор опробовал два изменения стандартного оформления 1-грошевика: удаление венка с его реверса (см. рис. 13, 14), а также уменьшение изображения гербового орла на его аверсе (рис. 14). Оценив эти нововведения, Варшавский монетный двор остановился на варианте 1-грошевика с уменьшенным изображением гербового орла на аверсе и без венка на реверсе (см. рис. 14). Рисунок этой монеты и был представлен дирекцией монетного двора в качестве рекомендуемого образца в Комиссию финансов Царства Польского 27 июля 1840 г. В представлении монетного двора рекомендовалось не только начать чеканку 1-грошевиков с измененным внешним оформлением, но также изъять из обращения все 1-грошевики образца 1835 г. и перечеканить их предлагаемыми новыми штемпелями. Отрабатывая новый образец монеты, Варшавский монетный двор отчеканил некоторое количество пробных 1-грошевиков, подобных представленным на рис. 13, 14, в серебре. Это было сделано, несомненно, для того, чтобы проверить, обеспечивает ли измененное оформление достаточное различие между новым 1-грошевиком и 10-гро-шевиком при одинаковом цвете этих монет, т. е. в случае, если новый 1-грошевик будет покрыт оловом.

Комиссия финансов Царства Польского, рассмотрев представленный Варшавским монетным двором образец, признала изменения, внесенные во внешнее оформление 1-грошевика, недостаточными и предписанием от 1 сентября 1840 г. обязала монетный двор разработать новый образец, на котором цифра "1" в обозначении номинала была бы заменена словом "ОДИН". Во исполнение этого предписания Варшавский монетный двор изготовил новый штемпель реверса со словесным обозначением номинала, а рисунок 1-грошевика, отчеканенного с использованием этого штемпеля и датированного 1841 г. (рис. 15), представил в Комиссию финансов Царства Польского с препроводительным письмом от 5 января 1841 г. В этом письме, объясняя причину четырехмесячной задержки с изготовлением нового штемпеля, дирекция монетного двора ссылается на какие-то трудности, будто бы возникшие при размещении на штемпеле словесного обозначения номинала. В действительности же основной причиной задержки послужило, скорее всего, то обстоятельство, что вначале этот штемпель был изготовлен с ошибкой в написании слова "ОДИН", и его пришлось изготавливать заново, причем ошибка была обнаружена, по-видимому, слишком поздно, поскольку дефектным штемпелем были уже начеканены пробные 1 -грошевики с различными вариантами аверса (рис. 16, 17). Интересно также отметить, что на этот раз Варшавский монетный двор не стал изготавливать серебряные экземпляры 1-грошевика (с целью проверки эффективности нового изменения его оформления) то ли потому, что не хватило на это времени, то ли потому, что новое изменение вносилось уже не по инициативе самого монетного двора, а по указанию свыше, а возможно, и потому, что теперь оформление реверса было изменено настолько радикально, что исключало возможность фальсификации.

Несмотря на точное выполнение Варшавским двором указаний Комиссии финансов, массовая чеканка 1-грошевиков нового образца не была начата в 1841 г. по той причине, что в это время правительством Николая I уже было принято решение о введении на территории Царства Польского общегосударственной монетной системы (именной указ от 21 января 1841 г. ), и чеканка русско-польских монет официально была прекращена. Однако ввиду острой потребности в местной разменной монете Варшавскому монетному двору было негласно разрешено продолжать чеканку монет образца 1835 г., но штемпелями, датированными только 1840 г. (отношение к наместнику Царства Польского от 2 июля 1841 г.), что позволяло в какой-то мере скрыть факт такой чеканки, противоречивший официальному решению правительства. В результате чеканка медных русско-польских монет, датированных 1840 г., продолжалась до сентября 1849 г. (предписание главного директора Комиссии финансов от 30 августа 1849 г. ), 1-грошевики образца 1835 г. по-прежнему находились в обращении, а потому не прекращалось изготовление фальшивых 10-грошевиков.

Учитывая все это, Варшавский монетный двор 20 января 1845 г. вновь обратился в Комиссию финансов Царства Польского с предложением об изменении внешнего оформления 1-грошевика и приложил в качестве образца рисунок монеты со словесным обозначением номинала, уменьшенным изображением гербового орла и датой "1840", т. е. с той датой, под которой с 1842 г. чеканились все русско-польские монеты (см. рис. 19). Теперь становится понятным, почему пробные 1-грошевики, датированные 1840 г. (рис. 18, 19), имеют правильное написание слова "ОДИН" в обозначении номинала (" JEDEN "), а в следующем, 1841 г. вдруг появляются аналогичные монеты (см. рис. 16,17) с ошибочной надписью (" IEDEN "): просто штемпель реверса, датированный 1840 г., в действительности был изготовлен в начале 1846 г., тогда как дефектный штемпель 1841 г. был первым из штемпелей со словесным обозначением номинала.

На основании предложения Варшавского монетного двора Комиссия финансов представила 9 февраля 1846 г. соответствующий проект правительственного решения в Совет управления Царства Польского и получила отказ, на этот раз окончательный. Причина отказа достаточно понятна: появление в обращении 1-грошевика нового образца спустя пять лет после принятия официального решения о прекращении чеканки русско-польских монет со всей очевидностью обнаружило бы, что такая чеканка продолжается, а датировка нового 1-грошевика 1840 г. выглядела бы просто нелепой. Таким образом, проект изменения внешнего оформления 1 -грошевой русско-польской монеты так и остался нереализованным.

В некоторых нумизматических изданиях, в том числе в Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича, 10-грошевик 1840 г. с точечным защитным ободком (см. рис. 8 ) и 1-грошевик 1840 г. с обычным изображением гербового орла на аверсе, без венка и с цифровым обозначением номинала на реверсе (см. рис. 13) считаются новодельными. Причиной такого вывода является, видимо, то обстоятельство, что эти две пробные монеты, в отличие от аналогичных монет массового выпуска, чеканены без кольца, о чем свидетельствуют следы смещения их штемпелей относительно монетного кружка. Однако без кольца чеканены и некоторые другие пробные монеты 1840 — 1841 гг., например 1-грошевики, представленные на рис. 17 и 19, а потому несомненно правильной представляется позиция авторов польского каталога Ч. Каминского и Э. Копицкого, которые считают эти монеты подлинными. Кстати сказать, до выхода каталога Ч. Каминского и Э. Копицкого русским нумизматам было вообще неизвестно о существовании 1-гро-шевика со словесным обозначением номинала, обычным изображением гербового орла и датой "1840" (см. рис. 18).

В связи с предстоявшим (во исполнении именного указа от 21 января 1841 г.) введением на территории Царства Польского общегосударственной денежной системы, в 1841 г. была официально прекращена чеканка:

русско-польских биллонных и медных монет достоинством в 10, 5, 3 и 1 грош, чеканившихся на Варшавском монетном дворе;

общегосударственных золотых и серебряных монет с двойным (русским и польским) обозначением номинала достоинством в 3 руб. — 20 злотых, 11/2 руб. — 10 злотых, 3/4 руб. — 5 злотых, 30 коп. — 2 злотых и 15 коп. — 1 злотый, чеканка которых производилась на Петербургском и Варшавском монетных дворах с 1832 г.

В то же время Варшавскому монетному двору, как уже говорилось, было разрешено временно чеканить биллонные и медные русско-польские монеты в 10, 5, 3 и 1 грош с использованием штемпелей, датированных только 1840 г. А с 1842 г., на основании утвержденного доклада министра финансов от 21 марта 1841 г., на этом же дворе была продолжена чеканка общегосударственных серебряных монет с двойным (русским и польским) обозначением номинала, но других достоинств: 25 коп. — 50 грошей, 20 коп. — 40 грошей, 10 коп. — 20 грошей и 5 коп. — 10 грошей, причем монеты двух последних номиналов (рис. 20, 21) были отчеканены весьма ограниченным тиражом и только в 1842 г., а потому фактически представляют собой пробную серию.

Но кроме этих двух мероприятий, направленных на обеспечение населения Царства Польского национальной разменной монетой, существовал также проект 1841 г., называвшийся "О биллоне Царства Польского". Этот проект предусматривал выпуск с 1842 г. новой серии разменных монет, отличавшихся от русско-польских монет образца 1835 г. только внешним оформлением. На аверсе всех монет новой серии предполагалось поместить портрет Александра I , круговую надпись на польском языке "Александр I император всероссийский, король польский" и знак Варшавского монетного двора " MW ", а на реверсе — круговую надпись на польском языке "Николай I император всероссийский, король польский правящий", дату чеканки и двойное обозначение номинала: на биллонных монетах — "5 копеек — 10 грошей" и "2 1/2 копейки — 5 грошей", на медных монетах — "1 1/2 копейки — 3 гроша" и "1/2 копейки — 1 грош".

Не вызывает сомнения, что монеты, представленные на рис. 22 и 23, имеют непосредственное отношение к проекту "О биллоне Царства Польского". Остается только установить действительный характер этих монет, поскольку единой точки зрения по данному вопросу на сегодня нет. В Корпусе русских монет вел. кн. Георгия Михайловича двусторонняя монета (рис. 23) предположительно отнесена к новоделам, а в польском каталоге Ч. Каминского и Э. Копицкого она считается подлинной. В качестве подлинника была впервые опубликована в 1986 г. в книге "Монеты России" и уникальная односторонняя монета (см. рис. 22), находящаяся в собрании Государственного Исторического музея. Попытаемся выяснить все те факторы, на основании которых может быть либо подтверждена, либо оспорена подлинность этих монет.

Штемпель, которым оттиснут аверс обеих монет, полностью соответствует описанию, приведенному в проекте "О биллоне Царства Польского", и тем не менее одна особенность этого штемпеля вызывает сомнение в его подлинности. Дело в том, что портрет Александра I переведен на этот штемпель с маточника, который использовался при изготовлении штемпелей аверса золотых 25-злотовых русско-польских монет, чеканившихся в 1822 — 1825 гг. (рис. 24), тогда как для монет, выпускавшихся после смерти Александра I , обязательным является другой его портрет — в лавровом венке (рис. 25). Отсутствие указаний на этот счет в словесном описании монет нового образца, а также отсутствие их проектных рисунков не позволяет определить, было ли такое отступление от установленного порядка специально предусмотрено проектом, или же оно появилось по какой-то другой причине. А такой причиной могло быть изготовление этого штемпеля специально для чеканки новодельных монет, которые, как известно, могли иметь весьма существенные отличия от утвержденных образцов. И все же рассматриваемый нами штемпель скорее всего является подлинным. Изготовлен он был несомненно на Варшавском монетном дворе: ведь для его изготовления был использован, как уже говорилось, маточник 25-золотовика, а эта монета чеканилась только в Варшаве, и потому инструмент для изготовления ее штемпелей вряд ли мог находиться на каком-либо другом монетном дворе. В то же время сведения, содержащиеся в каталоге Ч. Каминского и Э. Копиц-кого, свидетельствуют о том, что новоделы, являющиеся продукцией Варшавского монетного двора, оттиснуты только теми штемпелями, которые были в свое время изготовлены для чеканки подлинных монет (хотя и не всегда для этого использовались), а все новоделы, не имеющие прототипов среди подлинных русско-польских монет, отчеканены на Петербургском монетном дворе, как, например, 3-гроше-вик 1815 г. с рубчатым ободком (рис. 27). Следовательно, в отличие от Петербургского и Екатеринбургского монетных дворов, Варшавский монетный двор не изготавливал штемпелей, специально предназначавшихся для чеканки новоделов, а потому не должен быть таковым и штемпель аверса монет, изображенных на рис. 22, 23.

Реверс двусторонней монеты (см. рис. 23) оттиснут штемпелем реверса стандартного 5-грошевика образца 1835 г. (рис. 26). Насколько правомерным было использование такого штемпеля для чеканки этой монеты? Его датировка (1841 г.) вполне соответствует времени, когда могла быть отчеканена пробная монета нового образца, т. к. именно 1841 г. датируется проект "О биллоне Царства Польского". Номинал хотя и обозначен на этом штемпеле только в польских грошах, но по существу он полностью соответствует номиналу монеты нового образца достоинством в 2 1/2 коп. — 5 грошей. Таким образом, судя по этим двум характеристикам, штемпель реверса стандартного 5-грошевика мог бы быть использован для временной замены штемпеля реверса нового образца. Однако в действительности это далеко не так. Дело в том, что на аверсе монет новой серии помещены имя, титул и портрет давно умершего Александра I , провозглашенного "вос-создателем" Польши, и чтобы эти монеты не могли быть причислены к монетам, выпускавшимся в царствование Александра I , на их реверсе обязательно должны быть указаны имя и титул правящего императора. Так сделано на русско-польских портретных монетах массового выпуска 1826 — 1834 гг., так предусмотрено и проектом "О биллоне Царства Польского". Поскольку штемпель реверса стандартного 5-грошевика этому требованию не отвечал, он не мог быть использован для чеканки пробной монеты. Если же монета, изображенная на рис. 23, пробной не является, а представляет собой технологический оттиск штемпеля аверса с использованием случайно выбранного штемпеля реверса, то такой оттиск не должен был оказаться за пределами Варшавского монетного двора, да еще будучи размноженным в значительном количестве экземпляров. Таким образом, имеется полное основание считать, что на рис. 23 представлена новодельная монета, изготовленная на Варшавском монетном дворе с использованием двух подлинных штемпелей: штемпеля аверса монеты достоинством в 2 1/2 коп. — 5 грошей, изготовленного по проекту "О биллоне Царства Польского", и штемпеля реверса стандартного 5-грошевика 1841 г. (за неимением подлинного штемпеля реверса нового образца). Такое искусственное сочетание штемпелей двух совершенно различных монет в одной паре практиковалось при изготовлении новоделов достаточно часто, невзирая на абсурдность получавшихся при этом композиций.

Что же касается уникальной односторонней монеты (см. рис. 22), то она не должна быть новодельной уже потому, что односторонний кружок подобного вида ни в коем случае не мог удовлетворить запросы собирателей новодельных монет, т. к. он не только не дает представления о номинале монеты и времени ее чеканки, но без сопоставления его с письменным источником вообще не позволяет однозначно утверждать, что он оттиснут монетным штемпелем и не является, к примеру, жетоном. А проект "О биллоне Царства Польского" был опубликован в доступном для коллекционеров издании только в 1893 г., т. е. спустя три года после запрещения изготовления в России новоделов и по прошествии 29 лет с момента прекращения функционирования Варшавского монетного двора. Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что именно эта односторонняя монета и является единственно известной подлинной пробной монетой, отчеканенной в 1841 г. на Варшавском монетном дворе в соответствии с проектом "О биллоне Царства Польского". Номинал ее в 2 1/2 коп. — 5 грошей подтверждается ее лигатурной массой, равной 1,38 г (нормативная лигатурная масса 5-грошевика, согласно монетной стопе, утвержденной для биллонных русско-польских монет, равна 1,45 г). Эту монету, конечно же, не предполагалось использовать в качестве образца для массовой чеканки. Скорее всего, она помогла в решении каких-то технических вопросов на начальной стадии рассмотрения проекта, а изготовленный для нее штемпель с портретом Александра I был, видимо, экспериментальным, поэтому не имело значения, какой портрет будет помещен на таком штемпеле — устаревший или соответствующий времени выпуска новых монет.

Проект "О биллоне Царства Польского" не был реализован. Причины этого прослеживаются достаточно отчетливо. Во-первых, монеты, выпуск которых предусматривался проектом, по существу должны быть отнесены к общегосударственным монетам с двойным (русским и польским) обозначением номинала. Но если монеты этой серии, выпускавшиеся с 1832 по 1841 г. (с исчислением номинала в рублях — копейках и польских злотых), а затем с 1841 по 1850 г. (с исчислением номинала в копейках и польских грошах), были оформлены как русскоязычные монеты, и только номинал в злотых или грошах был обозначен на них по-польски, то согласно проекту "О биллоне Царства Польского" новые монеты предполагалось оформить как польскоязычные с написанием по-русски только их номинала в копейках. Поскольку же монеты с двойным (русским и польским) обозначением номинала были призваны служить проводниками общегосударственной денежной системы, вводившейся на территории Царства Польского взамен национальной с 1841 г., польско-язычное оформление таких монет фактически противоречило их предназначению. Во-вторых, предусмотренное проектом использование для чеканки монет достоинством от 5 до 1/2 коп. портретных штемпелей (видимо, с целью затруднить их подделку) делало такие монеты убыточными для казны ввиду высокой, несоразмерной с нарицательной ценой монет, стоимости инструмента, необходимого при изготовлении этих штемпелей. Наконец, разрешение Варшавскому монетному двору продолжить чеканку биллонных и медных русско-польских монет штемпелями, датированными 1840 г., вообще снимало всякую необходимость в реализации проекта "О биллоне Царства Польского".



Вернуться в «Нумизматика»