Донская золотая лихорадка

Обсуждение тем касающихся кладоискательства, коллекционирования и т.д ...флуд ниже ...!!!
Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

Донская золотая лихорадка

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 12:12:44

В одной из частных коллекций в Ростове бережно хранится копия старинной карты с координатами одного из знаменитых кладов Дона – казны запорожских казаков. Согласно легенде 32 залитых смолой бочонка, доверху заполненные золотыми дукатами, венецианскими и флорентийскими цехинами, а также драгоценностями, были спрятаны недалеко от Ростова во времена Екатерины II.

Легенды о кладах, зарытых в землю, и по сей день ходят по Дону. Они связаны со скифскими курганами, турецкими сокровищами (в частности, с золотым конем, якобы закопанным в донской земле), с тайниками Стеньки Разина... Но если раньше распаленные рассказами о сказочных богатствах поисковики выходили в степи с одной лопатой, теперь же они активно кинулись приобретать металлодетекторы, глубоко, до трех метров, глядящие в глубь земли. Приобрести такую технику в Ростове не составляет труда, она продается во многих специализированных магазинах электронной техники. Есть приборы, которые помогают по звуку определить тип металла: на цветной металл детектор дает четкий и ясный сигнал, на железо – прерывистый. Стоит такая техника до 10 тыс. долл. А так как кладоискательский азарт не обошел и состоятельных людей, они с легкостью покупают эту технику.

Намного дешевле стоит армейский вариант – обычный миноискатель. Простой прибор с электронным блоком в прочном металлическом корпусе оценивается в 15 тыс. руб., а в пластмассовом – на 3 тыс. дешевле.

Как рассказал «НГ» 42-летний Валерий К., один из весьма состоятельных жителей Ростова, в последнее время он каждый свой отпуск проводит в поисках кладов. По словам собеседника «НГ», для него это стало своеобразным допингом, без которого он уже не может обходиться: «Я даже беру с собой металлоискатель, отправляясь на дачу в деревню. Все хочется что-то найти, и чтобы было, как в сказке... Хотя по большому счету мне никакие богатства не нужны».

А вот ростовчанину Виктору Жукову, наоборот, очень нужны эти подземные сокровища: «Я бы квартиру купил, с тещей жить надоело. Поехал бы с семьей на море, да и не считал бы деньги до зарплаты».

Но найти серьезный клад мало кому удается. Казалось бы, чего проще найти богатства татарского хана, закопанные вблизи станицы Вешенской, тем более что и «метка» есть – дуб-великан, которому более 400 лет. По преданию, закопав клад, хан, чтобы его обозначить, посадил это дерево. Сколько раз с того времени приходили к дубу казаки, прихватив с собой лопаты. Знали, что надо отсчитать от дуба пятьсот шагов, а вот в какую сторону – неизвестно. Вот и ищут они до сих пор этот клад, и даже дорогостоящая техника не помогает.

Так что все новые и новые кладоискатели пополняют списки неудачников, словно и впрямь клады, как утверждает донской краевед Эдуард Чистов, были заговоренными. В конце XIX века в поиске, к примеру, казны запорожцев участвовало даже специально созданное в Ростове акционерное общество, была изготовлена и карта места предполагаемого клада. Довести дело до конца акционеры не успели: грянула война, затем революция.

Как рассказали «НГ» в Ростовском краеведческом музее, к ним постоянно обращаются люди, предлагая объединиться для поиска сокровищ. Они приносят какие-то карты с подробным описанием места клада и гарантируют успех дела.

По словам краеведов, ряды жаждущих найти таящиеся в земле богатства пополняются людьми разных профессий, имущественного и социального положения. Всех их, говорят краеведы, «объединяет желание взять много, сразу и чтобы за это ничего не было». От подобного энтузиазма в первую очередь страдают памятники археологии, которых сегодня на Дону около 8 тыс., – курганы и могильники. Археологи постоянно натыкаются на десятки варварски разграбленных захоронений.

Впрочем, курганы на Дону начали грабить еще в VII–VI веках до н.э. и до сих не перестают. Среди находок черных следопытов есть как украшения, так и бытовые предметы, добытые из могильников. Попадается и оружие: сабли, мечи, наконечники копий и стрел. Ценные находки сдаются перекупщикам. Ни с какими антикварными магазинами и тем более комиссионками чернокопатели не работают.

«Люди, занятые разграблением курганов, обязательно понесут кару, – убежден донской археолог Игорь Гордин, – ибо золото мертвых – проклятое золото».

Игорь знает, что говорит. В свое время он нашел немало кладов, которые вошли в том числе и в знаменитое на весь мир собрание скифского золота. Но после самой крупной своей находки он на 10 лет «выпал» из археологии, его постоянно преследовали несчастья. Гордин до сих удивляется, как он выжил. А вот его коллега после подобного открытия внезапно умер.
Мария Бондаренко "Новая Газета"



Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

СОКРОВИЩА НЕФРИТОВОЙ ГОРЫ

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 13:58:19

СОКРОВИЩА НЕФРИТОВОЙ ГОРЫ

Летом 1993 года мировую печать облетели сообщения о том, что в северной вьетнамской провинции Ниньбинь найдено подземное хранилище ценностей, спрятанных более двухсот лет назад, когда императорская династия Ле пала под натиском наступавших с юга армий крестьян-повстанцев. Тогда, спасая императорскую казну, группа приближенных укрыла в подземельях огромное количество изделий из бронзы, нефрита и драгоценных металлов — всего общим весом 27 тонн...

Сообщения о находке клада с подозрительным единодушием были опровергнуты официальными средствами массовой информации. Вьетнамское информационное агентство ВИА распространило слова Хоанг Суан Кхюена, заместителя председателя народного комитета провинции Ниньбинь, заявившего, что слухи о найденных сокровищах не соответствуют действительности.

Между тем в уезде Тамдиеп давно бытовали легенды о том, что Нинь Тон, казначей династии Ле и уроженец здешних мест, спрятал императорские сокровища вблизи Нефритовой горы. Поиски клада велись здесь давно, но до сих пор удалось обнаружить только шесть каменных стел с иероглифическими надписями, и две хорошо замаскированные пещеры в отрогах Нефритовой горы. Из Ханоя был приглашен 80-летний знаток иероглифики, который перевел тексты на найденных стелах и установил, что они связаны с семьей Нинь Тона. В надписях говорилось о существовании клада, однако его точное местонахождение было указано на седьмой, до сих пор не найденной стеле. Вход в одну из обнаруженных пещер в горе закрывала искусственная кладка, в другой — «пещере духов» — были найдены человеческие кости. По этому поводу было высказано предположение, что Нинь Тон приказал убить участников работ по сокрытию клада.

В 1992 году предприниматель Буй Ван Кыонг взял в аренду этот участок земли якобы для создания птицеводческой фермы. Одновременно он начал прокладывать шгольню внутрь горы. Он заявлял, что имеет старинный манускрипт с планом хранилища. Провинциальными властями ему было дано разрешение вести поиски, но ничего ценного найдено не было.

Тогда поисковые работы перешли к частям специального назначения вьетнамской армии и были взяты на контроль командующим войск специального назначения генерал-майором Май Нангом. Летом 1993 года, почти синхронно с появлением слухов о находке сокровищ, военные заявили, что в связи с отсутствием результатов проводившиеся в районе Нефритовой горы поисковые работы были приостановлены.

По мнению наблюдателей, сам факт привлечения к кладоискательским работам войск спецназа — элитных, наиболее боеспособных частей вьетнамской армии — свидетельствует, что власти весьма серьезно отнеслись к поискам сокровищ. К тому же в официальном опровержении недвусмысленно говорилось о необходимости сохранения государственной тайны при проведении такого рода поисковых экспедиций После этого местные средства массовой информации относительно этой темы внезапно как в рот воды набрали — ни одной публикации о сокровищах Нефритовой горы больше не последовало

Между тем сообщения о «многотонных» хранилищах старинных ценностей и золота вызывают у знатоков резонный скептицизм. Конечно, за тысячелетнюю историю вьетнамского государства бывало всякое, и эта земля хранит немало кладов. Однако Вьетнам — не Эльдорадо и крупных золотоносных месторождений здесь нет и никогда не было. К тому же в XVIII веке страна переживала глубокий кризис, и казна династии Ле в канун падения была практически пуста.

Тем не менее загадка Нефритовой горы пока остается неразгаданной. Или разгаданной — но сокрытой, ввиду «необходимости сохранения государственной тайны»
Войдите на форум или зарегистрируйтесь для просмотра ссылок

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

ТАЙНА ОСТРОВА ОУК

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:02:27

Есть среди многочисленных рассеянных в мире «островов сокровищ» один, может быть, больше иных достойный своего романтического титула. Не исключено, что именно здесь спрятаны бесценные сокровища королей Франции Эту гипотезу, какой бы дерзкой ни показалась она большинству историков, горячо поддерживал человек, сам по себе оставивший в истории весьма заметный след, — президент США Франклин Рузвельт, известный, в частности, тем, что никогда не увлекался легендами, мало похожими на правду.

Франклин Д Рузвельт не просто на словах «поддержал» предположение о «сокровищах французской короны». Он пошел дальше: вместе с еще несколькими американскими предпринимателями — людьми расчетливыми и отнюдь не склонными к безумным авантюрам — вложил собственные деньги в финансирование одной из экспедиций, которая должна была проверить истинность гипотезы, а проще говоря, попытаться отыскать сокровище. Было это в 1909 году, когда Рузвельт еще не был президентом Соединенных Штатов, но если бы сокровище французской короны нашлось тогда в Канаде, слух об этом непременно бы, как говорится, просочился. Правда, кое-кто уверяет, что королевские ценности, собственно говоря, никогда и не считались пропавшими, так как после того, как ими завладел Наполеон, они неоднократно продавались и перепродавались, причем даты ряда сделок известны официально. Отчасти это верно, и сегодня парижане могут восхищаться «Регентом», выставленным в музее Лувра (в галерее Аполлона), но... Но остальные «камешки» из королевской казны до сих пор не подают ни малейших признаков жизни...

Как бы там ни было, присутствие исторических ценностей на маленьком канадском «острове сокровищ» можно было бы объяснить следующим образом. Когда Людовик XVI спешно бежал из Парижа, ему все-таки хватило ума бросить в дорожную карету сокровища короны. В Варение королевская чета была задержана, но ценностей при ней не оказалось. Очевидно, сокровища казны и личные украшения Марии-Антуанетты удалось в суматохе спрятать одной из служанок королевы, которая затем с ними бежала. Спустя несколько месяцев она — предположительно вместе с сокровищами — появляется в Дуйсбурге — бывшем французском королевском порту Новой Шотландии, бывшей французской Акадии Появляется, чтобы тут же загадочно исчезнуть Если предположить, что прямо из Дуйсбурга эта отважная дама, прятавшая под кринолином сокровища короны, направилась к югу, то скорее всего она спешила к самому надежному из тайников, которому могла доверить свой бесценный груз — к «колодцу сокровищ* острова Оук.

Дубовый остров — английское название Oak Island (44° 31' северной широты, 640 18' западной долготы) — это один из 350 островов и островков, рассеянных в заливе Мейхоун Он расположен в 6500 километрах от города Честер и приблизительно в 72 500 километрах от Галифакса, что в канадской провинции, именуемой Нова-Скотия, то есть Новая Шотландия. В длину он тянется на 1200 километров, в ширину — на 400 метров. Впервые он стал известен как «Остров № 28», зарегистрированный в геологическом отчете за 1785 год, затем назывался островом Глостера, но в конце концов закрепилось нынешнее название — остров Оук, потому что из всех 350 островов залива Мейхоун он — единственный, на котором растут дубы.

Благородные эти деревья не только подарили свое имя «острову сокровищ» в Новой Шотландии. Дуб играет исключительно важную роль во всей истории «Money Pit» — «денежного колодца», как называют главное сооружение неведомых строителей тайника. По всей 30-метровой глубине колодца (диаметр которого равен 12 футам или около 3,65 метра) через каждые три метра расположены горизонтальные перегородки из дубовых бревен толщиной от 15 до 20 сантиметров. Анализ, проведенный канадскими экспертами-лесоводами, позволяет утверждать, что тайник был построен между 1700 и 1750 годами. Количество использованных бревен указывает на то, что прежде дубы росли на острове в изобилии, потому что сегодня их осталось здесь лишь столько, чтобы объяснить название острова.

Изображение

...Стояла весна 1795 года Трое молодых парней из Честера — Дэниэл Мак-Джиннис, Джон Смит и Энтони Во-гэн — охотились на острове на куропаток и случайно наткнулись на колодец. Они обратили внимание на округлую вмятину в земле, рядом с которой рос старый дуб. На ветке дуба висел старинный деревянный подъемный блок. Едва парни дотронулись до него, как он рассыпался в прах. Вокруг поляны во множестве торчали дубовые пни, по всей видимости, очень старые.

Молодые охотники хорошо помнили местное предание, согласно которому именно на этом острове пираты в давние времена прятали свои сокровища. И в ближайшие недели они приступили к раскопкам колодца, который пока еще не назывался «денежным». Раскопав вначале первую, а за ней и вторую из уже упоминавшихся перегородок (пространство между ними оказалось засыпано рыхлой землей), они, за неимением средств, вынуждены были прекратить работу — первопоселенцы Новой Шотландии были в основном людьми бедными

Изображение

Впрочем, новость о любопытной находке постепенно распространялась, и в 1804 году была основана первая компания по исследованию «колодца сокровищ» на острове Оук. Колодец разрыли до 30-метровой глубины, и тут в скважину внезапно хлынула морская вода. Рабочие, которые трудились на дне, едва успели спастись. Просуществовав два года, компания вынуждена была свернуть работы, ибо средства ее исчерпались, а до дна колодца, судя по всему, было еще далеко.

Именно в ходе этих первых серьезных раскопок были извлечены на свет те самые деревянные перегородки, о назначении которых пока приходилось только гадать Искателям пришлось также пробиваться сквозь слой смолы, слой древесного угля, слой стружек кокосовой пальмы, вызвавший особое удивление своим присутствием. Кроме того, был найден плоский камень, испещренный «неразборчивыми значками» Последний стал предметом еще одной, дополнительной, загадки Куда девался этот камень впоследствии — неизвестно.

Затем «Money Pit» предали забвению до 1849 года, когда была организована новая компания по его исследованию Снова работы велись в течение двух лет, а скважину удалось углубить до 36 метров, после чего рабочим, точь-в-точь как в 1805 году, пришлось спешно выбираться наружу, спасаясь от потоков хлынувшей воды.

Во время раскопок 1849-1850 годов установили, что колодец напрямую сообщался с морем через один или даже два искусственных канала. Именно по ним вода проникала в колодец и затопляла его до уровня, соответствовавшего уровню воды в океане. Искатели пытались зондировать колодец и в результате открыли так называемую «камеру-сокровищницу», из которой были извлечены три звена золотой цепочки — неопровержимое вещественное доказательство того, что в тайнике действительно имеется драгоценный металл Многие выдающиеся специалисты исследовали найденные фрагменты украшения, но установить точную дату изготовления последнего так и не смогли.

С 1857 по 1862 год на штурм тайны острова Оук устремились новые многочисленные энтузиасты. Глубину скважины удалось увеличить до 37 метров, а для борьбы с Атлантическим океаном, заливавшим рабочую площадку, установили оборудование, откачивающее воду. Одна из компаний, основанная в 1859 году, использовала до 30 лошадей, с помощью которых приводились в действие насосы. У другой компании, которая предпочла лошадиные силы в виде пара, лопнул паровой котел, в результате чего один рабочий погиб, а несколько других получили тяжелые ожоги. Казалось, чем глубже проникают люди вглубь колодца, тем ниже опускается его дно, а Атлантический океан явно давал понять, что воды в нем гораздо больше, чем могут откачать привезенные насосы.

В 1863-1865 годах финансовый синдикат, носивший имя «The Oak Island Association», придумал вырыть вокруг «Денежного колодца» несколько дренажных скважин, на- которых трудились 63 человека, 33 лошади, не считая паровых машин и насосов, но выкачать синдикату удалось только средства своих вкладчиков

Затем, в 1866-1867 годах, на сцене появляется «The Oak Island Eldorado Company». Чего стоило одно название фирмы, открыто намекавшее на золотые россыпи! Искатели канадского Эльдорадо пошли дальше всех своих предшественников и соорудили запруду, перекрывшую Бухту Контрабандистов — еще одно многообещающее название! — в которой, как они предполагали, должны были располагаться галереи, соединявшие колодец с морем Затем бухту осушили Но... Несмотря на огромную проделанную работу, «колодец сокровищ» продолжал наполняться водой так же быстро, как пустела касса компании.

Между тем отдельные попытки зондировать «Money Pit», предпринятые этой компанией, позволили достичь почти 50-метровой отметки, откуда на поверхность по-прежнему извлекали обломки дубовых досок, стружку кокосовой пальмы и древесный уголь... А тайна острова продолжала прятаться глубже, чем опускалась самая глубокая из скважин.

После целого ряда многочисленных, но бесплодных попыток наиболее заметный след в поисках загадочного сокровища оставила компания «Oak Island Treasure Company», действовавшая с 1893 по 1899 год. Главная идея инженеров компании заключалась в следующем: вместо того, чтобы стараться вычерпать Атлантический океан, не лучше ли блокировать сообщение между ним и колодцем? Идея, на первый взгляд, простая до гениальности.

Компания была богата и могущественна, а потому вскоре на острове высадилась небольшая армия рабочих и пришвартовалось несколько кораблей с оборудованием. В колодце и вокруг него закипела работа. Бурили скважины, рыли землю и возводили насыпи, но «перекрыть воду» компании так и не удалось. Цель снова не была достигнута.

Все это наводило на мысль о существовании какой-то тайны. Ведь если те, кто построил колодец, проделали такую гигантскую работу, уж наверное, старались они не ради собственного удовольствия. Объяснение могло быть только одно: сооружение предназначалось для того, чтобы укрыть нечто невероятно ценное. И уж наверняка его создатели предусмотрели некий способ, с помощью которого могли забрать спрятанное. Что это за способ, неизвестно, но, очевидно, он должен быть не менее хитроумным, чем система защиты, продолжавшая бросать вызов времени и современной технике.

Компания «Сокровище» углубилась в колодец до 52 метров. Этот результат не был превзойден и в дальнейшем и до сих пор остается «рекордным» за всю историю этой, если позволительно так выразиться, «битвы». Зонды, достигшие максимальной глубины, натолкнулись на металлическую поверхность и извлекли на свет Божий железные опилки. Гораздо большую историческую ценность представляла другая добыча, полученная с помощью тех же зондов, — обрывок пергамента, на котором черными чернилами были начертаны некие значки, напоминающие буквы: то ли «ui», то ли «vi», то ли «wi»... Фрагмент исследовали специалисты по палеографии из Бостона, которые заключили, что он выделан из овечьей кожи, а значки написаны тушью и гусиным пером.

Наконец, в мае 1909 года создается компания, одним из партнеров которой стал Франклин Д. Рузвельт. Компания носила самое романтическое название: «Old Gold Salvage and Wrecking Company»; что примерно означает «Компания по поиску затерянных кладов и старинного золота». Рузвельт был тогда адвокатом в Нью-Йорке и впервые услышал о сокровище острова Оук на другом острове — Кампобелло, что в заливе Фанди, там располагалась летняя вилла его матери. История вызвала в нем живой интерес, и он потратил немало времени на ее изучение, в результате чего пришел к убеждению, что наличие на острове сокровища можно считать реальным фактом.

Как мы уже упоминали в начале нашего рассказа, Рузвельт полагал, что речь идет о сокровищах французской короны, впрочем, не отвергая и более традиционной «пиратской» версии. Рузвельт и его компаньоны оценивали стоимость клада более чем в 10 миллионов долларов, а вложили в предприятие 250 тысяч долларов капитала, что означало сразу две вещи: во-первых, то, что у них имелись серьезные основания верить в существование клада, а во-вторых, то, что прибыль в 4000 процентов никогда не пугала американских капиталистов. По нынешнему курсу, следовательно, сокровище Дубового острова оценивается в пять миллиардов старых франков, но если принять во внимание покупательную способность доллара 1909 года, даже эта весьма недурная сумма должна быть увеличена по меньшей мере в несколько раз.

Увы, ни Рузвельту, ни его компаньонам не пришлось думать, во что обращать свои доллары, поскольку предприятие не только не принесло дохода, но и съело вложенный капитал, хотя недра острова благодаря бурной деятельности компании были буквально изрыты вдоль и поперек. Для нас в этой истории интересно другое Предположим, что Франклин Д. Рузвельт все-таки получил бы свои 4000 процентов прибыли. Как сложилась бы его жизнь дальше? Вполне возможно, он отказался бы от карьеры юриста и предпочел бы, более не утруждаясь, просто тратить свою долю богатства. Тогда вся современная мировая история сложилась бы совершенно иначе, ведь хорошо известно, что Рузвельт в качестве президента США сыграл выдающуюся роль во второй мировой войне.

После 1910 года и вплоть до наших дней (может быть, и в эту самую минуту на загадочной поляне сокровищ кто-нибудь роет землю!) многочисленные «синдикаты» (так в США называли финансовые или преступные компании) неустанно штурмовали «Money Pit», привлекая к работе все более и более современную технику: нефтяные буры, электротурбинные насосы, особые силовые кабели, протянутые аж с самого континента. Один наиболее смелый проект предусматривал полную заморозку почвы, что должно было помешать бесконечному проникновению соленой воды в Денежный колодец. В результате деятельности этого и прочих предприятий остров оказался так изрыт, что нынешние исследователи далеко не уверены в том, что сам колодец остался в целости и сохранности.

Все, о чем мы до сих пор рассказали, отражает лишь наиболее крупные и серьезные из добросовестных попыток разгадать тайну острова Оук Но как бы многочисленны они ни были, еще больше оказалось таких, в создании которых приняли участие всевозможные колдуны, маги, спириты, ясновидцы, лозоходцы и прочие шарлатаны Что же до бесчисленных мошенников, которые всегда неизбежно слетаются вокруг предприятий подобного рода, то следует признать они стали единственными, кому действительно удалось извлечь материальную выгоду из Денежного колодца. А акционерам многих и многих фиктивных компаний, основанных нечистоплотными финансистами, сыгравшими на заманчивом мираже острова сокровищ, которые безвозвратно потеряли свои кровные доллары, оставалось утешаться лишь тем, что акционеров честных компаний, в сущности, постигла та же участь.

Так кто же все-таки закопал клад на острове Оук? И что означала надпись на утерянном камне? Для чего колодец через каждые три метра перекрыли дубовыми перегородками? (Ряд экспертов полагает, что это было сделано для того, чтобы «камеру-сокровищницу» не раздавило весом земли, которой был засыпан колодец) Откуда взялась кокосовая стружка, смола (для клейкости?) и древесный уголь? Кто задумал строительство Денежного колодца и кто его осуществил? На какую глубину уходит он под землю? Ни на один из этих вопросов до сих пор нет удовлетворительного ответа. Зато предположений более чем достаточно.

Самая «древняя» гипотеза связывает историю сокровища с викингами, которые, как предполагают, совершали морские набеги на богатые города античного Средиземноморья, а затем, проходя Геркулесовыми Столпами, были унесены мощными ветрами в Атлантику и так никогда и не смогли вернуться с добычей в Скандинавию. Действительно, многие американские, и не только американские, историки считают, что «северные люди» побывали в Новой Шотландии лет этак за 500 до рождения моряка по имени Христофор.

Есть и другие гипотезы, в которых вспоминают знаменитых инков, майя, ацтеков и не менее знаменитых «конкистадоров» — завоевателей. Впрочем, немногие из археологов допускают мысль, что древние сокровища доколум-бовой Америки, разграбленные испанцами, могли «подняться» так высоко на север, какими бы обстоятельствами это ни сопровождалось. Согласно другой, более оригинальной, версии богатства острова — не что иное, как сокровище Собора святого Эндрю из Шотландии. В монастыре, являвшем собой нечто вроде государственного учреждения, веками копились драгоценные предметы богослужения, золотые и серебряные монеты, украшения и драгоценные камни. В 1560 году сокровище таинственно и бесследно исчезло, а потому отнюдь не исключено, что из Старой Шотландии оно могло быть переправлено в Новую.

Франции принадлежит исторически почетное место в «деле острова Оук», «владелицей» которого она так долго была. Версия о сокровищах французской короны — хоть и самая захватывающая, но далеко не единственная из «французских» гипотез, толкующих о возможном происхождении богатств Денежного колодца. Быть может, на дне колодца высится груда ящиков или бочек, наполненных золотыми монетами, которые Франция отправляла в Канаду для финансовой поддержки своей колониальной компании. Так или нет, но это вложение капитала, бесспорно, одно из самых неудачных в нашей истории.

В 1710 году французы отказались от своей колонии в Новой Шотландии и предприняли «стратегическое отступление» на Королевский остров (ныне остров Бретонского Мыса). Отказ был закреплен Утрехтским актом от 1713 года, а с 1715 по 1745 год французы выстроили на острове мощный форт под названием Луисбург, предназначенный для защиты оставшихся французских владений в Канаде. А вокруг свободного ото льдов форта они соорудили укрепления и бастионы — по тем временам чудо военной техники, от которого ныне остались лишь некоторые, хотя весьма впечатляющие следы, так как англичане, вторично захватившие город в 1760 году, практически сравняли его с землей. Называться он стал «американским Дюнкерком». В период с 1713 по 1745 год французская королевская казна отправила в Луисбург по меньшей мере 20 «золотых кораблей», на которых везли деньги, необходимые для ведения войны: жалованье солдат и офицеров, а также целой армии рабочих и предпринимателей, трудившихся над сооружением Луисбурга. По слухам, один из этих кораблей был захвачен то ли собственным его экипажем, то ли пиратским судном — одним из тех, что разбойничали тогда вдоль американского побережья, а затем был отогнан к заливу Мейхоун, где злоумышленники (или пираты) и спрятали золото короля Франции на острове Оук.

Сокровище могло также оказаться золотом, захваченным на одном из кораблей большой флотилии герцога д'Анвильского, которого Франция послала в 1746 году попытаться отбить Луисбург — после первой осады города, имевшей место в 1745 году. Эскадру разметало штормом. Погибло много кораблей. Другие укрылись в бухте Чебукто (ныне город Галифакс), а также в других бухтах и бухточках, которыми изобилует южное побережье Новой Шотландии. Вполне возможно, что один из груженных золотом кораблей попал таким образом в залив Мейхоун, и офицеры, поняв, что не сумеют снова выйти в море, решили спрятать сокровища на каком-нибудь подходящем острове... Например, на том, которому предстояло стать Оуком...

Впрочем, среди специалистов, историков и исследователей острова наибольшей популярностью пользуется все-таки «пиратская» версия. Ее единственное неудобство заключается в том, что в ней фигурирует слишком много имен — гораздо больше, чем было пиратов, известных в связи с Кокосовым, Черепашьим и другими знаменитыми американскими «островами сокровищ».

Изображение

«Суперпиратом», якобы зарывшим свои сокровища на Дубовом острове и, может быть, действительно самым значительным из всех, называют Генри Моргана, чьи пиратские подвиги приняли такой размах, что король Англии наградил его дворянским титулом — то ли от восхищения, то ли из зависти. В этом случае клад Денежного колодца — не что иное, как добыча операции «Панамский мешок», той самой, которую можно приводить в пример школьникам в качестве шедевра пиратской истории. Достоверно в этой авантюре лишь то, что панамские сокровища так никогда и не были найдены. Чтобы переправить через Панамский перешеек сказочные богатства, за долгое время награбленные в Перу для казны испанского короля, Моргану потребовалось сто семьдесят пять мулов.

Другой серьезный кандидат «от пиратов» — свирепый Эдвард Тич, более известный под кличкой Черная Борода. Черная Борода за два года захватил двадцать груженных золотом кораблей, ни один из которых также так никогда и не был найден. Тич погиб как настоящий пират — в рукопашной схватке с британским капитаном Робертом Мейнардом во время одной из самых кровавых за всю историю морского флота битв. Мейнард, получивший в этом бою не меньше двух дюжин ран, все-таки отрубил Тичу голову и водрузил ее на мачте бушприта своего шлюпа «Жемчужина». Уверяют, что по поводу награбленных сокровищ Черная Борода во всеуслышание заявлял: «Я закопал свое золото там, где найти его смогу или я сам, или сатана!»

Жители Новой Шотландии патриотично отдают предпочтение другому пирату — капитану Кидду, уроженцу Старой Шотландии, которой «новошотландцы» неизменно гордятся. «Кэптен Кидд», повешенный в Лондоне в 1701 году, до сих пор остается, быть может, единственным пиратом, часть сокровищ которого была официально найдена на острове Гардинер, в узком проходе, ведущем в гавань Лонг-Айленда, штат Нью-Йорк. В расписке, выданной представителем колонии залива Массачусетс, «пиратское сокровище» оценивается в «семьдесят пять миллионов старых франков золотом, серебром и драгоценными камнями». Сегодня расписка хранится в сейфах крупного банка в Нью-Йорк-Сити — United States Trust Company. В тесно связанной истории финансов и пиратства это, несомненно, один из самых любопытных документов — он кажется насквозь пропитанным кровью.

Кидд вместе со своей развеселой бандой снимал пенки практически во всех морях земного шара, доходил до берегов Индии и Китая. Очевидно, награбленные им баснословные богатства в сотни раз превосходили то, что было найдено. Известно также, что корабли Кидда бывали частыми гостями у побережья Новой Англии и Новой Шотландии, а залив Мейхоун, в частности, служил пиратам своеобразным местом встреч. Стружка кокосовой пальмы, в изобилии обнаруженная в колодце, была материалом, широко применявшимся на пиратских судах, и вполне логично предположить, что она попала туда с островов Карибского моря и Мексиканского залива, то есть в самой что ни на есть «пиратской» части земного шара.

Но какой бы из гипотез ни отдавать предпочтение, ясно одно: на поиск сокровищ Дубового острова было затрачено гораздо больше сил и средств, чем на поиск любых других сокровищ и кладов, в том числе упомянутых в этом рассказе. Как знать, быть может, непрерывный технический прогресс когда-нибудь позволит искателям добраться до дна колодца и одновременно до дна этой тайны? А может быть, система защиты сокровищницы и в самом деле сработана с такой дьявольской хитростью, что кладу суждено навеки остаться нетронутым? Не это ли имел в виду неудачливый пират Черная Борода, когда намекал на личные связи с сатаной?
Изображение

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

Миллионы президента Крюгера.

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:04:29

До сих пор некоторые люди верят в огромное богатство, составленное из слитков золота, якобы спрятанное бурами где-то в Южной Африке в последние дни существования Трансваальской Республики, а именно — в Лоувельде.Из-за давности происшедшего многие посчитали эту историю выдумкой, в которую нельзя поверить даже при наличии каких-либо реальных фактов, подтверждающих ее.

Изображение

Однако каждое убийство в тех краях, даже каждое странное происшествие связывалось с этой историей и обрастало слухами и домыслами. Эта история волнует многие умы до сих пор...

11 октября 1899 года правительства Трансваальской республики и Свободного Оранжевого государства объявили Великобритании войну. Кризис, прежде чем перерасти в войну, длился несколько недель, в течение которых владельцы золотых приисков свернули все работы и выехали в безопасные районы (в основном в район мыса Доброй Надежды). Всего около 60 тысяч человек.

Так началась война, ставшая известной под именем англо-бурской и продлившаяся до 1902 года.Несмотря на то, что англичане надеялись на завершение военных действий к Рождеству, лидеры буров заявили о затяжном характере будущей войны и стали искать средства на ее финансирование. Для решения этой проблемы на правительственном совете, куда был вызван государственный смотритель шахт, было решено направить огромные массы рабочих, как белых, так и черных, в золотодобывающую промышленность, что привело бы к увеличению столь необходимого золотого запаса.

Это был разумный шаг. За год до начала войны добыча золота в Трансваале возросла до такой степени, что перекрыла продукцию России, Америки и Австралии вместе взятых. Таким образом, Южная Африка стала крупнейшей золотой державой в мире. Эксперты ожидали увеличения продукции золотых приисков до суммы, равной двадцати миллионам фунтов стерлингов, из которых около пяти миллионов составляла бы чистая прибыль для золотодобывающих компаний.

Немного времени прошло с тех пор, как первые золотые слитки были отправлены на монетный двор в Преторию. Вот что рассказывает об этом в своей статье «Правда о миллионах Крюгера» Густав Преллер, артиллерист, отозванный в Преторию главой департамента горной промышленности господином Кляйнхансом для службы в администрации Трансвааля: «Слитки золота были взвешены, зарегистрированы Хендриком Мунником и отправлены заведующему Монетным двором, господину Перрину, который, вместе с двумя ассистентами-немцами, расплавлял их, очищал, прокатывал и изготовлял монеты. Затем деньги шли в казначейство, откуда производилось их распределение по воинским частям. Деятельность Монетного двора позволяла сохранить армию».

Работа на приисках успешно продвигалась, чего нельзя было сказать об успехах на фронте. Войска буров отступали, теряя города и территории. К концу мая 1900 года англичане, одержавшие ряд побед, угрожали Претории, что вынудило правительство Крюгера покинуть столицу и переехать в местечко Машадодорп вдали от опасных районов. Там было организовано так называемое «правительство на колесах» — все государственные учреждения находились в железнодорожных вагонах.

Несмотря на то, что золотые прииски были покинуты еще в начале мая, когда англичане начали операцию по окружению Претории, Монетный двор продолжал работать до тех пор, пока английские войска не вступили в город. Преллер рассказал следующую историю: «28 мая -начальник департамента горнодобывающей промышленности попросил меня выделить ему повозку для кое-каких перевозок. Я согласился. Вечером в 11 часов я, прогуливаясь по городу, забрел на станцию, где, к своему удивлению, увидел правительственного чиновника, управляющего погрузкой и отправкой по железной дороге золотых монет и слитков золота. Для этих-то целей и была использована повозка. Золото вывозилось из банков, а затем — из города на поезде генерала-аудитора, стоявшем рядом.

Золото хранилось в городе в трех местах: в Нидерландском банке, откуда господин де Брааль, управляющий, уже начал вывозить его, на Монетном дворе, а также в огнеупорном подвале Дворца юстиции. Вначале мы опустошили сейфы Нидерландского банка, затем — Монетного двора, и наконец подвалы Дворца юстиции. К тому времени, как дело было сделано, в Претории не осталось ни грамма золота, принадлежавшего Трансваалю. Стоимость же всего золота, вместе с уже вывезенным в Машадодорп, составляла порядка полутора миллионов фунтов. В основном эта сумма состояла из слитков золота высокой пробы, но были еще и монеты чеканки Монетного двора Претории и не очень чистое, еще не прошедшее подготовку для чеканки, золото, стоившее на двадцать шиллингов за унцию дешевле, и еще не отштампованные заготовки для монет, прокатанные листы золота...»

Интересный факт: если бы «летучие отряды» англичан, посланные впереди основных сил для окружения отходивших из города буров, проявили сообразительность и проверили бы железную дорогу, то эшелон с золотом не пришел бы в Машадодорп.

В августе 1900 года полковник Денис Райц, автор книги «Ком...», прибывший в Машадодорп навестить своего отца, указывал на то, что дворы и склады вокруг железнодорожной станции охраняются день и ночь с огромным усердием (о чем также свидетельствуют его сослуживцы). Он даже решил было, объединившись с несколькими своими друзьями, немного увеличить свой капитал, но потом передумал. Вот что он вспоминает: «...И вдруг я понял, что здесь, на этой станции, сложены огромные суммы. Я хорошо помню свое изумление от осознания того несчетного богатства, которое лежало здесь. Я сам видел, как по ночам к вагонам подъезжали повозки, загружались и уезжали обратно в темноту. Я абсолютно уверен теперь, что золото не покидало Машадодорп, что оно зарыто где-то там...»

Через несколько лет Райц узнал от генерала Боты, что в этих вагонах был груз оружия, предназначавшийся малым отрядам, готовившимся для ведения партизанской войны, и якобы из-за этого вся операция была крайне засекречена. Неизвестно, было ли это так в действительности, ведь даже не весь генералитет буров мог быть информирован о настоящем грузе эшелонов.

В книге известного южноафриканского журналиста, собирателя загадочных историй Лоуренса Грина «Странное богатство», рассказывается о том, как Джеймс Грей, редактор «Новостей Претории» провел детальное изучение затрат на военные действия и установил, что ко времени наибольшей активности на фронте от всего трансва-альского золота осталась лишь малая часть — 60 000 фунтов стерлингов. За неделю до начала войны Рандские рудники переслали груз золота на сумму в 462 853 фунта, поэтому золотой запас Трансвааля составлял около полумиллиона фунтов стерлингов. К этому надо также добавить золото, добытое с ноября 1899 по май 1900 года, которое, согласно документации правительства Трансвааля, составляло около двух миллионов фунтов, и к тому же еще 300 000 фунтов, взятых в Нидерландском банке (вспомним рассказ Преллера). Итак, до начала военных действий золотой запас правительства Крюгера составлял более трех миллионов фунтов.

Если вычесть военные расходы, получится, что существовало около полутора миллионов неистраченных денег. Интересно, что ту же сумму упоминает и Преллер, участвовавший в погрузке золота на поезд, отправлявшийся из Претории.

В августе 1900 года президент Свободного Оранжевого государства Штейн встретился с президентом Крюгером в городке Нельспрут, где было решено объединить силы двух государств в войне против Великобритании.

Хроническая нехватка денег вынудила правительство Трансвааля продать часть золотого запаса, и скоро покупатель был найден. Им стала немецкая фирма «Вилькен и Акерман» в Лоренсу-Маркише. Золото продавалось по цене 3,10 фунта за унцию. Соглашение предусматривало оплату либо в английской, либо в трансваальской валюте.

11 сентября 1900 года, когда англичане вступили в Ма-шадодорп, Крюгер пересек границу с Мозамбиком, взяв с собой тридцать ящиков неотштампованных монет, отправился к морю. 64 142 унции золота были погружены на немецкий корабль «Бундесрат» и отправлены в Гамбург в конце октября. На этой сделке буры получили 224 497 фунтов прибыли. В это же время Крюгер с ближайшими своими друзьями отплыл в Европу для решения некоторых политических проблем, захватив с собой 150 000 фунтов. Согласно Преллеру эти деньги использовались для покупки «...одежды, провизии, спичек и других подобных товаров», которые затем были отправлены в расположение частей буров, а около 25 000 из этой суммы были отштампованы на немецких заводах в монеты республики Трансвааль.

Деньги уходили на содержание армии, огромные суммы утекали с головокружительной скоростью, исчезая в ненасытной глотке бога войны. Согласно расследованию Джеймса Грея около 600 000 фунтов слитками были посланы в Европу в качестве платы за амуницию. 350 000 монетами заплачены президенту Штейну и другим лидерам Оранжевого государства за предоставление Трансваалю ресурсов и территорий, и 200 000 — другим странам, дававшим Трансваалю кредиты. Грей утверждает, что от всех денег Трансвааля к этому времени оставалось около 150 000 фунтов — хорошая сумма по тем временам, но не имеющая ничего общего с легендарными «миллионами».

Можно предположить, что в городе царила если не паника, то хотя бы некоторая спешка. Действительно, Густав Преллер в своих показаниях о погрузке золота указывает, что генерал-аудитор настаивал на скорейшей погрузке золота.

Одни люди считают, что сокровища, называемые «миллионами Крюгера», захоронены где-то в Трансваале, другие — что президент Крюгер предусмотрительно вывез свои деньги в Европу В 1925 году, когда со времени окончания войны сменилось целое поколение, в газете «Саут Африкен нейшн» от 10 октября появилась статья, в которой говорилось, что в то время, когда был заключен договор о военном сотрудничестве между президентами Штейном и Крюгером, вся доля золота Трансвааля составляла лишь 20 000 фунтов и именно эта доля была затем отправлена в Мозамбик. «Точно определить, сколько слитков золота оставалось в Республике после президента Крюгера, сколько необработанного золота было продано «Вилькену и Акерману», какова доля этого золота от всего золотого запаса, и хранилось ли что-либо помимо официально зарегистрированного количества золота в подвалах казначейства — вот те вопросы, на которые еще предстоит дать ответ...»

Однако теперь-то мы располагаем некоторыми поверхностными сведениями о финансовых операциях, проводившихся время от времени независимо от малых денежных сумм, находившихся на руках у полевых командиров.

Ответы на эти и другие вопросы были найдены только спустя шесть лет, после опубликования документов, принадлежавших доктору В.Дж. Лейдсу, представителю правительства Трансвааля в Брюсселе В бумагах Лейдса было обнаружено описание погрузки золота в вагоны, а также его воспоминания о разговоре на эту тему с президентом Крюгером: «Я могу подтвердить, что ни до, ни после отъезда президента из Претории золото не было захоронено где бы то ни было, президент лично говорил со мной об этом.»

Благодаря постоянным заявлениям правительства Трансвааля о беспочвенности слухов о пресловутых «миллионах Крюгера», эта история все больше и больше обрастала сплетнями и легендами...

Легенда первая. «Доротея»

В то время, как Крюгер был в столице Мозамбика Лоренсу-Маркише и обговаривал условия продажи золота в Германию, из провинции Наталь в Голландию отправился парусник «Доротея» с грузом цемента на борту До сих пор ходят слухи о том, что именно этим кораблем и было вывезено золото Трансвааля. Говорили, что «Доротея» потопила встретившееся ей судно «Св. Люсия», погубив одиннадцать человек.

Эта история выглядела бы вполне правдоподобно, если бы «Доротея» не потерпела крушение еще в... 1898 году, то есть за год до начала войны, что делает эту заманчивую историю совершенно невероятной.

Легенда вторая. «Филипп Шварц»

Другим известным лицом того времени, чье имя фигурировало в слухах о захороненных сокровищах, был некто Филипп Шварц, закончивший свои дни на виселице.

Согласно Лоуренсу Грину, бравшему интервью у полковника Трева (дававшего разрешения на поиск сокровищ на территории предполагаемого местоположения «миллионов Крюгера»), Шварц с тремя своими компаньонами, одного из которых звали Ван Никерк, отправился в Лоу-вельд для того, чтобы найти золото президента Крюгера, которое, как утверждал Шварц, он помогал прятать во время войны.

Однако вскоре после прибытия группы на место, указанное Шварцем, загадочно исчез Ван Никерк, и экспедиция вернулась, практически не начав раскопок. Шварц рассказал вдове Ван Никерка свою версию смерти ее мужа, но не убедил ее, и женщина обратилась в полицию. Вскоре один из патрулей обнаружил изгрызенный шакалами труп с перстнем-печаткой «CvN», а еще через некоторое время был найден и сам Шварц, больной малярией. Его отправили в Питерсбургский госпиталь, где он и провел свои последние дни. В госпитале его посетил один высокопоставленный английский офицер, явно заинтересованный в выяснении правды о золоте Крюгера, но Шварц ничего не ответил и через несколько дней был осужден йоханнесбургским судом и повешен. Секрет золота умер вместе с ним. Правда, все тот же полковник Трев утверждал, что Шварц рассказал что-то о сокровищах охранникам, приставленным к нему в госпитале.

Что ж, вполне возможно, что это всего лишь выдумка, рассказанная Шварцем в надежде сохранить себе жизнь, но вот другая сторона этой истории: по словам адвоката Шварца, задаток за его защиту был вручен ему глубокой ночью каким-то незнакомцем, причем это была крупная сумма золотом. Все бы ничего, но монеты эти производили впечатление... пролежавших многие годы в земле.

Кроме того, один из компаньонов Шварца показал, что «хотя не было найдено золото, мы обнаружили ларец, набитый алмазами...» Неизвестно, как он оказался там, ведь предполагалось, что «наследство Крюгера» состоит только из золотых вещей. Денис Райц предполагал, что ларец принадлежит небезызвестному голландскому барону Бентису, пропавшему в песках незадолго до экспедиции Шварца. Райц считал, что Шварц мог убить Бентиса, а историю с легендарными «миллионами» выдумать для отвода глаз — мол, искали одно, а нашли другое. И до сих пор неизвестно, знал ли Шварц что-либо о настоящем месте захоронения золота президента Крюгера.

Так или иначе, имя висельника Шварца прочно сплелось с историей о миллионах президента Крюгера.

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

КАЗНА АЗИАТСКОЙ ДИВИЗИИ

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:05:48

Вот уже более 70 лет не поддается разгадке тайна пропавшей казны Азиатской дивизии, одного из легендарных кладов времен гражданской войны. Молва утверждает, что эти несметные сокровища зарыты где-то в монгольской степи. Однако неоднократно выезжавшие туда экспедиции так и не смогли их разыскать. А в начале 1930-х годов харбинский журналист Коробов, очевидно, что-то знавший о кладе, предупреждал в газете тамошних русских эмигрантов «Рупор»: «Не вами спрятано — не вам и достанется, господа! Ценности, оставшиеся после Унгерна, перейдут к тем, кто раскроет тайну исчезновения главной кассы Азиатской дивизии. Ключ же от этой тайны находится в Гумбуме, одном из буддистских монастырей в Тибете».

Начало этой истории относится к лету 1917 года, когда генерал-майор Роман Федорович Унгерн фон Штернберг отбыл из Петрограда в Забайкалье в качестве эмиссара Керенского, чтобы укрепить среди казаков доверие к Временному правительству. Обратно барон не вернулся. Он стал сподвижником атамана Сибирского казачьего войска Григория Михайловича Семенова, преемника «Верховного правителя Российского государства» адмирала Колчака, расстрелянного в 1920 году по постановлению иркутского ревкома. Атаману тоже не повезло: разбитый Красной Армией, он бежал в Маньчжурию.

Но получивший чин генерал-лейтенанта Унгерн продолжал борьбу. В начале зимы 1920 года конная Азиатская дивизия, сформированная им из казаков, монголов и бурятов, вторглась в оккупированную китайцами Внешнюю Монголию. Пока растянувшаяся на многие километры армия барона — конница, пехота, артиллерия, обозы — медленно продвигалась по безводной желтой степи, сам он во главе передового отряда вышел к монгольской столице Урге.

В бинокль Унгерн жадно вглядывался в затейливое кружево кровли дацана Узун-хурэ. Потом перевел окуляры на двор, где рядом со священным молитвенным колесом Будды китайские солдаты в пепельно-серых мундирах устанавливали пулемет. Барон стиснул зубы: эти косоглазые хунхузы дорого заплатят ему за такое святотатство.

Он верил, что с взятием Урги начнется осуществление его грандиозного плана — создание собственной империи, которая будет простираться от Тибета до тунгусской тайги. И Колчак, и Семенов не понимали простую истину: красные — это азиаты. Поэтому воевать с ними следует не по-европейски, как, скажем, с немцами, а по-азиатски. То есть поднять против них дикие полчища азиатов. Для этого нужно самому стать новым Чингисханом. Ведь не зря же его фамилия Унгерн так созвучна здешним названиям и именам — Урга; Узун-хурэ, великий святой Санаг-Убугун. Это — перст Судьбы.

Будучи дальновидным политиком, барон Унгерн объявил себя защитником желтой веры. И даже торжественно принял ее, пройдя церемонию посвящения в буддистском монастыре. Правду говоря, обряд не доставил ему большого удовольствия, поскольку тамошний настоятель лама Дамба Дорки заставил барона как сына Будды побрататься, испив из одной пиалы, с другим сыном Будды — прокаженным, чьи руки были покрыты отвратительной коростой. Впрочем, большая политика требует жертв.

Зато, когда он освободил их императора Богдо Гэгэна из китайского плена и после захвата Урги вернул тому власть над всей Монголией, в Урзун-хурэ благодарный властитель пожаловал генералу титул вана, а вместе с ним четыре высшие привилегии: право иметь желтые поводья на лошади, носить такого же цвета халат и сапоги, ездить в зеленом паланкине и прикалывать к фуражке трехочковое павлинье перо.

Желтый цвет — это солнце. Зеленый — земля, пробуждающаяся весенняя степь. Три очка в радужных перьях означают третью степень земного могущества — власть, имеющую третий глаз, чтобы читать в душах людей.

Пятую привилегию «Облаченный в желтое, Направляющий свой путь желтым», как витиевато назвал Унгерна император, присвоил сам себе: забирать в казну своей Азиатской дивизии все отбитое у китайцев золото, поскольку это был желтый металл. В числе других трофеев туда попала и метровая статуя Будды из чистого золота. Впрочем, даже не она представляла главную ценность в легендарном кладе барона-буддиста.

Когда позднее ЧК вело розыск казны Азиатской дивизии, ее сотрудники установили интересные факты. Из сохранившихся финансовых документов следовало, причем взятые в плен штабные офицеры Унгерна подтверждали это на допросах, что касса дивизии действительно располагала огромными суммами как в денежной наличности — в основном в золотых монетах русской чеканки и в китайских, серебряных, так и в драгоценных камнях. Эти деньги предназначались на текущие нужды и выплату жалования. Но значительно большую часть наличности составляла контрибуция, собранная с монголов китайцами якобь за неуплату долгов купцам и ростовщикам из Поднебесной, в сумме около 15 миллионов рублей в царских золотых. Их Унгерн считая своим личным капиталом, которым мог распоряжаться по собственному усмотрению.

Но вернемся в 1921 год. Как это ни парадоксально, взятие Урги стало предвестником конца генерал-лейтенанта Романа Федоровича Унгерна. В осуществление своего стратегического плана он решил совершить марш на север: поднять казачьи станицы, провести мобилизацию в бурятских улусах, выгнать красных из Верхнеудинска, дойти до Читы и договориться с японцами. Затем повернуть коней на юг, разгромить китайцев, занять тибетские монастыри и договориться с англичанами. После этого барон намеревался воткнуть свой бунчук среди развалин Каракорума, древней столицы монголов, и воздвигнуть на этом месте столицу своей будущей империи.

Сначала ему сопутствовал успех. Тесня отряды самообороны красных, его конники захватили улус Цежей, станицу Атамано-Николаевскую, вышли на Мысовский тракт. 31 июля Унгерн увидел вдали заросшие камышом низкие берега Гусиного озера — до Верхнеудинска оставалось восемьдесят верст.

Дальше начались неудачи. Против Азиатской дивизии были брошены регулярные части Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Под станицей Келтуринской они наголову разбили колонну генерала Резухина, поспешно отступившего на юг. Еще раньше бежали от Маймачена монгольские чахары Баяр-гуна. А через неделю и сам Унгерн, столкнувшийся в ночном бою с частями Народно-революционной армии и партизанами Щетинкина, ушел обратно в Монголию, куда за ним последовал экспедиционный корпус 5-й армии под командованием большевика Писарева. Началось безостановочное преследование изрядно потрепанной Азиатской дивизии.

Вторую неделю Роман Федорович вел свой отряд на запад. За это время дважды нагоняли их партизаны Щетинкина и два раза теряли. Конники Унгерна текли по степи, как весенний поток по горному склону, — обходя камни — улусы, где могла поджидать их засада, и опять сливаясь вместе в безопасных ложбинах. Кони вконец отощали: когда в последний раз с боем уходили от Щетинкина, их невозможно было перевести в галоп. До предела измотанные люди засыпали в седлах прямо на ходу.

На самом Унгерне эта бесконечная скачка никак не сказывалась. Он был по-прежнему неутомим и быстр в движениях. Лишь отросла мягкая светло-рыжая бородка, выглядевшая на обожженном солнцем лице какой-то ненастоящей, словн» сделанный из пакли артистический парик. Да почернел от грязи его неизменный монгольский халат с русскими генеральскими погонами.

А вот мысли у барона были невеселыми. Как профессиональный военный он прекрасно понимал, что на сей раз задуманный освободительный поход против красных не удался. Значит, сейчас главное уйти от погони и сберечь казну, чтобы потом было на что снарядить новое войско: закупить оружие и боеприпасы, продовольствие, лошадей, фураж, выплатить жалование солдатам.

То, что дивизионную кассу нужно надежно спрятать, не вызывало сомнений. Вопрос только в том, кому доверить столь ответственную миссию. Унгерну вспомнилась слышанная от монголов назидательная легенда. Когда Бог сотворил мир, он сначала сделал человека с душой черной, как ворон. Потом подумал, что это нехорошо: с такой душой человек пойдет прямо в ад. Сломал его, сделал другого с душой белой, как лебедь. Подумал, подумал — опять нехорошо. Как такой человек будет резать барашков? С голоду умрет. Опять сломал, третьего сделал. Дал ему душу пеструю, как сорока. От него все люди пошли. У одних много черных перьев, у других — белых. У его казаков оперение было слишком черным, чтобы доверить им золото. У монгольских чахаров — слишком белым. Остаются буряты.

Унгерн вызвал к себе подъесаула Ергонова, бурята, командовавшего эскадроном его личного конвоя, и долго инструктировал. Поставленная генералом задача была очень трудной, если вообще выполнимой. Предстояло доставить в Хайлар, а оттуда поездом в Харбин 24 ящика, в каждом из которых было три с половиной пуда золотых монет, а также обитый железом семипудовый сундук барона. В случае явной опасности захвата дивизионной казны красными ее следовало надежно укрыть. Для этого Унгерн указал на карте несколько подходящих мест на пути следования.

Ночью, взяв с собой 16 верных солдат-бурятов, Ерго-нов незаметно покинул лагерь. Позднее нашлись свидетели, видевшие в одном из бурятских улусов маленький отряд конников, сопровождавших тяжело нагруженные арбы. Грязные, усталые, некоторые с окровавленными повязками, они не остановились там на дневку, а лишь насильно взяли 38 свежих лошадей и проследовали дальше на запад.

Чтобы дать отдых едва переставлявшим ноги коням, в сопках отряд расположился на дневку. Поели, не разводя огня, выставили часовых и легли спать. Ночью покинули Романа Федоровича последние казаки. А чахары, посоветовавшись, под утро связали своего вана, бросили его поперек седла и не спеша поехали навстречу 35-му кав-полку, который уже замаячил на горизонте неровной цепочкой головного эскадрона.

Барона Унгерна увезли в Иркутск, а затем отправили в Новониколаевск (теперешний Новокузнецк). Там за него взялись чекисты. То угрозами и побоями, то обещаниями сохранить жизнь они добивались, чтобы пленник указал место, где спрятал «несметные сокровища». Но Унгерн молчал. Поняв, что этот орешек им не по зубам — ни за что не расколется, верный офицерской чести, не будет просить пощады, чекисты передали белого генерала в Сибирский ревтрибунал, который приговорил его к «высшей мере социальной защиты» — расстрелу. 15 сентября 1921 года председатель Сибирской ЧК Иван Павлуновс-кий собственноручно привел приговор в исполнение, выстрелом в затылок прикончив генерал-лейтенанта Романа Федоровича Унгерна фон Штернберга.

Между тем в самой Монголии из-за клада Унгерна произошел форменный скандал. Его предыстория такова.

В 1920 году после взятия в марте месяце Иркутска и разгрома Колчака стало ясно, что победа большевиков в Сибири и на Дальнем Востоке предрешена. Тогда же родился план распространения их контроля на Монголию при сохранении ею формального суверенитета. Дело в том, что в 1915 году в старинном городе Кяхте на русско-китайской границе было подписано трехстороннее соглашение, по которому Россия обязалась не вмешиваться во внутренние дела Монголии и не вводить туда свои войска. Однако высокие договаривающиеся стороны не могли и предположить, что к власти в России придут большевики и придумают трюк, позволяющий игнорировать ранее взятые международные обязательства. Если советских лидеров не устраивало какое-нибудь соседнее правительство, сколачивалось еще одно — «революционное», а затем в ситуации искусственно созданного двоевластия никого не представлявшие самозванцы, якобы «выражая волю трудового народа», призывали себе на помощь Красную Армию.

Этот прием был успешно использован на Украине и в Грузии. Пришла очередь Монголии. В конце февраля 1921 года стараниями Сибирского бюро ЦК РКП(б) в Кяхту были доставлены несколько групп едва знакомых друг с другом монголов. А 13 марта эти заговорщики объявили о создании Временного народного правительства, в которое от имени народа, то есть от своего собственного, сами себя и выбрали. Естественно, оно провозгласило лозунг «освобождения страны».

После этого 21 июня на территорию суверенной Монголии вступили регулярные части Красной Армии — экспедиционный корпус под командованием Константина Неймана. 6 июля они взяли Ургу. В тот же день туда пожаловало Временное народное правительство, возглавляемое типографским наборщиком Дамидины Сухэ. Через четыре дня после настоящей драки из-за министерских постов было объявлено, что отныне оно не временное, а постоянное. А на следующее утро монгольский народ узнал, что у него есть «великий вождь Сухэ-батор» и что под его руководством в стране произошла революция.

Казалось бы, московский сценарий был разыгран, как по нотам. Но вскоре возникли непредвиденные осложнения. В свое время Сухэ-батору и его команде было обещано, что, как только удастся захватить полевую кассу Азиатской дивизии, часть денег будет передана монгольскому правительству, так сказать, «на обзаведение». И вот новоиспеченный министр финансов Данзан, выждав некоторое время, решил напомнить командованию советского экспедиционного корпуса: Урга взята, имущество унге-ровских войск в руках победителей, но обещанных денег монгольское правительство до сих пор так и не получило. В ответ, к своему неудовольствию, Данзан услышал, что трофеи действительно захвачены большие, однако если говорить о звонкой золотой монете, то с ней придется подождать. Произошла досадная осечка. Ставка делалась на то, что будет отбита казна Унгерна. Но она исчезла, неизвестно когда и каким образом. Ведутся поиски, к сожалению, пока безрезультатно.

Данзан воспринял эту новость с недоверием и начал собственное расследование. Его итоги оказались неутешительными. Удалось установить, что место захоронения ценностей могло быть известно лишь самому Унгерну да двум десяткам преданных ему людей. Барона большевики пустили в расход, а никого из его доверенных лиц разыскать не смогли.

К этому остается добавить, что по меньшей мере с десяток не афишировавшихся их организаторами экспедиций — монгольских, советских и совместных — занимались в разное время поисками клада Унгерна. С китайской стороны границы в районе озера Буир-Нур и реки Халхин-Гол тоже колесили по степи вольные кладоискатели из числа русских эмигрантов. Однако успехом никто похвастаться так и не смог.

Выходит, казна Азиатской дивизии окончательно утеряна?

Для столь категоричного вывода, пожалуй, нет оснований. У «золота Унгерна» обнаружился... польский след. И вовсе не потому, что предки одной из ветвей его рода в 1526 году были приняты сеймом в состав польского шляхетства и получили Герб. Просто по случайному стечению обстоятельств к судьбе барона и его сокровищ оказались причастны трое поляков.

В преклонном возрасте, если они доживают до него, отставными разведчиками и вообще людьми, причастными к секретным операциям, нередко овладевает «мемуарный зуд». Им хочется поведать миру, какими значительными фигурами они были. Конечно, при этом не обходится без преувеличений. Однако в их воспоминаниях есть и реальные факты из категории тех, что принято называть тайнами.

Итак, первый источник — это некий пан Антоний-Фердинанд Оссендовский, «литератор, путешественник, ученый», как значилось на его визитной карточке. В жизни этого человека было много самых невероятных приключений, встреч, событий. В мае 1920 года он совершил поездку через всю Монголию и был гостем Унгерна. Перед расставанием, по словам Оссендовского, барон вручил ему мешочек с золотыми монетами достоинством 5 и 10 рублей. Эти деньги поляк должен был передать жене Унгерна, проживавшей в то время в Пекине. А еще генерал предоставил в его распоряжение свой шестиместный «фиат».

Позднее Оссендовский описал это путешествие в своих мемуарах. Там можно, в частности, прочесть о посещении вместе с Унгерном Гандана — священного города буддистских монахов-лам. Причем барон в присутствии поляка якобы вручил настоятелю завещание и план тайника, в котором спрятаны полторы тонны золота. В завещании было сказано, что, если в течение пятидесяти лет не объявятся законные наследники, все золото должно быть употреблено на распространение ламаизма.

Когда знакомишься с рассказом Оссендовского, возникает сомнение. Почему вдруг Унгерн проникся таким доверием к неизвестно откуда взявшемуся гостю? И вообще, что заставило этого пана отправиться путешествовать по охваченной войной Монголии?

Ответ прост: польский «литератор», очевидно, был тайным эмиссаром спецслужб Антанты, которому поручили посмотреть на месте, что собой представляет новый вождь контрреволюции на Дальнем Востоке и стоит ли вкладывать в него деньги. И тогда все становится на свои места: и несвойственная Унгерну откровенность, и поручение к жене, и предоставление личного «фиата».

Что же касается места захоронения клада, то есть свидетельства очевидцев любопытного случая, героем которого был Оссендовский. Однажды на Рождество, будучи гостем у своего тестя, известного польского кардиолога Ягельского, под влиянием винных паров «путешественник» сделал неожиданное признание. Подойдя вдруг к книжному шкафу и скользнув глазами по корешкам, он взял с полки книжку своих мемуаров.

«Здесь, на странице 104-й — важно заявил Оссендовский, — помещена фотография того места, где ждут своего владельца огромные ценности. Эту фотографию я сделал сам. Где именно? Скажу так: где-то у истоков Амура». Итак, первое место клада — истоки Амура, хотя не исключено, если верить Оссендовскому, что мог быть заложен и другой тайник или даже несколько, поскольку после отъезда поляка события приняли неожиданный оборот.

Конечно, к сообщению «литератора, путешественника, ученого» можно относиться по-разному. Но многое из того, что он рассказывает об Унгерне и своем пребывании в гостях у командира Азиатской дивизии, в основном соответствует действительности. Убедиться в этом можно, сравнив тот или иной эпизод из его книги с соответствующими фрагментами из воспоминаний других участников тех же событий

Вторым источником является Камиль Гижицкий, ополячившийся татарин из Галиции, которому довелось служить при штабе Азиатской дивизии До этого он воевал против красных сначала как легионер Отдельного Чехословацкого корпуса, а затем в рядах сформированной в Новониколаевске 5-й Сибирской дивизии генерала Чумы. Инженер по образованию и специалист по взрывному делу по военной профессии, Гижицкий пользовался полным доверием Унгерна, поручавшего ему ответственные задания, требовавшие изобретательности и умения держать язык за зубами.

Гижицкому повезло: после разгрома Азиатской дивизии он сумел избежать плена и в конце концов вернулся в Польшу, где в 1929 году во Львове вышла книга его воспоминаний «По Урянхаю и Монголии». Этот человек из ближайшего окружения Унгерна прямо ничего не говорит о местонахождении клада. Единственное, что он позволяет себе, так это как бы между прочим высказать предположение искать его следует вблизи озера Буир-Нур, в одной из бесчисленных, заполненных илом и жидкой глиной лощин, которые монголы называют лагами. Распорядиться, чтобы золото было зарыто в земле, Унгерн не мог, утверждает Гижицкий Ибо он чтил ламаистские обычаи, которые запрещают копать землю, считающуюся святой.

Автор воспоминаний отмечает, что барон даже носил сапоги с загнутыми кверху носами, дабы ненароком не нарушить ламаистского запрета.

Значит, искать нужно не у истоков Амура, а вблизи озера Буир-Нур?

Как удалось установить историку Адольфу Дихтяру, это противоречие только кажущееся.

Известно, что Амур образуется в результате слияния двух рек — Шилки и Аргуни. Значит, с географической точки зрения у него два истока. И если во Внешней Монголии принято считать, что Амур — это продолжение Шилки и Онона, то во Внутренней Монголии, входящей в Китай, с не меньшим основанием видят начало Амура в Аргуни. Оссендовский прекрасно ориентировался в географии Монголии и вот эти-то географические нюансы как раз и брал в расчет, когда привязывал местонахождение клада к истокам Амура.

На Хенгейском нагорье, откуда берет свое начало Онон, путешественник не был. Следовательно, если Унгерн доверил ему тайну клада, поляк мог сделать свой снимок только по дороге из Урги через Тамсак-Булак и Амгалан в Хайлар, переправившись через реку Халхин-Гол. Поэтому, говоря об истоках Амура, он имел в виду верховья Аргуни.

Далее, если взять крупномасштабную карту, то на ней видно, что вблизи своего устья Халхин-Гол делится на два рукава- левый впадает в озеро Буир-Нур, правый — в речку Орчун-Гол, соединяющую озера Буир-Нур и Далайнор, а последнее, в свою очередь, соединено протоком с Аргунью. Так что никаких расхождений между Оссендовс-ким и Гижицким нет. Истоки Амура, о которых говорит первый, и озеро Буир-Нур, относящееся, как указывается в географических справочниках, к бассейну Амура, это одни и те же места.

Наконец, есть еще и третий источник — Казимек Гроховский. По специальности горный инженер, он долгое время занимался разведкой месторождений золота в южной части Барги, вел геологические исследования на востоке Монголии. После Октябрьского переворота осел в Харбине, где в 1920-е годы стал директором гимназии, в которой учились дети поляков, эмигрировавших из большевистской России. Тогда же начал собирать всевозможные материалы о поляках на Дальнем Востоке, на основе которых написал книжку, изданную в 1928 году в Харбине.

Унгерн тоже попал в поле зрения Гроховского. Вернее, не столько сам барон, сколько его сокровища, которые не давали покоя многим харбинским эмигрантам. На основании рассказов лиц, хорошо знавших командира Азиатской дивизии, Гроховский пишет, что в связи с неудачным началом похода на север первое, что счел необходимым предпринять Унгерн, так это отправить дивизионную кассу из района боевых действий в безопасное место на востоке. После нескольких дней пути маленькая группа солдат, сопровождавшая ценности, наткнулась на отряд красных. Завязалась перестрелка. Унгерновцы поняли, что исполнение приказа барона зависит от быстроты их коней, и постарались оторваться от красных. Во время поспешного бегства им пришлось пару раз даже добивать собственных раненых из опасения, что те Могут выдать секрет их миссии.

Однако погоня настигала. И вот примерно в 160 километрах к югу от Хайлара, посовещавшись, они решили закопать золото. На слегка всхолмленной равнине, поросшей редкими кустами, нашли небольшую лощину, в которой и спрятали его.

Таким образом, в результате независимых изысканий Гроховского появляется дополнительное уточнение местонахождения клада — в 160 километрах (или, скорее всего, верстах, ибо ни русские, ни тем более монголы метрической системой мер в то время не пользовались) к юго-западу от Хайлара. Но это как раз и будут окрестности озера Буир-Нур.

Площадь района вероятного захоронения «золотого клада Унгерна» составляет около 600 квадратных километров. На первый взгляд кажется, что найти его там, пожалуй, потруднее, чем иголку в стоге сена. Однако при использовании современной техники, в частности новейших магнитометров для съемки с воздуха, эта задача вполне может быть решена.

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

Тайна золота Усташей

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:06:55

Изображение
Шли последние дни войны. Под ударами частей Народно-освободительной армии Югославии и Красной Армии остатки разгромленных германских войск и их союзников — хорватских усташей и домобранов — поспешно отступали в Австрию.

В начале мая 1945 года остатки небольшого подразделения домобранов (армии созданного в апреле 1941 года Независимого Хорватского Государства), которым командовал капитан Августин Гавран, вышли к полотну железной дороги неподалеку от словенского города Целье. На рельсах стоял длинный, в 35 вагонов, эшелон, на открытых платформах которого стояли орудия и пулеметы. Судя по форме солдат, суетившихся вокруг эшелона, это была какая-то зенитная воинская часть усташей — хорватских эсэсовцев. Поезд только что подорвался на партизанской мине, и паровоз и два головных вагона, изуродованные взрывом, валялись под откосом...

Усташей было более сотни. Одни из них находились в боевом охранении, другие окапывались на поросшем травой лугу между железнодорожной линией и шоссе, а третья группа на расстоянии четырех-пяти метров от шоссе копала глубокую яму шириной около метра. Из двух закрытых вагонов усташи выносили и складывали в яму светло-серые алюминиевые ящики, ярко блестевшие на солнце. Ящики имели длину около 80 сантиметров и ширину около 20 сантиметров. Сложив ящики в яму, солдаты закопали ее и тщательно замаскировали, ликвидировав все следы...

Что же было в этих ящиках?

«Усташский полковник, командир части, сказал мне, что поезд вез золотой запас и государственные деньги, которые должны были быть использованы для финансирования усташского движения в эмиграции».

Это сенсационное заявление Августин Гавран, 82-летний житель Загреба, сделал в 1997 году, тем самым нарушив молчание, длившееся более полувека. Бывший домо-бранский капитан уже не помнит, сколько было всего ящиков с драгоценностями, помнит только, что они находились в двух вагонах, были сложены в три ряда и занимали пространство от пола до потолка.

После сообщения Гаврана средства массовой информации Словении и Хорватии охватила «золотая лихорадка». Действительно, во время войны в казну усташского.

Независимого Хорватского Государства (НХГ) поступило немалое количество золота и различных драгоценностей, в основном награбленного у евреев и конфискованного во время «акций устрашения». Нередко жертвы усташей пытались откупиться от своих палачей драгоценностями, чтобы спасти жизнь, однако случалось, что их все равно отправляли на тот свет. В 1945 году части руководителей НХГ удалось эмигрировать из страны, а вместе с ними исчезло и «золото усташей»...

Признания Гаврана пролили первый луч света на тайну «золота усташей». Постепенно стали появляться новые подробности. Бывший капитан припомнил, например, такую деталь: неподалеку от ямы с таинственными ящиками тогда же были похоронены погибшие от взрыва партизанской мины машинист паровоза, кочегар, один офицер-усташ и еще какой-то человек — кто именно, Гавран уже забыл. Зато он хорошо помнит, как полковник, командир усташей, сказал ему тогда, что эшелон должен был идти через Марибор, но вынужден был свернуть на Целье, так как появились слухи о том, что вблизи Марибора видели советские танки.

В поисках свидетельств и подтверждений слов Гаврана кладоискатели и журналисты немедленно кинулись в Целье. Место, указанное Гавраном, было тщательно осмотрено, но определить, где находится клад, не удалось. После опроса местного населения пявились новые свидетельства. Рассказ жительницы села Прожинска Васа Антонии Гаешек почти дословно совпал с рассказом домобранско-го капитана, кроме одного: она не видела ящиков с золотом. Впрочем, даже если они и были, окрестные жители не могли бы их увидеть, так как усташи, которые три дня пробыли в их селе, разгружая вагоны, никого не подпускали к подорванному поезду, обнеся его заграждением из веревок. Действительно, взрыв партизанской мины уничтожил паровоз и два вагона, в результате чего, по словам крестьян, погибли машинист и два солдата, которых уста-ши и похоронили где-то около железной дорога Некоторые жители Прожинской Васы знали о том, что партизаны заминировали железнодорожный путь, и заблаговременно ушли в лес, чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей.

Старожилы припомнили и тот факт, что позднее территория вдоль железной дороги в этом месте была засыпана шлаком. Впрочем, среди местного населения бытовало мнение, что усташи заминировали сокровища, поэтому никто не рисковал искать яму с таинственными ящиками.

Тем не менее поиски продолжаются. Уже высказываются опасения, что в случае если рассказ Гаврана окажется истиной и сокровища будут найдены, то это может вызвать трения между Хорватией и Словенией. По мнению хорватской прессы, клад является государственным достоянием Хорватии и принадлежит хорватскому народу. Хотя чего делить шкуру неубитого медведя...

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

НАХОДКА В ШВЕЙЦАРСКОМ БАНКЕ

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:08:51

Сенсационных материалов о нацистском золоте в швейцарских банках в германских средствах массовой информации в последние месяцы опубликовано немало. Но лишь недавно, пожалуй, впервые появилась подробная информация о человеке, действия которого и привели к столь шумному международному скандалу.

Когда 28-летний швейцарец Кристоф Мейли 8 января 1998 года отправился на рутинное ночное дежурство в банк «Швейцарский банковский союз», больше известный как УБС, где он работал охранником, он не предполагал, к каким коренным изменениям в его жизни приведет эта ночь. Теперь швейцарец вместе с женой и двумя детьми скрывается в США, где он объявлен героем, швейцарские власти желали бы его допросить, шеф банка УБС с удовольствием засадил бы своего вахтера в тюрьму, а большинство граждан Швейцарии считает Мейли предателем отечества. Так или иначе, но за одну ночь из скромного вахтера он превратился в известного всему миру человека.

По словам Мейли, во время дежурства в банке январской ночью он обратил внимание на мешки с какими-то банковскими бумагами, предназначенными для уничтожения. Среди них Мейли обнаружил досье, которое, по его разумению, не должно было оказаться в жерновах машин, уничтожающих бумаги. Перелистывая бухгалтерские книги, вахтер натолкнулся на такие слова — «принудительная продажа недвижимого имущества с публичного торга еврейской собственности» в 1939 и 1942 годах.

Если в тот момент банковский охранник и не знал, что его находка приведет Швейцарию к крупнейшему политическому скандалу за всю ее послевоенную историю, то он уж точно представлял, что находящееся у него на руках досье уничтожать нельзя. Мейли спрятал документы под курткой и сумел незаметно вынести их из банка.

Мейли отнес банковское досье в израильскую культурную общину города Цюриха. По принадлежности, так сказать. И грянул скандал, а в адрес банковского охранника от соотечественников посыпались угрозы.

После опубликования материалов из досье, которые ясно доказывают, что швейцарские банки тесно сотрудничали с нацистами и наживались на жертвах холокоста, Мейли пришлось крепко задуматься о своей жизни на родине. 30 апреля нынешнего года Мейли, его жена Жозефина и дети Мириам и Давид неожиданно вылетели в Нью-Йорк. Нью-йоркский сенатор Альфонс Д'Амато оплатил перелет, а американские политики и еврейские союзы организовали Кристофу Мейли прием, как настоящему герою, назвав его «Вильгельмом Теллем XX столетия».

На днях корреспонденту газеты «Берлинер моргенпост» с большим трудом удалось встретиться с бывшим швейцарским охранником в Нью-Йорке. Адвокат Мейли Эд Фаган со всеми предосторожностями привез журналиста на встречу. Причем так, что тот до сих пор не может с уверенностью сказать, в каком месте они встречались. Во всяком случае, на недоуменный вопрос германского журналиста, зачем все это, Эд Фаган ответил: «Вы должны понимать: счастье, что Кристоф вообще еще жив».

Конечно, угроза со стороны сограждан Мейли звучала не раз. И это вполне объяснимо: для швейцарцев их банки, что для индусов — коровы священны. Но маловероятно, чтобы на фоне разразившегося международного скандала была реальная угроза для жизни Мейли в Швейцарии. Скорее, наоборот.

«Это правда, — пишет «Берлинер мортенпост», — что, по мнению некоторых экспертов, бывший охранник может знать слишком много».

Даже если он рассматривается швейцарской стороной как уголовник, он знает, что не он, а УБС нарушил закон, когда захотел уничтожить досье.

Мейли знал также, что своей находкой он добавляет Нюрнбергскому процессу недостающую главу. В Нюрнберге американцы никак не могли понять, откуда у Гитлера столько денег, что можно было вести затяжную войну. Документы, найденные Мейли, отчасти раскрывают эту тайну — швейцарские банки не задумывались, когда получали экономические прибыли от убийства евреев.

Изображение

Теперь Мейли с гордостью говорит, что он первый швейцарец, который когда бы то ни было просил у США политического убежища. После того, как американский конгресс и президент Билл Клинтон вынесли решение о предоставлении швейцарцу и его семье этого статуса, позволяющего им длительное время пребывать на территории США, Мейли и его семью ожидают еще и «Грин кард» — «зеленую карту», дающую право на работу. «Кто, — вопрошает «Берлинер моргенпост», — может осудить молодого человека за то, что он хочет жить там, где его акция воспринимается как служение человечеству, а не предательство отечества?»

Мейли и его семья не остались в США без помощи. Одна еврейская группа поддержки помогает швейцарской семье в их новой жизни. Еврейская организация передала Мейли в качестве вознаграждения 50 тысяч швейцарских франков, а американский миллиардер в области торговли недвижимостью Джо Уилф, один из переживших холо-кост благодаря Шиндлеру, предоставил семье Мейли бесплатную квартиру.

На этом можно было бы поставить точку, однако, судя по разворачивающимся событиям, делать это пока рано. Как стало известно, Мейли хочет в ближайшем будущем получить гражданство США и потребовать от своего бывшего работодателя — швейцарского банка УБС — не только извинения за то, что его беспардонно вышвырнули с работы, но и возмещения убытков за причиненный ему моральный урон в твердой валюте.

Его адвокат Эд Фаган не называет конкретной суммы, однако ни для кого не секрет, что в США за ранение души обидчику приходится расплачиваться очень большими суммами. Особенно, по мнению «Берлинер моргенпост», если у заявителя имеются друзья, которые могут организовать давление. Такие, например, как Альфонс Д'Амато. Этот политик, который является также председателем банковской комиссии сената, готов пригрозить УБС, что права банка на ведение дела в США могут пострадать, если швейцарский банк быстро не извинится перед его хорошим другом Кристофером Мейли и не возместит последнему причиненный ущерб.

Как подчеркивает германская газета, кто знаком с Д'Амато, тот знает, что этот человек очень серьезно относится ко всему, что он говорит. Поэтому для швейцарского банка определенно стало бы выгодной инвестицией выплата своему бывшему охраннику в виде возмещения за нанесенный моральный урон суммы в пару миллионов американских долларов, которая могла бы обеспечить семье Мейли старт в новой жизни в США.

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

В поисках Библиотеки Ивана Грозного

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:10:41

Библиотеки Ивана Грозного, которую в разное время пытались обнаружить многие исследователи, не существует. Об этом недавно заявил заведующий сектором археологии Москвы Института археологии Российской академии наук Леонид Беляев.

Железная дверь с тяжелыми замками

Изображение

«Никакого памятника, который назывался бы библиотекой Ивана Грозного, не существует, это чистой воды историографический миф, — считает Беляев. — Давно написаны книги на эту тему, в которых говорится, что в какое-то время такая библиотека существовала, некоторые книги из нее находятся в наших современных хранилищах, они вполне целы и их можно прочитать».

Поиски библиотеки безрезультатно ведутся уже несколько столетий. На сегодня выдвинуто более 60 гипотез о ее местонахождении. Согласно легенде, библиотека изначально принадлежала императорам Византии.

В ноябре 1472 года царь Иван III женился на Софье Палеолог, дочери последнего византийского императора Константина. И Софья в качестве приданого привезла с собой в Москву уникальную коллекцию древних манускриптов. Именно они и стали основой либереи московских царей, впоследствии названной «библиотекой Ивана Грозного».

После смерти Ивана III его сын Василий решил перевести чужеземные книги на русский язык и для этой цели в 1518 году пригласил греческого богослова Максима Грека. Видавший виды ученый был поражен богатством библиотеки, равного которому, по его словам, он не видел ни в одной стране мира.

Посещение этой библиотеки было любимейшим занятием и Ивана Грозного. В 1565 году он впервые решил показать свои книги иностранцу. Им стал священник из Ливонии Иоганн Веттерман, который сделал список реликвий. Документ этот впоследствии обнаружили в библиотеке Дерптского университета. В списке перечислялось около 800 рукописей, среди которых были неизвестные поэмы Овидия, сочинения Цезаря, Эсхила, Софокла…

Последние свидетельства о существовании тайной царской библиотеки относятся к XVII веку, тогда же начались и первые ее поиски польскими интервентами, к сожалению или, скорее, к счастью окончившиеся для них безрезультатно.

Век спустя, в1724 году, пономарь Конон Осипов подал в Сенат донесение о том, что он знает о старинных сундуках в подземельях Московского Кремля. Эту информацию он получил от дьяка Василия Макарьева, посылавшегося царевной Софьей в подземелье. В подземелье под Троицкой башней тот обнаружил в стене тоннеля железную дверь с тяжелыми замками. Через маленькое зарешеченное оконце дьяк сумел осветить помещение, до самых кирпичных сводов загруженное коваными ящиками.

О «кладе» сразу доложили Петру I. Император приказал незамедлительно провести поиски сундуков и… вскоре скончался, после чего поиски тут же прекратились: началась борьба за наследство великого реформатора.

Раскопки прекратить и — забыть!
В 1894 году директор только что созданного Исторического музея князь Щербатов, одержимый идеей наконец-то обнаружить либерею Ивана Грозного, вновь начал раскопки. Нанятые им работники перекопали пол-Москвы, пока под последним намеченным объектом — Арсенальной башней — не увидели потайную замурованную дверь. За ней следовал крутой ход вниз длиной восемь аршин. Ход имел два ответвления. Но двигаться далее было нельзя — мешал мощный каменный столб арсенального фундамента. К тому же иссякли отпущенные на раскопки средства. Щербатов был в отчаянии, но собственных денег на продолжение раскопок у него не было.

Прошло двадцать лет, и другой историк-археолог Игнатий Стеллецкий получил разрешение на продолжение раскопок в 1914 году. Однако Первая мировая война, а за ней Гражданская поставили на поисках крест. А затем пришла новая власть, которой старинные книги были просто не нужны.

Но Игнатий Стеллецкий продолжал обивать пороги всевозможных ведомств и в 1934 году сообщил коменданту Кремля об открытии на подведомственной ему территории обширного — шесть метров в диаметре — сводчатого помещения, забитого старыми досками. Казалось, вековая загадка почти раскрыта! Однако раскопки по непонятным причинам указом сверху категорически запретили, а подземелья наглухо забетонировали якобы от возможных шпионов.

Предпоследней попыткой на государственном уровне найти таинственную библиотеку было, пожалуй, создание еще во времена Хрущева специальной комиссии под руководством академика М. Тихомирова. Однако с приходом к власти Брежнева комиссия прекратила свое существование, и до момента образования в 1998 году Совета содействия поискам библиотеки Ивана Грозного этим продолжали заниматься лишь группы энтузиастов.

Проклятие Софьи Палеолог
Искали на территории Московского Кремля, в царской резиденции Коломенское, в Александрове, в Вологде, где Грозный строил вторую «опричную цитадель» и куда были отправлены многие ценности царского двора, и даже в окрестностях Иванова.

В середине 50?х годов прошлого века в Иванове был свой «штаб» поисков государевой либереи — правда, неофициальный. Возглавлял его уполномоченный Совета по делам религии при Совмине СССР по Ивановской области Н. Тимофеев. Входили туда журналист И. Антонов, астроном А. Беневоленский и писатель В. Мелентьев.

Существует и еще несколько мест, где могут находиться книжные сокровища. Например, село Тайнинское на реке Яузе. Немало тайн, легенд и преданий связано с этой царской резиденцией. Здесь по приказу Ивана Грозного были выстроены специальные «содомовы палаты», где проводились ежедневные пытки и казни. Лет тридцать назад в народе еще ходили слухи, что в подземельях и землянках Тайнинского мыса были спрятаны царские книги и сокровища, а старики говорили, что будто бы призрак самого Ивана Грозного бродит ночами по окрестностям и проверяет свои клады.

Похожие истории рассказывают и про Валаамский монастырь, в который, по слухам, во времена Ивана Грозного было привезено множество сундуков с книгами. Их замуровали в монастырских подземельях вместе с крестьянами, занимавшимися переноской книжных сокровищ! И с тех пор и по сей день, по словам местных жителей, когда наступает полночь, откуда-то из недр земли здесь раздаются глухие стоны.

Однако большинство специалистов все же склоняются к мысли, что даже если либерея когда-то и существовала, скорее всего, искать все равно уже нечего! Осталось ли хоть что-нибудь от и без того ветхих пергаментов за несколько столетий пребывания под землей?! Книги — это ведь не бриллианты, для их хранения даже на полках музеев необходим особый температурный режим, без которого старинные рукописи неизбежно гибнут.

Если, конечно, их не охраняет заклятие, наложенное на библиотеку еще Софьей Палеолог! Искавшие либерею Борис Годунов и Петр I вскоре заболели и умерли. Лжедмитрий кончил еще хуже. Войдя в Москву, первым делом бросился искать библиотеку Наполеон и в конце концов потерял все!

Скоропостижно скончались «следопыты», занимавшиеся поиском либереи в советское время, — И. Стеллецкий и В. Осокин. Безвременно ушли из жизни ивановские энтузиасты Н. Тимофеев, А. Беневоленский и В. Мелентьев.

Если сюда добавить еще многочисленную армию следопытов «попроще», о чьей судьбе ничего не известно, плюс всю семью Ивана Грозного, список получится более чем впечатляющий…

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

Золото Инков в действующем вулкане Сангай

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:12:15

Изображение
В августе 1533 года древнюю землю инков, как и всегда, щедро освещало солнце. Но лучи его не были ласковы - гордый народ оказался во власти бородатых белолицых людей Франсиско Писарро.

Они использовали междоусобную войну между наследниками Великого Инки, братьями Атауальпой и Уаскаром, с выгодой для себя. Пообещав Атауальпе помощь в борьбе с братом, Писарро заманил его в свой лагерь. Здесь у гордого пленника потребовали выкуп. Он должен был заполнить золотом и драгоценностями огромную залу, ставшую для него тюрьмой.

Во все концы страны были разосланы гонцы. В руках они держали золотого цвета бахрому из длинных шнуров. Все они были завязаны в разной формы узлы. Это были условные знаки для посвященных: куда и сколько золота нужно доставить.
Выкуп был собран, но хитрый испанец не торопился отпускать Атауальпу. Он знал, что это далеко не все богатства, которыми обладал могущественный инка. К тому же, даже находясь в плену, он сумел добиться казни своего соперника Уаскара. Узнав об этом, Писарро обвинил Атауальпу в братоубийстве и передал его суду - испанской инквизиции.

В конце августа 1533 года Атауальпу приговорили к смерти и задушили железным ошейником - гарротой. Но накануне своей гибели обреченный сумел тайком переправить верным людям свое прощальное письмо. Оно было необычным. На этот раз узелки были привязаны к бруску золота. Целых тринадцать узелков. Что это могло значить? Ответ на этот вопрос не найден до сих пор.

Сокровища из храмов инков тут же бесследно исчезли. Легенда гласит, что спрятали их где-то высоко в горах, в тайнике, охраняемом всесильными инкскими богами. Но где именно? Этот вопрос вот уже более четырех столетий волнует кладоискателей из разных стран. И они долбят горную породу в древних рудниках Перу и на высокогорных плато, в глубоких пещерах и на склонах Анд словом, во всех уголках бывшей империи инков. Когда-нибудь их усилия, возможно, будут вознаграждены: слишком много сведений о золоте инков передается из поколения в поколение. Сомнений нет, оно действительно существует!

Кто-то уверен, что нужно искать в Аргентине, а кто-то - в Боливии. Некоторые из кладоискателей едут в Чили... Но ведь отряд из десяти тысяч инков шел на север. Может, это - Эквадор?

Есть у Джека Лондона рассказ «Бесстыжая». В нем говорится о том, что на вершинах Эквадорских Анд среди снегов и каменных глыб покоятся огромные золотые самородки. Сверху они покрыты какой-то краской - чтобы не бросались в глаза нечаянным туристам. Но вот что странно. Главный герой рассказа произносит такую фразу: «Вы бывали когда-нибудь в Эквадоре? Так вот вам мой совет: не ездите туда...»

Почему же не искать в Эквадоре? Ведь, следуя логике, именно туда, в северную часть империи инков, ведут все пути. И «золотой запас», искусно замаскированный, должен быть очень впечатляющим. Речь идет о десятках тонн золота.

В Эквадоре на вершинах гор - вулканы. Есть среди них как действующие, так и потухшие. Но все они представляют реальную опасность для людей. На какую же из вершин указал погибающий Атауальпа? Вспомним, на золотом бруске было 13 узелков. Может, именно в этом таинственном числе следует искать разгадку?

Эквадорец немецкого происхождения из Кито, доктор Курт фон Риттер, стал внимательно изучать старинные дороги и тропы к северу от Куско. Одна из них, обвивая подножие Анд, вела прямо к вулкану Сангай. Следуя маршрутом инков, Риттер вдруг обнаружил, что миновал двенадцать снежных пиков. Тринадцатым был Сангай!

Неприступный и страшный, Эль-Сангай - один из самых грозных вулканов мира. Он находится на стыке Западных и Восточных Кордильер - главных цепей Анд. С глубокой древности эта гора была священной для индейского племени хиваро как место захоронения вождей и героев. Но Сангай - это и священный бог огня древних инков, изрыгающий пламя хранитель этого народа. Над вершиной вулкана всегда клубится пар вместе с пеплом. Порой бог огня расшвыривает вокруг огромные раскаленные камни. Горе тому, кто осмелился в это время подняться на склоны Эль-Сангая.

Доктор Риттер решил, что именно здесь находится золото инков. Но прежде чем начать поиски, он , начал искать и анализировать факты для подтверждения своей гипотезы.
Он отправился к индейцам хиваро, живущим у подножия вулкана, и, разговорившись с ними, задал вопрос: не попадались ли им на склоне горы какие-нибудь фигурки? Ему с готовностью передали крошечную резную статуэтку, найденную детьми. Несомненно, это была инкская богиня созидания Илья-Тику. Археолог бережно снял с фигурки лавовую корку. Богиня созидания оказалась отлитой из чистого золота!

Риттер попросил хиваро показать ему то место, где был найден идол. Оказалось, на самом краю обрыва, переходящего в огромное ущелье. Место это находилось на высоте примерно двух тысяч метров, лишь немногим ниже облаков, окутывающих вулкан.

Изображение

Ученый приступил к раскопкам и очень быстро наткнулся на череп, явно подвергшийся когда-то сложной операции. В этом не было ничего удивительного - хорошо известно, что среди инков были опытные хирурги. Трепанация черепа не была для них чем-то необычным. Вскоре из теплого пепла археолог извлек и сам скальпель - тонкую золотую пластину. Сомнений не оставалось: инки были здесь!

Вернувшись в Кито, доктор Риттер не стал делать тайны из своих находок. И его рассказ породил настоящую лихорадку среди жаждущих наживы людей. Многие собирались группами, составляли маршруты будущих экспедиций, готовили для них снаряжение. Но все это была лишь подготовительная работа. Дальше дело не шло. Ведь золото инков, если оно действительно находится на Сангае, погребено под огромной толщей горячего пепла и вулканических камней. Чтобы добраться до него, необходимы усилия тысяч людей. И многие месяцы кропотливой работы.

Но даже не это самое главное. Опасность представляет сам вулкан. Ведь он продолжает жить и может в любой момент жестоко покарать того, кто осмелится бросить ему вызов.
И все-таки смельчаки нашлись. Два молодых американца, Фрэнк Рокко из Пенсильвании и Роберт Каупп из Калифорнии, отправились на поиски «ценных минералов». Но все в Кито знали, что альпинисты собираются искать золото.
Возвращения Фрэнка и Роберта ждали больше месяца, но вестей от них все не было. И тогда объединенная американо-эквадорская спасательная экспедиция начала восхождение на вулкан.

...Неприступны для человека владения бога огня. Сначала перед смельчаком, отважившимся вступить в них, вырастают густые леса с засасывающей черной грязью. Затем на пути возникают грозные бурлящие реки, уровень воды в которых быстро повышается при каждом оживлении вулкана. Еще выше громоздятся каменные осыпи, грозящие обрушиться смертельным градом на того, кто сделает неверный шаг.

Немного не доходя до кратера вулкана, спасатели наткнулись на последнюю стоянку американцев. На снегу в беспорядке валялись вещи альпинистов, следы их вели к восточному склону и терялись на льду. Когда взволнованные члены экспедиции спустились, преодолев немалые трудности, в долину Кулебрильяс, они нашли в полуразвалившейся индейской хижине умирающего от истощения Роберта Кауппа. Вот что он рассказал.

Они с Фрэнком Рокко были уже почти на самой вершине Сангая, как вдруг почувствовали, что им трудно дышать из-за ядовитых вулканических газов. Казалось, воля альпинистов была скована. Затем их охватил приступ злого буйства, и они потеряли всякое представление о том, где находятся и куда им следует идти.

Вскоре они поняли, что заблудились. По словам Кауппа, он долго уговаривал товарища вернуться к последней стоянке и как следует поискать тропу. Но тот наотрез отказался и говорил лишь о золоте: «Оно здесь, точно, здесь». Каупп все-таки отправился за помощью. Но как он оказался внизу - не помнил.

Неудачливого альпиниста отправили в местную больницу. Но через несколько дней, выйдя из нее, он бесследно исчез. Его стали искать, однако все попытки оказались тщетными.
Прошло четыре года, страсти понемногу улеглись. И вот в Кито вновь прибыла группа американских альпинистов, чтобы продолжить поиски пропавшего соотечественника.

...Почти на пять с половиной тысяч метров возвышается над землей вулкан Сангай. Его склоны дрожат от едва сдерживаемой внутренней силы, которая выбрасывает наружу клубы черного дыма. Из жерла вылетают раскаленные докрасна камни. В двух километрах ниже кратера огненная лава укутывает склоны огромным оранжевым покрывалом. Переменчивые воздушные потоки разносят над склонами удушающие пары и газы. А чуть ниже солнечные лучи, ветер, дожди изваяли пятиметровые фигуры из фирна, целые ряды фирновых пирамид, наклоненных к солнцу, - знаменитые «кающиеся снега». Они похожи на коленопреклоненные фигуры молящихся, и кажется, будто эти скорбные изваяния оплакивают судьбу народа инков.
Видимо, прав был Джек Лондон, не советуя испытывать судьбу в этом мрачном месте.

Но где же все-таки золото? Здесь или в другом месте? Конечно, доктор Риттер мог ошибиться, приняв Сангай за «тринадцатый узелок». Может быть, Атауальпу имел в виду другой вулкан? Но, вероятней всего, именно Сангай стал последним защитником погибшего народа, потому что дороги инков ведут к нему. Более четырех столетий вулкан хранит эту тайну, спрятав сокровища под многометровым покрывалом из лавы и пепла. И пока грозный вулкан живет, вряд ли кому-нибудь удастся добраться до сокровищ, доверенных ему. Вот только неразрешенным остается один вопрос: как же удалось добраться до вершины недоступного Сангая десяти тысячам инков?

Аватара пользователя
Igrек
Старожил
Старожил
Сообщений: 583
Зарегистрирован: 12 янв 2012, 17:23:50
Прибор: БСЛ+МД
Имя: Гоша
Откуда: Из вон от туда
Благодарил (а): 13 раз
Поблагодарили: 225 раз

Тайны сокровищь третьего рейха

Сообщение Igrек » 02 мар 2012, 14:14:08

По сообщению журнала Spiegel, проведенные недавно кладоискателями изыскания показали, что в немецкой деревне Дойчендорф на границе с Чехией на глубине 20 метров находится искусственная пещера, в которой спрятаны примерно две тонны золота!

Изображение

Сокровища под заклятием
"Исследователи использовали для раскопок тяжелое строительное оборудование, но сами еще не были внутри тайника. Свои выводы они основывают на результатах электромагнитного анализа. Это, без сомнения, не железо, — отметил участник экспедиции Гайнц-Петер Хауштайн. — Это золото, может быть серебро, награбленное во время войны нацистами. По нашим предположениям, это золото, которое откроет дорогу к другому тайнику»."

…Сокровища Третьего рейха уже более шестидесяти лет не дают покоя искателям приключений. Например, в австрийском озере Топлиц скоро начнутся очередные, возможно, двухсотые по счету поиски золота нацистов. По мнению экспертов, донные отложения ила в озере могут скрывать десятки ценнейших кладов с золотом и бриллиантами. Правда, возникает резонный вопрос: почему их до сих пор не нашли? Или слухи о сокровищах не более чем легенда?

Интерес к озеру, глубина которого составляет 103 метра, со стороны самодеятельных кладоискателей изрядно пополняет местную казну. Вместе с тем, местным властям надоело постоянно вылавливать тела утонувших авантюристов.

"За озером Топлиц давно закрепилась дурная слава. Люди говорят, что оно охраняется тайными коммандос из числа бывших эсэсовцев, которые неустанно следят за «священным наследством» нацистов."

Многие эксперты, занимающиеся историей Третьего рейха, уже несколько десятков лет ведут довольно оживленную дискуссию на темы о тайнах гитлеровского золота. Среди прочих, ими высказывается предположение, что многие из добытых кровавыми путями сокровищ нацистов и, в частности, пресловутого «черного ордена» СС, превращенные ими в конце Второй мировой войны в клады, являются заклятыми.

Одним из основных аргументов в пользу такого предположения является несомненный и постоянный интерес, который испытывали руководители Третьего рейха к оккультным наукам и предметам. Они создавали тайные, суперсекретные оккультные общества и институты, посылали экспедиции в Гималаи и на Тибет, верили в переселение душ и серьезно занимались астрологией.

Изображение

Места захоронения главных нацистских кладов хотя бы приблизительно известны. То ecть, круг поиска довольно ограничен. Но даже с помощью суперсовременной поисковой техники они до сих пор не найдены.

Есть и другая точка зрения: нацистские клады не обнаружены не только из-за заклятия, наложенного на них, но и потому, что они тщательно охраняются на протяжении десятков лет. Причем старую охрану сменяет новое, молодое поколение нацистов.

В пользу версии об охране бывшими эсэсовцами захоронений сокровищ свидетельствуют факты гибели многих людей, попытавшихся проникнуть в тайны нацистского золота.

Загадка озера Топлиц
Темные и глубокие воды озера Топлиц завораживают, не давая покоя вот уже не одному поколению авантюристов. Расположенное между горными вершинами высотой от 2000 до 3000 метров в 15 километрах к северо-востоку от курорта Бад Аусзее в труднодоступной местности, озеро несет на себе печать проклятия.

Оно укрывает, как говорят, одно из самых значительных из известных в мире сокровищ. Правительства не оставляют без внимания существование предполагаемых богатств, тем более не делают этого искатели приключений, которые, как кажется, давно отказались от спокойной жизни и порой готовы отказаться ради достижения своей цели от жизни вообще.

«Вокруг этого сокровища, — пишет известный французский историк Робер Шарру, — тесно переплелись политика и оккультизм, а легенда о нем берет свое начало в последние часы Второй мировой войны. В апреле 1945 года около тысячи грузовиков, предназначенных для транспортировки богатств рейха, направились в горные районы Австрии, к секретному месту назначения».

А всего несколько месяцев спустя бывший лейтенант Франц Готтлих, участвовавший в операциях по сокрытию сокровищ на территории Австрии, на одном из допросов, ставших достоянием гласности, сделал сенсационное признание: «Русские заключенные зарыли и утопили 30 ящиков, наполненных золотом, редкими драгоценными камнями и предметами роскоши… Я знаю это, потому что был там».

Сигнал был дан! И на просторы Австрии хлынула волна искателей сокровищ, едва успев собрать в дорогу свои сумки. Сам же Готлих сразу после своего признания был найден мертвым в тюремной камере.

Его брат, Иоганн Готлих, требовавший тщательного расследования смерти Франца, в скором времени получил таинственное послание, в котором ему без обиняков порекомендовали заткнуться. Иоганн не обратил на угрозу вниманию и через несколько дней исчез при невыясненных обстоятельствах.

Февраль 1946 года. На гору Раухфанг поднимаются три опытных альпиниста — Хельмут Майер, Людвиг Пихлер и Ганс Хаслингер. Цель — поиски спрятанных сокровищ. Хаслингер, почувствовав неладное или зная об опасности, вернулся через сутки с полдороги. Через месяц, когда известий от альпинистов не поступило, спасатели отправились на поиски и вскоре обнаружили сложенную из снега хижину, а рядом два трупа. Живот Пихлера был вспорот, а желудок засунут в рюкзак. Преступление осталось нераскрытым.

Лето 1952 года. Нацистские тайники в штирийских Альпах отправляется искать учитель географии из Франции Жан де Соз. Его обнаружили убитым, причем при нем не было ни рюкзака, ни инструментов для поиска. Недалеко от трупа был найден довольно глубокий свежевыкопанный шурф. Когда его засыпали землей из отвала, земли не хватило (и это несмотря на разницу в плотности жесткого грунта, который копал де Соз, и рыхлой земли, которой шурф засыпали). Вывод напрашивается сам собой: де Соз нашел нечто, за что поплатился жизнью.

Осень 1952 года ознаменовалась целой серией смертей. В горы в район озера Топлиц выезжают гамбургский инженер Кеплер и Герт Гернс, профессиональный скалолаз. Гернс срывается в пропасть, Кеплер дает показания о происшедшем несчастном случае, а затем внезапно исчезает. Родственники погибшего скалолаза проводят собственное расследование, в ходе которого обнаруживается, что Кеплер во время войны служил в СС и был начальником секретной базы подлодок.

Несколькими неделями позже на берегу озера Топлиц находят тела бывших офицеров спецподразделения СС по подводным операциям и троих офицеров ВМС США. Не исключено, делают вывод следователи, что последние могли убить другу друга в схватке между искателями клада и его защитниками.

Начало осени 1963 года. При загадочных обстоятельствах в озере Топлиц тонет 19-летний немец Альфред Эгнер, классный специалист по подводному плаванию.

Год спустя смерть настигает очередного искателя подводного клада — Вальтера Ниггля, но на этом цепь смертей, естественно, не замыкается. На сегодняшний день в озере и рядом с ним погибли при более чем странных обстоятельствах несколько десятков искателей сокровищ.

Американская экспедиция, предпринятая на озеро Топлиц в июле 1959 года, вынуждена была поставить существование клада под сомнение. При содействии ФБР и при помощи команды немецких специалистов, оснащенных ультразвуковыми зондами и телекамерами, американские военнослужащие принялись методично обследовать дно озера. Несмотря на толстый слой ила, затрудняющий процесс обследования, на глубине 70—80 метров им удалось обнаружить 16 ящиков.

Однако радость открытия сразу же сменилась удивлением и разочарованием: в ящиках вместо золота оказались лишь пачки фальшивых франков!

"В 2001 году масштабные работы на озере проводила американская телекомпания Си-Би-Эс. Для исследования дна была использована самая современная техника — глубоководный батискаф Фантом». Кладоискатели обследовали все озеро и на глубине 80 метров обнаружили девять оцинкованных ящиков весом около 100 килограммов каждый. Наконец-то золото? Отнюдь. В ящиках, как и в 1959 году, были обнаружены лишь фальшивые банкноты."

Возможно, именно поэтому во время двух этих экспедиций никто и не погиб. Тайным хранителям нацистских сокровищ фальшивые деньги ни к чему!

Инопланетяне, пирокинез и «горящее золото»
Пытались искать нацистские сокровища и в Южной Америке, в горах Перу, где, по слухам, в конце войны была заложена тайная база нацистов. В результате бесследно пропали несколько американцев, располагавших «совершенно точной» картой. Скорее всего, она привела их не к сокровищам, а к смерти.

Семь тонн золота, спрятанных на одном из Канарских островов, также унесли немало жизней тех, кто пытался обнаружить «сокровища рейха», причем обстоятельства гибели людей более чем загадочны. Вплоть до внезапных оползней, когда почва разверзалась под ногами и забирала с собой жертвы, и случаев, когда кладоискателей похищали «инопланетяне».

Одна из подобных мистических историй произошла летом 1962 года. Тогда на канарский остров Иерро прибыли одиннадцать американцев. В первый же вечер они начали рассказывать местным рыбакам, что приехали искать «золото фашистов». Привыкшие к подобным туристам, те махнули на них рукой, однако по прошествии нескольких дней кладоискатели перестали приходить к ним за провизией.

Встревоженные аборигены поспешили в лагерь американцев и увидели там страшную картину: кладоискатели, мертвые, но без единой раны на теле, лежали в самых невероятных позах на земле, за исключением одного, который оказался живым, но по непонятной причине ослеп и онемел. Позже он умер в страшных муках в местной больнице, успев написать лишь два слова — «горящее золото».

Немало необычных и страшных вещей происходило и происходит до сих пор вокруг иранского клада Курмиса.

В конце декабря 1943 года на территорию Ирана была заслана спецгруппа эсэсовцев во главе с гауптштурмфюрером Курмисом. Группа везла большой запас золота для подкупа иранских чиновников и южно-иранских феодалов.

Когда Курмис почувствовал (о его интуиции ходили легенды, и он сегодня назывался бы экстрасенсом — ясновидящим), что по пятам его группы идет советский отряд НКВД, он, ускользнув от погони, зарыл в песках Южного Ирана несколько контейнеров с золотом и, очевидно, наложил смертельное заклинание на клад. Иначе чем еще можно объяснить, что сокровища, о которых знали многие, и примерное место их захоронения известно как местным жителям, так и властям, до сих пор не обнаружено?

В районе захоронения, который издавна у местных жителей считался «нехорошим местом» — там находилось капище доарийского негритянского населения Ирана, — стали регулярно пропадать пастухи и туристы. В 1975 году британский кладоискатель и экстрасенс Бенджамин Рикрок, нашедший дневники Курмиса, прибыв к предполагаемому месту захоронения сокровищ, сначала начал жаловаться проводникам на сильные головные боли и ночные кошмары, а потом внезапно сошел с ума.

Стараниями врачей сознание вернулось к нему, но в тот же день он самопроизвольно воспламенился, причем больничный халат, который был на нем, остался цел, а под халатом нашли груду обугленных костей. Настоящий пирокинез, природу которого наука не в состоянии разгадать!

В другой раз фотограф-любитель из Тегерана производил фотосъемку в Южном Иране, неподалеку от места, где спрятан клад Курмиса. Когда он проявил пленку, его глазам предстало нечто, отчего он в одночасье поседел и вскоре умер. Случай, как утверждают специалисты, довольно характерный при фотосъемке «заклятых» мест.

Корсиканские контейнеры Роммеля
Погибали и бесследно исчезали искатели нацистских кладов в Аргентине, Боливии и даже у берегов Корсики, где до сих пор на дне моря лежат знаменитые «сокровища Роммеля».

Весной 1943 года гитлеровское командование перевело Эрвина Роммеля, командующего германскими экспедиционными силами в Северной Африке, в Италию, куда за ним отправились несколько контейнеров с награбленным на Черном континенте добром.

Груз, как сообщает советский исследователь С. Венецкий, благополучно проделал морской путь из Туниса на Корсику, но совершить дальнейшее путешествие морем контейнерам не привелось: американская авиация разбомбила немецкие суда, и эсэсовцам, охранявшим ценный багаж, пришлось срочно решать, как поступить с ним дальше. Возглавлявший охран-команду оберштурмбанфюрер Шмидт решил спрятать основную часть сокровищ в море вблизи корсиканских берегов. На дно ушли шесть стальных контейнеров с золотыми слитками и драгоценными камнями. Другую часть награбленного — главным образом валюту — удалось все же доставить на материк и захоронить в Италии, в окрестностях Виареджо.

Спустя два года Шмидт оказался в лагере Дахау, где американцы держали находившихся в их зоне военных преступников. Среди заключенных находился некто Флейг, которому Шмидт, неизвестно по каким причинам, рассказал о спрятанных сокровищах.

Вскоре Шмидт был расстрелян, а Флейг, чтобы ускорить свое освобождение из лагеря, решил поделиться с лагерным начальством тайной итальянской части клада, а себе оставить надежду найти когда-нибудь африканское золото.

Сделка состоялась. Американцы нашли спрятанные в Италии фунты и доллары, и, как и обещали, освободили Флейга.

На побережье Корсики Флейг прибыл летом 1948 года и тут же приступил к делу. Но его ждало горькое разочарование: несколько недель и тысячи погружений в море не принесли никаких результатов. Отчаявшийся Флейг свернул экспедицию и покинул Корсику.

Однако его подводные поиски не остались незамеченными. В 1952 году местный водолаз Элле и адвокат Канчеллиери зафрахтовали яхту, чтобы отправиться на ней туда, где «тренировался» в нырянии Флейг, и последовать его примеру. Но их намерения, видимо, не вписывались в чьи-то планы: на выходе из акватории порта в их яхту «случайно» врезался гораздо более солидный корабль, почему-то отклонившийся от курса, и искатели подводных кладов едва спаслись. Впрочем, ненадолго: всего через несколько месяцев Элле погиб при невыясненных обстоятельствах во время водолазных работ, а спустя еще некоторое время машина Канчеллиери внезапно потеряла управление и на полном ходу протаранила кирпичную стену — он тут же скончался.

Пять лет спустя вновь «вспомнил» о сокровищах Флейг, который все это время жил в одном из немецких городков. Однако наслышанный о трагической судьбе корсиканских кладоискателей, он решил на всякий случай не покидать Германии, а к берегам Корсики послал своего адвоката Феллера, снабдив его картой, которую он некогда унаследовал от оберштурмбанфюрера Шмидта.

Адвокат, сколотивший небольшую группу любителей подводной охоты за сокровищами, поисковые работы вел втайне, но, как вскоре выяснилось, не для всех. Феллер получил коротенькую записку: «Господин адвокат! Я не советую вам вмешиваться в историю с кладом Роммеля. Вам мало убитых? Это золото — НАШЕ. Ваши друзья».

Кто такие эти «друзья»? На этот счет можно было лишь строить предположения, но работу, хотя и полную риска, сворачивать не хотелось. Яхта «Си Дайвер», на которой находились искатели подводного клада, с раннего утра и до вечера продолжала прочесывать территорию моря, а потом вдруг самым таинственным образом исчезла! Навсегда, вместе со всем экипажем…

В конце прошлого 2007 года британский исследователь Терри Ходжкинсон заявил, что знает точное место, где находятся сокровища фельдмаршала Роммеля. Он утверждает, что золото покоится на дне моря на расстоянии чуть менее морской мили от корсиканского города Бастия.

"В местоположении мы уверены, но чтобы поднять клад, потребуется самая современная техника, поскольку контейнеры, которые когда-то были сварены между собой, наверняка лежат теперь отдельно и ушли глубоко в песок», — сказал кладоискатель."

"По его словам, единственный способ добраться до клада — высасывать придонный грунт, но это очень дорого и требует много времени. Кто возьмется финансировать проект, пока неясно. Хотя, в конце концов, наверняка найдутся сорвиголовы, которые в очередной раз попытаются преодолеть мистическое заклятие нацистских кладов."

Как бы то ни было, специалисты не устают предупреждать, что тайные сокровищницы Третьего рейха доступны лишь посвященным. Или никому…

Вернуться в «Беседка»