Книга "За кладом". Часть №1. "Год 2013"

Статьи о истории, археологии и прочих темах.
Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Книга "За кладом". Часть №1. "Год 2013"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:26:07

Дорогие комрады, буду рад, если вы ознакомитесь с первой частью серии "За кладом" под названием "Год 2013".

Автор: Русанов Андрей Борисович

Содержание:

[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29280]За кладом. Год 2013:[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29281]Выезд первый.[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29281]Выезд второй.[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29284]Выезд третий.[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29285]Четыре эпизода.[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29286]Четыре эпизода (продолжение: 5,6,7 выезды) Восьмой выезд.[/url]
[url=http://southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=330&p=29287#p29287]Девятый выезд. Закрытие сезона.[/url]

Сайт автора: http://arusanov.ru

Автор приглашает к сотрудничеству: художников, спонсоров, издательства.
Автор приглашает камрадов к своему костру, где Вы сможете рассказать свою удивительную и интересную историю.

P.S.: Если Вы располагаете достоверными данными о кладах на территории РБ, то пишите [url=http://southklad.ru/forum/memberlist.php?mode=viewprofile&u=4611]Hans[/url] с пометкой «клады Беларуси». И, возможно, в очередной главе книги именно Вы станете главным героем событий. ;)
Вложения
digger.doc
(337 КБ) 77 скачиваний
Последний раз редактировалось Hans 14 апр 2014, 23:03:23, всего редактировалось 3 раза.



Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:33:38

За кладом. Год 2013


Предисловие

Кладоискательство – одно из интереснейших занятий, которому я отдаю практически все свое свободное время. Когда задумываешься над тем, почему интерес к поиску кладов, несмотря ни на что, неизменно увеличивается, ответ напрашивается сам собой: всех нас притягивает к себе очарование природы, истинная история и удача, каждого зовет дух свободы, приключений и прошлого. Мы хранители и предначертано нам быть хозяевами прошлого, настоящего и будущего. Мы умеем видеть и слышать сквозь время, чувствовать иначе, воссоздавать и творить. Мы чтим пращуров и уважаем природу. Мы вырываемся из круговерти быта.
Вероятно, поэтому нас становится все больше и больше.
Между тем, стоит заметить, что есть люди, в корне от нас отличающиеся. Ими движет лишь жажда наживы, им не присущи любовь к окружающему миру, его красоте. Настоящий кладоискатель – это больше, чем просто состояние души. Это гармония, единение с миром и природой, это божественно и неповторимо.
Металлодетектор, рамки, щуп, наитие или везение, пляжный поиск или поиск магнитом, дорожные, церковные или легендарные клады – каждый из нас отдает предпочтение определенным методам, оснащению, виду и цели, учитывая свой опыт, склонности и возможности пользоваться теми или иными средствами поиска.
Эта книга прежде всего адресована человеку, впервые пришедшему на место поиска с металлодетектором в руках. Хочется добавить, что люди любого возраста, «заболев» кладоискательством, зачастую постигают его азы с неуверенностью и опаской. Одни не понимают, что настоящему копателю нипочем непогода, другие опасаются за свое здоровье, третьи боятся забыть охоту или рыбалку, четвертые считают нашу науку непостижимой, ибо слишком много секретов предстоит узнать. Иных просто пугают одиночество, финансовые расходы, законы или даже просто опасности. Кого-то останавливают отсутствие силы воли, духа или удачи. Но стремление к неизведанному, к новому берет свое: постепенно исчезают сомнения, появляется необходимый багаж знаний, мы крепнем и приобретаем закалку. Когда вас по-настоящему захватит поиск, вы почувствуете, что при хорошей экипировке непогода не имеет значения.
Добиться успеха в кладоискательском деле может каждый, надо лишь обладать желанием, везением и, безусловно, овладеть основами разных способов поиска. Вам предстоит разобраться с оборудованием и картографией, научиться видеть подсказки и погрузиться в мир истории.
Данная книга задумана для того, чтобы в некоторой степени помочь вам, как новичку, стать кладоискателем, дать первые уроки. Прочитав ее, вы осознаете, что поиск кладов – это не только увлекательное занятие, новое хобби или ощущения. Это еще и постоянное изучение мира, природы, способов выживания в ней, это открытия, способные вписать в историю свое имя.
Для начинающего кладоискателя очень важно изучить практику своих более опытных коллег. Первые поездки лучше всего совершать с более опытными товарищами и друзьями. В идеале, будет очень полезно, если у вас появится наставник, способный передать свой опыт и знания. Будьте благодарны, скромны и не докучайте своей назойливостью, ибо настоящее искусство поиска кладов – занятие куда более деликатное, чем можно подумать в самом начале.
Чтобы стать хорошим поисковиком, необходимо научиться совершенствовать свое оборудование, приобретать новые знания и опыт. Сделать самому защиту катушки детектора, уберечь электронику от влаги, суметь перекрасить, отремонтировать детектор, смастерить чехол для его транспортировки – это и многое другое лишь примеры. Если вы будете иметь дорогое оборудование и не будете уметь с ним обращаться, высшей наградой станут лишь улыбки.
Я постараюсь знакомить вас с вашим новым увлечением – кладоискательством – постепенно, в рассказах передавая опыт нашей команды от выезда к выезду. Этот интернет-проект будет долгим и, надеюсь, пройдет через всю мою и вашу жизнь. Мы попробуем постепенно перейти от простых видов поиска к более сложным, будем изготавливать самоделки и постепенно обзаводиться сложным оборудованием. Мы будем радоваться первым пробкам и гвоздям, будем делиться монетам и обязательно найдем помимо клада что-то интригующее и интересное. Мы посетим леса, пляжи, заброшенные деревни и аномальные зоны, побываем в подвалах, на чердаках и в заброшенных зданиях.
На приобретение опыта уйдет не один сезон, и всегда в наших походах будут появляться новые и новые секреты во всем. Мы дадим вам ключик к нашему миру, а воспользоваться им или нет – зависит только от вас.
Мы попытаемся составить краткий словарь терминов в конце книги, чтобы вас не мучили вопросы типа «что же такое МД», «как и где искать клад», «какие бывают клады» и так далее. Это делается для того, чтобы вы с пониманием выслушивали советы бывалых поисковиков.
В настоящей книге будет много частей, каждая будет соответствовать поисковым сезонам, в нашем случае годам, и разбита на выезды. Некоторые выезды будут содержать техническую информацию, а некоторые будут поданы в форме рассказов.

Все совпадения с реальными событиями случайны. Имена, фамилии, географические названия не соответствуют именам, фамилиям, географическим названиям реальных людей и объектов.

Я очень надеюсь, что бывалые поисковики найдут этот проект интересным, откликнутся и помогут составить нам словарь терминов, поделятся байками у нашего костра.


Эпиграф:
Ни гвоздя, ни пробки!

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:35:51

Выезд первый.

Как все начиналось. Наш первый МД
Не знаю точно, когда и почему я впервые захотел отправиться на поиски клада. Подобные мысли с завидной регулярностью, усиливаясь с каждым новым прожитым годом, посещали меня с самого детства. Посещали до тех пор, пока, наконец, в моей жизни не настало время, о котором некогда писал Марк Твен в приключениях Тома Сойера: меня начало обуревать то самое неистовое желание найти зарытый клад.
Так часто бывает: искра, родившаяся где-то глубоко в душе, порождает неистовый пожар, безумный вихрь событий, способный пылать и нестись сквозь всю жизнь. Главное – не дать задуть рождающийся огонек и не перегореть в самом начале пути.
Детские фантазии? Может быть. Но все факторы собрались воедино и разожгли во мне необузданное пламя познания. Так часто бывает, когда что-то становиться ДЕЙСТВИТЕЛЬНО интересным. Благодаря этому светлому огню, я за короткий промежуток времени буквально «проглотил» невообразимое множество книг, всевозможных фильмов, роликов и фотографий, напрямую или косвенно связанных с кладоискательством и археологией. Схемы детекторов, уголовный и административный кодексы, способы патинирования, восстановление металлических изделий, ботаника, нумизматика, история керамики, картография – чего только еще не было в той адской смеси информации, которую с вожделением поглощал мой распалившийся ум…
Однажды, вовсе не надеясь на успех, я поделился пламенем своих фантазий о незабываемых приключениях и горах золота с несколькими близкими людьми. Согласитесь, достаточно сложно поверить в успех кампании, в ее результат, если сам ты – обыкновенный менеджер непонятно какого звена в незаурядной небольшой фирме, твой друг – промышленный альпинист с огромным стажем и не менее огромным багажом специфического юмора, а брат и вовсе художник, по уши увязший в 3D Max.
Но. Всегда есть одно «но». И какое! На нем стоит заострить внимание. Огонь. Я не перестаю повторять, что если вы заметили у себя в глазах искру – раздувайте ее в полноценный костер, чего бы это вам не стоило. Ваши пылающие глаза всегда разожгут душу собеседника. Пусть ненадолго, но пламя вспыхнет. И тут его главное поддержать, раздуть…
Как я уже сказал, надежды на успех не было никакой. Ведь если мы и собирались все вместе, то ненадолго. Обычно диалог наш сводился к старым заезженным пластинкам с совершенно разными, своими, любимыми и наболевшими для каждого темами. Впрочем, иногда он и вовсе скатывался к обсуждению рутинного быта или, что еще хуже, работы. Нам катастрофически не хватало свободного времени, у каждого находились тысячи отговорок, позволявших уклониться, а то и совсем отказаться от любого мероприятия. С возрастом в нашем лексиконе все чаще и чаще стало фигурировать слово «нет». Расстояние в несколько сот метров казалось непреодолимым из-за непобедимой лени.
Тем не менее. В один прекрасный момент, когда я, убивая время, пытался сразить очередной виртуальный вражеский танк, раздался неожиданный телефонный звонок. Этот противный звук, издаваемый домашним телефоном, мгновенно вырвал меня из паутины тактических размышлений и, как следствие, из гущи боя.
– Это я, – я поднял трубку, не зная, что гасить первым –мою невесть откуда взявшуюся злость или пожар во внезапно и совершенно не к месту пробитом двигателе.
– Нет. Я – это я, – прозвучал из трубки знакомый Димкин голос. – Глянул все, что ты мне набросал по скайпу, сам еще кое-что нашел. Прочитал много полезной информации о металлодетекторах и скажу тебе однозначно – надо брать. Надо брать аську триста пятидесятую и пинпоинтер. Я по форумам полазил, мужики пишут, что штука незаменимая, да и по работе пригодится.
– Аська или поинтер? – о поинтере я узнал совершенно недавно и не рассматривал его покупку, как острую необходимость. Как впоследствии оказалось, очень даже зря не рассматривал.
– И аська, и поинтер. Триста пятидесятая вроде как адаптирована под наши грунты, – в Димином голосе неприкрыто звучала радость.
– Вот и замечательно, я как раз недавно обсуждал все с Игорем. Брательник вообще сказал, что это хорошие инвестиции, так как вкладываем мы в свое здоровье.
Что тут еще добавить? К черту виртуальные наркотики! Да здравствует дух неизвестности и приключений!
Мы обсудили цену и решили поделить ее поровну между нами троими. В итоге для каждого из нас покупка обошлась в три раза дешевле, чем если бы мы купили каждый по детектору. Мало того, Дима окончательно решил купить себе пинпоинтер. Мы еще побеседовали минут с десять, уделив должное внимание картографии, предполагаемому району поиска, который выбрали, опираясь на Димкино чутье. В конце, затронув тему биолокации, я прихватил несколько кусков медной проволоки, чтобы соорудить специальные рамки, и пошел домой.
Сумму мы собрали довольно быстро, после чего она, в хрустящих американских крокодилах, была торжественно вручена Диме.
– Алло, – голос Димы, прозвучавший в трубке моего телефона буквально через несколько дней, дрожал от счастья, – купил!
– Сейчас буду! – я, накинув первую попавшуюся под руку майку, на ходу запрыгнул штаны и, сломя голову, помчался в гости.
Минут через двадцать я светился радостью, как маленький ребенок, которому дали игрушку. Все мы дети, только игрушки становятся с каждым годом все дороже и изощренней. Прибор сходил с ума, указывая на скрытую бетоном арматуру перекрытий, а мы радовались. Мы радовались искренне, и этой радости не было предела. Пинпоинтер тоже оказался весьма занятной игрушкой, которой Дима, ко всему прочему, уже успел даже найти противозачаточную спираль у своей новой пассии. Впрочем, не будем затрагивать личную жизнь моего друга, хотя согласитесь, оригинальное применение для такого прибора, не правда ли?
Что ж, дрожь в руках была сродни той, что я испытал в детстве, когда отец дал мне Орленок и сказал: «Крути педали!», а ощущения от прикосновения к приятной, слегка шершавой рукояти Аськи были подобны первому прикосновению к девушке. Да, это было незабываемо. Меня буквально распирало от радости, которой я не преминул, по возвращении домой, поделился с братом и супругой.
Решено было не тянуть и ехать сразу, в ближайшие выходные, а до этого в пятницу устроить контрольное совещание, на котором обсудить конечное место и проверить снаряжение по списку.
Остаток недели незаметно промчался в суете. Я копался в старых картах, совмещая их с современными, искал забытые хутора и деревни, искал по дому, а затем чистил и приводил в порядок свое старое походное снаряжение. Подшивал практически не налезавшую на меня, давно заброшенную на антресоли военную форму.
Димка пообещал посмотреть, как настраивать детектор и придумать для него защиту, чтобы не разбить хрупкую катушку о камни, еще зарядить купленные аккумуляторы. А брат сказал, что глянет, как нашей триста пятидесятой Асей пользоваться.
Надвигалась пятница, а вслед за ней приближались долгожданные выходные.


Пятница. Первая «летучка»
Вечером в пятницу, после тяжелого трудового дня, казавшимся нудным и бесконечным от ожидания, мы все собрались у меня дома.
– Димон, направление, которое ты выбрал, оказалось достаточно интересным: в той стороне очень много исчезнувших деревень, хуторов. И что самое интересное – вот карты. Вы только вдумайтесь! Разница между ними лет двадцать. На этой, старой, была деревня, а на новой уже чистое поле. А тут вообще лес. Будто и не было ничего и никогда. И, если бы только одна деревня. Но они исчезают в непонятных для меня количествах. Даже страшно представить, с какой скоростью в областях вымирают люди, – я выдержал небольшую паузу. – Ну и в целом: совмещать карты в фотошопе или распечатывать, а затем сверять с линейкой, достаточно муторное занятие. В конце концов, я чисто случайно наткнулся в интернете на один интересный сайт. Ребята сделали систему, где в автоматическом режиме синхронизируются на выбор четыре разных карты, причем в результате все достаточно легко центрируется на нужном объекте. Я еще и google «Планета Земля» поставил, чтобы места просматривать, где и что. Вот смотрите, что я нашел, – я быстро нашел, показал и рассказал о нескольких исчезнувших поселениях.
– Ты хоть с картами разобрался, а у меня ремонт, я еще даже не открывал инструкцию к МД, – Димка развалился на диване, – и вряд ли успею сегодня разобраться, работы еще вагон и маленькая тележка.
– А у меня вообще неделя была – не разогнуться. И день сегодня трудный, – брат откинулся на спинку кресла. – Так, пару роликов «покурил» по настройкам. Вы хоть что-то по настройкам читали? Общие принципы хотя бы?
– Времени не было. Короче, едем как студенты на сессию – методичка по китайскому есть и замечательно, – Димка улыбался до ушей.
– Типа того, – Игорь замолчал.
– Едем, кстати, на никому не нужную заброшенную деревню восемнадцатого века, – я снова ненадолго замолчал, собираясь с мыслями. – В крайнем случае, у нас есть еще несколько вариантов. Я тут все распечатал, ознакомьтесь, – я протянул каждому по пачке распечатанных на принтере листов А4.
– И что тут? – почти хором спросили оба.
– Что, что. Там по пунктам деревня 18 век, деревня 19й век. Деревня такая, деревня сякая. Вот верстовка, вот трех-верстовка, вот РККА, вот 20 век, вот спутник, вот координаты для «жопореза», – я выдохнул, – у Игоря вроде есть на трубе, так что не пропадем. Я вам тут координаты написал, не растеряйте.
– Я себе скоро тоже новый телефон куплю, так что будет два, – Димка достал свою старую трубу, – этот уже на ладан дышит. А новый лучше моего домашнего компьютера будет – мощная штука. Координаты мне нафиг не надо, я не смогу посмотреть. Ты лучше их с собой завтра возьми, а то вдруг что.
– Ладно. Рамки сделали для биолокации? – я посмотрел на обоих. Сам-то я еще вчера попрактиковался в поиске Ленкиных сережек, нашел практически сразу же, чем ее сильно озадачил.
– Ну-ну, – Игорь продолжал раскачиваться в кресле. – Не, я с бодуна, мне с ними в таком состоянии работать нельзя. Может, потом. Как-нибудь.
– И мне нельзя, – Дима вздохнул, – я еще болею. А в этом состоянии можно легко «обратку» словить. Не хотелось бы.
– Да и хрен с вами. Только вы поймите, что это хорошая возможность развить дар. Опять же – эту технику мало кто из копателей использует. Вот у тебя, Димон, интуиция дай Бог каждому, а развить – вообще будет блеск.
– Все это мелочи, – Дима перехватил инициативу, – надо веревку и воду взять. У меня есть дежурный комплект: несколько лопат, топор, пила, ломик. Фонарик на всякий случай. Разгрузку, конечно, не помешает купить, да и вообще, в военторг с зарплаты заехать. Я себе там присмотрел много чего интересного. А защиту для катушки на месте соорудим, я к завтрашнему дню все продумал и подготовил. На что-то фундаментальное времени не было совершенно, так что серьезное что-то сделаем позже.
– Короче, едем завтра и практикуемся. Чтобы освоить прибор, не одни сутки надо, – Игорь встал, – кстати, во сколько едем?
– Мы с Димоном в полшестого у его машины встречаемся, за тобой заедем минут через десять-пятнадцать – будь на низком старте. Я маякну.
– Димон, бензин раскинем на троих. – На что Димка коротко бросил: Разберемся.
Так закончилась наша первая «совещалка» перед самым первым выездом. Впереди меня ждали суетливый, весь в сборах, вечер и долгая, бессонная, полная предвкушения ночь.

В дороге
Пять минут на завтрак, десять минут на сборы, и вот уже прохладный утренний воздух щекочет меня своей приятной свежестью. Гаснут последние звезды.
Я успел порядком замерзнуть, прежде чем дверь подъезда с шумом распахнулась, и на лестнице появился Димка с огромным пластиковым ведром, двумя сумками и пакетом, в котором весьма отчетливо угадывались берцовые сапоги.
– Здорово! – я был озадачен количеством вещей и поэтому на всякий случай уточнил, – Ты, случайно, не на войну ли собрался?
– Привет. Чуть вырвался, Инка все мозги высушила: не может, да и не хочет меня понять. Для нее отдых – это сидеть дома или в гостях перед ящиком, – Дима в сердцах сплюнул, – она точно не из нашей компании. Да ты сам ее видел, знаешь. – Переговариваясь, мы направились к машине. – Тут все нужное: снаряжение, еда, вода.
–Ага, а детектор где? – я чуть не засмеялся.
– Вот же! – Димка выругался, – то-то, думаю, что же я все-таки забыл. Подожди-ка минуточку. – И мой друг скрылся в пустой пасти не успевшего толком проснуться дома.
Не прошло и нескольких минут, как дверь снова распахнулась, являя моему взору пунктуального и незабывчивого друга, несущего за плечами на лямке странный, синего цвета мешок. Перехватив мой взгляд, Дима бросил: Вчера сшил, так удобней.
– Ты бы его еще из кумача сшил, – я закинул в багажник старый черный городской рюкзак да пакет с водой и «собойкой».
– Я, кстати, покрасил черной краской все яркие части МД, – Дима захлопнул заднюю дверь, – слишком уж он оранжевым отсвечивал. Видел на рынке липкую ленту с раскраской «хаки», но подумал, что замучаюсь отмывать каждый раз.
Мы выехали. Мой телефон нетерпеливо звзвонил.
– Алло! – раздалось на том конце провода.
– В пяти минутах, – сказал я, – выползай.
Если кто и был самым экипированным из нас, то это безусловно мой младший брат. Его снаряжению можно было только позавидовать: хороший польский мультикам, панама, хорошие берцовые сапоги, защитного цвета рюкзак, к которому была пристегнута саперная лопатка.
– Я рации зарядил, – Дима остановился на стоянке перед домом, где жил мой брат.
– А взял? – недоверчиво спросил я.
– Взял-взял, – Дима осмотрелся, – ну где брательник-то?
– Да вон идет, – я показал на идущего к нам скорым шагом Игоря.
Хорошо, что я захватил с собой еще один листик с координатами, иначе пришлось бы возвращаться. Еще, на случай контакта с сотрудниками госорганов, чтобы не было состава преступления, я подготовил заявление с местом для описи, о сдаче случайных находок. Лучше пере, чем недо – сами знаете.
Мы ехали навстречу солнцу по полупустым дорогам нехотя просыпающегося после хмельной пятницы города. Неслись, предвкушая находки и грезя приключениями. Серые бетонные городские джунгли постепенно исчезли, их заменили яркие и красочные природные пейзажи, которых так не хватало в трясине повседневности.
– Нам обязательно надо найти горшочек с золотом, – Дима выруливал по кольцу на мост, – а лучше три горшочка с золотом. Я даже фотоаппарат по такому случаю взял.
– А все ли подарки земляному дедушке взяли? – мне было интересно, что мы еще забыли, – я взял мелких бумажных денег.
– Я взял подарок, - начал Дима, а Игорь подхватил, – а я пару монет.
– Вроде, ничего не забыли, – я задумался.
– На месте разберемся, – Игорь сверился с навигатором, – уже скоро.
Правда добраться до этого «скоро» удалось лишь со второй попытки, поскольку первая закончилась полем, пробитым глушителем и, как впоследствии оказалось, куском отвалившейся горловины бензобака, что совершенно нас не радовало. Все же легковушка – не та машина, на которой запросто можно ездить по заброшенным и давно заросшим дорогам. В конечном итоге мы нашли более-менее сносную лесную дорогу, по которой смогли добраться до места поиска.

Экипировка, первые гвозди и аборигены
Низкая посадка ориентированной на хорошие дорожные условия машины не позволяла ехать в ней одновременно троим взрослым мужикам не самого худощавого телосложения. Поэтому, пока Дмитрий с важным видом крутил баранку, мы с Игорем, обрызгав друг друга с ног до головы спреями против назойливых насекомых, отбивались от туч еще более назойливых, видимо, посчитавших смесь ядохимикатов соусом к своему основному блюду. А отбиваться было от чего – если поймать из того роя комара покрупнее, то, думаю, без труда на глаз можно было бы определить его пол. Впрочем, в машину тоже набилось достаточно гнуса, и в конечном итоге Дима, как и мы, был вынужден защищаться от назойливых крылатых людоедов.
Остановившись у небольшой полянки, мы начали надевать снаряжение. Меньше всего экипировки было у Димы: рабочие камуфлированные штаны, серо-белая майка и, совершенно не к месту, ярко-синяя болоньевая куртка, которую он подпоясал ремнем от старой офицерской портупеи.
Если с одеждой все ясно, то с собой мы взяли лишь самое необходимое: фляжки с водой, ножи, рюкзаки, две саперные лопатки, топор, МД, рации, пинпоинтер, распечатанные карты и ведро с пластиковой крышкой. На вопрос, зачем оно нам, Дима убедительно ответил, что мы грибники и будем собирать туда грибы.
День обещал быть солнечным.
Продравшись сквозь заросли кустарника – а именно через них нас вел GPS-навигатор, – мы попали на небольшой участок земли, засаженный молодыми деревьями.
– Вот мы и на месте, – Игорь смотрел на мобильник.
– Ну что, давайте делать подгон дедушке, – я снял рюкзак и, расстегнув молнию на одном из карманов, достал из него смятые банкноты. Дима пожертвовал пару ключей, а брат несколько монет разных стран. После чего весь этот небогатый скарб был тут же торжественно зарыт.
– Вы хоть знаете, как его собирать? – Игорь видел нашу Асю впервые.
– Да, пару роликов просмотрели.
Мы достаточно быстро разобрались с фиксирующими части штанги защелками, болтом на катушке, затем плотно обмотали провод вокруг уже собранной штанги и закрепили его в контактном гнезде. После всех этих действий Дима показал, зачем он взял с собой крышку от ведра со шпаклевкой. Положив на нее сверху диск катушки, он, проделав гвоздем в крышке несколько отверстий, быстро прихватил катушку пластмассовыми хомутиками: Выглядит, конечно, коряво, но зато защищает катушку.
Настраивать дали Игорю – все же микроэлектронщик по образованию. Он выставил все металлы, чувствительность не на максимум и… Зря мы договорились копать все. С другой стороны, гуру всевозможных форумов только такие рекомендации и давали. Первый же сигнал, от которого все мы, кстати, вздрогнули, подарил нам… Нет, не горшок, полный золота, а самый обыкновенный ржавый гвоздь. Но нет, я вам совру, если скажу, что этот гвоздь был самым обыкновенным ржавым гвоздем – это был самый необыкновенный ржавый гвоздь, который мы подолгу, тщательно рассматривая, вертели в руках. Кстати, искали бы мы его в земле достаточно долго, не купи Дима незаменимую вещь – пинпоинтер.
Следующей нашей находкой стал… И снова нет, снова не горшок! Стал очередной необыкновенный гвоздь!
– Кто бы мог поверить, что в лесу столько гвоздей, – Игорь задумчиво вертел в руках очередную коричневую закорючку.
Засыпав за собой очередную ямку – надо приучать себя к хорошему тону с самого начала – мы заметили небольшую заросшую воронку. Может, это засыпанный колодец, полный сокровищ? Ага! Держи карман шире! Четкий цветной сигнал подарил нам проржавевшую металлическую тарелку.
– Да медленней иди, ниже маши катушкой так, чтобы движения перекрывали друг друга! – поправляли мы друг друга, вспоминая учебные ролики и литературу.
– И это первая скрипка? Локоть выше, движения плавней, – куда нам без юмора и старых пошлых анекдотов.
А крышка, словно коса, косила и косила траву.
Мы каждый по очереди попробовали походить с металлодетектором. Прибор, хоть и был легким, но… Походить, стараясь оттачивать и запоминать движения, сопоставляя их с шагом, выдерживая скорость и высоту – весьма непростое занятие. Много позже все это конечно дойдет до автоматизма, но, честно признаюсь, знал бы заранее, точно бы руку подкачал.
Вдоволь насобирав гвоздей в лесопосадке, мы вышли к машине. Небольшая передышка и снова в бой.
А не проверить ли эту лесную дорогу, ведущую к хутору? На дороге звенел буквально каждый метр и, пока накопавшийся Дима заполнял свое огромное ведро лисичками, мы с братом заполняли свои карманы ржавым мусором. Не выбрасывать же такие бесценные сокровища!
Сильный четкий цветной сигнал остановил нас прямо на перекрестке.
– Ого! Латунь! – дурачились мы, передразнивая друг друга и рассматривая находку, – Да это же латунь! Сейчас продадим латунь, отремонтируем Димону хату, купим по машине…
Кусок латунной болванки, толщиной и размером с указательный палец, стал нам наградой.
– К вам движется трактор, – рация выплюнула слова практически одновременно с услышанным нами звуком приближающейся сельхозтехники.
Терять бдительность нельзя ни в коем случае и мы, найдя самый густой кустарник, залегли в нем. Мимо, восседая словно на троне, на мотоблоке, с деловитым видом проехал абориген, остановился метрах в ста, загрузил в прицеп пару бревен и потарахтел обратно.
Теперь предупреждать была наша очередь. «Встречай трактор обратно», – сказал я в такое незаменимое в полевых условиях устройство, тут же ответившее голосом Димы: «Понял».
Побродив в бесплодных поисках еще около часа по близлежащим полянам, мы решили собраться у машины и обсудить дальнейший план действий.
Собрались. Спрятали МД в багажник – так, на всякий случай. Теперь, как говорится, картина маслом. Три мужика в явном специфическом обмундировании, в строительных перчатках стоят с лопатами посреди леса, рядом с машиной, вокруг большого белого ведра, дно которого едва прикрывают лисички, и вертят в руках распечатанные снимки со спутника. Прямо на нас из леса выходят две аборигенки лет сорока, с пакетами, полными грибов.
– Вы кто? – вопрос, прозвучавший после короткого взаимного ступора, скорее всего являлся некоей магической формулой, возможно, женщины искали в нем защиту и одновременно пытались напасть. Женская логика, увы, практически всегда убийственна для мужского сознания. Но мы не лыком шиты, мы тут, между прочим, грибы собираем. Поэтому ответ наш был простым и очевидным: «Мы грибники».
– Ой, мы тоже грибы собираем. А вы недавно приехали? – дамы заметили столичные номера и их в буквальном смысле прорвало. Они рассказали нам, что тоже из города, что жили тут на хуторе, что гуляли по этим лесам с самого детства и еще много чего ненужного и неинтересного. В конце концов, рассмотрев наши весьма скромные грибные трофеи, указали в сторону, где на месте старого хутора теперь остался лишь погреб, а вокруг была якобы богатая грибами поляна. Распрощавшись, мы тут же двинулись в указанном дамами направлении, конечно же, не забыв захватить с собой «трюфелеискатель» – ведь мы же, как ни крути, грибники.

Волчье логово в заброшенном погребе.
Не скажу, чтоб поляна была грибной, скорее, она была земляничной – душу на ягодах отвели сполна. Что же касается погреба, то его нашел Дима.
Вход был завален ветками и из-за свисавших вниз хитросплетений корней, травы и мха, скорее напоминал лаз, ведущий к логову Гморка из «Бесконечной истории». Впрочем, наши ассоциации оказались недалеки от истины: под измазанным известкой каменным сводом овальной формы, в прохладе, волки устроили себе логово.
Волков дома не было, зато было полно волчьей шерсти, на истоптанном крупными следами когтистых лап песке валялись недогрызенные остатки ноги какого-то парнокопытного и разодранный в клочья заяц.
– Доставайте ножи, – Игорь озвучил то, что было на уме у всех, – ну его нафиг.
– Будем надеяться, что слова старого охотника «Для дикого зверя, как и для бандита, трое человек – уже много», являются правдой, – пробормотал я.
– Отобьемся! – Дима подошел к одному из подрытых углов погреба и начал «звонить».
Где искать в погребе клад, мы не знали, поэтому на всякий случай исследовали его полностью: от и до.
Погреб подарил нам гнилые остатки современного цинкового таза, крышку от консервов размером с восьмидюймовую дискету, кучу гвоздей и массу удовольствия от работы с лопатой.
Надеюсь, волки остались довольны новым, освеженным интерьером своего жилища.

Война войной, а обед по расписанию!
Нет ничего лучше, чем перекусить на природе. Этакая идиллия – птички поют, солнышко сквозь листья деревьев и холодок тени пытается дотянуться до тебя своими ласковыми лучиками, ветерок шелестит в мягкой траве, разгоняя неназойливых полуденных насекомых. А на разостланных пакетах перед тобой аккуратно разложены черный хлеб, огурцы, помидоры, лук, сало, сваренные вкрутую яйца. Холодная минералка, бывшая с утра еще льдом, теперь приятно охлаждает подуставшее, начинающее гудеть, тело.
– Надо будет сделать стол, – задумчиво изрек Дима и мы засмеялись.
«Ну вот поели, теперь можно и покопать!», однозначно сказал бы лягух из старого советского мультфильма, будь он кладоискателем.
Впереди нас ждала еще одна неизведанная забытая людьми и заросшая лесом деревня.

Вторая деревня. Биолокационные рамки
Мы с Игорем молча шли за машиной, и я думал, почему в наших краях так мало старых толстых деревьев. Везде, где я бывал, все деревья относительно молодые – им от силы лет семьдесят. Есть, конечно, постарше, но они достаточно редки. Не могли же сразу все леса вот так взять и исчезнуть в один прекрасный миг. Даже если учесть, что первая и вторая мировые войны принесли с собой небывалые лесные пожары. Сжигались ли древние леса намерено или нет, не знаю. Возможно, кто-нибудь когда-нибудь кому-нибудь и откроет этот секрет…
На месте второй деревни оказался серьезный лесоповал, работать на котором было достаточно сложно – я бы сказал, практически невозможно без спецтехники, которой у нас и в помине не было. Одно дело, когда ты продираешься через бурелом, пытаясь найти дорогу, и совершенно другое, когда хочешь пройтись и все прозвонить.
В итоге мы нашли всего несколько ржавых звеньев старой цепи, пару сгнивших гвоздей с квадратным сечением и кусок нижней челюсти какого-то жвачного животного.
Больше всех оторвался Димка, которому явно наскучило искать гвозди – он обстучал вырезанным дрыном все пни в округе в поисках змей. От такой наглости змеи забились в самые дальние углы своих убежищ, видимо, поэтому охота на них успеха не имела.
На предположительной окраине деревни мы нашли проросший деревьями невысокий, явно насыпной, курган. Но как ни велико было желание посмотреть, что в нем находится, мы не стали его изучать.
Я усвоил за свою жизнь, что истинные ценности не измеряются деньгами, их надо уважать и хранить, да и могилы грабить – не по нашей части.
Чуть не забыл рассказать о рамках, сделанных мной накануне из медной проволоки. Первые впечатления от общения с ними… Именно так, первые впечатления от общения с ними оказались очень хорошими. Техника и правила работы в сфере биолокации многократно описаны до меня, поэтому останавливаться на этой теме и процессе этого специфического поиска я пока что не буду. Скажу лишь, что рамки четко указывали направление на абсолютно незнакомой нам местности и ни разу не ошиблись с ответом, а для работы с ними необходима ясность сознания. В любом случае, как показал наш выезд, Диме, например, с его развитой интуицией, рамки не нужны вовсе, а Игорю по душе больше пришелся МД, так что лозоходство я оставил лично для себя.


Дорога домой
Как приятно снять берцовые сапоги после долгого тяжелого дня. Это такое блаженство, которое могут понять лишь те, кто хоть раз катался на горных лыжах и ходил в горы или долгие марш-броски. Снять ботинки и почувствовать босыми ногами прохладу земли – это непередаваемое блаженство. И я не ошибаюсь и не путаюсь в описании – ощущения у меня были именно такими.
Помните, как в школе на физкультуру брали с собой сменную обувь? Обратно я ехал в любимых мокасинах.
Двигались домой, обсуждая находки и прошедший день, останавливаясь возле всех достопримечательностей, встречавшихся на нашем пути. Старинный православный храм с развалившимся забором и потрескавшейся статуей Христа, величественные католические соборы, незнакомые городки и деревни наполнили наши души теплом.
– Ничего, горшочек в следующий раз найдем, – сказал я.
– А лучше три горшочка! – поправил меня Дима, – и с золотом!
Дорога казалась бесконечной, асфальт блестел от марева, а наши глаза слипались от усталости. Хорошо, что по пути встречались деревни с колодцами, в которых была ледяная вода. Скучный и унылый бетонный муравейник, наполненный вялыми муравьями, и долгие серые будни ждали нас впереди. Теперь окончательно и бесповоротно стало ясно – этот выезд не последний.

Неприятная неожиданность
Дома под контрастным душем меня ждала неожиданность. Клещ. Да еще где! Этот гад умудрился цапнуть меня за поясницу. Хорошо, что ремень не пустил его дальше – пришлось бы краснеть в больнице: уж сам-то бы вряд ли смог дотянуться, а спасать некому. Вообще, еще с детства ненавижу этих паукообразных.
Но так или иначе – вот он, а вот я. Точнее – вот я и вот эта дрянь, и эта дрянь меня жрет. Первое, что я сделал, это отправился в ближайшую поликлинику. Но увы и ах: выходной день. Никого нет. В травмпункт далеко. Что ж – пришлось учить матчасть, благо, интернет работал.
Хочу сказать, что эти насекомые меня кусали не раз. Так вот, масло, сколько я ни пробовал их намазывать и даже заливать, накрывая наполненной до краев бутылочной крышечкой, не помогло ни разу. Керосин, простите, дома не держу, да и после того, как у меня вырезали из тела случайно оторванную голову этого насекомого, экспериментировать мало хотелось. Итак, я набрал в гугле простой и жизненно важный вопрос «как удалить клеща?». А а что делать – избавиться от этой дряни надо как можно раньше, ибо промедление смерти подобно. Ну, смерти-не смерти, а последствиями эта проблема попахивает.
Конечно, у меня не было всевозможных приспособлений, специальных щипчиков и прочей ерунды, зато у меня оказалась обычная нитка. Помучившись, я наловчился и затянул петлю практически на самом «хоботе», если можно так выразиться, на границе у самой кожи. Затем взялся за концы нитки и на первом же обороте вытащил проклятого членистоногого. Крутить клеща, к слову, можно в любую сторону, резьбы у него на хоботе нет, есть усики. Так вот, успей он вгрызться в мое, с сальной прослойкой, тело, пришлось бы точно обращаться за помощью – чтобы можно было оттянуть нитку и довязать узелки, приближаясь к тому моменту, как проклятый кровопивец, словно пробка, из бутылки вылетит из моего тела. Какая мерзость. Бррр. Вообще не люблю, когда меня жрут.
Мне повезло – воспаления не было, но врачи все же прописали курс доксициклина.
Легко отделался – надо будет серьезней подойти к экипировке и подбору химии от насекомых.
Зато теперь я знаю весьма действенный и простой способ удаления клещей, чего и вам желаю. Как говорится, матчасть должна отскакивать от зубов. По крайней мере, эти специфические знания не повредят в полевых условиях.

О выезде в целом
Мы прекрасно провели время на природе, получив море незабываемых впечатлений. Стало ясно, что кладоискательство – это тяжелый труд, полный приключений, неожиданностей и всевозможных опасностей. Мало того, труд этот требует хорошей физической подготовки, везения, многих знаний, в том числе ориентирования на местности, картографии, а еще наличия развитого воображения и, безусловно, образного мышления. Кстати, даже если у вас нет образного мышления, оно со временем разовьется, впрочем, как и интуиция – просто почаще фантазируйте, пытайтесь мысленно «прочитать» или нарисовать историю находки, опираясь на первичные ощущения, старайтесь угадать, почувствовать.
Мы остались довольны нашим первым выездом и еще очень долго радовали родных увлекательными рассказами, в которых, конечно, немного привирали. Ведь любой кладоискатель – это в первую очередь личность незаурядная, отчасти фантазер и конечно же рассказчик.

Эпиграф: Одна из несомненных и чистых радостей есть отдых после труда.
Иммануил Кант

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:37:31

Выезд второй.

Складная саперная лопатка. Защита катушки МД своими руками
– Привет, – звонил Дима, – я тут телефон новый купил, поможешь установить навител?
Неделя началась крайне тяжело, поэтому я решил немного развеяться и мгновенно согласился на предложение. Минут через десять жди», – сказал я, нащупывая рукой свитер.
Установка программы заняла несколько минут, после чего Димка похвастался мне купленной вчера саперной складной лопаткой.
– Фискаря не было, – Дима достал матерчатый чехол и протянул мне, – зато купил военную. По функциональности точно такая же, только дешевле.
– Удобно, ничего не скажешь, – я вертел в руках легкую металлическую лопатку, выкрашенную в защитный болотно-зеленый цвет, – лопатка и мотыга в одном флаконе.
– Если бы, – Димка сделал несколько хитрых манипуляций, – а вот так это походная табуретка.
Я еще немного покрутил, рассматривая, «табуретку» и вернул обратно хозяину: «Ты говорил, что защиту сделаешь. Сделал?»
– Конечно, – Дима принес МД. Защита представляла собой тонкий и прочный лист пластика, повторяющий по форме катушку со всеми ее отверстиями. Эллипс выступал за края катушки миллиметра на три. – Я просмотрел много вариантов и остановился на самом простом для себя. Сделал небольшие выступы, так что если теперь ударишь о камень при работе, то удар придется только на защиту. Я ее хорошо примотал капроновой нитью, проклеил и еще завтра залью эпоксидкой. А вот кабель надо будет засиликонить, чтобы можно было под водой спокойно работать.
– А почему не «бампер» из камеры, например? – я посмотрел на Диму, – там все просто: берешь камеру от автомобиля, отрезаешь кольцо, как в СССР из велосипедных камер делали резинки для волос и пакетов. Принцип тот же, только кольцо больше и натягивать сложнее.
– Ага, ты мне еще про вакуумное формование расскажи, всего-то лист тонкого пластика нужен, пылесос, немного времени, работающая плита, которую не жалко угробить, – Димка на мгновение запнулся, – или про чехлы из парашюта, брезента, а проще всего из целлофанового пакета, – мой друг пытался объяснить мне становившуюся очевидной, картину. – Все это защищает хрупкую по своей конструкции катушку от царапин и подобных мелочей, которые могут сказаться на ее внешнем виде при продаже. Максимум, от легких ударов. А если ты не заметишь преграду или, скажем, споткнешься и немного сильнее ударишь? А если кромкой и по камню? Всякие изоленты или кожаные чехлы лишь чуть-чуть смягчат удар, а тут ты пластиком лупанешь. Да… И где по твоему я тебе камеру возьму?
– Знаешь, ты определенно прав. Защита получилась однозначно хорошая, – я попытался расшатать пластик, но тот был приделан наглухо, – может, кто-то и «бампером» обойдется, проходив по полям лет с десять и чувствуя каждый камень, а для нас вот такая в самый раз. Разве что, еще стоит подумать об изоляции блока, но тут точно прозрачного пакета пока вполне достаточно.
Немногим позже, уже на выезде, Игорь осмотрел Димино творение и задумчиво произнес: «Главное, чтобы этот пластик не влиял на работу катушки, а то некоторые делают блины из текстолита, а потом гадают, отчего МД слепнет или с ума сходит».

Мешок или рюкзак?
Неделя у всех нас оказалась очень тяжелой: работы навалили по самое «не балуй», свободного времени катастрофически не хватало, да и близких порядком достали наши «ночные бдения» за компьютерами. Что поделать – кто меньше спит, тот дольше живет.
В один из вечеров мы обсудили замену мешка для МД на рюкзак, но в конечном итоге сошлись на том, что менять ничего не будем. Пока не будем.
Да, носить рюкзак с МД удобнее, и пустой рюкзак тоже носить удобнее: он не перекручивается на шее и не мешает копать. Но у нас нет лишнего рюкзака, есть машина, и еще Димка согласен сам носить мешок.
Так временное и становится вечным. Поэтому все мелочи лучше брать на заметку и не откладывать в долгий ящик.
Если бы у нас был печатный станок, думаю, мы бы остановились на рюкзаке, но станка у нас не было, зарплата пока не предвиделась, а долгожданные выходные были уже на носу. Ехать предстояло послезавтра.

Снова в дороге. Почему в пути стоит отмечать интересные места
Утром всегда зябко, особенно, когда стоишь и ждешь своего пунктуального друга. Зато именно в такое время в городе появляется чистый, не загаженный жизнедеятельностью людей, воздух. Наверное, из-за относительной тишины, появляющейся тогда, я и полюбил этот небольшой промежуток в суетливых сутках. Посудите сами: «совы» уже легли, а «жаворонки» еще не встали. Рай для творчества и созерцания звезд. Хотя… Какие, к черту, звезды в городе. То ли дело на природе…
– Уфф! Пока собойку собрал, кофе попил, – Дима, как всегда, прервал мои размышления, с грохотом вывалившись из черной дыры своего подъезда, – и не смотри на меня так, я сегодня взял МД.
– Ага. Не прошло и полугода, – я перехватил у него из рук ведро с ломом, пилой и прочими инструментами, – а ты снова на войну?
– А вдруг придется корни какие подпилить или дом найдем, – Дима открыл багажник, – в машине есть не просят. А там без лома, как без рук. Запрыгивай.
Через десять минут мы забрали Игоря и вскоре летели среди мелькающих полей навстречу новым приключениям.
– Бункер! – Игорь показал нам на серую бетонную шайбу, окруженную полоской темно-зеленой травы прямо посреди поля.
– Да на обратном пути посмотрим, – Дима явно не хотел останавливаться.
На том и порешили. Так мы проехали еще несколько интересных одиноко стоящих больших деревьев, старый, покосившийся от времени, практически разрушенный дом и заманчивую, всю в зарослях иван-чая и крапивы, опушку небольшого лесочка. Конечно, стоит отмечать координаты подобных мест, чтобы после наверняка вернуться к ним, ведь никогда не знаешь наперед, что тебя ждет впереди и какой путь будет у тебя дальше.
Впоследствии мы поняли, что если чутье что-то подсказывает, например, «остановись», надо непременно его слушаться. Умение слушать себя, свое сердце – это один из основных и самых главных навыков кладоискателя. Я еще не раз повторю это.
В то утро мы не остановились, и как оказалось впоследствии, зря.
В конце концов, мы прибыли к месту назначения. Точнее, к месту, где дорога упиралась в поле и бесследно растворялась в нем.
– Да, Дим, жаль, у тебя не джип, – мы с братом были единодушны, ведь если верить навигатору, до первой деревни по полю предстояло «шпарить» еще пару километров.
– Ай, тут поставим, ничего с ней не станется, – Дима остановился и мы вышли.
Пора надевать снаряжение и отправляться в путь.
Бескрайнее зеленое поле встретило нас холодной росой, цветущим красным клевером и колеей от трактора, что уходила вдаль и упиралась прямо в нежный лиловый рассвет. Представляете, какая прекрасная картина получается, если добавить вдалеке, чуть сбоку, лес, а над головой – бездонно-голубое, не успевшее приобрести дневную синеву, небо.
В городе у каждого есть своя бетонная коробка, конура, стойло или насест – кому как повезет. Жизнь каждого на этом подворье есть не что иное, как бессмысленная круговерть, бег за неискренними иллюзиями. Не больше. Псарни соседствуют с овчарнями и огромным курятником. Самое ужасное, что многим нравится так жить. И мне их искренне жаль.
Не обращая внимания на промокшие по колено штаны, мы аккуратно шли вперед, то и дело останавливаясь, чтобы свериться с навигатором и полюбоваться пейзажами.
Впереди показалась жидкая полоска кустарника. Когда-то здесь кипела жизнь, а теперь шелестит высокая трава, и никому нет дела до этой маленькой частицы прошлого. Никому, кроме нас.
– Вы прибыли в конечную точку, – GPS одним рывком вернул меня в эту реальность.


Подарок Земляному Дедушке
– Ну что, «подгон» все взяли? – я полез в карман за бумажками, – не будем нарушать традицию.
– У меня немецкая, – Игорь протянул мне монетку достоинством в 10 пфеннигов.
– А у меня сегодня самый крутой подарок, – Димка извлек из ведра тряпичный сверток. Нашему удивлению не было предела, когда он развернул ткань. В свертке оказались пластиковый велосипедный шлем темно-фиолетового цвета, напоминавший каплю, и связка старых ключей, – разгребаю свою подсобку потихоньку.
Подарки есть подарки. Главное, от души и чистого сердца дарить. Зарыли мы дедушке подарочек. Не глубоко и не мелко – так, чтобы дедушка взял. Оно же как бывает: говорят, отвернешься, а подарка уже и след простыл – забрал дед. Многие в поле монетки кидают, но лично мы подарок закапываем. Вообще, у каждого со временем свой ритуал появляется. Главное, не надо подарками пренебрегать, не надо забывать про вежливость.
– Представляете, теперь кто-нибудь это все откопает? – Дима улыбался до ушей, – это же какой грандиозный шухер будет!
– Ага, тут за долги велосипедиста закопали, – Игорь засмеялся.
– Народ точно искать будет, – я тоже не мог сдержать смеха, – сколько историй, слухов пойдет. Привезли, пытали. Лично видел, как парня тянули, а он упирался!
– Осень, копают картошку, а тут нате вам. Шлем, деньги... – Дима снял с плеча мешок с МД, – точно будут велосипедиста искать.
– Главное, чтобы дедушка твой юмор оценил, – заключил Игорь, а я добавил: Ага, и аборигены.

Дохлая собака и все-все-все
Ветер принес неприятный запах.
– Черт, не спится же этим ассенизаторам. Как можно так бездумно портить землю. Овсинский в гробу точно переворачивается каждый раз.
– Это не они, – Дима, показал рукой на кусты, – там собака дохлая лежит. Недели две, наверное. Вот и тянет.
– Респираторы надо, или повязки на такой случай, – Игорь глянул в сторону, куда указывал Дима.
Высокая трава мешала работе, но не ждать же осени – мы сначала вытаптывали площадку для работы, затем прозванивали ее и, меняясь, шли дальше.
Первой нашей находкой стал большой ржавый болт. Надо сказать, с таким интересом я еще ни один болт в своей жизни не рассматривал.
Следующей находкой стала рессора от трактора, еще через минут десять мы нашли еще одну, затем еще. Дима уже начал шутить, что на этом самом месте в трактор угодил артиллерийский снаряд, как тут прибор выдал хороший цветной сигнал, и мы принялись копать. Резиновая подошва, подбитая ровным рядом гвоздиков из желтого металла, стала нам наградой.
– Нет, ну точно, тут трактор подорвали вместе с трактористом. Сапог тому подтверждение, – Дима почти смеялся, он взял подошву рукой так, чтобы гвозди блестели на солнце, – сфотографируй-ка меня.
Но тракториста мы так, к счастью, и не нашли, зато нашли старый кованый нож от рубанка и небольшой нож от плуга, о который я, к слову, чуть не порезался – умели же делать. Последний решено было взять с собой, вдруг когда-нибудь у нас появится маленькая кузня и мы сможем перековать орало на меч, ну или хотя бы на нож.
Знаете, какую гамму чувств получаешь, когда рассматриваешь квадратный старинный гвоздь? А когда он меняет цвет и слоями рассыпается на твоей ладони от прикосновения? Это просто непередаваемо. Происходит сильнейший эмоциональный всплеск сродни тому взрыву эмоций, когда неожиданно видишь падающую звезду. К слову, жаль, что кованые гвозди никому не нужны. Хотя… Надо будет взять с десяток-другой. Восстановленные, с напечатанной выдержкой из истории, да в рамке под стеклом – будут смотреться, как музейный экспонат. А если такую поделку кому-нибудь подарить? С другой стороны, шмурдяк с собой тоже не стоит брать – уж если выбирать, то гвозди пободрее.
– Тут хороший сигнал, – Игорь центровал место, – иди сюда.
Я подошел, уже практически отточенным движением воткнул лопату в землю и вывернул ком земли. Моим глазам открылась картина, от которой внутри что-то екнуло: прямо передо мной из земли торчал полукруглый, трехсантиметровой толщины, ржавый металлический диск с частыми насечками по краям. Ассоциации, вызванные этим предметом, у меня и у брата оказались одни: мина.
– Дим, похоже, у нас тут мина, – я крикнул Димке, и мы с Игорем рефлекторно отошли на несколько шагов назад.
Надо сказать, друг наш в старших классах учился в Монголии, после был военным. Одному Богу известно, где он только не служил и чего только не знал.
– Это шестерня от трактора, – Димка достал небольшой шпатель, который он брал с собой на случай, если вдруг потребуется филигранная работа, – но на всякий случай отойдите-ка метров на сорок.
– Сапер ошибается один раз, – мы отошли. Напряжение внутри росло. – Может, ну ее, нафиг? А если всех накроет? Не очень бы хотелось рядом с этой собакой.
Дима повернулся: «А если всех, то тут вон тракторист по полю гоняет – он услышит и соберет».
Через пять минут мы рассматривали здоровенную ржавую шестерню от трактора.
– Мы так либо трактор соберем, либо дорогу металлоломом окупим, – Игорь взял шестерню, – пойду ее в кучу к находкам кину. Вот зря ты деду шлем подарил – он нам теперь трактором отдает, – и мы рассмеялись.
На душе было как-то по-особенному легко. Солнце палило немилосердно. Хотелось пить, и мы направились к небольшому тенистому лесочку.

Обед в тени раскидистых ветвей
Банка тушенки, лук, несколько головок чеснока, вареные вкрутую яйца да бутерброды с сыром. По пакету, на котором лежала наша нехитрая снедь, ползали маленькие улитки, а рядом на деревьях пересвистывались о чем-то своем небольшие птички.
Мы сидели, наслаждаясь прохладной тенью. Дима, активно жестикулируя, рассказывал какую-то очень смешную историю, Игорь внимательно слушал, развалившись на траве, а я, поскольку все Димкины истории слышал уже не раз, сидел, жуя только что сорванную травинку, и боролся с дремотой.
– Давайте по чайку, – я достал из рюкзака термос, – крепкий будете?
– Давай! – хором ответили мои соратники. Сняв и разобрав надвое крышку термоса, я наполнил получившиеся обе части чашки чаем.
– Чего-то он какой-то холодный, – Игорь держал металлическую часть голой рукой, – раньше в перчатках не удержать было.
– Да уж, не горячий, – Димка сделал глубокий глоток из пластиковой части.
– Да как так? – я взял чашку у брата, та была действительно холодной, – я ж только утром заварил.
– Может, закрыл плохо, – предположил Игорь.
– Нет, я проверял.
И тут в душу мою закрались сомнения: в начале недели я давал попользоваться термосом своим родственникам. Я снял кожаный чехол и на самом дне обнаружил вмятину. Вмятина была четкой и ровной, будто наполненный термос с хорошей высоты упал донышком точно на металлический уголок.
– Вот и давай свои вещи. Хоть бы сказали, что упал. Если бы колба стеклянная была, все сразу было бы ясно, а тут.
– Вакуум нарушили и прости-прощай, – сказал Дима, а Игорь добавил: Вот уж не думал, что металлический термос можно так легко угробить.
– Они явно старались. Чего теперь жалеть, придется покупать новый.
Мы пили холодный чай, а я знал, что больше тем людям не дам ничего из своего снаряжения. Не потому, что я жадный. Я ничего не дам им больше по той причине, что если берешь что-то, будь добр относиться к вещи как к своей – бережно, с душой. А если уж произошла непредвиденная случайность (я же понимаю, всякое бывает) – скажи правду. Я не съем. В конце концов, все вопросы можно решить и все можно понять. Все, кроме наплевательского отношения «не свое – не жалко» или «это не я».
– Ну что, перекусили?
По краю пакета, на котором осталась лишь пара бутербродов, неторопливо плыли две улитки. Впереди нас ждала старая еврейская деревня.
Мы начали собираться, а Игорь задумался: «Сомневаюсь, что мы там что-нибудь найдем, евреи все с собой носили».
– А мы попробуем. Вдруг они горшочек с золотом забыли? – Дима засунул за пояс красный пожарный топорик.
Мы отправились к месту, где несколько столетий тому еще стояла деревня с красноречивым названием, показывающим, кто в ней жил и что от этих жителей можно было ждать. Деревня находилась за полем, поросшим высоким кустарником и острыми сухими колючками. Над головой одинокой черной точкой парил орел, в горячих лучах оранжевого солнца плавилось глубокое ярко-синее небо.

Совсем не еврейская деревня
На месте некогда процветавшей деревни и богатого рыбой пруда теперь находился редкий заболоченный лесок, полностью заросший малинником и крапивой высотой в человеческий рост. Повсюду лежало множество камней от совсем маленьких до огромных валунов.
После бесплодных попыток пробиться через заросли крапивы к небольшой возвышенности Дима пообещал, что к следующему разу обязательно купит мачете. Но какой бы жгучей и высокой ни была стена крапивы, мы тоже были не лыком шиты: Игорь вырезал длинный шест и как батогом начал лупить неприступные заросли. Бой был долгим и тяжелым – на место уничтоженных яростными атаками моего брата жгущихся бойцов вставали все новые и новые, но Игорь не отступал. Мы с Димой двигались чуть позади, прозванивая освобожденные от «врага» территории.
Гвозди, гвозди и снова гвозди. Такое впечатление, что вся деревня состояла из одних только гвоздей.
– Надо что-то придумать для коленей, – я поднялся и отряхнул штаны, – это не дело. Ну раз, ну два, но ведь в конечном итоге вся эта сырость аукнется.
– У меня дома наколенники где-то были и кусок линолеума, – Дима убил комара и попытался вытащить из земли камень размером с футбольный мяч.
– А линолеум зачем? – поинтересовался я.
– Наколенников на всех у меня не хватит, а из линолеума можно будет ковриков хоть на роту солдат сделать, – Дима продолжил орудовать лопатой.
Примерно через полчаса мы наткнулись на огромные когтистые следы и довольно неприятную на вид и запах коричневую массу. Все это явно говорило о том, что кроме нас тут может находиться очень опасный зверь.
– Медведь, – подытожил увиденное Дима, хотя и без его слов все было ясно.
– Я вот что скажу, у меня товарищ на Алтай ездил, – я пытался говорить, как можно громче, – так вот он рассказывал, что медведей там полно, и когда по лесу ходишь, надо песни орать или анекдоты травить, иначе съедят.
– Очень может быть, – почти прокричал Дима.
– Жаль, петард нет, – Игорь не отставал от нас, – на такой случай надо пару здоровых корсаров прикупить.
А ведь и вправду, светлая мысль. Из деревни было решено уйти от греха подальше – следы были довольно свежими, а бездумно рисковать очень не хотелось.
Мы решили отправиться обратно к машине, а по дороге прозвонить поле.
Продираясь через кусты, не обращая внимания на спелые ягоды малины, мы орали первые пришедшие на ум анекдоты и громко смеялись. Где-то позади, в деревне, в зарослях малины мне чудилось едва заметное движение, а по спине то и дело пробегал холодок, как если бы за мной наблюдали из укрытия.
Вот такая странная деревня встретилась нам сегодня. Говорят, клады или духи, их охраняющие, могут принимать облик различных зверей и пугать кладоискателей. Не знаю, правда, это или нет, но дыма без огня не бывает, да и рамки мои себя вели в этом месте довольно странно.

Ноги в колючках
Невыносимая жара, царившая вокруг, не стала для нас преградой, мы просто чаще пили воду, запасы которой довольно быстро таяли.
– Вот специально для таких дней надо купить гидратор, – Игорь отвинтил крышку и сделал большой глоток из фляги.
– Чего купить? – переспросил я.
– Емкость для воды, со шлангом, – откликнулся Дима, – что-то вроде питьевой системы. Литра три воды в рюкзаке, а выводится через шланг, например, на плечо. Удобно и объем больше, чем у фляги.
Поле подарило нам старую развалившуюся водопроводную, по мнению Димы, трубу и ржавый кусок старой велосипедной рамы. Впрочем, из-за большого количества высокой растительности работать там, за исключением небольших высохших пятачков, было практически невозможно. Так что основную массу времени мы продирались через бурьян: впереди, размахивая, словно косой, своей лопатой, шел Димка, сзади мы с Игорем. В конце концов, я плюнул на работу с МД, положил его на плечо, да так и двигался вперед по нашей небольшой «просеке». Вскоре мы вернулись на место, где вели поиски до обеда.
– Мы сегодня намотали километров пятнадцать,– я сел на траву, – ноги просто отваливаются.
– Не так бы солнце палило, прошли бы больше, – У Димы зазвонил телефон, – вот как она тут до меня дозвонилась?!
– Ноги, крылья… главное – хвост!!! – Игорь уселся рядом и вытянул ноги.
– Эту картину определенно надо сфотографировать, – я полез за фотоаппаратом, чтобы сделать снимок наших ног, обретших некое подобие коры. «Кора» состояла из великого множества самых разнообразных, прицепившихся к штанам и обуви, семян, из которых я лично узнал только колючки репейника и то потому, что мы кидались ими в детстве.
– Димка, да дома ты с ней наговоришься, пошли уже. Что ж она тебя в покое-то никак не оставит? Вот нашел же ты себе геморрой, – и мы отправились к машине, до которой оставалось несколько километров.
Поле, несколько часов назад встретившее нас утренней росой, теперь встречало жарким маревом и запахом сухой травы. Где-то вдалеке слышался гул работающего трактора, а вокруг нас цвел красно-фиолетовыми цветами клевер. Позади шумел изумрудный лес. Над головой, в яркой синеве, провожая нас своим зорким глазом, одинокой черной точкой парил орел.

Пропавший бункер
Уже находясь в пути, мы вспомнили, что в дороге было несколько примечательных мест, где стоило бы побывать. Особенно нас интересовал небольшой бетонный бункер. Нет, мы не собирались в нем что-то искать, просто любой мужик по сути своей остается мальчишкой, а дети, по крайней мере, советские, любят все игрушки, связанные с войной. И хотя бункер – это вовсе не игрушка, но полазать в нем мне лично было бы за счастье.
За каждым новым леском, за каждым поворотом нам казалось, что бункер должен был быть именно здесь, но чуда не случалось, и мы ехали дальше. Следующий раз мы точно будем помечать все интересные места.
Солнце клонилось к закату, мы заезжали в безымянные деревни, чтобы сфотографироваться у местных достопримечательностей. Дорога была трудной, хотелось принять душ и выспаться.


Впечатления
Каждый выезд – это путешествие, полное незабываемых и ярких событий. Путешествие сквозь время и сквозь пространство. Это полет фантазии, соприкосновение души с прошлым, с историей. И пусть все наши поездки длятся не так долго, как могли бы, но мы отдаемся им всецело, ныряя в приключения с головой.
Если отдыхать после тяжелых трудовых будней, то только так.

Эпиграф: Тот, кто может отдохнуть, превосходит того, кто может брать города.
Бенджамин Франклин.

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:39:03

Выезд третий.

Покупки и подарки
С третьим выездом мы решили не спешить. Мы хотели досконально проанализировать обе предыдущих поездки и сделать выводы. Вообще, анализ приключений, проработка возникавших ситуаций, да и просто комплектация снаряжения на каждый отдельно взятый случай – все это очень важные составляющие в практике начинающего и не только начинающего кладоискателя. Не стоит оставлять их без внимания. Безусловно, можно долго спорить по поводу целесообразности проведения такого рода действий, но поверьте, опыт, который вы получите благодаря им, будет так же немаловажен, как и тот, который вы приобретете на практике.
Итак, волею случая у всех нас практически совпало одно и то же знаменательное событие – день выдачи зарплаты. Конечно же, некоторую ее часть мы тут же собрались потратить на снаряжение. Я остановился на камуфляже бундесвера и рюкзаке, Димка захотел универсальную одежду для города и леса, что же касается Игоря, то, как я уже упоминал, у него практически все было в наличии, и он решил определиться с покупками на месте.
На поиски всего необходимого мы полностью потратили выходные и вдобавок еще несколько рабочих дней.
Диме, из-за его накачанных тяжелым трудом на городских высотках плеч и грудной клетки, практически невозможно было найти куртку. Перед моими данными, являвшимися результатом сидячей работы, и вовсе сдался не один десяток мелких магазинов: что делать, если львиная доля покупателей военной одежды в них – люди худощавого телосложения. Сколько бензина было сожжено в суете поездок между незнакомыми адресами и сколько всего перемерено, одному богу известно.
Возьмем к примеру рюкзак. Одно дело, когда у вас неограниченный бюджет, а другое, когда приходится действовать в условиях жесткой экономии. Попытки найти идеальное соотношение цены и качества к концу первого дня стали казаться мне совершенно бессмысленными. На следующий день я и вовсе лютой ненавистью возненавидел продавцов, не желавших уступать в цене и пытавшихся наварить на своем товаре зачастую по триста процентов сверх реальной стоимости. С другой стороны, конечно, можно было посидеть на форумах и купить все необходимое б/у, но я не сторонник секонд-хенда. Не только на денежку, но и на любую вещь, на любую одежду всякого наговорить можно, а незнающий человек долго потом все «это» с собой носить будет и от невзгод страдать. Так что, не хочешь иметь обноски – плати втридорога, не хочешь переплачивать и располагаешь временем – бегай, ищи.
Выбор всегда есть. По крайней мере, у тех, кто верит в результат. Мы не были бы собой, не обладай мы упорством и целеустремленностью.
В конце концов, в каком-то из магазинов Дима купил себе два комплекта штанов (один из них для работы), остановившись на городском камуфляже. Я собрал в разнобой бундесвер на городском рынке и в самый последний момент умудрился купить хороший гражданский рюкзак защитного цвета. Игорь же просто довольствовался покупкой майки и носков. Мы также показали Диме термоодежду, но он решил купить ее со следующей зарплаты. У нас с Игорем комплекты такого белья были уже давно. «Терма», как мы ее называли, прекрасно зарекомендовала себя как необходимая вещь в холодную сырую погоду.
Кроме всего прочего, в течение следующей недели Дима умудрился найти нам первоклассные кожаные офицерские ремни. Себе же он приобрел складную удобную пилу и внушительный секатор, поскольку совершенно не хотел «снова изображать Титаник, прокладывая нам дорогу в непроходимых дебрях при помощи топора и лопатки».
Но и это еще не все. Как-то вечером мой друг встретил нас с супругой у пригородной электрички и, не дожидаясь, пока мы усядемся в его машину, стал показывать свои свежие «игрушки».
– Смотри, какой нож купил – все есть! – Дима легким движением разобрал достаточно крупный гаджет и в его руках оказались отделенные друг от друга вполне добротные ложка и вилка. – Это вариант для коротких походов, когда есть «база», такая, как моя машина. В длительный, особенно в пеший, конечно, лучше взять простую ложку. Там уже от других принципов отталкиваться надо.
– Хоч… – не успел договорить я, как Димка достал из металлической круглой коробочки другую «игрушку».
– Смотри. Делаешь так: о-о-оп! – и в его руках оказался телескопический стакан из нержавейки.
– Все Лен, запоминай, что мне дарить на Новый год! Больше никаких носков с трусами! – заулыбался я, – или выдай мне денег из семейной кассы. – Хотя я уже год, как совершенно не пью, но этот стакан мне нужен позарез, пусть бы даже и просто ради карабина на коробке. Пригодится – будет, во что чай наливать.
– Димка! – возмущенно начала супруга, – вот зачем ты ему все это показываешь! Знала б – мы бы не позвонили!
– Дарю! – Димка сложил все в пакет и протянул мне, – с днем рождения!
– Спасибо! – я взял пакет и пожал Диме в знак благодарности руку. Этот подарок был очень приятным. Из всех моих знакомых и друзей, наверное, только Дима способен подарить любой, зачастую вовсе непонятный или шуточный предмет так, чтобы одариваемый ощутил полное удовлетворение. Видели бы вы, с какой помпезностью и юмором он дарил мне лет пять назад набор строительных ведер, вложенных друг в друга, наподобие матрешек…
– Вот только надо было потом, втихаря подарить, – я подмигнул жене, – я же Ленку уже почти раскрутил на деньги…
Я остался очень доволен подарками: Игорь финансировал покупку камуфляжных штанов и несколько позже привез к ним подтяжки, супруга подарила мне складной «фискарь», а студенческие друзья Серега с Олей – швейцарский перочинный ножик. Все остальные подарки пошли прямиком в семейный бюджет – ведь кто-то когда-то придумал дарить деньги…
Немного отвлекся.
Я вам так скажу: если есть возможность собрать хороший комплект снаряжения – собирайте, только делайте это с умом. Не стоит скупать все подряд, многое окажется непрактичным, а иное и вовсе не пригодится. Выбирайте вещи, которые будут служить вам верой и правдой не один год, старайтесь, чтобы они были легкими и компактными, отвечали вашим требованиям.
Если же возможности купить все и сразу нет, делайте покупки постепенно, по подготовленному и проработанному списку, исходя из важности и необходимости. Пробуйте новое, мастерите, изобретайте – на сегодняшний день вокруг вас множество источников информации, изучайте их. Все ответы на практически любые вопросы сейчас доступны, прозрачны и в основной своей массе лежат прямо на поверхности.
Дорого покупать? У вас есть руки и ум. Сделайте. Не можете сделать сами? Среди вашего окружения найдется человек, способный помочь. Нет такого человека – ищите его или же учитесь сами. Тот же МД сейчас можно соорудить самому, для начала достаточно выбрать в интернете схему, исходя из личных потребностей, и узнать необходимые нюансы на тематическом форуме.
И не забывайте следить за своим снаряжением – за его чистотой, хранением, не ленитесь править и доводить до ума.
Если у вас действительно есть цель, то дорога к ее реализации найдется очень быстро и ничто не способно будет помешать вам на этом пути. Самым ярким примером тому может служить малая нужда в совершенно неподходящем месте. Ведь человек, гонимый такой нуждой – самый целеустремленный человек в мире, и нет для него помех. Этот принцип, некогда услышанный мной, теперь сможет помочь вам в достижении любой цели. Помните: ГЛАВНОЕ, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗАХОТЕТЬ!

Через дождь к бункеру
Выходные ожидались дождливыми и я, проанализировав прогноз погоды, выбрал то же направление, что и в прошлый раз. Если окажусь прав, то максимум, что нас ждет днем, это «кратковременные дожди» и «облачно с прояснениями». А там как Бог даст. Впрочем, рамки, с которыми я изредка тренировался дома, говорили, что завтра «Бог» нам точно что-то даст.
Проведя вечер перед выездом за компьютером, я нашел несколько интересных мест. Но по-настоящему мое внимание привлекло лишь одно. Со спутника отчетливо просматривалось несколько «заросших прямоугольников». Жизнь этой, не так давно стертой с современных карт, деревни была долгой и захватывала около трех с половиной веков.
Ночь, как всегда, прошла в полудреме – я больше ворочался, чем спал. В пять часов сработал мой внутренний хронометр, а еще через несколько секунд заорал сотовый телефон, заведенный на пять ноль одну, – так, на всякий случай. В ответственные моменты внутренний будильник никогда меня не подводил. Главное, перед сном посмотреть на любые часы и сказать себе, когда хочешь проснуться. Этому нехитрому способу я научился еще в детстве, пытаясь не проспать «на рыбалку».
Полчаса на то, чтобы окончательно «разлепить» глаза, привести себя в порядок, одеться, перепроверить и упаковать в рюкзак собранные еще с вечера вещи, взять собойку и… В общем, все как обычно. Я постепенно замерзал у Димкиного подъезда, вдыхая запах прошедшего ночью дождя, и думал, не стоит ли разбудить моего друга в следующий раз еще на полчаса раньше. В общем, все по накатанной. Опять дверь, подъезд и шутки, опять машина, опять подхватили по дороге брата и долго ехали по полупустому, в этот раз мокрому от вновь начавшегося дождя, городу.
Дождь усиливался. Серые пейзажи, мелькающие за окнами, дополнялись медленно идущими в сторону города низкими свинцовыми тучами, шумом разбивающихся о стекло капель и монотонной работой слегка скрипящих дворников.
– Может ну его? – Димка посмотрел на меня, – если такая погода будет…
– Нет, – оборвал его я, – чукчи в нашем гидрометцентре сегодня не ошиблись: в городе идет дождь, а значит там, – я показал рукой на далекую лиловую полоску света, – его не будет.
– Ну ладно, я-то плащ-палатку взял, – Дима посмотрел на нас с Игорем, – а вы как?
– Димон, ты на дорогу смотри. У нас еще с киевского рок фестиваля синие целлофановые плащи остались. Как раз к твоей куртке сойдут, – Игорь помолчал и добавил, обращаясь ко мне, – ты, вроде, вчера, собирался их взять?
– Конечно, взял, – заверил я.
– Кстати, тут по дороге, если я не ошибаюсь, должен быть где-то бункер, – Игорь показал на мелькавшее слева за кустами поле.
– Не ошибаешься, я его уже давно высматриваю, – отозвался Дима.
Минут через десять мы, переступая через лежащую длинными рядами мокрую солому, двигались по скошенному полю к виднеющемуся вдалеке грозному диску бункера. Впрочем, при ближайшем рассмотрении он, скорее, напоминал не диск, а восьмиугольник с округленными верхними ребрами.
Тогда умели строить на совесть и на века. За долгие годы конструкция ничуточки не разрушилась, на ней во многих местах сохранились следы опалубки. Уже дома, рассматривая фотографии, мы заметили, что мой камуфляж практически полностью сливался с бетоном, потемневшим от недавнего дождя и покрывшимся со временем пятнами зеленого и коричневого мха. А тогда, на поле, мы не обратили на это внимания – нам не терпелось скорее пробраться внутрь.
Пустые глазницы бункера устало смотрели на дорогу, а развороченный взрывом вход находился на противоположной от них стороне. Снаружи было видно, что бойницы располагались сантиметрах в десяти-пятнадцати над землей, а над ними возвышалось еще около полутора метров бетона. Мы обошли конструкцию. Многотонная бетонная плита была сорвана и валялась чуть поодаль, открывая взору искореженные, немного ржавые, оплетённые паутиной, пруты, закрывавшие вентиляционную шахту.
Димка с Игорем включили фонари, а я достал фотоаппарат, убранный в чехол минутой ранее.
Как ни странно, внутри бункер оказался чистым, не загаженным местными алкоголиками и проезжающими мимо водителями. В нескольких местах в побеленных коридорах выросли из побелки причудливые сталактиты. Стальной потолок казался черно-коричневым и неровным от ржавчины, облезшей краски и капель росы. На одной из стен, на уровне головы, висело ласточкино гнездо, слепленное из земли и соломы. Мы не стали подходить близко к гнезду – полюбовались издали.
Вид из бойниц, поросших мхом, открывался шикарный – хоть сейчас ставь пулеметы да врага бей. Некоторые из амбразур были немного присыпаны землей и заросли снаружи травой. Впечатления это все совершенно не портило, даже наоборот, усиливало, делало их ярче. Бронелисты, к сожалению, отсутствовали, практически все металлические элементы, поддававшиеся демонтажу, были варварски вырваны с мясом неизвестными вандалами, а то, что осталось, находилось в весьма плачевном состоянии. Многим сейчас не нужна память, если с нее нельзя получить прибыль. Такое отношение, на мой взгляд, в крайней степени печально.
Мы сели в машину и еще долго делились впечатлениями.
– У нашего дедушки был тревожный чемоданчик, – начал я, а Игорь подхватил: Он полковником был. Очень удобно на случай войны – никаких сборов, все необходимое собрано.
– Я помню, вы рассказывали уже, – Димка смотрел на дорогу, – я тоже хочу такой себе сделать. Собрать в сумку все самое необходимое и в машину кинуть – на всякий случай.
– Тогда уже лучше рюкзак, – сказал я и, помолчав, произнес, – нам тоже надо такие собрать. Чем черт не шутит.
Почти перед самой точкой назначения нам встретилось большое стадо коров, неспешно переходящих дорогу. Буренки без интереса заглядывали в окна машины и брели дальше. Я задумался об их образе жизни, и он показался мне до боли похожим на городской.

В зарослях борщевика
Мы съехали с узкой «грунтовки» и остановились на маленькой каменистой поляне с редкой высохшей на солнце травой. Надо сказать, эта местность была идеальна для камуфляжа Игоря (это мы тоже заметили, рассматривая дома фотографии, так что всегда полезно брать с собой фотоаппарат). GPS показывал, что от машины до точки идти было чуть больше двухсот метров.
Короткие сборы, проверка раций и мы, спотыкаясь о незаметные из-за высокой травы кочки, отправились вперед.
Место, на котором, когда-то стояла деревня, выделялось буйными зарослями борщевика, пятнами лопухов и небольшими островками крапивы. Кое-где росли опутанные лианами старые груши и яблони.
– Хорошо, что сегодня нет солнца, – Игорь надевал перчатки, – иначе, нахватали бы ожогов.
– Не знаю, – Дима поставил на землю свое ведро для грибов, в котором лежали пакет с едой и топор, – мой друг в детстве собирал сок борщевика и потом сдавал его за деньги государству. И ничего, все нормально было.
– Давайте аккуратно, – я отстегнул от лямки рюкзака фискарь, – скидывайтесь, будем подарок дедушке закапывать.
Руки чесались, но в этот раз мы решили не спешить и вначале просто осмотреться. Зрительно искали остатки фундамента и любые возвышенности. К сожалению, в этом нелегком деле нам сильно препятствовали проклятые зонтичные. В итоге мы нашли подходящий бугор и стали избавляться от мешавшей растительности. Что мы только не делали, чтобы подготовить плацдарм для начала работы: и вытаптывали, и лупили, и даже опробовали Димкин секатор…
Первый сигнал подарил нам прогнивший и практически полностью превратившийся в коричневую труху железный лист, скрученный в трубку. Далее последовали друг за другом несколько кованых гвоздей размером с палец, каждый из которых мы, радуясь, словно дети, вертели в руках и передавали друг другу. Для кого-то это просто «шмурдяк», а для нас – частицы прошлого, причем каждая со своей историей. Кладешь на ладонь старый гвоздик, закрываешь глаза, прислушиваешься, и он тебе начинает рассказывать, а если уж очень хороший попался, то еще и показать может. Не всегда, правда, слушать и смотреть у меня получается, но я учусь.
Мы продолжали обыскивать холм.
Очередной четкий сигнал – и в наших руках оказалось донышко от чугунного горшочка! Вы просто не представляете, какую бурю эмоций способен вызвать небольшой кусочек металла! А фантазия? Боже! Она способна рисовать такие картины, что просто дух захватывает!
В этом же месте мы нашли несколько старых гвоздей и уже было собирались переходить дальше, как Игорь заметил несколько глиняных черепков.
– Смотри, керамика! – мне было сложно сдержать переполнявшие меня чувства, когда в моих руках оказался маленький осколок коричневого цвета с остатками рисунка.
– Дай-ка глянуть, – Игорь протянул руку.
–Держи, – я аккуратно положил ему в ладонь обработанный кусочек глины.
– Смотри, еще один, –Дима указывал на очередной осколок, – а вот еще и еще!
В итоге мы отложили МД в сторону и стали искать осколки обожженной глиняной посуды, просто раскапывая яму. Сколько же их там было. И коричневые, и оранжевые, и желтые; большие и маленькие; с рисунками и без. Это было здорово!
Вскоре мы снова вернулись к поиску с МД.
– Ройте-ройте! Я сейчас сниму большой ролик, как происходит сам процесс. – Димка снимал, как мы с братом пытались отрыть очередную железяку. – Ленке своей покажешь, пусть посмотрит, чем мы тут занимаемся!
– Ага, лучше сразу в интернет выкинь, – Игорь продолжал орудовать лопатой, – чтобы желающих искать клады поубавилось.
– А никто и не обещал, что будет легко, – Димка продолжал съемку. – А вот и долгожданная находка, на извлечение которой потрачено столько усилий… Гвоздь!
– Верни его дедушке, – пытался отдышаться я, никак не хотел даваться в руки.
Мы нашли еще много всякой, дающей четкие цветные сигналы, ржавой ерунды, пока на очередном выкопанном гвозде Дима не предположил, что перед нами просто огромная мусорная куча.
Следующей находкой стала проржавевшая эмалированная миска.
– Смотрите, что я нашел! – Игорь пытался вытащить из земли массивный лист металла, напоминавший полукруг.
– Интересно, что это? – я рассматривал находку, – может, бронещит от «Максима»?
– Ага. Ты еще скажи, что это люк от танка, – Игорь взял лист из моих рук, – а может и от танка.
– Если только от старого, – Димка пытался достать из-под земли еще какую-то железяку.
– Вообще, судя по прочему металломусору, это заслонка от печи, – других предположений не оказалось, поэтому сошлись на моем последнем, как на наиболее вероятном.
Металлического хлама было столько, что можно было работать просто при помощи поинтера. Как следствие, работа наша ускорилась вдвое, а гора металлолома, складываемого в одно место, стала расти значительно быстрей.
– А вот это что-то интересное! – Игорь держал в руках какой-то брусок черного цвета, – действительно интересное.
При ближайшем рассмотрении брусок оказался куском спрессованного угля правильной прямоугольной формы, упакованным в бумагу. Наш друг повертел его в руках и с легкостью разломил надвое.
– Мусор какой-то, – сказал Дима и отправился дальше откапывать какую-то странную ржавую железяку. – Чертовы наколенники, – Димка кряхтя встал, – до чего же неудобно сделаны, все время сползают!
– Наверняка они сделаны не для того, чтобы стоять на них и рыть, – я посмотрел на Диму, который пытался размять ногу, – тем более не рассчитаны на твое больное колено.
–Да, это точно, – согласился Дима, – пусть будут только для работы, а на следующий раз я всё-таки вырежу коврики. Тем более, я уже достал линолеум.
– Я смотрю, ты уже разобрал свой «небольшой» склад в комнате? – я, улыбаясь, смотрел на Димку.
– Ай, о чем ты говоришь, – Дима все еще разминал колено, – немного перенес в соседнюю, рассортировал. А так… Даже бампер еще не убирал, так и стоит у стенки.
Попробовали мы искать и под старыми яблонями, но это оказалось делом нелегким и неблагодарным. В прошлом в деревнях каждый год по радиусу кроны под яблони зарывали всевозможный металл и забивали в землю гвозди. Почему? Зачем? Все просто: считалось, что после такой процедуры дерево будет лучше плодоносить, а в яблоках будет больше железа. Некоторые еще и в ствол гвозди умудрялись забивать – как говорилось, «женили», когда дерево долго не плодоносило. Правда, зачастую, после такой «женитьбы» оно умирало лет через пять-семь от инфекции…
– Как ни странно, но у нас сегодня будет интересная находка, – я спрятал рамки в рюкзак.
– Три горшочка с золотом, – Дима улыбался, а Игорь добавил: Угу, хотя бы один.
На этом месте мы нашли еще три полых сломанных алюминиевых трубки с палец толщиной, заканчивающихся резиновыми колесиками трехсантиметрового диаметра, и решили прерваться на обед.

А не перекусить ли нам?
Мы расположились на краю поля, на опушке молодого леса. Сильный ветер не так давно повалил успевшую созреть рожь, тем самым расстелив нам прекрасную золотую скатерть. Мы сняли куртки, в которых стало ощутимо жарко, перчатки и умылись.
Как всегда, обед был достаточно простым – черный хлеб, яйца, сваренные вкрутую, луковица, несколько огурцов, помидор, чеснок да банка говяжьей тушенки.
– А в этом что-то есть, – Игорь уплетал хлеб с тушенкой, – в этих перекусах на природе.
– Это точно, – я потянулся за луком, – что-то давно забытое, чего не хватает там, в городе.
– Эх, жаль, макароны зря тащил, – Димка посмотрел в свое ведро, – ничего, в следующий раз сварим.
– Кстати, как там лисички? Вкусные? – Димка чуть не подавился от вопроса Игоря.
– А я разве не рассказывал? – он смотрел на нас полными боли глазами, – Инка умудрилась их полностью испортить.
– Как можно испортить лисички? – этот вопрос, казалось, добил Диму.
– Ну как-как… Она их взяла вместе с остальными грибами, не перебирая, не моя, кинула в кастрюлю, нарубила туда картошки, специй насыпала, короче, сварила суп, – Дима вздохнул. – Хоть бы в таком случае отвар слила, что ли. Представляете, такая пенка в кастрюле коричневая… И запах… В общем, лучше бы она их не трогала. Я понимаю, что лисички то можно и не отваривать при определенных условиях, но хотя бы помыть можно было бы… Да что тут говорить! Одно расстройство!
– Когда же она от тебя наконец съедет?
– Да должна была три месяца назад съехать. Наверное, специально тянет. Квартиру-то самой снимать дорого, а тут на халяву.
Так, не заметив, за разговором мы покончили с нашей весьма скромной, но, как всегда, особенной, трапезой.
Собрав в пакет мусор, решили прозвонить край поля. В результате собрали набор водочных крышек и несколько пластин от трансформатора. Да, именно тех, напоминавших букву «Ш», которые прекрасно летали, почти как виниловые пластинки, если их с силой кинуть. Эх, детство озорное – нынешней зомбированной детворе не понять.

Прима 71
– Смотри, как камни ровно выложены, – Игорь показывал на ровный ряд замшелых камней, величиной с кулак – лежат аккурат под зарослями крапивы.
– Есть предложение, поражающее своей новизной, – я захихикал, – вытоптать и прозвонить.
Там, дальше, в самой гуще крапивы и репейника, ряд странных камней перпендикулярно пересекал прямоугольный пласт бетона, чем-то напоминавший поваленный фонарный столб. Мы принялись удалять растительность вдоль бетона и камней, и через несколько минут перед нами на земле отчетливо проявилось несколько прямоугольников.
–Да это же фундамент! – Игорь не скрывал переполнявших его эмоций от правильной догадки.
Еще через полчаса мы очистили найденный фундамент от «враждебных зарослей» и приступили к его изучению… «Фундик» целиком, словно колокол, переливался цветным звоном, но сколько мы не копали, ничего кроме смеси золы и ржавчины так и не нашли – даже гвоздей не было. Видимо, тут случился пожар, уничтоживший все, что только можно и нельзя.
Что ж, никто никаких гарантий нам и не давал. С одной стороны, конечно, грустно, что мы не нашли тут даже гвоздя, с другой – чертовски замечательно и приятно было обнаружить целый фундамент!
Делать нечего, мы приступили к поискам вокруг.
– Копай тут, – сейчас наступила очередь Игоря звонить, – четкий цветной сигнал. Что-то крупное!
– Ага, очередная тарелка, – съязвил Дима, и мы с ним принялись за работу.
Вскоре, в наших руках оказался расплющенный и согнутый алюминиевый баллончик. Дима перчаткой убрал остатки земли. Первое, что мы увидели, – картинку с красным фоном, на которой был изображен радостный «мультяшный» пес в синем комбинезоне и с белым баллончиком в лапе, перевернутый лапами вверх черный клоп с белыми полосками на голове, чем-то напоминавшими губы, и надпись «Prima Прима 71». На другой стороне сохранилась инструкция по применению аэрозоля. Год выпуска значился как 1973. Средство для уничтожения клопов, тараканов и других нелетающих насекомых.
Что ж, теперь мы знали одну из возможных последних дат в летописи этой деревни. Пожар наверняка случился в период после даты выпуска средства и, наверняка, до выхода новых топографических карт.

Камень, «чуйка» и погреб
Пока мы с Игорем занимались выкапыванием разного ржавого металломусора, Димка, взяв с собой рацию, отправился исследовать близлежащие окрестности.
«Чуйка» гоняла Димона по полю, оврагам да кустам и вскоре завела в такие непролазные дебри, что он почувствовал себя в страшной старой сказке. Но Дима доверял своему чутью, и оно его никогда не подводило.
– Бросайте дурное, – я все еще никак не мог привыкнуть к неожиданному включению рации и у меня каждый раз екало в груди. Димка почти кричал, – я нашел кое-что интересное. Иду за вами!
Через минут десять стена крапивы разошлась в стороны и Дима, словно небезызвестный еврейский пророк, вышел на вытоптанный нами очередной кусок земли.
– Вот, – Дима протянул нам ладонь, на которой лежал маленький белый камушек, – вот он!
– Коллега, – я обратился к Игорю, – как вы оцениваете состояние больного?
– Коллега, – Игорь сделал серьезный вид и, стараясь не рассмеяться, произнес, – это последняя стадия.
– Дуйте за мной, – Димка передразнил нас, – «коллеги».
Дальше мы долго шли через какой-то бурелом, заросли неизвестных и очень острых колючек, кустарника и крапивы, пока не уткнулись в такую плотную растительность, что дальше без мачете идти попросту было бессмысленно. Ветви кустов, подобно лианам, оплетали полулежащие скрюченные деревья, ветви которых врастали в землю и вместе с тем возвышались высоко над головой.
– И? – мы смотрели на Диму.
– Короче, бродил я тут, вдруг смотрю, там, в кустах, что-то блестит, светится белым! Я туда и так, и эдак, короче, пролез. А этот свет тянет меня к себе, как магнитом. Я к нему ближе, а это камешек, – Дима перевел дыхание. И тут я такое увидел… короче, давайте за мной.
И мы, матерясь, полезли в самую глушь.
– Смотрите, – Димка остановился, – осторожно…
Перед нами предстала маленькая полянка без растительности. Казалось, мы находимся внутри большого шалаша.
Посреди полянки росла старая, поросшая коричнево-зеленым мхом ива со множеством переплетающихся и почти лежащих на земле стволов. У узловатых выпиравших из земли корней древнего дерева чернел каменный арочный вход, укрытый саваном из паутины. Все непроизвольно вырвавшиеся у нас из груди слова составляли ту исключительную часть русского фольклора, что передавала саму суть и глубину эмоций удивления и вместе с тем восхищения от увиденного.
– Честно говоря, я сначала подумал, что это грот,– я всматривался внутрь затопленного погреба.
Раствор, связывавший камни, со временем превратился в пыль, так что теперь камни держали лишь корни кустов. В погребе виднелись следы пожара – часть камней были обуглены и лопнули, из-за чего потолок приобрел неприятный хищный оскал. На затопленном каменном полу в нескольких местах были видны следы обрушения. Вход был наполовину засыпан песком.
– Игорь, дайка свой фонарик – он помощнее будет, – Димка начал спускаться в погреб.
– Ты не дури, забеспокоился я, – тут все на честном слове держится. Завалит к чертовой матери…
– Не беспокойся, – Димка продолжал аккуратно двигаться вниз, – если что, откопаете. Я у вас тут как раз для опасных мероприятий. Шестеренку мне выкапывать, значит, и в погреб тоже мне лезть… Дай-ка мне МД.
Внутри было глубоко. Пошарив катушкой под водой и ничего не найдя, Дима решил проверить более доступные места. Как ни странно, но МД тотчас, прямо в песке у входа, дал хороший четкий цветной сигнал. Через несколько минут мы глядели на странную полуметровую металлическую полосу с большими треугольными зубьями и невысокой круглой рукоятью, торчавшей вверх. После обсуждения всех предложенных версий остановились на Димкиной, решив, что железяка напоминает нож от старой жатки или неизвестную деталь от другой сельскохозяйственной техники.
Других сигналов не было, и мы решили, что погреб использовался как склад, после чего в нем и произошел пожар. Намеренно сожгли погреб, или же здесь кто-то разводил костер, для нас так и осталось тайной за семью печатями.
Мы клятвенно пообещали себе, что снова вернемся на это место и обследуем его более тщательным образом.

Домой
Время давно перевалило за полдень, и было решено возвращаться к машине.
Обратно пошли через лес, чтобы посмотреть, есть ли там грибы. Грибы были, и мы за пятнадцать минут заполнили строительное ведро до половины подосиновиками и подберезовиками. Под впечатлением от обеденной истории об испорченных лисичках мы решили отдать все грибы Димке, предварительно взяв с него «честное пионерское», что Инку он к их готовке не подпустит на пушечный выстрел.
Распогодилось. Ветер разогнал тучи. Вечернее летнее солнышко высушило своими ласковыми лучиками все вокруг.
Как бесконечно приятно ходить босыми ногами по теплой мягкой земле, ощущая ее дыхание. Чуть позже Игорь разлегся на заднем сидении, выставив босые ноги в окно, и решил вздремнуть. Правда, весь его сон длился до ближайшей деревни, пока одна из уличных собак не решила попытаться на ходу цапнуть его за пятку. Ее затея перекусить моим братом закончилась неудачей, а Игорь решил убрать ноги от греха подальше.
Далее все тоже шло по накатанной: GPS водил нас замысловатыми кругами до самого города, где, как всегда, было пасмурно и уныло…

Напоследок
Наш третий выезд прошел как нельзя удачно.
Мы побывали в новых интересных местах, прикоснулись к истории, пересмотрели подход к работе, улучшили навыки работы с МД, «обкатали» новое обмундирование и снаряжение, стали больше доверять своим чувствам. Пережили массу ярких позитивных и непередаваемых ощущений. Полученные за день эмоции еще долго служили топливом для хорошего настроения, работы и творчества.
Мы первый раз работали на фундаменте и нашли свой второй погреб, что для новичков достаточно серьезное везение и хороший опыт.
Долгими зимними вечерами красочные фотографии будут напоминать о том, как незабываемо мы провели этот летний день, а эта история, как маленькая искорка, возможно, согреет вашу уставшую от городской суеты душу.

Эпиграф.
– Как в толпе определить кладоискателя?
– Нормальный человек смотрит вперед, а кладоискатель под ноги.

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:40:44

Четыре эпизода

Выезд четвертый. Аномальная зона

В этот раз наше путешествие началось не рано утром, как обычно, а примерно в полдень. Состав нашей троицы также несколько изменился: у Игоря намечался корпоратив, поэтому навстречу новым приключениям отправились я, моя жена Лена и, естественно, Дима.
После обеда мы загрузились в машину и помчались на дачу к моему давнишнему приятелю. Серега, а именно так звали моего друга, уверял, что в соседнем лесу, который сам по себе не оставит нас равнодушными, найдется много интересных мест. Там, за дачным забором из сетки-рабицы, действительно было что поискать: недалеко когда-то стояла панская усадьба, несколько деревень, лежала пара огромных валунов, а после войны осталось множество землянок и окопов.
В общем, приехали, перезнакомились, расположились, хозяин дачи разжег мангал, накрыли на стол, перекусили…
Шашлык получился очень вкусным, а Оля, жена Сереги, оказалась весьма искусной хозяйкой, так что стол ломился от яств, хотя в желудке давным-давно закончилось свободное место. Серега играл на гитаре, Димка рассказывал анекдоты, да и вообще, замечательно влился в нашу давнишнюю кампанию. Впрочем, иначе и быть не могло – компанейский он парень.
За душевной беседой, обильно сдобренной юмором, незаметно пролетел остаток теплого солнечного дня.
Начались расспросы о предстоящем походе. Мы с Димой вкратце попытались объяснить, что к чему, не забыв упомянуть о том, что надо вставать ни свет не заря и, согласно картам, топать за тридевять земель. И тут началось… «Это же рано», «а давайте в девять», «а давайте, как проснемся», «а вот дети тоже хотели» и так далее и в том же духе.
Знаете, я вот лично против детей ничего не имею, но если ехать и что-то серьезное искать, то делать это лучше аккуратно, небольшой мобильной и незаметной группой, никого не информируя. Приехали, отработали квадрат, собрались, уехали. Все по плану, все по-армейски четко, слаженно и качественно. Исключения, конечно, всегда есть, например, поиск клада на чьем-то огороде по приглашению, поездка в тесном семейном кругу или, к слову, поиск с рыбалкой нет-нет, да и можно совместить.
Так или иначе, но тот выезд стал для нас весьма серьезным уроком.
В конце концов, нам все же удалось договориться о том, что мы с Димой встаем с самого утра, пробуем будить Лену, и в любом случае идем в разведку, а все остальные, кто не сможет или не захочет подниматься в такую рань, подтягиваются после того, как проснутся и позавтракают.
Близилась полночь, и мы решили сходить на опушку леса – угостить земляного дедушку кушаньями с нашего стола. Все бы ничего, да только дети в темноте носились сломя голову, раскидывая угощения да задавая массу наивных вопросов. Им совершенно не было дела до наших обрядов. Впрочем, как мне тогда показалось, дедушка все равно остался доволен, ведь был же он когда-то на заре времен, хоть чуть-чуть, но озорным мальцом…
Итак, подводя итоги дня и вечера перед выездом, можно было с уверенностью сказать: большим минусом ситуации, в которую мы втроем попали, было то, что о нашей экспедиции знал практически весь дачный поселок и на поиски с нами собрались идти чуть ли не две семьи. Зато были и безусловные плюсы: лес представлял собой большую аномальную зону, где терялись люди, электроника сходила с ума, а все наши новобранцы, которых я давно и прекрасно знал, очень любили спать. К тому же, за дачный забор без особой надобности никто не ходил, разве что мусор выкинуть или на ближайших полянах порвать несколько гитарных струн под душевные песни, поэтому «хвоста» и «лишних глаз» можно было не опасаться.
Ночь выдалась теплой и безветренной. Дети давно спали, друзья за столом что-то бурно обсуждали, а я сидел в кресле-качалке перед костром, смотрел на искры, уносящиеся к далеким звездам, тихо играл на алтайском варгане, стараясь коснуться мыслями далеких планет.
А вот сон, как всегда, был прерывистым и чутким…
Прохладный утренний ветерок бодрил. Как я и предполагал, в лес собрались только я с Димой. Перед выходом Дима успел похвастаться своим новым камуфляжем и выдал мне кусок толстого линолеума размером пятьдесят на сорок сантиметров, который прекрасно скручивался в трубку и помещался в боковом кармане рюкзака. Коврик оказался самым удачным нашим изобретением: на него можно становиться коленями при работе на мокрой почве, на него безболезненно можно рассыпать землю, чтобы найти незаметную глазу мелочь, он практически не пачкается, быстро моется, у него низкая себестоимость и он практически вечен.
– До деревень мы вряд ли сегодня дойдем, давай попробуем найти поместье, камень, а как народ подтянется, пусть нас на землянки сводят, – я передал Диме листок с координатами поместья.
– Сергей говорит, что в лесу ни один компас не работает, – Дима вбивал координаты в мобильный телефон.
– Да, это единственный лес, в котором я когда-то заблудился, – я попрыгал, чтобы проверить, не звенит ли что-нибудь, – но я бывал несколько раз в тех местах, так что с горем пополам сегодня не заплутаем.
– Я на всякий случай отметил координаты дачи, – Дима сунул мобильник в карман.
– Держи банан, – я протянул Диме его завтрак, – не на голодный же желудок километры наматывать.
Мы долго двигались по болоту, пока, наконец, не вышли на большую поляну, поросшую невысокой ровной травой. Казалось, перед нами дорогой ухоженный газон, на котором россыпью лежат, переливаясь в лучах утреннего солнца, бриллианты росы. Поляна находилась на возвышенности, поэтому мы смело отправились через нее. В какой-то миг мне показалось, что кто-то идет за нами. Я обернулся и увидел лишь три цепочки исчезавших следов. Примятая трава расправлялась и, точно в сказке, на ней тут же появлялись капельки росы. Будто и не шли мы тут вовсе. Кто за нами брел следом, так и осталось неизвестным, но холодок в затылке и бегающие по спине мурашки еще очень долго преследовали меня тем утром.
Чем дальше мы продвигались в ту часть леса, которую местные обходили стороной, тем более странные находки нам попадались. То тут, то там на деревьях, на высоте около трех-четырех метров, прибитые гвоздями смотрели в никуда безглазые куклы, болтались в такт легкому ветру неизвестно кем прицепленные веревки, а на одном, самом узловатом, дереве даже старый чайник висел. Еще одна загадка этого леса, так и оставшаяся неразгаданной.
– Тебе не кажется, что твой GPS нас кругами водит? – я посмотрел на Диму.
– Сам не пойму, – Дима водил пальцами по экрану телефона, – такое с ним впервые. То зависает, то теряет спутники, а то и вовсе стрелка начинает вертеться. Я тут компас недавно скачал – давай-ка глянем.
Если честно, я такое видел впервые: стрелка компаса на телефоне вращалась, как сумасшедшая. Еще могу понять обычный механический компас, но как может сбоить электронный, позиционирующийся по спутникам?
– Смотри, какие странные раны на деревьях, – Димка указывал на сосну, у которой на высоте около полутора метров был вырван и обожжен кусок коры и самого ствола. – А вот еще и еще. Как коридор какой-то.
Деревья были повреждены на одном уровне и действительно напоминали коридор, стенами которого служили повреждения, направленные друг на друга. Деревья были абсолютно разные: и ели, и сосны, и березы, даже у дуба был вырван основательный кусок.
Вскоре мы обнаружили еще один коридор, постарше, затем еще и еще. Края ран у этих деревьев затянулись, сердцевина ствола покрылась тонким зеленым мхом, а кое-где выглядела абсолютно высохшей. При всем при этом сами деревья, судя по зеленым листьям и хвое, оставались живыми.
После поездки я показывал фотографии коридоров специалистам, и они долго не могли прийти к общему выводу, сказать, что же такое оставило странные следы. В конечном итоге сошлись на версии о шаровой молнии.
Минут через десять мы вышли на заброшенную дорогу и шли по ней, пока не уперлись в чуть заметный перекресток. В этом месте у меня странным образом сам по себе вывалился из рюкзака хорошо закрепленный коврик.
– О! Гаечный ключик, – Димка нагнулся и вместе с ковриком поднял новенький гаечный ключик, – интересное место, не у тебя первого тут что-то падает. – Мы осмотрелись, но больше ничего не нашли.
Через полчаса у Димки сел телефон, и мы остались без спутниковой навигации, от которой, впрочем, и так было мало пользы.
– Чёрте-что, – Дима потряс телефон, – я его только с зарядки снял.
– Брось дурное, – я достал рамки, – у меня есть свой навигатор.
Я попытался расслабиться и представить, как могла выглядеть усадьба, закрыл глаза, настроился и задал первый вопрос. Рамки указали направление. Димка между тем расчехлил и собрал прибор. На удивление, лес практически «не звенел». Пока мы шли, удалось найти лишь трубку, ржавый перочинный ножик и алюминиевый квадратик со стороной чуть больше сантиметра да пару ржавых кованых гвоздей.
– Смотри, – Димка улыбался во весь рот, – танкистский шлем. Кто-то забыл.
На поваленном дереве рос гриб, по форме один в один повторявший танкистский шлем, да так, что отличить подделку можно было лишь, подойдя вплотную.
Через полчаса работы у прибора сели аккумуляторы.
– Бред какой, – Дима недоуменно смотрел на прибор, – я их вчера зарядил до плашки.
– Бред не бред, а в аномальной зоне мы с тобой впервые, – я смотрел туда, куда указывали рамки. – В следующий раз будем знать, что нас может ожидать.
– Это точно, – Дима сделал паузу и добавил, – сюда мы точно еще раз вернемся. Вдруг тут есть метеориты.
И тут у нас сработали рации, сначала моя, потом Димина. Кто-то орал, чтобы все убирались отсюда подобру-поздорову. Сразу же скажу, что мы находились в трех метрах друг от друга, рации были настроены на один зашифрованный канал и сработали не одновременно. Вопль был настолько громким и неожиданным, что меня передернуло и я почувствовал легкий укол в области сердца.
– Черта-с два! – Димка поменял аккумуляторы в приборе.
– Вот-вот, – я достал фотоаппарат и посмотрел на индикатор заряда, – у меня еще комплект есть.
Еще минут через сорок мы вышли к огромному валуну, поросшему мхом и покрытому ковром из пожелтевших березовых листьев.
– Вроде не осень еще, – мы обошли валун вокруг.
– Смотри-ка, – Димка позвал меня. В том месте, куда он указывал, в камне находились аккуратные глубокие отверстия. – Интересно, да? – Димка засунул палец в отверстие.
– Есть мысль: сюда МЧС точно не доберется, так что придется палец отнимать, – не удержался я.
– Да погоди ты, – Димка с сосредоточенной миной на лице пытался что-то достать из отверстия, – там что-то есть.
Этим «что-то» оказалась коричневого цвета копейка тысяча девятьсот восемьдесят шестого года. Мы положили ее на желтый березовый листок и долго рассматривали, гадая, кто и зачем ее сюда положил.
– Занятная штука. Закидывай ее обратно – кто-то желание загадал, – я посмотрел в отверстие, вдруг там еще, что-нибудь завалялось, – мы же не бандеровцы у людей последнее отбирать.
Вот так была найдена наша самая первая монета.
Времени было около полудня и после звонка Сереге мы решили пообедать, устроившись на валуне, там же собрались ждать, пока не подтянутся девчонки с детворой. Сам же хозяин дачи идти наотрез отказался, сославшись на усталость и закончившееся пиво.
Димка медитировал, а я играл на варгане. Поверхность валуна казалось теплой и мягкой, излучала спокойствие и умиротворение. Когда все пришли, Оля нам рассказала, что валун, если верить рассказам, находился как раз в центре поместья. Вот вам и рамки.
После короткой фотосессии у валуна мы выдвинулись на поиски блиндажей.
К слову, я много сил и времени потратил на то, чтобы уговорить Лену взять с собой в лес камуфляж. Но женщины – они и в Африке женщины… Взять-то взяла с собой, но вот в лес надеть… И доводы о скрытости, удобстве и безопасности действия не возымели. Да что уж тут говорить – вообще никакие доводы действия не возымели.
Последний комплект аккумуляторов к счастью не разряжался, и мы решили, что вышли из зоны, хотя, как мы узнали позже от Ольги, это было не так.
Дети горели желанием поскорее найти клад, но никак не могли договориться между собой, поэтому я решил, что копать они будут поочередно, точно так же, как и забирать себе находки. Серегин сын Сашка достаточно быстро втянулся в процесс, чего нельзя было сказать о Ване, сыне Серегиной сестры Леси – лопата ему совершенно не поддавалась. Так или иначе, мы шли по дороге, а радостные дети выкапывали и делили между собой пробки, гвозди и куски проволоки.
Примерно через час мы вышли на две небольших высотки, сохранивших на себе следы боевых действий. Оля никак не могла вспомнить, где находились землянки, поэтому Димка, как всегда, отправился изучать лес, а я, отобрав у детей лопаты, приступил к поискам. Дети не отступали от меня ни на шаг, ведь каждый из них ждал свою находку. Тем не менее, я объяснил им, что в лесу следует быть аккуратным, что находки бывают разные и что в связи с этим им не стоит находиться рядом со мной, когда я копаю, а в случае опасности спрятаться за самыми толстыми деревьями. Если Сашка сразу же все понял, то Ване пришлось несколько раз все повторить, но в конце концов и он отошел на достаточное расстояние.
Лес подарил нам немецкую гильзу тридцать восьмого года и несколько рваных кусков латуни, один из которых был пробит пулей. Дети стали сильнее спорить, кому достанется следующая находка, особенно после того, как я достал из земли гильзу от осветительной ракеты.
К сожалению, ни одной землянки мы так и не нашли, несмотря на то, что мои рамки и Димкино чутье показывали, что хотя бы одна, но тут все-таки есть. Лес совершенно перестал звенеть. И это несмотря на то, что все вокруг окопов было изрыто воронками. Посоветовавшись, мы решили, что те, кто тут остался с войны, решили ничего не показывать нам при детях. Может, оно и правильно, учитывая, что Ваня умудрился облизать один из осколков, после чего, кстати, получил от нас с Димой серьезный нагоняй.
– Дядя Андрей, а что это? – Сашка держал в ладони оплавленную железку.
– Кусочек металла, – сказал я, на что тут же получил следующий вопрос:
– А почему он такой?
Действительно, почему он такой? Я взял железку в руку и меня тут же осенило: «Возьми-ка в ладошку, закрой глаза и попытайся представить, что с ним произошло».
Сашка взял железку обратно: «Не получается».
– Сразу и не будет получаться, – я дунул на металл, – сосредоточься.
– Мне кажется, это от грузовика кусочек, – Сашка зажмурился и наморщил лоб.
– Уже лучше, – я посмотрел на него, – только не напрягайся, первое что придет, что почувствуешь, то и говори.
– Мне кажется, машину подбили, и очень сильно все горело, – Сашка стряхнул руки, – неприятно очень.
Оплавленный кусочек металла действительно излучал неприятные ощущения, так что Сашке и в самом деле удалось приблизиться к истине.
– Запомнил упражнение? – Сашка кивнул головой. – Повторяй каждый день с разными предметами и в следующий раз, когда пойдем в лес, у тебя все получится.
Незаметно пролетел день. По пути домой мы собирали ягоды, а Димка, как всегда, искал по пням змей. И если с ягодами нам несказанно везло, то Димку с его змеями удача упорно обходила стороной.
Отдых удался на славу, а дети до сих пор безумно счастливы нашим находкам. Мы с пользой провели время, добавив в свой скромный багаж знаний несколько методичек с незабываемого практикума.

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:42:41

Пятый выезд
Как рождаются легенды

В один прекрасный день мне понадобилась Димкина помощь на даче, и мы вдвоем, поскольку у Игоря снова не получилось выбраться, прихватив МД, отправились в путь. Димка давно собирался попробовать себя в пляжном поиске. А тут как раз и случай выдался удачный, и озеро подвернулись, на которое, кстати, ходили не только дачники, но еще и жители близлежащих деревень.
К сожалению, моему тестю наше увлечение не очень понравилось, поскольку он был больше предан рыбалке. Тем не менее, Михалыч, с удовольствием наблюдал за всеми нашими манипуляциями, как, впрочем, и все рыбаки с другого берега озера. И, как мне показалось, найди мы пару монет, число кладоискателей непременно бы увеличилось еще на одного человека.
– Вот тут четкий сигнал, – Димка указал на точку, и я принялся копать. Наточенный фискарь, безусловно, прекрасный инструмент, но в этот раз Димке пришлось идти к машине за обычной штыковой лопатой. Мы вырыли довольно приличную яму, пока не наткнулись на сгнившие доски. Копать было крайне неудобно, но… Наградой нам стал метровой длины рельс без единого следа ржавчины.
– Я думаю, его надо взять с собой, – я попытался поддеть рельс лопатой, – окупит бензин.
– Ага, и вагончик, который был сверху, тоже взять надо, – Дима показывал на груду гнилых досок. – Еще немного, и колеса отроем. Смотри, какая сталь – ни следа ржавчины.
Димка практически оказался прав: следующей нашей находкой оказался увесистый трак то ли от экскаватора, то ли от трактора.
– Дело в том, что тут был карьер, – ухмыльнулся Михалыч, – так что ничего серьезного вы тут не найдете. Разве только, тут технику какую зарыли.
– По правде сказать, – я осмотрелся, – мы ни на что и не рассчитывали. Просто решили попробовать, что такое пляжный поиск.
– Это точно, – добавил Дима, – если уж что-то и искать тут, то надо лезть в воду, основная масса колец сваливается в воде. Из-за перепада температуры сосуды сужаются…
– Угу, – я начал закапывать яму, – а к этому сегодня не благоволит погода.
Мы, получив свежие впечатления и новый опыт, уехали с пляжа минут через сорок, собрав большую коллекцию водочных и пивных пробок. Рельс и трак с собой так и не взяли, хотя после пожалели об этом. Зато жители ближайших деревень, среди которых начали бродить родившиеся этим утром старинные легенды, еще некоторое время впустую перелопачивали кубометры земли и меняли ландшафт в поисках несметных сокровищ то ли Екатерины, то ли Наполеона.



Шестой выезд
Странный мальчик

Вторая поездка на дачу у Димы не получилась, поэтому мы поехали с Игорем. Решено было осмотреть небольшой песчаный пляж на повороте узкой быстрой речки.
Мы взяли велосипеды и выдвинулись к речке, на которой нас встретил одинокий подвыпивший рыбак.
К сожалению, на пляже, нам попадались лишь пробки, фольга и просто неимоверное количество кованых, но полностью съеденных ржавчиной гвоздей. Все это было обильно сдобрено мелким битым стеклом. В какой-то момент стало казаться, что кто-то пришел к пляжу и специально вывернул на него несколько ведер строительного мусора и пару ящиков стеклотары. Как только люди тут загорают, да босиком бегают? Прямо Йоги какие-то.
Мы быстро прозвонили маленький пляж целиком и начали собираться, как вдруг заметили наверху, на обрыве, маленького деревенского мальчика, безуспешно пытавшегося заснять нас на мобильный телефон. Он нервничал и дрожал, движения его были обрывистые и неуклюжие. Было видно, что у него ничего не выходит.
Бедная деревня, если даже сюда добралась эта неизлечимая болезнь современной молодежи – «снимать все и вся».
Когда мы, наконец, поднялись наверх с велосипедами и проходили рядом с пацаненком, то услышали примерно следующий монолог: «Ай-яй-яй, не успел… Ай-яй-яй, что же теперь делать? Что же теперь будет? Ну как же так? Что я теперь скажу? Ай-яй-яй, как же так? Ай-яй-яй, ну как же?». Его интонации напоминали причитания. Мальчик, судя по всему, был в панике, казалось, он всю жизнь ждал самого главного события в своей жизни, но пропустил его. Он еще долго что-то растеряно бормотал себе под нос и провожал нас бесцельным отсутствующим взглядом. Перед поворотом я еще раз оглянулся, а ребенок все еще стоял на том же самом месте, открывая рот подобно рыбе, выброшенной на сушу.
– Почему-то мне кажется, что это сын того алкаша, – я крутил педали.
– Похоже на то, – Игорь ехал рядом, и мы могли свободно беседовать, – сейчас отвалит люлей сыну.
– Ну, знаешь. Что поделать, – я привстал с сиденья, поскольку начиналась горка, – кто не успел, тот опоздал.
– Да, – Игорь не отставал, – но все равно, достаточно странный малой.
– Я бы на его месте не снимал тупо, а попросил бы попробовать.
– Я бы тоже, – согласился брат.
Странные места дарят миру не менее странных людей с очень странными мыслями в головах. Особенно те места, где никогда ничего нового не происходит.



Седьмой выезд
С ноутбуком в лесу
Седьмой выезд оказался самым коротким в моей практике. Мы поехали к моему другу Максу на дачу. Давно не виделись, и я решил показать ему свое новое увлечение. Приобщить, так сказать, к хобби.
Буквально за час мы нашли старую закопанную железную дорогу, ржавую цепь и самодельный проволочный карабин. Но самым главным в этот день было то, что я обкатал новый метод поиска. У нас были только рассказы местных жителей о сгоревшей деревне, которые мы услышали уже на месте. С собой у меня был ноутбук, 3G модем, и в полевых условиях удалось очень удачно, используя показания GPS, сориентировался по картам. Единственный минус в этом подходе – очень плохая связь и качество интернета. Но такова жизнь.
Не бойтесь пробовать и импровизировать, ищите подход к местным жителям и не стесняйтесь заводить с ними беседы. Вы ничего не потеряете, зато легко можете обрести много полезного и интересного.

Восьмой выезд

Repetitio est mater studiorum
Повторение — мать учения.



Двойная радуга
Прошел дождь и небо буквально заискрилось, вспыхнуло тем необычным, слегка лиловым светом, который всегда предшествует одному из замечательнейших и красивейших явлений на Земле – радуге. Я с надеждой посмотрел в окно и действительно, вдали, у самого горизонта разрезала на две части небо своими семью цветами яркая светящаяся лента.
– Каждый охотник желает знать, где сидит фазан, – я произнес вслух старый детский стишок. Именно благодаря ему когда-то давным-давно мне удалось с легкостью запомнить цвета, из которых состоит небесная красавица. И тут же, словно в ответ на мои слова – будто я произнес не их, а некое старинное заклинание – в небе, чуть выше первой, яркой, начала медленно проявляться вторая, слегка прозрачная, но такая же разноцветная и прекрасная дуга.
Издревле существует легенда, в которую до сих пор многие верят. Эта легенда гласит, что где-то там, далеко-далеко, на конце радуги зарыты несметные сокровища. Эх! Оказаться бы поблизости!
Пока я вспоминал вчерашний вечер и красавицу-радугу, мы доехали до Серегиной дачи. Сереги дома не было, поэтому машину мы поставили на стоянке у въезда в дачный поселок – рядом с магазином располагалась небольшая стоянка, поэтому машина все время будет на виду у людей.
Проснуться никак не удавалось, да и не очень-то хотелось, но свежий утренний ветер все-таки сделал свое коварное дело: вырвал из цепких лап сна, взбодрил и заставил открыть глаза.
Быстро забрав из багажника снаряжение, мы двинулись по почерневшему от недавнего дождя асфальту улицы к старой насквозь проржавевшей ограде, защищавшей дачи от недружелюбного леса. Сегодня нам предстояло второе свидание с аномальной зоной.
Мы учли свой предыдущий опыт и в этот поход взяли с собой два GPS-навигатора, механический компас, да еще несколько дополнительных комплектов батареек для металлодетектора и фотоаппарата.
Несмотря на вчерашнюю непогоду и неблагоприятные прогнозы гидрометцентра, по всем народным приметам наступающий день ожидался солнечным. Мы, бодро огибая лужи, приближались к перекрестку лесных дорог.
Сегодня нас было трое – Игорю, наконец, удалось освободиться от рабочей рутины и присоединиться к нам.
– Держите координаты, – я протянул брату и Диме по маленькому листику с двумя рядами цифр, – это координаты поместья, к которому нам в идеале надо попасть.
– Значит, попадем, – Игорь взял свой лист.
– Не факт, – Димка скармливал навителу цифры, – уж очень место тут странное. – Готовы? – Димка закончил вбивать координаты.
– Всегда! – Хором ответили мы.
Конечно же, без промедления последовал старый анекдот про отличия пионера от сосиски.
– Так! Я же вам самое главное не показал! – Димка достал из нового рюкзака небольшую удобную сумку с пол-литровой пластиковой бутылкой для воды и фискарь. Фискарь, в отличие от моего, не был складным.
– То-то я думаю, что это за сверток торчит у тебя из-за спины, – я взял Димкину лопату в руки, – тяжеловата, зараза.
– Мне в самый раз, – возразил Дима.
– Только, чур, сам ее таскать будешь, – мы с братом были единодушны.

GPS
Ласковыми солнечными лучами, что проглядывали сквозь перешептывавшиеся кроны деревьев, лес незаметно заманивал нас в глухую чащу. Редкие птички садились на землю, чтобы своей невинной игрой с шелестевшими стеблями травы отвлечь наше внимание от дороги и показаний навигатора.
Постепенно кроны деревьев стали смыкаться над нашими головами – они, словно супруги после долгой разлуки, тянулись друг к другу. Если бы это было только выражение, описывающее чащу, так ведь нет! Мы видели, как ветви, словно живые, сближаются и переплетаются между собой. С каждым новым порывом ветра солнцу все сложнее и сложнее было пробиться к нам вниз.
– Мы тут уже были, – Игорь остановился, – ничего не понимаю.
– Леший нас по кругу водит, – я пытался улыбаться, – слышал про такое? Он и в прошлый раз чудил, хоть и не так явно.
– Слышал, но не очень хочется на себе это все ощущать, – Игорь перепроверял данные.
– Хочется, не хочется, а леший тут точно хозяйничает… – мы все замолчали.
– Все помнят, как правильно действовать в «переходе»? Если не дай Бог туда попадем? – Не дожидаясь ответа, я напомнил: как только станет понятно, что вляпались, надо остановиться и, не оглядываясь, пятиться по своим же следам назад, туда, откуда пришли.
Пока я говорил, Дима достал механический компас. Стрелка прибора вертелась как бешеная.
– Посмотри на него, – он показал прибор Игорю, – а ты еще удивляешься, что твой GPS глючит.
– Ни дать, ни взять, самый что ни на есть волчок, – я улыбнулся, – это ладно, ты бы видел, что Димкин электронный компас тут вытворял.
Вскоре мы вышли к бурелому. Мох был повсюду, он покрывал абсолютно все, даже стволы растущих и почти рухнувших, державшихся на честном слове, деревьев. Мы аккуратно шли по морю мха, переступая через зеленые бревна, медленно углубляясь в сердце зоны – в чащу. Кое-где стволы деревьев были будто кем-то обглоданы. Они представляли собой некие подобия рыбных скелетов: вокруг тонкого и плотного центрального стержня, из которого оставались торчать тонкие ребра почерневших веток, были разбросаны свежие, всевозможных размеров, щепки. Ни сам ствол, ни щепки на поверку не были трухлявыми. Вокруг все было спокойно и нетронуто. Ни следов, ничего… Пятна белой древесины на поверхности пушистого зеленого моря… Смотрится незабываемо…
Спустя минут десять мы вышли из лесоповала прямо на небольшую поляну, особенностью которой были странной формы грибы на деревьях. Они напоминали черную монтажную пену, вывалившуюся из узких отверстий в стволах, после того, как ее туда накачали с излишком, да так навсегда и застывшую . Такую форму грибов мы видели первый раз. А еще Игорь буквально споткнулся об огромный, сантиметров семидесяти в диаметре, коричневого цвета гриб, буквально поглотивший маленький пенек.
После мы попали на другую не менее странную поляну, над которой на тысячах длиннейших паутинок, чем-то напоминая коконы, висели мириады ольховых шишек. Мы старались не смотреть вверх, чтобы не дай бог даже краем глаза не заметить существо, сотворившее такое, поэтому очень быстро прошли это место.
– Смотри, вот коридор от молнии, который ты видел на наших фотографиях, – я показал брату черные раны-следы на деревьях.
– Да… – Игорь рассматривал вырванный кусок ствола, – на фотографиях смотрится куда менее эпично.
– Угу, – Дима смотрел на выжженное до середины дерево, – главное, чтобы эта молния, или что там еще, не вылезла сейчас перед нами.
Мы медленно продвигались вперед.
– Ничего себе! – непроизвольно вырвалось у меня, и было отчего: огромный, в несколько обхватов и высотой с мой рост, пень был словно взорван изнутри – светло-бежевые щепы торчали в небо из рваной коричнево-зеленой раны, будто острые осколки кости. Вокруг то тут, то там, словно кожа, с деревьев свисали рваные лоскуты коричневой коры и отчего-то почерневший мох. Рядом мы нашли еще два точно таких же пня.
Оба GPS-навигатора на телефонах перестали «видеть» спутники и зависли. Еще около часа леший водил нас кругами, пока мы не вышли к заросшему травой и кустарником низкому фундаменту квадратной формы.
– Кажется, пришли, – я осмотрелся по сторонам, – скидываемся на подарок дедушке.


Ебск-25 и многое другое
Находки всегда волнительны, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя там, в земле, под катушкой – джек-пот или безделушка. Раритет или жбонь, артефакт или ржа, клад или просто пара гвоздей – ведь грань между «их сигналами» порой так незаметна.
Первым был найден старый огнетушитель. Причем был он найден в лучших традициях этой зоны – висящим на дереве на высоте около трех с лишним метров.
– Может, взять его? – Димка задумчиво почесал затылок.
– Зачем он тебе? – поинтересовался Игорь.
– Баллон хороший, для ресивера в самый раз, – Димка махнул рукой, – может, в конце возьмем, не таскать же его с собой.
В итоге мы просто провели короткую фотосессию.
Собрав прибор, мы решили прозвонить первый фундамент. Находки не заставили себя долго ждать. Гвозди, с транные крепления, засов и сгнившее, практически превратившееся в труху, ведро.
– Такое впечатление, что мы раскапываем свалку, – Игорь откинул в сторону очередной кусок алюминиевой проволоки.
–Скорее всего, – я посмотрел на небольшой холм, – давайте-ка вот там прозвоним.
– На, – Димка сунул мне в руки МД, – звони.
Первый сигнал был очень хорошим – устойчивым и сильным. Судя по всему, предмет был крупным и лежал достаточно глубоко. Земля подарила нам старую дырявую сковороду с отгнившей ручкой.
– Кто-то ведь ей когда-то пользовался, – сковорода вызывала приятные ощущения: казалось, что еще вчера заботливые женские руки готовили в ней ужин. Предметы очень часто охотно рассказывают о себе, только мы не всегда слушаем их – не потому, что не хотим, а потому, что еще не умеем.
Дальше последовало несколько кованых гвоздей и куски сгнившей колючей проволоки. Но все это были мелочи по сравнению с нашей следующей находкой. Практически с самой поверхности мы подняли массивный осколок железного щита, на котором по дуге четко виднелись крупные буквы, составлявшие странную надпись «ебск 25г».
– Предположим, что двадцать пять – это год, – Игорь пытался очистить от земли кусок металлической плиты. – Тогда что же такое этот «ебск».
– Может город какой, – Дима пожал плечами.
– Ага, – я не сдержал смех, – город Ебск.
– При взятии которого без вести пропала не одна тысяча фашистов, – начал Димка.
– Ну почему сразу же пропала без вести, – возразил Игорь – очень даже не пропала. Просто им очень стыдно стало жить после штурма этого маленького городка. Давайте тут все хорошенько обследуем, – Игорь взял у меня МД, – наверняка должны быть еще осколки.
Очистив от земли, «ебск-25» положили в рюкзак к прочим находкам.
Через полчаса кропотливых поисков тайна «ебска-25» была раскрыта. Мы нашли вторую часть щита с надписью «пром вит». Составленный воедино, он чем-то напоминал боковую часть старого кассового аппарата с отверстием посередине. Надпись же сложилась в «пром витебск 25г».
Впоследствии мы узнали, что наши осколки очень напоминают боковую часть старого хозяйственного измельчителя овощей, приводимого в действие грубой человеческой силой.
Что ж, как никогда интересная находка. Димка забрал обе части себе, чтобы после привести их в порядок.
Мы еще долго бродили по окружающим высоткам в бесплодных поисках, пока совершенно случайно не наткнулись на «выворотень»: некогда большое и крепкое дерево было сломано, подобно спичке, могучим ветром. Я, помня, что корни таких деревьев не следует пропускать, на попа ткнул в него поинтером.
– Димка, тащи-ка сюда нашу шайтан-арба, – поинтер не переставал верещать, будто корень был цельнометаллическим, – понюхай-ка его крупным калибром.
Аська показала, что перед нами эдакий сундук с сокровищами, если не сказать больше.
Через полчаса перед нами лежала целая груда красивейших тонких стеклянных осколков, на которых различались старинные узоры, несколько кованых клиньев и металлических предметов непонятного предназначения, а корень все не иссякал.
Еще через полчаса нам стало казаться, что мы достали из выворотня абсолютно все, что только можно, включая остатки какого-то старинного устройства, некоторые части коего были похожи на радиаторы современных процессоров. Но и это было не все. В итоге мы извлекли еще несколько клиньев и странную ржавую железяку.
Что-ж… Кладоискатели со стажем могут посмеяться над нами, но и у них наверняка когда-то загорались глаза при виде ржавых безделушек.
– Мне кажется, что дерево выросло над мусорной кучей, – Игорь рассматривал находки.
– Возможно, да, а возможно, и нет, – Дима вертел в руках клин, – я не так часто видел, чтобы выбрасывали столько добротных клиньев.
Клинья действительно прекрасно сохранились. На них практически не было ржавчины. Красивые, ровные, на некоторых виднелись клейма. Рядом мы нашли еще несколько треугольных заточенных зубьев, которые идентифицировали как колышки. Вскоре мы отправились дальше.

Первая монета
– Интересно, что тут когда-то было? – Димка смотрел по сторонам, – рядом с валуном одно, тут другое. Опять же фундамент, дерево это…
– Ты вон у GPS своего спроси, – я смотрел на распечатанную карту, – руль где-то рядом.
– Какой руль? – Димка не слышал шутку про Малдера и секретные материалы.
Мы еще очень долго и безрезультатно ходили по лесу, пытаясь найти хоть что-то интересное, пока прибор не издал четкий приятный звук. Знаете, после долгого затишья этот сигнал был очень неожиданным.
Буквально через минуту мы вертели в руках ржавый перочинный ножик с открытым лезвием, вспоминая, сколько раз сами теряли в лесу всевозможные предметы.
Следующий сигнал мы никогда не забудем, поскольку его источником служила монета. Да, да, да! Старая советская пятнадцатикопеечная монетка 1954 года выпуска. Казалось бы, обычная монетка, которой почти шестьдесят лет.
– У-Р-Р-А-А-А-А-А! – эмоции переполняли нас, и мы не пытались их сдержать, выхватывая черную от времени и земли находку друг у друга из рук, чтобы лишний раз просто дотронуться до нее руками. – Монета! Наша первая монета! Замечательно! Смотри, какая!
Перчатки не передают ощущений, какие испытываешь, дотронувшись до долгожданного металла голыми руками.
Когда страсти поутихли, мы более тщательно рассмотрели нашу находку. Эх! Какая же она все-таки красивая!
– Хороший грибник попался, – улыбнулся Димка, – может, он все еще тут?
– Только этого нам как раз и не хватало, – я еще раз посмотрел на монету. – Все Дима, в «эпоксидку» ее и с собой на каждый выезд. Потому, что она ПЕРВАЯ!
Мы прочесали все вокруг, но так больше ничего и не нашли. Наверное, перочинный ножик и монетка действительно выпали у незадачливого грибника, а сам он благополучно вернулся к себе домой.
И тут сработала рация. Был это военный марш или просто патриотическая песня советского периода, я не успел разобрать. Меня будто током ударило – нервы все-таки не стальные.
– Ничего себе, – Игорь был явно удивлен, – я думал, вы мне «заливаете». А ведь действительно, почему не обе сработали.
От неожиданности дозу адреналина получили все: нас несильно, но «потряхивало», краски стали насыщенней, все приобрело четкость.
– Предлагаю сделать перерыв и пообедать, – я посмотрел на Димку, а тот в ответ кивнул: Угу, у меня, кажется, место в желудке освободилось.

Война войной, а обед – сами знаете
Мы вышли на широкую, но давным-давно заброшенную лесную дорогу, поросшую мягкой зеленой травой, залитую ровным солнечным светом, где и решили устроить привал.
– Смотри, какая паутина, – Игорь показывал на идеально-круглую практически незаметную, если стоять под неправильным углом, прозрачную сеть.
– Похожа на DVD диск, – Дима тоже заинтересовался творением паука.
Признаться, я тоже был немало удивлен правильной формой паутины. А как она играла и переливалась на солнце – просто загляденье…
Пообедали быстро, по-военному, попутно наслаждаясь пением птиц и красотой окружающего леса. Впервые попробовали копченые яйца, купленные вчера в одном из магазинов города. По мне, так для подобного обеда лучше вареных вкрутую пока других яиц не придумали и вряд ли придумают. А если взять еще черный хлеб, сало да свежие помидоры и огурцы, лучок да чесночок, то мне кажется, что комментарии тут совершенно излишни.


Грибы, дорога и Димка
После обеда мы направились на поиски землянок. Возможно, сегодня духи павших воинов будут к нам более благосклонны. Надо было поспешить. Время близилось к вечеру, и мы хотели до темноты успеть вернуться домой.
Безусловный плюс МД в том, что он достаточно быстро собирается и разбирается. Пробираться через непроходимые дебри с собранным прибором не очень удобно. Наверное, это сродни тому, как пытаешься пройти с одной части берега на другую через непролазные кусты, держа в руке разложенную телескопическую удочку. Проще сложить, пролезть, и после собрать. Все остальное лень, а она, как известно, чревата негативными последствиями.
Мы быстро прошли через «спокойную» часть аномальной зоны, не обращая внимания на шорохи, мелькающие за спиной тени и на постоянное ощущение, будто за нами следят.
Как только мы вышли к заросшим окопам, началась чертовщина. Рации словно взбесились: они поочередно включались, оглушая лес то военными маршами, то нечеловеческими воплями, то приказами покинуть это место. Признаться, сил долго терпеть такое у меня и у брата не хватило, и мы уселись на большой валун у дороги, а Димка направился в самые дебри в надежде на находки.
– Мне кажется, будто, они подходили к нам вплотную и кричали прямо в рации, – у меня все еще слегка стояли дыбом волосы.
– Возможно, – Игорь нервно оглядывался по сторонам, – что-то мне говорит, что мы сюда больше не поедем.
Димка исчез. Минут через тридцать, после наших безрезультатных попыток вызвать его на связь, моя рация ожила и Димкиным голосом сказала, что он выходит на дорогу там же, где и заходил, то есть у нашего камня. В результате, он вышел почти в километре от нас, да к тому же не сразу, а минут через пять. К своему и нашему удивлению, он считал, что пробыл в лесу всего минут с десять. С его слов, рация молчала, правда пару раз «прорывались» какая-то музыка и странные шумы, а он так же безрезультатно пытался связаться с нами. Вернулся, потому что идти дальше было физически невозможно: дебри, через которые он пробирался, стали действительно непролазными.
После этого случая мы договорились в таких местах все время держать друг друга в поле зрения. От греха подальше. Переглянувшись, решили возвращаться. Впечатлений море, время поджимает.
Шли к машине медленно, шаркающей походкой. По дороге попадалось много грибов, так что мы насобирали весьма увесистый пакет.
Еще одним из запоминающихся моментов этой поездки стал какой-то старик-дачник, поинтересовавшийся из какой мы части и давно ли мы защищаем Родину, а поскольку где-то рядом, судя по рассказам Сереги, был полигон, мы сказали, что идут учения, и мы действительно ее защищаем – чуть меньше года. Естественно, мы ускорили шаг и в прямом смысле ушли от дальнейших расспросов. Старик же отстал, наверное, подумал, что людей военных не стоит тревожить по пустякам, пусть даже они и идут без оружия. Это вам не те времена, когда за иностранную пуговку могли… Чего, впрочем, не могли сделать когда-то за иностранную пуговку. А тут никакой гражданской бдительности – хоть ты сейчас страну захватывай, еще и дорогу укажут.


О поездке в целом
Мы прекрасно провели очередной день на природе, получив массу новых впечатлений и опыта. Поход в аномальную зону всегда не похож ни на что другое, и всегда оставляет непреодолимое желание повторить приключение.
Мы устали, но усталость эта была приятной.
Последний раз редактировалось Hans 14 апр 2014, 22:56:26, всего редактировалось 2 раза.

Аватара пользователя
Hans
Новичок
Новичок
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 14 апр 2014, 22:09:39
Прибор: терка 705
Имя: Hans
Откуда: Минск

Re: Книга "За кладом"

Сообщение Hans » 14 апр 2014, 22:43:55

Выезд девятый
Эпиграф: Finis coronat opus.
Конец – делу венец.

Закрытие сезона
Почти, как всегда


Стояло прохладное осеннее утро. Под ногами хлюпали лужи, оставленные вчерашним дождем, в них, словно корабли у пирса, на легкой ряби плавно качались разноцветные опавшие листья.
К началу этого выезда мой брат успел снять в аренду квартиру и съехать от родителей, что изменило наш привычный утренний маршрут, в несколько раз увеличив его протяженность.
Впрочем, вместе с маршрутом сменился и автомобиль. Теперь мы добирались до места поиска на джипе моего тестя. Половину дороги, самую оживленную ее часть, баранку крутил Димка, а вот все, что касалось пустых, проселочных и лесных дорог, всецело принадлежало мне. Что поделать, я недавно сменил права, теперь следовало восстановить опыт вождения после долгого перерыва. Но это уже совершенно другая история, полная ярких приключений и впечатлений.
Итак, пока автомобиль вел Димка, нас в нем было шестеро, включая наших ангелов-хранителей, когда за баранкой сидел я, ангелы летели своим ходом – от греха подальше. Было пасмурно, но это нисколько нас не тревожило – сегодня было решено во что бы то ни стало завершить наш первый кладоискательский сезон.
Ехали мы на место, где в далеком семнадцатом веке стояла деревня, стояла долго, вплоть до революции семнадцатого года. Что с ней стало после, история умалчивает. Жаль, конечно, что достать необходимую информацию порой практически невозможно: поскольку она никому не нужна, ее просто нет. У меня вообще есть твердое мнение, что наша история кем-то планомерно искажается и уничтожается.
Прибыли, как всегда, рано. Переоделись, всем своим видом показывая многочисленным проезжающим мимо людям, что мы абсолютно такие же грибники, как и они сами, разве только, снаряжение у нас получше.
Дедушка, как водится, получил свой подарок от нас с братом, а Димка решил в этот раз воздержаться, сославшись на то, что, мол-де старик не совсем рад его щедрым дарам и он, Димка, пока не видит никакого отката.

Грибы и не грибы
Рядом с нашей передвижной базой помимо деревни находились и более свежие следы пребывания людей – окопы. Конечно же, первое, что мы сделали, обследовали их на наличие грибов, быстро нарезав половину целлофанового пакета боровиков, бабок и – нет, не дедок, а подосиновиков и лисичек. В общем, посмотрев на Димкино ведро, с которым получалось удачно маскироваться под грибников, мы поняли, что тара маловата, и вооружились более объемными пакетами.
В грибах, ведь, что важно? Правильно! Разбираться.
В детстве нас с братом часто брали в лес – то бабушка или дедушка, то папа с мамой. То ягоду подметишь, то травку запомнишь, то на грибах собаку поднадкусишь. Так или иначе, я запомнил одно золотое правило: если сомневаешься в съедобности гриба – не бери его. Ладно, соврал, каюсь. Не одно правило я запомнил, а целых два. Второе можно сформулировать примерно так: если сомневаешься в съедобности гриба и жаль его выбрасывать, попробуй на язык: если горький – выкидывай, если не горький, не терпкий, не жгучий, не, не, и снова не, то можно брать. Что значат все эти «не» я вам не скажу из вредности – читайте книги, пытайте (в хорошем смысле этого слова) стариков и испытывайте свои трофеи на многочисленной родне. Как говорится, практика – наше все. Ах да, правила можно менять местами.
Итак, грибов было море, причем, как вы заметили, грибов весьма достойных, но мы же только делаем вид, что мы грибники, правильно? Правильно.
Собрали быстренько МД и пошли шуршать по кустам. То тут, то там виднелись зарытые ямки, надо отдать должное тем камрадам, что вели тут поиски до нас. Ничего не скажешь, все чин чином – все выбито, все ямки зарыты. Что ж, делать нечего, надо хотя бы окопы прозвонить.
Сигнал.
Игорь буквально отдергивает руку. На самой поверхности, под слоем мха, лежит самая настоящая ржавая эфка. Вот тебе и привет от дедушки. Явно Димке передал. Все-таки обидчивый этот старик…
Конечно же, Димка пошел «разбираться» с находкой. Знай я тогда, что в виде ВВ в эфках иногда использовалась пикринка, ни за что бы его к этой штуке не подпустили.
– Подходите, она пустая, – так или иначе, но Димка разбирался в подобном хламе намного лучше нас, а вот с инстинктом самосохранения дела у нашего друга обстояли значительно хуже нашего. – Видимо, тут кто-то по Войне «работал», взрывчатку достали, а болванку бросили.
Что же, из всего можно извлечь массу плюсов – на память об эфке у нас остались хорошие фотографии. Болванку мы глубоко зарыли, а место тут же благополучно забыли – не наше это и незачем с чужим связываться. А соблазн? Да был, но, как у любых благоразумных людей, наш соблазн нам подконтролен.

Колеса
Дорогой читатель, в этом небольшом отрывке речь пойдет совершенно не о тех колесах, которые могут прийти на ум рядовому гражданину нашей или вашей страны, благодаря проискам прогнившего и испорченного запада. Речь тут пойдет… Точнее уже идет о…
Помните старую загадку? Что делал слон, когда пришел Наполеон? Вот. Речь идет о двух замечательных клепаных колесах времен войны с наполеоновской Францией 1812 года, колесах, лежавших практически рядом с полем недалеко от безмятежно жующего травку слона.
Колеса были потрясающими. Их практически превратившиеся в труху посеревшие деревянные спицы всей своей старинной древесной фактурой напоминали солнечные лучи, филигранно выточенные временем, а сами клепанные и покрытые ржой втулки… Ни дать, ни взять, перед нами прямо на земле лежали два деревянно-металлических солнца. Те, кто тут был до нас, явно побрезговали своей находкой.
Эх, сколько же я наслушался от друзей за то, что мы оставили те колеса в лесу. Мне даже пришлось съездить туда же, но колес и след простыл. Лишь вырванные с мясом обломки деревянных спиц говорили о том, что еще один местный алкаш зальет свою лейку дешевым плодово-ягодным бырлом, купленным на копейки, полученные за металлолом.
А ведь они могли бы если не музей украсить, то точно стать прекрасным подарком кому-нибудь, в крайнем случае украсить дачу или частный дом.
Старые колеса на дороге не валяются. Вернее, валяются, но крайне редко, и уж если вы наткнулись на подобную находку – не задумывайтесь, берите. Чтобы потом, как минимум, не жалеть.

Повелитель змей
Димка на все двести процентов реализовал свою давнюю мечту найти змею. Причем, «на все двести» – это значит «на все двести» – он умудрился найти двух змеюк.
Как тут не вспомнишь мультфильм «Волшебное кольцо».
— Мужичок, что это вы все животными балуете, а?! Эвон!
— Вот, змея запускаем! Купи – мамочку позабавить? За пинжачок отдам. С карманами, конечно!
Наигравшись с небольшим, чуть больше полуметра, ужиком, Дима нырнул в кусты и буквально через секунду с довольным видом выволок оттуда за хвост здоровую полутораметровую гадюку. Если бы у змей были ноги, эта бы явно упиралась.
Признаться честно, мы с Игорем непроизвольно шарахались в стороны, когда наш друг, раскручивал змеюку вокруг себя, чтобы та его ненароком не цапнула. Конечно, держал он ее все так же – за хвост.
Индусы с их дудками и тренированными кобрами, загодя лишенными яда, нервно бы курили в сторонке, видя, что вытворяет Димка с обычной, свежепойманной дикой ядовитой гадиной, наверняка обалдевшей от такого с ней панибратского обращения.
После пяти минут дрессировки я думал, что змея заговорит, но чуда не случилось.
В конечном итоге, после долгих размышлений вслух стоит ли ее съесть или не стоит, пустить на ремень или не пустить, а может использовать в качестве бурдюка по примеру Беар Гриллса или не стоит, змеюка была отпущена. Тотчас, пребывая в легком шоковом состоянии и матерясь на своем змеином языке, она ушуршала в близрастущие кусты.
Кусты я запомнил. Так... На всякий случай… От греха подальше…

Игрушки Димкиного детства
В лесу было очень много боровиков. Даже чересчур много. Столько белых грибов в одном месте я не видел с самого детства. Но грибы не были самоцелью нашего приключения, скорее, они были его приятным неожиданным дополнением.
Сигнал показал, что под катушкой находится цветной металл. Копать долго не пришлось, вскоре у нас в руках было три гильзы с загнанными внутрь перевернутыми пулями, сохранившими все признаки горения. Сами по себе гильзы после ближайшего изучения внутри оказались пустыми, они долго пролежали в земле и буквально разваливались в руках.
– Трассера, – задумчиво произнес Игорь.
– Странно, зачем было доставать и переворачивать пули? – тут было над чем призадуматься.
– Ничего странного тут нет, – к нам подошел Дима с пакетом грибов, – когда я учился в Монголии, мы, будучи еще в младших классах, так развлекались. – Наши удивленные лица явно требовали продолжения. – Берешь трассер, достаешь, переворачиваешь, поджигаешь, – наш друг сделал паузу, – бенгальских-то огней тогда не было, вот и приходилось мудрить самим. – И снова помолчав, добавил: это игрушки моего детства.
Мы не взяли с собой сгнившие от времени «бенгальские огни», просто оставили их лежать посреди леса, а я подумал, что дети, в частности мальчики, сейчас совершенно не взрослеют, ведь у них уже нет настоящих игрушек.

Короли дороги
Выйдя на край поля, мы увидели вдали гору мусора, из которой отчетливо выделялся желтый запорожец.
– «Ушастый», – ласково произнес Дима, глядя в мой фотоаппарат, который я на время изучения машины превратил в некое подобие бинокля – все же цифровой зум мыльницы иногда может быть весьма полезен.
Только мы решили выдвинуться к нашей неожиданной автонаходке, как с другой стороны поля показалась группа молодых, явно подвыпивших аборигенов. Аборигены. С ними всегда надо держать ухо востро.
Мы так же плавно, как вышли на границу леса, растворились в лесу. Пьяная братия нас не заметила.
Изучая лес, мы слышали, как вандалы добивают ушастика – грохот и звон стоял такой, что, казалось, от машины ни рожек, ни ножек не останется… В какой-то момент нас удивил звук заведенного мотора. Было решено выдвинуться к машине – очень не хотелось, чтобы вся эта братия наткнулась в лесу на джип.
К реву заведенного мотора запорожца добавился звук мотоциклетного движка. Сложив прибор, мы мыли руки и наблюдали за дорогой, на которой вскоре показалась вся кампания.
Вы смотрели фильм Безумный Макс? Про постапокалипсис? Значит, наверняка, видели банду панков на ржавых развалюхах. То, что предстало перед нашим взором, было очень похоже на фильм. Сначала перед нами втроем на одном мотоцикле пронеслись очень колоритные деревенские персонажи, разодетые в «шмотье от адидасье». А ведь мотоцикл был без коляски. Следом за троицей, сигналя и ревя, по ухабам и корчам лесной дороги на полной скорости несся… Ушастый кабриолет… Тут впору вспомнить анекдот, когда в запорожце поместилось по пьяни шестнадцать мужиков и баянист. Этих было не меньше. Все сопровождалось гиканьем и залихватским свистом. Само по себе зрелище было настолько неестественным и завораживающим, что я показал аборигенам поднятый кверху большой палец правой руки, мол, «круто, господа». «Господам» было совершенно не до нас, они, улыбаясь, мчались навстречу судьбе.

Костер, поляна и варган
Я перегнал машину на широкую поляну, запримеченную нами в самом начале, пока ехали к месту поисков, и проверенную уже позже в пешем порядке.
Начитавшись различных статей, я настоял на том, чтобы мы прозвонили место для будущего костра. Убедившись в безопасности места, мы быстро сняли дерн до песка и окопали будущее кострище. И хотя погода была осенней, все равно, всегда и во всем в лесу лучше быть аккуратным и перестраховываться.
Когда-то давно брат купил мне хорошую походную цепную пилу, легко помещавшуюся в коробке из-под домино. Этой пилой мы вдвоем быстро заготовили необходимое количество дров. В принципе, если наловчиться с ней работать, то можно спокойно дать фору топору. Если учесть, что «сырья» вокруг было в прямом смысле «завались» – бурелом и сухостой в огромных количествах, – то подготовить все необходимое для костра не составило особого труда и не заняло много времени.
Костер сложили быстро и аккуратно. Огонь зажгли с пафосом, используя мои огниво и кресало, купленные годом ранее. Кстати, незаменимые вещи. Зажигалки ломаются, спички сыреют или заканчиваются, а этот набор при грамотном использовании практически вечен.
Разобравшись с костром, решили немного почудить – чего уж нам, серьезным дядькам…
В близлежащее бревно воткнули весь свой скромный арсенал, включая лопатки и Димкину складную пилу, получился своеобразный трон из фильма «Игры Престолов». Естественно, фотографии вышли замечательные.
Пока на огне разогревалась тушенка, мы жарили сало с хлебом, прямо, как в детстве, нанизав их на палочки. Этот незабываемый вкус жареного на костре ароматного черного хлеба и горячего сала помнит каждый советский ребенок, чего, к сожалению, нельзя сказать о современной детворе. Димка, кстати, опять удивил: он решил зажарить на огне точно таким же способом банан. Ну не знаю, по мне так картошка в углях куда вкуснее, нежели зажаренный на палке банан. Но, признаюсь, выглядел весь процесс действительно неординарно. Горячий травяной чай – это отдельная тема для целой книги, и поверьте мне на слово, сегодня мы эту книгу прочли сполна.
А еще, знаете, я неделю назад купил алтайский варган. Очень интересный инструмент, правда, на нем не так легко научиться играть, как кажется с первого взгляда, но все же, оно того стоит. Теперь, у костра, чарующие непривычные звуки заставляли окунуться в вечность мироздания и уносили сквозь время в неведомые миры.
Так мы и сидели, глядя на огонь: я тренькал на варгане, а ребята думали каждый о своем, пока огонь полностью не погас.
Все, даже хорошее, когда-нибудь заканчивается. Пришло и нам время собираться домой. Огонь быстро затушили при помощи воды и песка, мусор собрали в пакет и забрали с собой – только так и стоит поступать на природе. Если не хочешь, конечно, чтобы твои дети и внуки думали, что пластик и консервные банки с полиэтиленовыми пакетами растут в лесу. Не сложно забрать с собой и выбросить хлам в мусорный бак. Не стоит мусор закапывать или жечь. Вы же дома под ковер себе не гадите? Почему тут, в лесу, следует поступать иначе?
Грибы отдали Игорю, поскольку он жил теперь не у родителей, и они ему были нужнее, чем нам.


Синь-деревня и синичка
Навител изощрен в поисках обратного пути, поэтому сегодня он завел нас в деревню. Деревенька встретила нас местным колоритом и населением, практически в полном составе павшем в неравном бою с зеленым змием. Вся обочина до самого магазины была завалена телами, я такое только в старых советских фильмах про войну видел, когда эсэсовцы шли по деревне и расстреливали всех подряд.
Под впечатлением от увиденного мы остановились у местного магазина.
– Пойдем хоть воды холодной купим, – мы озирались по сторонам: вдруг и впрямь в деревне каратели.
В магазине было немного еды и очень много алкоголя и мороженого. Димка тут же купил к себе в коллекцию бутылку водки с изображением маленькой птички и надписью «Синичка» и мороженое.
– Вот я тебе что скажу, – я почти смеялся, – выкинь мороженое из стаканчика и налей туда водки, сойдешь за местного.
– Что-то мне подсказывает, – Игорь тоже не удержался от смеха, – что те продавщицы уверены – ты так и поступишь.
– Не-не-не,– Димка был категоричен, – я лучше ее к остальным раритетам поставлю, к эксклюзивным марочным винам «Шате фо бырло», «Загадье» или, скажем, «Крыжанье».
А чего стоили местные объявления, сообщавшие, что за десять верст будет принимать врач-гинеколог, дорого – за айфон – продается дом или же куры удобрят ваш огород… В общем, посмеялись, конечно, хотя впору плакать было.
За магазином располагалось заброшенное, с заколоченными окнами, «Т»-образное здание бывшего деревенского клуба, выстроенное некогда из белого силикатного кирпича. К нему и направились, задержавшись по дороге у обелиска с сотней фамилий… «Вечная слава землякам, погибшим в боях за Родину в Великой Отечественной Войне 1941-1945». Венки… Хорошо, что не забывают… Пока не забывают… Еще несколько поколений и все… Забудут…
В здании царил хаос: все, что можно было украсть – украдено. Даже полы сняты. Потолок прогнил и кое-где обвалился, электрика вырвана с корнем. Вокруг кости, хлам и пробки. Битое стекло. Темнота. А через зарешеченное окно пробивается лучик света и падает на три пластиковых стакана. Что ж. Каждый убивает себя по-своему. Мне жаль, что вся эта деревня погибла. Только кто-то пал достойно, геройски, в бою с врагом, а кто-то решил добровольно убить себя вражеским пойлом. Что же, у каждого свой путь…


Закрытие сезона удалось
И тут мне впервые нечего добавить.

Вернуться в «Статьи»