Николай Павлович Бауер

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщений: 2310
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 32 раза
Поблагодарили: 1364 раза

Николай Павлович Бауер

Сообщение El jaguar » 14 сен 2012, 17:38:52

П. Г. Гайдуков
Николай Павлович Бауер
(К 60-летию со дня смерти)
Изд.: Нумизматический альманах. 2002. № 3-4, С.65-72.

18 сентября 1942 г. по приговору Военного Трибунала войск НКВД Ленинградского округа был расстрелян Николай Павлович Бауер. Так трагически оборвалась жизнь одного из самых выдающихся отечественных нумизматов XX в. Ему было тогда 54 года.

В послереволюционной Советской России Н. П. Бауер не был по достоинству оценен и признан современниками. В условиях того времени исследователь, блестящий знаток всех видов источников средневекового русского денежного обращения, не смог защитить не только докторскую, но даже кандидатскую диссертацию.
Незавидной оказалась и посмертная участь научных творений Н. П. Бауера. Судьба большей части архива исследователя и рукописей некоторых законченных трудов неизвестна. По всей вероятности, все это погибло. Одна крупная работа была опубликована после смерти автора под фамилией другого историка. Основной же труд жизни Н. П. Бауера - исследование "История древнерусских денежных систем (IX в. - 1535 г.)" - хоть и сохранился в архивах, но до сих пор практически неизвестен специалистам.
В послевоенное время историки не могли не учитывать вклад этого человека в русскую нумизматику и в литературе часто можно видеть ссылки на его труды, однако, историей жизни нумизмата предпочитали не заниматься. Лишь в 1994 г. была опубликована статья В. В. Гурулёвой, в которой автор впервые не только подробно описал конкретные исследования нумизмата по обращению византийских монет на территории Восточной Европы, но и представил основные вехи его биографии 1.
Сегодня, по прошествии 60 лет со дня гибели Н. П. Бауера, когда стало возможно ознакомиться с недоступными ранее архивными делами, необходимо не только отдать должное памяти нумизмата и заново присмотреться к его трагической судьбе, но и вновь оценить те исследования по отечественной нумизматике, которые он успел написать.
Н. П. родился 4 сентября 1888 г. в Петербурге. Его родители относились к дворянскому сословию. Отец - Павел Васильевич Бауер, имел образование химика-агронома и работал управляющим крупными имениями. Мать - Елена Александровна, занималась воспитанием детей, которых в семье было четверо 2.
С юношеского возраста Н. П. интересовался историей. После обучения в гимназии он поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, который закончил в 1910 г. В университете Н.П. увлекся изучением европейской истории нового времени. В особенности его заинтересовал курс лекций по XIX в. Э. Д. Гримма. После завершения обучения в университете он был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. В это время Н.П. работал над диссертацией на тему "История реакционных движений в Германии в XIX в.", однако завершить её ему не удалось.
В 1911 г. молодой историк начинает свою трудовую деятельность. Сначала он преподавал историю на русском языке в немецких школах, а в 1912 г. поступил в Минцкабинет Императорского Эрмитажа, где работал инвентаризатором. Уже в 1914 г. Н.П. подготовил к изданию свою первую нумизматическую работу - описание клада западноевропейских монет, найденных близ Санкт-Петербурга (статья была опубликована лишь в 1926 г.; см. "Список печатных трудов Н. П. Бауера", № 5).
События лета и осени 1917 г. потрясли Н. П. По своим общественно-политическим взглядам он был либералом и сторонником буржуазно-парламентского строя в России. В возможность благополучного развития страны благодаря социалистическим экспериментам он не верил. На октябрьский переворот и захват власти в России партией большевиков смотрел крайне отрицательно, но думал, как и многие, что долго это продлиться не может.
В сентябре 1917 г. Н. П. официально вступил в конституционно-демократическую партию, политическую ориентацию которой полностью разделял, начиная со студенческих лет. Его официальное членство в кадетской партии продолжалось всего лишь четыре месяца, поскольку в декабре 1917 г. она была распущена новой властью и перешла на нелегальное положение. За свою принадлежность к этой партии в 1918 г. был арестован органами ЧК и находился в тюрьме 18 дней. Благодаря ходатайству сотрудников Петербургского университета и Центроархива был выпущен из-под стражи. Летом 1919 г. скрывался от повторного ареста и осенью того же года вместе с семьей бежал из Петрограда в г. Ливны (Орловская обл.).
В сентябре 1919 г. после боев с частями Красной Армии в Ливны вошли белогвардейцы, и Н. П. начал с ними сотрудничать. В октябре-ноябре он работал начальником городского пункта "Осведомительного агентства белых". В задачи этого агентства входила работа по белогвардейской агитации среди гражданского населения: распространение литературы и газет, развешивание по городу лозунгов, плакатов и сводок о военных действиях в уезде, сбор информации о настроениях населения. В конце 1919 г. город был снова занят красноармейцами и семья Бауеров, вместе с отступающими частями Белой армии, перебралась в Харьков. Вскоре белогвардейцы под натиском Красной Армии отошли южнее, а Бауеры остались в Харькове.
В сентябре 1920 г. всей семье удалось вернуться в Петроград. Н. П. продолжил работу в Отделе нумизматики Эрмитажа, а также стал научным сотрудником секции нумизматики и глиптики при созданной в 1919 г. Академии истории материальной культуры.
В Эрмитаже он работал сначала в должности помощника хранителя отделения западноевропейских монет, а с 1924 г. - хранителя этого отделения. В 1930-1935 гг. исполнял обязанности заведующего Отделом нумизматики. Совмещая чисто музейную (хранительскую, каталогизаторскую и экспозиционную) работу с научными исследованиями, он в 1920-1930-е гг. написал целый ряд трудов по различным разделам древнерусской нумизматики. Вот темы некоторых из них: исследование о древнейшем русском чекане; топография западноевропейских и византийских монет X-XI вв. на территории Восточной Европы; классификация и датировка русских серебряных и золотых слитков; сводка всех цитат из летописей, юридических документов и других письменных памятников XII - начала XVI в., в которых упоминаются денежные знаки; рецензии на нумизматические труды; научно-популярные очерки об античных и средневековых монетах. Далеко не все эти работы были изданы, названия некоторых нам известны лишь по протоколам различных заседаний. Публиковал свои труды Н.П., в основном, за границей, поскольку в СССР в то время не было ни одного нумизматического периодического издания.
Особо следует отметить работу Н. П. в нумизматическом словаре "Woerterbuch der Muenzkunde", изданного в Берлине в 1930 г. под редакцией известного немецкого нумизмата Ф. фон Штёттера. Для этого словаря, в авторский коллектив которого входили ведущие европейские нумизматы того времени, Н. П. написал более 70 статей по русской нумизматике (см. "Список ...", № 19). Впервые европейский читатель в таком значительном объеме мог познакомиться с денежными знаками и денежной терминологией древнерусской монетной системы.
Н. П. интересовался книжным экслибрисом и был активным членом Ленинградского Общества экслибрисистов. На заседаниях Общества в конце 1920-х гг. он прочёл несколько докладов. Вот темы некоторых из них: "Книгопродавческие знаки В. И. Клочкова", "Знаки, родственные экслибрисам", "Юмор, ляпсус и карикатура в экслибрисе" 3.
В конце 1935 г. Н. П. был представлен к степени доктора исторических наук по совокупности своих научных работ. Квалификационная комиссия по ученым степеням при Государственном Эрмитаже признала его достойным этой степени, и документы на утверждение были отправлены в Наркомпрос 4. Однако присуждения ученой степени не состоялось 5.
В августе 1938 г. Н. П. был уволен из Эрмитажа. Поводом к этому послужило то, что при очередной проверке и сличении анкетных данных сотрудников обнаружилось его четырехмесячное членство в 1917 г. в конституционно-демократической партии. В то время этого было достаточно, чтобы крупнейшего нумизмата страны освободить "от службы за сообщение о себе заведомо ложных сведений в служебном документе" 6. Он не протестовал, поскольку опасался, что вскроется его эпизод со службой у белогвардейцев в 1919 г. и последуют более серьезные неприятности.
После увольнения Н. П. в течение года зарабатывал на жизнь частными уроками немецкого языка. Одновременно с этим продолжал писать масштабную книгу "История древнерусских денежных систем (IX в. - 1535 г.)", работу над которой уже давно начал в стенах Эрмитажа. Именно это исследование он считал самым главным трудом своей жизни и о нем необходимо сказать несколько слов. Практически все статьи, изданные им, являются лишь подготовительными материалами к этой книге. В этом исследовании Н. П. на показаниях нумизматических и письменных источников попытался дать стройное изложение всех древнерусских монетных систем за 700 лет. По сути дела, в нашей историографии это лишь второе подобное по масштабу исследование. Первое - книга С. Шодуара "Обозрение русских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России с древнейших времен" - была издана за 100 лет до этого, в 1836 г.
Рукопись книги "История древнерусских денежных систем" насчитывает более 800 листов, она состоит из четырех глав, заключения и приложений. Первая глава является подробным историографическим очерком, вторая - посвящена изучению обращения в Восточной Европе иностранной монеты и древнейшему русскому чекану. В третьей главе рассмотрен безмонетный период на Руси и обращение денежных слитков. Четвертая глава - "Русские денежные системы времени собирания Руси вокруг Москвы" - содержит 10 разделов, в которых подробно рассмотрены различные региональные денежные системы второй половины XIV - первой трети XVI в., все элементы этих систем, а также письменные документы этого времени, свидетельствующие о существовании различных монетных систем.
Несмотря на то, что эта книга написана более 60 лет тому назад, она остается весьма капитальным научным исследованием, во многих своих разделах нисколько не утратившим и сейчас своего значения. Введение ее в научный оборот, на мой взгляд, будет служить большим стимулом для дальнейшего развития отечественной нумизматики.
В сентябре 1939 г. Н. П. было предложено поступить на работу в Институт истории материальной культуры АН СССР (ИИМК). Именно в это время в Институте под руководством его директора М. И. Артамонова и Н. Н. Воронина была начата работа по написанию масштабного исследования под названием "История русской культуры: Домонгольский период", и редколлегия собирала авторский коллектив. 14 сентября 1939 г., к примеру, для написания главы в этом издании "Семья - быт - нравы" был приглашен известный историк древнерусского права Б. А. Романов. Позже, 1 июля 1941 г., он был принят на работу в ИИМК в качестве старшего научного сотрудника 7. Вполне вероятно, что именно необходимость написания главы о древнерусских денежных системах послужила причиной приглашения в ИИМК безработного нумизмата. Другого человека, способного написать такое исследование, в то время не было не только в Ленинграде, но и вообще в СССР.
21 сентября 1939 г. Н. П. был зачислен в ИИМК научным сотрудником (без степени). При поступлении на службу он писал, что мог бы быть полезным Институту, занимаясь подготовкой к печати истории древнерусского денежного обращения, курса западноевропейской нумизматики средних веков и нового времени и популярной брошюры "Монеты и денежные знаки, обращавшиеся в прошлом не территории СССР" 8.
В стенах ИИМКа Н. П. успел написать главу "Деньги и денежное обращение" для запланированного коллективного издания, однако в связи с начавшейся Великой Отечественной войной оно было надолго отложено.
Забегая вперед, скажу, что первый том двухтомника, в конечном итоге названного "История культуры древней Руси: Домонгольский период", вышел лишь в 1948 г. Н. П. уже шесть лет не было в живых, его имя тогда нельзя было упоминать, и из-за этого редколлегия столкнулась с серьезной проблемой. Как спасти для науки материал, подготовленный специально для этого издания еще в 1939-1940 гг.? Исследование Н. П. "Деньги и денежное обращение" сохранилось в этом издании благодаря тому, что Б. А. Романов, дописав специально для этой главы три раздела, посвященные анализу письменных памятников, согласился подписать его своим именем. В последствии в списках своих трудов он указывал лишь на те страницы этой работы, которые были написаны им самим (см. "Список...", № 32. С.370-381) 9.
В 1940 г. в ИИМКе обсуждалась докторская диссертация Н. П. В архиве Института сохранились положительные отзывы о его научной работе. Однако по непонятным пока причинам защита диссертации была отложена.
Отечественная война прервала научную работу ИИМКа. Осенью 1941 г. в связи с начавшейся блокадой происходит первый этап эвакуации Института в Ташкент и Елабугу. В ноябре был организован отъезд сотрудников Института - докторов наук.
Н. П. не был даже кандидатом наук и поэтому был оставлен в Ленинграде. Вдвоем с женой - Ниной Сергеевной Бауер - они с большим трудом пережили первую блокадную зиму. В это трудное время им помогла М. А. Тиханова, исполнявшая тогда должность заведующего сектором, в котором работал Н. П. и ученого секретаря ИИМКа. Она достала для него продовольственную карточку рабочей категории.
Несмотря на тяжелейшие бытовые условия и голод, зимой 1941-1942 г. Н. П. доработал и полностью подготовил к защите свою диссертацию. Были даже получены отзывы оппонентов. Научный диспут предполагалось провести в Ленинградском университете, но он снова не состоялся. Вот что напишет Н. П. об этом периоде в августе 1942 г., находясь в тюрьме: "Вопросом жизни и смерти (в прямом, а не переносном смысле этого слова) получение степени стало в этом году, так как лучшее питание, освобождение от трудовых повинностей - ставилось в связь с обладанием этой степени. В феврале я представил манускрипт большой работы в университет, но за его эвакуацией дело сорвалось" 10.
К весне 1942 г. Н. П. был до крайности истощен физически и надломлен психологически. Он не был сторонником Советской власти и в кругу родственников и друзей иногда критически отзывался о мероприятиях ВКП(б) и Советского Правительства. Но ни коллаборационистом, ни открытым идейным врагом Советского государства Н.П.Бауер никогда не был. Сейчас же общее его состояние оказалось таково, что он начал открыто высказывать некоторым сослуживцам свои политические суждения. Это не осталось без последствий. Кто-то из осведомителей органов Госбезопасности донес на него.
Эвакуация ИИМКа продолжалась. На 12 июля 1942 г. был назначен отъезд из города в восточные районы СССР нескольких сотрудников. В их числе были Н. П. и его жена. Однако 10 июля у них на квартире был проведен длительный обыск. Все рукописи и бумаги Н. П. были сложены и опечатаны в отдельном шкафу, а сам хозяин был арестован и заключен во Внутреннюю тюрьму управления НКВД. В момент ареста он был в стадии тяжелой дистрофии.
В рамках возбужденного против Н.П. уголовного дела на допрос в качестве свидетелей вызывались четверо сотрудников ИИМКа. Судя по протоколам "Следственного дела" все они показали, что в разговорах с ними Н.П. открыто высказывал свои антисоветские настроения и взгляды, а также пораженческие настроения. В условиях военного времени и блокады города уже этого было для следственных органов вполне достаточно. К делу были приобщены и некоторые другие материалы.
Следствие длилось менее двух месяцев. Уже 8 сентября в расположении Внутренней тюрьмы Управления НКВД Ленинградского округа прошло закрытое судебное заседание. Подсудимому были предъявлены обвинения по статьям 58, пункт 10 (контрреволюционная агитация и пропаганда) и 182 (незаконное хранение оружия) УК РСФСР.
В протоколе судебного заседания записано следующее последнее слово Н. П.: "Я заранее вполне согласен с той квалификацией, которая мне будет вынесена и с приговором. Если мне не удастся существовать дальше, я прошу позаботиться о моих рукописях, чтобы они не затерялись и ученые могли в дальнейшем ими воспользоваться" 11.
Военный Трибунал войск НКВД СССР Ленокруга и охраны тыла Ленфронта приговорил подвергнуть подсудимого к высшей мере уголовного наказания - расстрелу с конфискацией имущества и ценностей. 18 сентября приговор был приведен в исполнение.
В октябре 1989 г. по ходатайству сына Н. П. - Олега Николаевича Бауера - он был полностью реабилитирован.
Свою статью мне хотелось бы закончить словами В. В. Гурулевой: "Н. П. Бауер был одним из тех ученых-энциклопедистов, которые умели работать одинаково успешно в разных областях науки. Он был специалистом по западноевропейской, русской, византийской, восточной монетной чеканке, внес вклад в развитие каждого из упомянутых разделов нумизматики" 12.
Книга Н. П. Бауера "История древнерусских денежных систем (IX в. - 1535 г.)" является наилучшим подтверждением этих слов. После ее издания она будет служить не одному поколению нумизматов и историков.


1 Гурулёва В. В. Н. П. Бауер и его вклад в византийскую нумизматику // Византия и Ближний Восток: Памяти А. В. Банк: Сб. научных трудов. СПб., 1994. С.117-126.
2 Здесь и ниже многие биографические данные почерпнуты из "Следственного дела Н. П. Бауера" (Центральный архив ФСБ России, № П-81104. На 218 л.), а также из статьи В. В. Гурулевой.
3 Летопись Ленинградского Общества экслибрисистов: Труды ЛОЭ. Вып. XIII. Л., 1931. С.1017, 20. На эту совершенно неизвестную область научных интересов Н. П. Бауера мне указал его внук - С. О. Андросов, которому я, пользуясь случаем, высказываю свою благодарность.
4 Гурулева В. В. Н. П. Бауер и его вклад в византийскую нумизматику... С.123.
5 Н. П. Бауер считал, что директор Эрмитажа И. А. Орбели был против такого решения и каким-то образом "затормозил" это дело. - См. Следственное дело Н. П. Бауера. Л.83.
6 Гурулева В.В. Н.П.Бауер и его вклад в византийскую нумизматику... С.123.
7 Панеях В. М. Михаил Илларионович Артамонов и Борис Александрович Романов // Санкт-Петербургский университет. № 27 (3494). 8 декабря 1998 г. С.22; он же. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. С.176-179.
8 Гурулева В.В. Н.П.Бауер и его вклад в византийскую нумизматику... С.123.
9 Панеях В. М. Творчество и судьба... С.421, 435, примеч. 10; Гурулева В. В. Н. П. Бауер и его вклад в византийскую нумизматику... С.123, 125, примеч. 27. В. В. Гурулева пишет об общеизвестности в 1950-е гг. факта авторства Н. П. Бауера. К этому я могу добавить, что, то же самое мне говорил в 1980-х гг. В.Л. Янин, которому в свою очередь сообщил это Н. Н. Воронин.
10 Следственное дело Н. П. Бауера. Л.83
11 Следственное дело Н. П. Бауера. Л.198.
12 Гурулева В. В. Н. П. Бауер и его вклад в византийскую нумизматику... С.124.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)
Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой



Вернуться в «Нумизматика»