Рубль Иоанна Антоновича: почему портрет, а не вензель?

Аватара пользователя
chasesun
Модератор
Модератор
Сообщений: 3278
Зарегистрирован: 14 окт 2014, 14:03:23
Прибор: АКА
Имя: Даниил
Откуда: РнД-Старочек
Благодарил (а): 2268 раз
Поблагодарили: 1809 раз

Рубль Иоанна Антоновича: почему портрет, а не вензель?

Сообщение chasesun » 24 дек 2014, 13:07:30

Рубль Иоанна Антоновича: почему портрет, а не вензель?
После воцарения Иоанна Антоновича букв перед монетчиками встал трудноразреши­мый вопрос о чеканке монеты нового импе­ратора. Основной проблемой явилось отсут­ствие опыта по воспроизведению портрета младенца на монетном штемпеле. Долгие раздумья завершились решением изготавли­вать деньги с вензелем императора на лице­вой стороне и орлом — на оборотной. Решение воспринималось как вполне логич­ное, поскольку снимало перед резчиками трудную задачу передавать портретное сходство императора-младенца на плоско­сти монетного кружка.
Гравирование вензеля на монетах имеет глубокие корни. Инициалы в виде крупных буквенных лигатур или переплетающихся букв встречаются еще на греческих и римских монетах (рис. 1)
Изображение
Здесь уместно заметить, что принципиальных различий в понятиях монограмма и бензель нет.
Например, великий князь Георгий Михайлович изображение на оборотной стороне рублевиков Петра II называл вензелем из четырех узорчатых букв П, соединенных крестообразно верхней частью; в углах креста, образуемого буквами, по римской цифре два (II) с точкой над каждой единицей. (рис. 3) [9].
Изображение
Эту же фигуру В.В. Уздеников тракту­ет как монограмму [36]. Чтобы избежать разночтения, видимо стоит согласиться с определением, сформулированным в Википедии: «Вензель (от польск. Wezel — узел) — начальные буквы имени и фамилии (иногда и отчества), обычно художе­ственно переплетённые и образующие красивый узор.
Фактически, вензель — это усложнённая моно­грамма с более замысловатым переплетением ини­циалов и добавлением к ним различных украшений, узоров и витиеватостей. Если буквы принадлежат одному лицу, то вензель считается простым, если нескольким — то сложным. Он может быть укра­шен короною, венком и т.п..

Считается, что «мода» помещать на монетах высокого достоинства монограмму правителя пришла в Россию из Франции. На французских луидорах, выпускавшихся с 1640 года, перекрестье, украшенное корона­ми, формируют 8 латинских литер L (рис. 5).
Изображение
Крестообразная монограмма при­шлась по вкусу российским императорам, была соответствующим образом адаптиро­вана и с успехом применялась на монетах Петра I, Петра II и впоследствии Павла I.

А первое вензельное геральдическое изображение, по мнению В.В. Узденикова, нашло отражение на медных квадратных платах 1725—1727 годов, отчеканенных на Екатеринбургских казенных горных заводах (рис 4).
Изображение
Вензель был помещен на груди гер­бового орла и представлял собой изображе­ние, составленное из латинской литеры «I» (Императрица) и литеры «Е» (Екатерина), которые повторены в зеркальном отражении [39]. Во времена царствований Петра I, Екатерины I, Петра II и Анны Иоанновны на медных разменных монетах предприни­мались попытки поместить витиеватые вен­зеля. Все они ограничились пробными экземплярами. Некоторые из монет пред­ставлены на рисунке 6.
Изображение
Итак, в 1740 году российские монетчи­ки, вооруженные историческими познания­ми и собственным опытом, «сочинили» вен­зель Иоанна Антоновича (рис. 7).
Изображение
Впервые российская серебряная монета высокого достоинства обрела император­ский вензель, да еще на лицевой стороне. Осуществление проекта Р. Зандер назвал «разумным решением, воплощенным в кра­сивой и очень редкой модели-» [13]. Тем не менее экземпляр не был утвержден, 30 января 1741 года последовало указание присту­пить к массовой чеканке монет с портретом малолетнего императора.
Чем руководствовалась Канцелярия Монетного Правления, выпуская такой указ, не известно. Документов, объясняющих причину смены монетного типа, до настоя­щего времени не обнаружено. Остается лишь предполагать мотивы высших госу­дарственных инстанций.

По всей видимости, начальствующие структуры руководствовались целым ком­плексом причин.
Возможно, таким путем главный дирек­тор Монетного Правления, граф и генерал- фельдмаршал Миних, хотел укрепить «пар­тию власти», куда он входил, оповестив широкий круг подданных о том, что вопрос о престолонаследии решен окончательно и бесповоротно. Ведь не секрет, что новой правительницей многим виделась дочь Петрова — Елизавета. Особое недовольство иноземщиной, которая заполонила россий­ский двор, царило среди патриотически настроенного русского офицерства, которое в недалеком будущем сыграло свою роль и возвело на трон Елизавету Петровну. Следовательно, истоки чеканки монет с портретом императора, возможно, носят политический характер. В этом случае художественно-эстетическая составляющая монет имела второстепенное значение.

Не последнюю роль могли сыграть и чисто утилитарные мотивы. На протяжении предшествующих 40 лет «императорского» периода в обращении находились монеты высокого достоинства исключительно с портретом правителя на лицевой стороне. Народ попросту привык к такому монетно­му типу. Портрет государя на серебряной монете служил своего рода гарантией надежности платежного средства.

Появление денег с затейливыми и для боль­шинства малопонятными да еще зеркально отраженными буквами могло спровоциро­вать недоверие граждан к новым монетам. А цифра «3» помещенная в центре монограм­мы могла еще более запутать оценку номи­нала и спровоцировать его неоднозначное толкование.

Последнее обстоятельство было чрезвы­чайно важно. В условиях тотальной негра­мотности даже в купеческой среде четкое обозначение цены требовало бескомпро­миссной определенности. Не напрасно некоторые монеты снабжались дополни­тельными счетными знаками. Известно, что даже легендарный 2-рублевик Екатерины I имел дублирующее обозначение в виде двух счетных элементов по обе стороны скипетра для облегчения идентификации номинала монеты неграмотными.

Использование вензеля для оформления монеты таило и другие «подводные камни». Высокопоставленные компетентные чинов­ники монетного передела наверняка были осведомлены об истинных мотивах А. Меншикова в 1726 году внедрить в обра­щение гривенник со сложным вензелем (рис. 8 ).
Изображение
Лишь в наши дни благодаря блестя­щей работе В.В. Узденикова удалось рас­шифровать структуру вензеля [41]. Оказалось, что Александр Данилович в вен­зель Екатерины I хитроумно и скрытно внедрил литеру «М», обозначавшую «Меншиков». Таким путем Светлейший князь пытался увеко­вечить и прославить свои заслуги и имя. «От греха — подаль­ше!» — такова мораль описанного эпизода и еще один аргумент в пользу отказа от чеканки вензеля.
Изображение
В конце царствования Анны Иоанновны монетчики разработали медные монеты номиналом в 2 и 5 копеек с портретом императрицы (рис. 10).
Изображение
«Сочинение» таких монет было мерой вынужденной. Россию захлестнула волна фальшивой меди. «В обращение непрерывно поступали фаль­шивые пятаки, общее количество которых невозможно назвать даже приблизитель­но» [41]. Проблема возникла с началом чеканки медных разменных монет в 1718 году [41; 45]. В итоге в конце 30-х годов XVIII века государство даже готово было пойти на затратный портретный тип мед­ных монет для борьбы с фальсификаторами. С целью отсеивания фальшивых пятикопеечников в 1740 году Х.В. Миних предложил клеймение меди.
Изображение
Таким образом, отмеча­лась выраженная целенаправленная тенденция к усложнению внешнего вида лицевой стороны монет. Процесс неизбежно дол­жен был коснуться и серебряных монет высокого достоинства.

Историк Леонид Любимский, автор ряда статей по вопросам российской и советской нумизматики, пишет: «Уличенных в изго­товлении фальшивых монет во все времена и во всех странах ждало серьезнейшее наказание. В России тоже. Однако жажда обога­щения была у злоумышленников сильнее страха, В царствование Анны Иоанновны, например, фальшивых «серебряных» монет, отчеканенных на медных болванках, но натертых ртутью, покрытых оловом или тонким слоем серебра, ходило столько же, сколько взаправдашних».

Желающих нагреть руки на российской казне было предостаточно как внутри стра­ны, так и за ее пределами. Зарубежная про­дукция подделок наносила более тяжкие последствия для экономики страны, поскольку готовые фальшивые деньги отличались высоким качеством чекана и изготавливались промышленным способом в большом объеме. Иноземцы применяли чудеса изобретательности, чтобы обмануть и нажиться. 12 августа 1735 года рождается Сенатский указ «О сплавливании серебря­ной российской монеты 1710и 1712 годов, вывезенной из Польши...» [8, Док. № 164]. Из документа следует, что Канцелярия Монетного Правления информировала Правительствующий Сенат о поступлении через польскую границу российских рублевиков и полтинников, датированных 1710 и 1712 годами. «Под именем тех годов моне­ты, якобы деланные в в прежних годах и на российских монетных дворах», имеют «неуравнительную» пробу и ввозятся в Россию, «отчего немалый вред приключить­ся может». Иными словами, польские фаль­шивомонетчики чеканили из низкопробно­го серебра монеты высокого достоинства времен Петра I. Дельцы надеялись, что пока российские монетчики за давностью лет разберутся в обмане, они успеют изрядно обогатиться. Видимо, «воровских» денег обнаруживалось немало, что заставило Монетную Канцелярию обратиться с ука­занной проблемой в вышестоящие инстан­ции.

В этой связи любопытен Указ Монетной Канцерярии, датированный 4 сентября 1741 года [8. Док. № 57]. В документе, в част­ности, приводится ведомость о наличии низ­копробного «некондиционного» серебра, скопившегося на Московском монетном дворе за определенное время. Ведомость включает перечень не одного десятка источ­ников происхождения этого металла. Здесь и «обрезные крохи», «гривенные черные кружки», «серебро из сору ... из разных под мывак, и из илу ... сплавленного из погоре­лых окладов» и другие многочисленные виды производственных отходов. Каждая из указанных позиций исчислялась, как прави­ло, в фунтах или золотниках. Только одна графа перечня выделялась большой налич­ностью - «принято за расходом остаточного из отбелу» серебра 3 пуда 36 фунтов 10 золотников. Примечательно, «пальму первенства» в реестре держит объем сереб­ра, «сплавленного» из российских и ино­странных фальшивых разных сортов монет, которого скопилось более 5 пудов и 61 фунта

Очевидно, что выпуск серебряной моне­ты высокого достоинства с императорским вензелем породил бы великий соблазн у фальшивомонетчиков наладить выпуск «воровской» продукции. Ведь вырезать штемпель с вензелем намного проще и под силу умельцу средней руки. В этих условиях с целью профилактики потока фальшивых рублевиков и полтин монетчики предпочли остановиться на портретном варианте монет, который требовал профессиональ­ных навыков в подготовке штемпелей.

Таким образом, выбор портрета Иоанна Антоновича на монетах высокого достоин­ства, предполагал решение ряда политиче­ских и общественно-экономических задач. История показывает, что конъюнктура в монетном переделе всегда перевешивала его эстетическую составляющую.



Вернуться в «Нумизматика»