Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Аватара пользователя
Admin
Администратор
Администратор
Сообщений: 15239
Зарегистрирован: 26 сен 2011, 12:27:52
Прибор: Тетя Дуся
Имя: Игорь
Откуда: город К.
Благодарил (а): 7663 раза
Поблагодарили: 8155 раз

Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение Admin » 16 июн 2014, 21:15:39

Дело № 49

ОСОБАЯ КОМИССИЯ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ БОЛЬШЕВИКОВ, СОСТОЯЩАЯ ПРИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ НА ЮГЕ РОССИИ

Акт расследования злодеяний большевиков в станицах Гундоровской и Каменской Донецкого округа

В станице Гундоровской в течение 1918 к 1919 гг. большевистские крупные и мелкие разъ­езды были четыре раза: в прошлом году они по­были в станице первый раз три дня, и второй раз — один день; в 1919 году пребывание ограни­чивалось каждый раз несколькими часами. Не­смотря на краткие властвования большевиков, на­селение станицы жестоко пострадало. Все четыре раза станица подвергалась грабежу, причем пер­вый грабеж был повальным; грабили богатых и бедных, грабили деньги, серебро, скот, повозки, домашнюю утварь, все до спичек включительно. То, что не удавалось увезти, уничтожалось или ломалось, билось. Разбили зеркала, стекла, посу­ду, ломали самовары, мебель. Что уцелело от пер­вого погрома, то дограбливалось при последующих трех налетах. Скот уводили с собой, а частью ре­зали на месте. Характерна глубоко внедрившаяся в большевиках страсть к мучительству; они даже убиваемых животных подвергают напрасным му­чениям. Перед тем, чтобы убить корову, они выре­зали ей язык, уши и вымя.
Подвергли ограблению и местную церковь, по­страдавшую к тому же от большевистских снаря­дов. Взломан был денежный ящик, взломаны все кружки, из них похищены все деньги, расхищены многие ценные священные предметы. Не ограничиваясь корыстью, большевики глумились над святостью храма, курили в нем папиросы, пили вино и посрывали иконы. Свое презрение к иконам большевики проявили и в частных домах, где ико­ны искололи штыками, с некоторых срывали цен­ные ризы, а самые изображения святых выброси­ли на улицу.
В первый же свой приход в апреле 1918 года большевики сожгли дом ушедшего священника, станичное правление, кредитное товарищество, техническое училище и массу казачьих домов. Ка­залось, говорит свидетельница Горюнова, что го­рит вся станица. На вопрос, зачем жгут дома, та же свидетельница получила от одного красноар­мейца ответ: «Надо обозначить свой фронт». От другого: «Жжем буржуев». «Какие же «буржуи» под соломенной крышей», — допытывала Горюно­ва. «Все равно всех кадетов надо пожечь», — от­ветил поджигатель. Сгорели многие усадьбы с хо­зяйственным инвентарем дотла, на местах пожарищ остались железо и пепел. Руководитель был «военный министр» Щаденко (Щаденко Ефим Афанасьевич (1885—1951) — со­ветский военный деятель, генерал-полковник (1942). Социал-демократ с 1904 г. Во время гражданской вой­ны был в Первой Конной армии. В 1937—1943 гг. заме­ститель наркома обороны СССР.), портной из станицы Каменской.
В первый свой набег большевики увели с собой сотника Горикова и 28 казаков, всех отвели в Лу­ганск и там расстреляли.
В последний, в апреле 1919 года, налет на Гундоровскую красноармейский разъезд убил стари­ка Говорова, 70 лет, за то, что тот не мог указать, где находятся казаки. В тот же день разъезд, пе­реодетый в добровольческую форму, спросил ка­зака Борисова о расположении большевистских застав. Обманутый формой Борисов дал требуе­мые указания. Тогда красноармейцы вывели его из станицы к озеру и одетым бросили в воду. Бо­рисов, будучи хорошим пловцом, сумел сбросить в воде валенки и верхнюю одежду и переплыть на другую сторону озера. Большевики дали по нему несколько выстрелов, причем ранили спасавшего­ся казака не тяжело в спину. Скрылся Борисов в лесу. Однако через несколько дней его выследили и убили.
Находившаяся вблизи Гундоровской станица Каменская была трижды в руках большевиков: с 10 по 14 января, с 28 того же месяца до 10 апреля 1918 года и с 19 апреля по 1 мая 1919 года. Пер­вый кратковременный налет сопровождался толь­ко отдельными неорганизованными грабежами и так называемыми реквизициями хлеба и фуража. Следующее двухмесячное пребывание красноар­мейцев тяжко пережилось населением. Грабежи под видом обысков коснулись почти каждого дома. Не довольствуясь результатами, местная больше­вистская власть наложила на станицу Каменскую 2 000 000 контрибуций. Крупная цифра контрибу­ций оправдывалась тем, что в Каменской образо­вался целый кабинет министров: министр финан­сов — Пантюшка Еременко, бывший ученик высшего начального училища, министр народного просвещения — псаломщик Андрей Горобцов, ми­нистр юстиции — студент 1 курса Башкевич и министр внутренних дел и военный — Ефим Щаденко, судившийся, сколько припоминает один из свидетелей, за сбыт фальшивых монет.
Для понуждения к уплате контрибуции был произведен арест 42 жителей, в числе их священ­ник отец Николай Семенов. Последний вскоре был освобожден по требованию населения, причем он все-таки заплатил 1200 рублей, и только тогда ему было выдано удостоверение министром фи­нансов, что «освобождается от всего». Из осталь­ных арестованных 29 человек были отправлены в г. Луганск и там казнены, трупы были брошены в каменоломни. Казни производились со зверскою жестокостью, отрезали уши, нос, выкалывали гла­за, отрубали отдельные члены. При раскопке ка­меноломни 22 тела изуродованных до крайности были опознаны родственниками. В самой станице Каменской 28 января были убиты ученик коммер­ческого училища Кросса, отставной полковник Климов, отставной полковник Зубов и его сын, ка­дет 3 класса. Тела убитых, исколотые штыками (у Зубова 10 штыковых ран в голову и масса ран на теле), были брошены в грязь на улице, и больше­вики нарочно проезжали по ним телегами. Спустя некоторое время красноармейские власти объяви­ли, что убиты названные лица по ошибке.
Перед последним занятием Каменской больше­вики усиленно обстреливали церкви, объясняя это тем, что там находятся наблюдательные пункты противника, чего в действительности не было и о чем они были прекрасно осведомлены. Во время литургии в Христорождественскую церковь попал снаряд, которым убило 6 молящихся и 20 было ранено. Шрапнельные пули пронизали святые иконы и иконостасы.
Вступившие в станицу в 1919 году [части], за­тем сменившиеся регулярными войсками больше­виков, были дисциплинированы и не выходили за пределы реквизиций бесплатных хлеба и фуража. Но за каждой частью следовала так на­зываемая «коммунистическая ячейка», привозив­шая массу большевистской литературы и состояв­шая из элементов самого низменного уровня умственного и нравственного. Во главе такой ячей­ки состоял какой-нибудь малограмотный хохол, с трудом переписывающий получаемые распоряже­ния. Эти-то «ячейки коммунизма» приступали к повальному грабежу и разрушению. Пять станич­ных церквей были разграблены и исковерканы, разгромлены народная читальня, народная биб­лиотека, архивы. Особенно глумлению подверга­лись народные верования, в домах иконы срыва­лись и выбрасывались, в одном доме коммунист снял лампадку от икон, испражнился в нее и по­весил опять перед иконою. Двух священников продержали под арестом, издеваясь над ними и подвергая побоям.
В церквах кощунники бросали на пол иконы, церковные свечи расхищали, ризы-облачения разрывали на куски, из кусков шили себе кисеты, по­кровы с престола срывали, выбрасывали плащани­цы, Евангелия, антиминсы, уносили священные дорогие предметы. Похитив облачения, безбожники оделись в них, вывернув наизнанку, взяли кадило, наполнили табаком, зажгли и стали кощунственно изображать богослужение. Празднуя 1 мая, комму­нисты оборвали бахрому и кисти у церковных хо­ругвей, чтобы украсить ими свои флаги. Руководи­телем был начальник Красной армии Романовский. Он собственноручно в церкви Реального училища сорвал завесу с царских врат, изодрал покров пре­стола в алтаре, швырнул на пол Евангелие и анти­минс. Кощунник Романовский на другой же день после злодеяния заболел тифом и через 6 дней умер. Смерть эта произвела на население глубокое впечатление — Божьей кары.
За несколько дней до оставления в мае теку­щего года Каменской станицы красные арестовали около 40 человек, в том числе несколько женщин, в качестве заложников и отправили в станицу Глубокую, где собралось таких же заложников 115, и все помещены были в один тесный сырой амбар. Арестованные подвергались голодовке, ос­корблениям, побоям, отправлялись на тяжелые работы. Некоторых ночью выводили и расстрели­вали. В тесно набитом заключенными амбаре по­ловина была тифозная, большинство умирало, не имея никакой помощи, трупы умерших по суткам и более оставались невынесенными. Женщина крепкая, здоровая, Клавдия Попова, из состоятельной семьи, не выдержала, кончила жизнь са­моубийством, бросившись в колодец. Из 40 аресто­ванных каменчан вернулось только двое. Судьба остальных неизвестна.
На этапе Каменская — Глубокая при перепра­ве через Донец начальник военно-революционного трибунала зарубил замешкавшегося старика Гри­гория Илларионова. Кроме него были убиты от­ставшие совершенно больные два молодых казака.
Все вышеизложенное основано на данных, до­бытых Особой комиссией в порядке, установлен­ном Уставом уголовного судопроизводства.

Составлен 21 июня 1919 года, в г. Екатеринодаре.
Помощь в развитии форума Помощь Форуму
Мы в соц. сетях. Поддержите нас.
Каждый оригинален в меру своей оригинальности © Mi vida sin cera
Изображение



Аватара пользователя
but.aleck
Ветеран
Ветеран
1
Сообщений: 1971
Зарегистрирован: 14 фев 2014, 12:03:18
Предупреждения: 1
Имя: ****
Благодарил (а): 347 раз
Поблагодарили: 1513 раз
Забанен: до 31 дек 2018, 00:00:00

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение but.aleck » 17 июн 2014, 03:54:23

После прочитанного невольно подумалось что за всю историю Руси, ни татары, ни поляки, ни немцы и прочая....., все вместе взятые ни извели столько русских сколько мы уничтожили сами себя своими светлыми помыслами и добрыми намериниями.
И нас удивляет Украина?
...ничего не меняется под солнцем.

Аватара пользователя
gunter
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 144
Зарегистрирован: 11 янв 2012, 19:20:59
Прибор: Прибор :e-trak
Благодарил (а): 3 раза
Поблагодарили: 95 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение gunter » 17 июн 2014, 19:35:45

Все таки составлено в 1919 году : особой комиссией : времена не совсем хорошие для белой армии , лично против А.И. Деникина ни чего не имею, ну вот откуда источник и кто был в составе этой самой комиссии может пропаганда того времени ну поросто жуть какая-то.

Аватара пользователя
Послушник
Мастер
Мастер
Сообщений: 2153
Зарегистрирован: 07 сен 2012, 18:13:53
Имя: Николай.
Благодарил (а): 2254 раза
Поблагодарили: 1358 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение Послушник » 17 июн 2014, 19:44:30

Все старо как мир. Музыку слушает тот, кто ее заказывает. В своей массе, "красные", были крестьяне и рабочие. Народ мягко говоря темный, но чтоб животИну мучить, - увольте, полный бред. Скорее всего это придумки членов комиссии. Тоже своего рода пропаганда. Ну не мог крестьянин убить коровку!!!, не мог!
Кроме как работать, я ничего не умею делать.

Аватара пользователя
gennadiy-76
Старожил
Старожил
Сообщений: 762
Зарегистрирован: 26 май 2012, 18:30:38
Прибор: 305
Имя: Геннадий
Благодарил (а): 127 раз
Поблагодарили: 684 раза

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение gennadiy-76 » 17 июн 2014, 19:59:22

Послушник писал(а):Все старо как мир. Музыку слушает тот, кто ее заказывает. В своей массе, "красные", были крестьяне и рабочие. Народ мягко говоря темный, но чтоб животИну мучить, - увольте, полный бред. Скорее всего это придумки членов комиссии. Тоже своего рода пропаганда. Ну не мог крестьянин убить коровку!!!, не мог!
Человек остается таким же как и 2 000 лет назад....... Не буду говорить словами Воланда ..... Вообщем думаю что могло быть уважаемый Послушник. Не забывайте что Скотину тяжело забить КРЕПКОМУ ХОЗЯИНУ . А вот совсем недавно узнал что краснопузыми называли тех граждан, у которых рубахи нательные из дерюги светились , на брюхе зияли прорехи,и соответственно брюшина краснела как у рака от загара.Вот не знаю сколько было таких граждан в процентном соотношении, но заметка интересна.И злость у ребят была на КУЛАКОВ - пахавших с утра и до утра.А злость как известно кислота души,вот когда злость съедает все что угодно может произойти.С уважением.....

Аватара пользователя
serpol77
Постоялец
Постоялец
Сообщений: 136
Зарегистрирован: 14 апр 2015, 20:58:25
Прибор: E-Trac
Имя: Сергей
Откуда: Ростовская обл, г. Зерноград
Благодарил (а): 144 раза
Поблагодарили: 141 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение serpol77 » 18 апр 2015, 16:33:12

Летом 2012 года во время экспедиции "Средний Дон 2012" посетили музей казачества в ст. Еланской Ростовской области. Нас поразила та информация, как будто мир стал с ног на голову.
Фотки музея в альбоме: https://fotki.yandex.ru/users/serpol77/ ... 234/?&p=26

Изображение

Виртуальная экскурсия по Мемориалу и музею в ст. Еланской

Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок

Аватара пользователя
GanZ
Старожил
Старожил
Сообщений: 641
Зарегистрирован: 01 июл 2012, 15:11:43
Благодарил (а): 138 раз
Поблагодарили: 136 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение GanZ » 18 апр 2015, 16:44:59

А вот тоже интересно "Расследование зверств деникинской контрразведки"
Кровавый путь деникинщины

11 декабря 1919 года. День выдался пасмурный, сыроватый. Но радость, огромная радость заполняет сердца горожан. В Харьков вступает Красная Армия. Сначала показались конные разведчики начдива-41 Ю. Саблина. Они спустились с Холодной горы, проскакали по Екатеринославской улице, свернули на Павловскую площадь и дальше направились к центру. Их встречали харьковчане, простые рабочие люди. «Наши! Наши! Наконец-то!» — раздавались возгласы.
Усталые лица всадников светились радостью, и кони, забрызганные по брюхо грязью, проходили перед собравшимся народом, как на торжественном параде.
Кончился для харьковчан кошмар деникинщины. Закончилось подполье. Четвертый подпольный ревком, ставший сразу после гибели третьего на боевой пост, привел подпольную группу бойцов к победе, несмотря на провокации, провалы.
И вот вместе с Саблиным собрались члены ревкома Иван Козлов, Иван Савельев, Иван Гончарук, Зиновий Тобаков, подпольные работники. Среди них Анна Янова, разведчица Стася Слинько. Сколько радости! Совсем иными кажутся знакомые лица. Но радость освобождения не может заглушить боль тяжелых утрат — гибели многих товарищей, близких, дорогих...
Сразу же после образования временного губернского ревкома было решено создать комиссию для расследования зверств деникинцев. Это решение возникло как-то само собой, как есте[342]ственная необходимость, как одно из первоочередных мероприятий Советской власти. И хотя в гражданской войне такой практики еще не было, хотя военных и всяких иных дел после освобождения от врага возникало бесчисленное множество, кровавый разгул деникинщины на Украине, их зверские расправы над рабочим и крестьянским людом были настолько отчетливо выраженным актом классовой мести, что показать истинный лик палачей народа и запечатлеть его для истории было делом огромной политической важности. Этим определялись направление деятельности комиссии и ее состав.
Во главе комиссии ревком поставил участников подполья. Председателем назначили автора этих строк, секретарем — Ирину Шевченко. Сама же комиссия состояла из многочисленных представителей профсоюзных организаций, кооперации, различных других общественных организаций. Харьковское медицинское общество делегировало в медицинскую экспертную подкомиссию видных своих деятелей.
В ходе работы было выпущено четыре номера бюллетеня Харьковской губернской комиссии по расследованию зверств, учиненных Добрармией. В них были помещены протоколы экспертной подкомиссии с подробным описанием патологоанатомических обследований трупов, показания людей, пострадавших от деникинского террора, списки угнанных белогвардейцами при их бегстве из Харькова и многие другие материалы. Эти бюллетени являются важными документами, обвиняющими одного из «верховных» палачей — Деникина и его офицерскую свору насильников.

В Григоровском бору
С большим внутренним волнением приступили мы к обследованию мест расстрелов в Григоровском бору. Сюда водили белогвардейцы на казнь наших товарищей по подполью. Мы знали, как терзали их в застенках контрразведки изверги-палачи, и все же не могли примириться с мыслью, что увидим их, еще так недавно горевших страстью борьбы, мертвыми, изуродованными до неузнаваемости.
Здесь же уничтожались пленные красноармейцы, жители, заподозренные в сочувствии Советской власти.
Внезапно ударивший в начале зимы суровый мороз и выпавший снег скрыли все, что таилось в бору. Помогли нам жители харьковского предместья Холодная гора, знавшие места казни подпольщиков. Они делали зарубки на деревьях. По ним мы и отыскали могилы. [343]
К приезду экспертной группы в бору собрались сотни рабочих, их жен и детей, жители окраин.
Молча стояли они, стараясь не мешать врачам. Нарушали порой тишину лишь порывы ветра, пробегавшего по шапкам старых сосен, да вскрики родных и друзей, опознававших своих родственников, своих близких. Никогда мне не забыть лицо старика отца, увидевшего на дне разрытой ямы свою юную дочь и повалившегося как сноп на край могилы...
Картина, представившаяся нашим глазам, когда были раскопаны могилы,— вид обезображенных трупов, привязанных друг к другу толстыми веревками,— превзошла все наши мрачные предчувствия. Почти все трупы были раздеты до нижнего белья, без обуви. В результате подробного освидетельствования экспертно-медицинская подкомиссия констатировала мученическую смерть сотен людей, приводила в своем протоколе описания многих чудовищных способов уничтожения людей, применявшихся деникинцами.
Здесь происходила настоящая сеча. Исступленные в своем бешенстве, палачи стреляли, рубили, кололи, били прикладами, топтали сапогами, добивали безоружных, притом связанных друг с другом людей.
Без слез и глубокой сердечной боли нельзя было смотреть на обнаруженные трупы наших подпольщиков.
Среди них были:
Петр Слинько, двадцати четырех лет, член ЦК КП(б)У. На теле многочисленные следы от ударов тупым орудием и три огнестрельных раны...
Михаил Черный, член ЦК КП(б)У, руководитель харьковской подпольной организации. Руки связаны веревкой. Многочисленные кровоподтеки, происшедшие от ударов тупым орудием. Огнестрельное ранение с деформацией лица и черепа.
Иван Минайленко, семнадцати лет, активный работник подпольного Красного Креста, один из руководителей подпольного комсомола. Смерть последовала от паралича сердца после удара в область сердца.
И еще многие и многие. Далеко не всех удалось опознать, настолько изуродованы и обезображены были их лица...

Очевидцы свидетельствуют
Мы опубликовали в бюллетене комиссии 47 показаний. Написанные под свежим впечатлением пережитого, они отразили действительную картину жизни при белых, полный произвол властей, бесконтрольность и ненаказуе[344]мость деникинского офицерства, его полное моральное разложение: беззастенчивая продажность, взяточничество, коррупция, шантаж.
Одно за другим свидетельствуют показания о страшной работе карательных органов деникинщины. Весь город был охвачен сетью этих учреждений, куда тащили арестованных: контрразведка в «Палас-отеле» на Кацарской, 5, сыскное отделение в гостинице «Харьков» на Рыбной улице, комендатура, полицейские участки, гауптвахта, штабы отдельных воинских частей и тюрьма.
Контрразведка в «Палас-отеле» занималась наиболее важными делами, главным образом большевистским подпольем. Она засылала провокаторов в нашу подпольную организацию, громила подпольные явки, оставляла там засады, арестовывала наших товарищей.
Страшный застенок представляла контрразведка в «Палас-отеле». Методы ее работы — избиение шомполами, пытки, насилия, бесчеловечные издевательства.
Несмотря на то что контрразведка хорошо информировалась о подполье — три состава ревкома были выданы провокаторами,— офицеры контрразведки на допросах пытали каждого арестованного, добиваясь новых и новых данных, новых фамилий.
О «Палас-отеле» рассказывает на страницах бюллетеня один из харьковских жителей, Не участвовавший в подпольной работе и арестованный только лишь по подозрению:
«— Ну что, подумал? — начал допрос штаб-ротмистр.
— Мне не о чем думать. Я ничего не знаю.
— Врешь, знаешь! — вдруг приходя в ярость, крикнул штаб-ротмистр. — Капитан, начинайте!
Капитан с шомполом в руке подошел ко мне, дав подножку, бросил меня на пол и начал бить. После 20 ударов капитан остановился передохнуть и в это время начал мне описывать последующие пытки, если я не сознаюсь.
— Это, — говорил он,— я тебя только погладил; погоди еще, если этого мало, будем бить по нервным узлам. Это уже немногие выносят, а будешь еще упрямиться, запустим штук пять холодных клизм. Это еще меньше выносят. Если и тогда не поможет, сделаем из тебя шомполом мясо, посыплем солью и оставим на пару часов размышлять. Это еще никто не вынес, не сознавшись.
После этого допроса я вернулся в камеру разбитый более от рассказа палача, что меня ожидает, чем от перенесенных ударов... [345]
...Прошло несколько дней, и в «Палас» привели арестованных членов ревкома... Тут-то настало страдное время контрразведки. Беспрерывные, в течение суток, допросы с «пристрастием», то есть с самыми жестокими пытками.
Нечеловеческим мукам подвергались арестованные женщины».
Вот что рассказала в одном из бюллетеней бывшая подпольщица Евгения Кринская: «Около 10 часов утра стали вызывать на допрос к главному заплечных дел мастеру Собинову в страшную, как оказалось после, 64-ю комнату. Первой позвали Мусю Телешевскую. Когда она вошла, на нее с нагайкой и кулаками, обдавая площадной бранью, набросились казак и Собинов. Били за то, что коммунистка, и требовали выдачи товарищей. Позвали меня. Когда я вошла, увидела Мусю, то почувствовала, что силы меня оставляют, так был ужасен ее вид: все лицо в кровоподтеках от нагайки и кулаков офицера».
Одну из активных работниц подпольного Красного Креста — Мандрацкую, продолжает свои показания Кринская, «пороли в течение суток три раза. Когда теряла сознание, ее отпаивали водой, отводили в камеру, а через некоторое время опять принимались бить, думая таким образом выпытать показания о работавших в подполье товарищах...»
Приведем еще один рассказ Германа Михайловича. При наступлении Деникина он был командиром повстанческого батальона Савинской волости Изюмского уезда. Его арестовали в Белгороде при попытке перейти фронт, где содержали в заключении при комендантском управлении, а 31 июля перевезли в Харьков в «Палас-отель». Г. Михайлович свидетельствует:
«...При контрразведке я просидел 12 дней, в течение которых пищи как мне, так и остальным арестованным совершенно не давали; при мне увели двух арестованных, почерневших и в беспамятном состоянии от голода. Каждый день были слышны крики избиваемых при допросах, которые производились большей частью, как я заметил, по вечерам, а то и совсем ночью, причем избиваемых запирали в отдельные комнаты. Помещение, которое занимали арестованные, состояло из четырех маленьких комнат; арестованных содержалось до 150 человек; теснота и грязь были ужасные; спали на полу вповалку женщины и мужчины... Много арестованных выпускалось за взятки, о чем в контрразведке говорили не стесняясь; с меня лично следователь просил 15 тысяч... У арестованных отбирали деньги и драгоценные вещи, на них пьянствовали офицеры контрразведки...» [346]
Гостиница «Харьков», политический сыск, фактически филиал контрразведки... Если контрразведка в «Палас-отеле» занималась большей частью подпольем, то в «Харьков» попадали подозреваемые в сочувствии большевикам. Впрочем, строгого разделения не было. Арестовывали по любому поводу, а часто и без повода, просто с целью вымогательства, получения денег за освобождение. Методы «работы» те же, что и в контрразведке. Вот показания одного из товарищей о своем пребывании в гостинице «Харьков»:
«Я подвергся трем пыткам в контрразведке на Рыбной улице в гостинице «Харьков».
16 ноября меня вывели в помещение, где офицеры подвергли меня допросу и после приказали раздеться и стали избивать шомполами и плетьми. Вечером, в семь часов, здесь же, после нового допроса меня подвергли пыткам. Сначала накинули мне на шею веревку с петлей и, потянув кверху, так что я должен был стоять в вытянутом положении, начали избивать руками и рукоятками револьверов; били преимущественно по бокам и лицу. Через несколько минут я потерял сознание и повис на веревке. Когда меня привели в чувство, опять подвергли допросу и после третьего допроса опять подвесили веревкой за челюсти и подтянули кверху, так что я вновь оказался в вытянутом положении и с вытянутой шеей, и меня начали избивать по горлу и по бокам, я опять потерял сознание.
Когда меня привели в чувство, то подвергли новому допросу и, поставив к стенке, сказали, что сейчас расстреляют...
После этого меня поставили на колени перед портретом Деникина и заставили петь «Боже, царя храни», во время пения избивали плетьми по плечам и бокам».
Каторжная тюрьма. Здесь царили такие же порядки, как в «Палас-отеле» и гостинице «Харьков». Об этом свидетельствует находившийся в тюрьме Илья Морозов:
«...На поверке политических заставляли петь молитву... На каждую законную просьбу отвечали бранью и криком. За малейшее нарушение каторжного устава сажали в темный сырой карцер на хлеб и воду.
Карцеры помещались в нижнем этаже, в полуподвале, размером не более двух аршин на два. Небольшая голая кровать на железных прутьях, параша. Вот вся обстановка камеры. Небольшое окно, плотно закрывающееся чугунной ставней, дверь тоже чугунная, насекомых — клопов и вшей — там были миллионы, холод страшный, а теплой одежды брать не разрешалось. Просидеть 72 часа в этой адской яме было не шутка.
После вечерней поверки наступала длинная мучительная [347] осенняя ночь. Спать размещались рано, кто как мог. Вдоль низких стен были приделаны железные рамы, обтянутые грязными мешками,— это были кровати. Ни подушек, ни одеял не полагалось. Но не все счастливцы могли спать на таких кроватях, камеры были переполнены, и большинство размещалось прямо на голом полу, вповалку. Спали и на столах, под кроватями и вокруг вонючей параши. Ночью было холодно и сыро, наступили морозы, в окнах не было стекол, был отчаянный сквозняк. Топить и не думали... Многие, раздетые, тряслись как в лихорадке. Здоровых было мало. Появились болезни — бронхит, лихорадка, головные боли, наконец, и тиф...»
В тюрьме происходил и так называемый военно-полевой суд. Сюда приезжали офицеры контрразведки и в конторе вершили свои дела.
«При допросах, — свидетельствует тот же И. Морозов, — давались откровенные намеки на взятку. За десять — двадцать — сто тысяч, смотря по делу, можно было получить свободу. Взяточничество с арестованных достигло громадных размеров. Это была свободная торговля человеческими душами.
А душ этих было немало. В одной только каторжной тюрьме около двух тысяч, затем губернская тюрьма, сыскное отделение, многочисленные участки и арестные дома — все было переполнено, битком набито разного рода людьми. Но не все, конечно, имели возможность дать выкуп за себя, большинство не имело ни копейки, голодало на черном хлебе и терпеливо ждало решения своей участи. А решения эти были просты и ясны.
По выражению одного старого сыщика, «сто плетей за шкуру и на вешалку — вот наш суд». Этот страшный суд решал свои дела по ночам, в глухом застенке, в составе двух-трех полупьяных офицеров. Приговор составлялся заранее, в коротких словах: «Расстрелять!», «Повесить!» Подсудимого вводили только для того, чтобы объявить ему эти страшные слова. Часто решения выносились заочно и объявлялись подсудимому перед стволом винтовки или под петлей веревки».
Однако широко применялся белогвардейцами и старый метод, простой и безотказный, избавлявший даже от такой пустой формальности, как военно-полевой суд,— убить «при попытке к бегству».
Побывал в этой страшной тюрьме и председатель организационной комиссии по созыву международного съезда инвалидов первой мировой войны А. П. Дорофеев.
Он рассказал нашей комиссии, как инсценировались такие «попытки к бегству»: [348]
«Нас было девять человек. Вывели из тюрьмы. Двое, будучи больными тифом, не могли идти и опирались на других товарищей. Только что завели за угол тюрьмы по Семинарской улице, конвой, идущий впереди и по сторонам, зашел сзади нас и построился развернутым фронтом. Нас же построили в два ряда по четыре человека, а я, девятый, был на правом фланге. Скомандовав нам: шагом марш, в то же время сами зарядили винтовки и после пяти-шести шагов в упор, на расстоянии четырех-пяти шагов, в спину раздался первый залп, от которого упало шесть человек; вторично зарядили винтовки. Трое, оставшиеся в живых, бросились бежать, пользуясь темнотой, но, помню, один еще упал. Мы двое продолжали бежать по Семинарской улице... Закоченевший, я направился в домики, и вот в одном меня приняли, где я и скрывался до прихода Советской власти.
В газете же от 18 ноября 1919 г. появилась заметка, что при попытке к бегству расстреляны семь уголовных бандитов, двое из них бежали. Заявляю, что в нашей группе не было ни одного уголовного, все девять — политические».
shmurdyak

Аватара пользователя
GanZ
Старожил
Старожил
Сообщений: 641
Зарегистрирован: 01 июл 2012, 15:11:43
Благодарил (а): 138 раз
Поблагодарили: 136 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение GanZ » 18 апр 2015, 16:46:45

serpol77 писал(а):Летом 2012 года во время экспедиции "Средний Дон 2012" посетили музей казачества в ст. Еланской Ростовской области. Нас поразила та информация, как будто мир стал с ног на голову.
Фотки музея в альбоме: https://fotki.yandex.ru/users/serpol77/ ... 234/?&p=26

Изображение

Виртуальная экскурсия по Мемориалу и музею в ст. Еланской

Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок
А вроде собирались снести памятник этого прихвостня. Не снесли значит...Пока
shmurdyak

Аватара пользователя
mccoon
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2587
Зарегистрирован: 16 апр 2013, 21:49:54
Прибор: Ace Euro, Matrix M6
Имя: Юрий
Откуда: Ростов/Д, Батайск
Благодарил (а): 3055 раз
Поблагодарили: 1535 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение mccoon » 18 апр 2015, 18:26:56

GanZ писал(а):А вроде собирались снести памятник этого прихвостня. Не снесли значит...Пока
А с чего это он прихвостень? Чей? И чьим прихвостнем сейчас не зазорно быть, большевистским? Тех, кто в одном 19-м году свыше миллиона казаков уничтожил, основываясь на писульке Яшки Свердлова, "русского революционера"?
Участие некоторых казаков в ВОВ на стороне Германии не обсуждаем. У меня своя точка зрения на те события и я ее врядли поменяю: все вытекает из выше сказанного и на самом деле является трагической ошибкой в выборе союзника, в результате чего они оказались втянутыми в войну против своего же народа, а не большевизма, что позже признали многие из самих же участников, в том числе и Петр Краснов.
God's away on business... (Бог вышел по делам...)

Аватара пользователя
GanZ
Старожил
Старожил
Сообщений: 641
Зарегистрирован: 01 июл 2012, 15:11:43
Благодарил (а): 138 раз
Поблагодарили: 136 раз

Re: Акт расследования злодеяний большевиков в станицах.

Сообщение GanZ » 18 апр 2015, 18:38:51

mccoon писал(а):
GanZ писал(а):А вроде собирались снести памятник этого прихвостня. Не снесли значит...Пока
А с чего это он прихвостень? Чей? И чьим прихвостнем сейчас не зазорно быть, большевистским? Тех, кто в одном 19-м году свыше миллиона казаков уничтожил, основываясь на писульке Яшки Свердлова, "русского революционера"?
Участие некоторых казаков в ВОВ на стороне Германии не обсуждаем. У меня своя точка зрения на те события и я ее врядли поменяю: все вытекает из выше сказанного и на самом деле является очень большой ошибкой в выборе союзника, в результате чего они оказались втянутыми в войну против своего же народа, а не большевизма, что позже признали многие из самих же участников, в том числе и Петр Краснов.
О как ловко....."...очень большой ошибкой в выборе союзника...." И не виноваты не в чём. Да что там не виноват..... Жертвы можно сказать. Ошиблись ЖеЖ. Нужно было американцев брать в союзники или англичан, тогда бы не промахнулись.
shmurdyak

Вернуться в «Ростовская область»