Читальный зал.

Обсуждение тем касающихся кладоискательства, коллекционирования и т.д ...флуд ниже ...!!!
Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:46:57

Всем, всем, всем! Заливайте рассказы, байки, мистические истории и прочее чтиво по копарьской тематики, касательно любого вида копа: чердачного, монетного, пляжного и.т.п. Всё, что можно найти в интернете. Зима уже вот-вот, а за чашкой чая всегда приятно читать после рабочего дня или в выходной, согреваться мыслями и настраиваться на будущий сезон. Итак, начну с легендарного и известного в нашем обществе писателя reader

Андрей Algreg.
Копать можно по разному.

Копать можно по-разному и бояться тоже. Кто-то опасается местных жителей, кто-то милиции, кто-то егерей. А вот я опасаюсь, даже не знаю, как сказать, наверное, самого себя и отчасти своего напарника Джека, с которым мы уже не первый год гоняем на джипе по просторам нашей родины в поисках неведомых сокровищ. А начиналось всё как обычно, созвоны, сборы,снаряга и чесание затылка, как бы чего не забыть. Только по дороге на автостоянку, какая то сумасшедшая старуха, шедшая мне навстречу, вдруг вытаращилась на меня, зашипела что-то нечленораздельное и уже была готова пойти в штыковую атаку со своей палкой, но я вовремя свернул за угол и прибавил ходу. «Ну сумасшедшая, что возьмёшь?» Вот говорят, что надо уметь читать знаки, посылаемые свыше, мне бы остаться и никуда не ехать, но я уже через пару минут забыл о ней и вспомнил только потом!!! Мы ехали по хорошей и достоверной наводке, полученной от местных, ехали в Калужскую область, где у родителей Джека был свой домик, и комфортный ночлег нам был обеспечен. Ехали на поле, где прошлой осенью один местный мужичонка отыскал пару серебряных рублей (которые у него были нами выкуплены из расчёта три к двум) в смысле за три пузыря. И денежки он нашел недалеко друг от друга, что тоже подогревало наш азарт. В последнюю поездку, по дороге домой населенец был вывезен нами на природу, где ткнул пальцем в заветное место и позже десантирован у магазина.
Решение не заезжать в домик, а ехать сразу на место объясняется нашим долгим зимним ожиданием этой поездки, постоянными обсуждениями и мечтами, - сколько и чего мы там накопаем. Каждый легко может представить себе это состояние. Короче, лопаты были наточены, хоть брейся, а аккумулятор Экспа заряжен наполную. Светило солнце.
Добрались без приключений, не считая ста рублей за скорость. Местечко было обычное, край поля, примыкающий к лесу, весна, немного сыро. Не буду утомлять опытных читателей всеми известными описаниями приготовлений, джип согнали на обочину дороги на поле, за кусты и, ориентируясь на указанные населенцем (и сфотографированные) приметы, мы двинули через поле к лесу. Душа пела, ноги сами несли вперёд. Мы ходили уже минут сорок, нашей добычей стали пара медных Катькиных пятаков, отличимых только по размеру и весу, советская мелочь, пробка от жигулевского и помятая пуговица без ушка, неизвестного происхождения, не считая бесформенных железяк и зазубренного топорища. Джек работал в режиме «все металлы» он не хотел пропустить ничего, моя сапёрка нагрелась, а перчатки почти истерлись, я чувствовал себя настоящим экскаватором с послегарантийным обслуживанием. Как назло подул ветер, и подул он как назло прямо в лицо, ветки деревьев начали издавать стоны и шорохи, из-за леса выползла туча и накрыла поле, дальше, думаю, всё понятно. Я намылился пересидеть в машине и уже открыл рот, но тут Джек выудил из рюкзака наушники натянул их под бейсболку и я понял, что «мы» не сдаёмся. Теперь я уже и ничего не слышал, сигнал Экспа был отключен, шел дождь, дул ветер и всё только начиналось.
На горизонте перед нами маячил шустрый трактор, и я держал его в обзоре на всякий случай. Мы прошли уже метров десять-двенадцать, и я начал беспокоиться, что Эксп заболел и переключился в режим «дискриминации всех металлов». Для проезжающих со стороны мы казались парой придурков, один в наушниках и кепке, неизвестно с чем в руках, другой с лопатой и отсутствующим взглядом, под дождём в поле. Захотелось водки. Внезапно Джек резко остановился, и я налетел на его спину, успев убрать в сторону руку с острой лопатой. Он водил по земле прибором, заходил с разных сторон и почему -то стучал пальцем по наушникам. Он свихнулся подумал я, опасливо отступил на несколько шагов и приготовился защищаться. Джек отключил наушники, Эксп исполнял многотонную зажигающую мелодию
похожую на «Эх полным полна моя коробочка», как на дискотеке. Если бы сбылась мечта о водке, я пустился бы в пляс. Экран показывал железо, а звуки всю таблицу Менделеева.
Мы удивленно переглянулись, и я понял, что пришло моё время вступать в дело. Я копал с фанатизмом, периодически поглядывая на трактор, который, к моему облегчению, начал удаляться в противоположную сторону. Джек, заметив мой взгляд, сказал, что тоже его пасет с самого начала, так как удирать по полю от бухого тракториста нам приходилось в Тверской области, причём наливали ему мы сами. Машина осталась позади у дороги, я оглянулся и первое, что увидел, - это серо-коричневую массу в пятидесяти метрах от нас, у леса. В глаза бросились огромные, загнутые вверх клыки и мелкие злобные кабаньи глазки. Я без труда и очень быстро представил клыки в своей заднице, клыки в заднице Джека мне почему-то представить никак не удавалось. Отступив на шаг назад и почти не поворачиваясь, я ткнул Джека локтем и замычал. Из-за спины донеслось тихое «блин, ……,пипец». Особей было штук пятнадцать, а может и более. К машине бежать нереально, настрой противника непонятен.
Аксиома, что «десантник, вооружённый саперной лопаткой – непобедим» не подтверждалась.
Эксп стрелять ещё не научили. Точно пипец…….Часть стада что-то, увлечённо хрюкая, копала, остальные внимательно наблюдали за нами, спины были явно напряжены. «Грег, пе-е-етарду, петарду!»,- Джек толкал меня кулаком под ребра, а Эксп исполнял «коробочку», похоже, они между собой договорились, и Эксп тоже желал побыстрее свалить с этого поля. Поделюсь опытом и скажу, что у меня уже давно вошло в привычку брать с собой на выезды несколько хороших петард. Я специально подобрал такие большие таблетки, которые несколько раз оглушительно хлопают и выбрасывают снопы искр. Помогает и при встрече со зверем, а иногда и хмырей всяких сбивает с толку, и даёт время перегруппироваться. Если нет никакого оружия, то и петарда уравнивает ваши шансы с противником. Во Владимирской области в лесу мы с Джеком смогли убедиться в пользе данного приобретения, возвращаясь с копа. Мы усталые тащились по лесной тропине, накопали какой-то хрени, половину из которой надо было ещё отчистить и опознать, правда и поехали так, от фонаря, разве что от скуки. Идти оставалось всего ничего, плечи, ноги болели да и есть хотелось, думали, отработаем по-быстрому и еду оставили в джипе, а как обычно - под интерес зависли. Мне послышался шорох, я поднял глаза и заметил в кустарнике ветки, которые почему-то выползали из этого кустарника на тропину. Опустив глаза, я встретился взглядом с большими овальными глазами в которых читался испуг и удивление. Я громко и неожиданно икнул, а Джек чуть не споткнулся. Зд-о-о-оровенная лосиная морда, как в американском мультфильме.
Ветки оказались огромными рогами, которые медленно склонялись в нашу сторону, а глаза, как я представляю, наливались кровью. Мы организованно попятились и переместились за деревья напротив. Лось, видимо, размышлял, кого первого забодать (это единственный раз, когда мне удалось на своём месте представить Джека), а ему такая перспектива была со-о-овсем неинтересна. Вот тогда в первый раз я и вспомнил про петарды. Руки даже не тряслись, наверное, потому что чисто подсознательно, по сказкам, лоси не представляются нам врагами и агрессорами. Но опасность, конечно, была. Он стоял как вкопанный и, по ходу, набирался сил и концентрировался. Я поджег зажигалкой шнур (вот польза курения, блин) и из-за дерева метнул таблетку в сторону лося. Но она ведь не сразу бахает, как говорят, вечность, проведённая влюблёнными в саду, кажется секундой, а секунда, проведённая голым задом на раскалённой плите, кажется вечностью, - теория относительности, однако.Вот так и у нас: процесс затягивался, но таблетка все же его немного отвлекла.
И по-о-отом, ка-а-а-к б-а-а-а-хнет, сноп искр в разные стороны, сохатый подскочил на метр от земли и уже в воздухе начал грести ногами, приземлился он на полусогнутые и боком ломанулся в неизвестность с шумом, треском и каким-то утробным звуком. Правда шум подозрительно быстро затих, наверно, у него случился инфаркт или в обморок упал.

Но это, конечно, мистика. Когда он подпрыгнул, пeтарда бахнула ещё раз, - вот он страху натерпелся.
Я честно и искренне приношу ему свои соболезнования и извинения. А могло кончиться и по-другому, …..бедный Джек. До машины добрались мелкой рысью, постоянно оглядываясь,усталость исчезла, вечером пили водку. Но ситуация с кабаним стадом под известные шаблоны не попадала, мы превратились в тишину, зависли в воздухе и стали плавно, сантиметр за сантиметром плыть к лесу, к спасительному дереву.
Да, они меня нашли, это была месть. Хотя вряд ли можно так быстро учуять и пробежать огромное расстояние, да и лет сколько прошло? Может, родственники? Кровная месть?
Моя первая встреча с кабанами случилась во время службы в армии, в одной из дальних областей. После учений мы катили на БТР с остатками боекомплекта и недалеко от полка натолкнулись на такое же стадо, соблазн был велик, а голод солдата сильнее чувства самосохранения, и мысли о жареной кабанятине наполняли рты личного состава обильной слюной. Короче, шарахнули из крупного калибра, и практически уже в разделанном видезакинули на броню. Не хочу выглядеть варваром, стрельнули грамотно, выборочно (насколько было возможно) по трем кабанюгам находившимся в небольшом отдалении от стада, остальные как «першинг» скрылись в неизвестном направлении. Ехали мы в полк счастливые, понимая, что хватит всем. Но не хватило никому!!! Уже через пять минут на горизонте возникло облако пыли, и из него материализовался начальник караула, вооружённая смена караула и дежурный по полку. На звук выстрелов, что называется. Приехали. Следующие трое суток, как командир отделения, я загорал на солнечных пляжах гауптвахты, а мясо, я предполагаю, офицеры не выкинули. Командование не стало раздувать этот случай (себе дороже), но на дембель я уходил в одиночестве, после последней партии. В этот раз брони и оружия не было, вот преимущества службы, поздно понимаешь, где можешь чувствовать себя защищённым. Короче мы плыли, и плыли к лесу.
Еще несколько копающих монстров оторвались от своего дела и тупо уставились на нас с Джеком, нашим адреналином можно было заправить мирный советский трактор для полета в космос. Мы перемещались, Эксп закончил свою свистопляску и периодически подавал заманчивые сигналы, копать не хотелось. Главный из этой лесной шайки сделал несколько шагов в нашу сторону. «Петарду, петарду», - умолял Джек, теперь он уже не колотил меня под рёбра, а просто сверкал одним глазом в мою сторону, вторым не отрываясь следил за стадом.
- А побегут они куда? - засомневался я.
- Давай по-тихому к деревьям, если бросятся, рванем.
Мы, как балерины, тихо и плавно переступали к спасительным баобабам. Представьте себе балерину с лопатой и с «миноискателем», «Лебединое» отдыхает. Ветер был в сторону стада и наш запах их явно не радовал, через некоторое время вся эта банда уставилась на нас. У меня была ещё фантастическая надежда, что вернется трактор и примчится нам на помощь, но тракторист, видимо, принимал свои обеденные полкило и надежда улетучилась. Обычный житель города получил бы уже три инфаркта, пять обмороков и кучу всяких шоков, но бывалые поисковики, видавшие ночных привидений, болотных призраков, растворяющихся в воздухе личностей в гражданской одежде и простреленной немецкой каске на голове, бабушек проваливающихся на глазах сквозь землю (у каждого свой богатый опыт), имеют соответствующую закалку, чтобы не пуститься в бега в первую секунду. Мы всё же добрались до деревьев, лесные свиньи думали что с нами делать, и их тупость работала на нас.
- Джек, вешай Эксп на ветку повыше, - шипел я, хватаясь за толстенный сук и обхватывая дерево ногами.
- Быстрее, не вздумай оставить на земле!
Он быстро сообразил, зацепил прибор катушкой за ветку соседнего дерева, и полез вслед за мной. Мы сидели на ветках как две напуганные вороны, но чувствовали себя счастливыми, напряг уходил, сколько времени придется сидеть было непонятно. Вожак стада копанул землю и промчался с визгом вдоль лесополосы, что он делал в конечной точке, - мешали увидеть деревья, но через короткое время он с такой же скорость пронесся обратно в направлении стада. Секач нас потерял, разозлился и брал разгон, чтобы засадить клыками кому-нибудь из своих в отместку за свою нерешительность. Визга не последовало, мои предположения оказались ошибочными, мы ждали продолжения банкета. Ждать долго не пришлось. Стадо подтянулось на площадку поля перед нашим деревом, и, как я догадывался, решало что с нами делать, отступать никто не собирался. Если дружно примутся копать, за час точно управятся. Очередной порыв ветра скинул Эксп с тонкой ветки соседнего дерева, он грохнулся на землю а мы с Джеком зажмурившись втянули головы в плечи. Столько копили!!! Нам опять было за что переживать. Кабанюги по-тихому подтягивались в нашем направлении, они не проявляли особой агрессии, но настроены были решительно и уходить не собирались. Джек кидал в них ветками которые ему удавалось отломить, орал как Чингачгук, но это не срабатывало, он защищал Эксп и я был ему благодарен. Героям слава. Всё это время я жалею, что не было с собой камеры, она осталась в машине и теперь мне остаётся только рассказывать, а как было бы здорово вспоминать всё глядя на фото, правда в определённые моменты, такая смелость могла стоить мне дорого. Сидеть можно было бесконечно, уходить ни кто не хотел.
Пришло время петард. Мы решили нанести сокрушительный удар, бросать будем две одновременно. Я дал Джеку один ВОП, мы запалили шнуры и хорошо размахнувшись
кинули наше стратегическое вооружение в сторону стада.
Временная задержка давала возможность спрятаться за ствол дерева, если помните, Джек залезал на дерево последним и находился ниже. Рвануло классно, первая в центре стада,
вторая через пару секунд…строго под нами. Чья это была петарда, мы спорим до сих пор, но так и не пришли к единому мнению, наверное эмоции плюс ветка дерева, но это точно не моя. Интересно, что кладут в них китайцы, чтобы искры так далеко летели? Она бахнула, выпустила сноп огня, подпрыгнула, бахнула ещё раз (я всё время покупаю одни и те же) и накрыла огнем Джека, он своим телом частично закрыл меня. Мне раскалённый кусок чего-то угодил в шею и левую руку (левой рукой я держался, когда пытался стряхнуть с себя эту хрень). Ущерб Джека мы подсчитывали позже. Что он орал, - я передавать не стану (забанят), но представить это легко, даже самому интеллигентному человеку. А потом мы сыпались с дерева, кто первый - уже не имеет значения, Джек при падении отломил об коленку половину зуба, а я отделался ушибом бедра и оцарапал ветками лицо. Вид был ещё тот, как будто вылез из бочки с кошками. Куда делись кабаны неизвестно, да мы их и не искали. Для первого дня было более чем достаточно. Штаны и куртка Джека были прожжены во многих местах, частичные ожоги на теле и сломанный зуб, от моей физиономии шарахались даже местные алкаши. Пока бежал, прихрамывая, к джипу вспомнил бабку, как-то само воспоминание неожиданно в голову влезло, и чего она на моих глазах сквозь землю не провалилась или не растворилась в воздухе, ведь я бы понял, сразу, моментально, а вот теперь…эх.
Переночевали в домике Джека, зализали раны и на следующий день, по пути домой заехали на злополучное поле, с пустыми руками возвращаться совсем не хотелось и отказываться от столь долго вынашиваемой мечты найти клад, не хотелось тоже. Мы подъезжали к полю спротивоположной стороны, я смотрел на фото «заветного места» и увидел его, но оно находилось совсем не там, где мы копали вчера. Выяснилось всё очень скоро, населенец показывал нам место летом, когда была листва, а вернулись мы весной, вот и лопухнулись, хотя группа деревьев на удивление была похожа. Место находилось как раз там, где вчера трудился трактор, сегодня его не было, и то слава богу. Джек долго рассматривал в бинокль лесные окрестности и выходить из машины не торопился, а я разглядывал в зеркало заднего вида своё расцарапанное лицо и хорошо понимал его чувства.
- А давай сначала петарду бросим на всякий случай, а потом уже искать начнём, - Джек хитро оскалился, сломанный зуб делал его похожим на лихого пирата.
- Ну да, чтобы кто-нибудь из людей прибежал, нам только внимания не хватает, давай по- быстрому пробежимся, а дальше видно будет, волков бояться -…, как говорится.
Загнав машину в укромное место мы отправились на поиски, надо сказать, что трактор здорово облегчил нам работу, первая монета была практически на поверхности. За пару часов мы отрыли практически всё, не ах какое количество, но прилично.
Правда несколько экземпляров было «убито» трактором, вернее той фигнёй которую он таскает за собой по полю, и годились только на сувениры. Домой возвращались засветло,
В принципе, мы были довольны, уж на стоматолога Джеку точно не придется деньги занимать, а я сидел и думал, думал над предложением одного приятеля по работе (увидит он меня в понедельник с такой рожей!!!) сгонять к нему в деревеньку за 350 вёрст, где проживала, его почти столетняя бабка и … Я боялся предложить это Джеку, он сидел рядом, уставившись перед собой, и, казалось заново переживал всё случившееся.
Но конечно же мы поехали не на следующие выходные, а только через три недели, эх, надо было больше нужных книжек читать.
Вы в мирное время на войну попадали?



Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:48:32

О вреде полезных дел.

Звучит парадоксально, но все поговорки наших предков на эту тему подтверждаются жизнью. Мы возвращались домой с довольно приличным хабаром, накопали на дальнем урочище кучу всего интересного, плюс вдоль и поперек облазили заброшенную и полуразрушенную деревню. До тех мест пришлось топать пёхом километров семь по лесам и болотам. Попытка прорваться туда на джипе закончилась поиском трактора, в результате потеряли кучу времени и нервов. Правильно говорят: «джип - это машина, которая застревает там, куда другие не доезжают». Улов был приличный, коммерческоисторический, даже отрыли какую-то небольшую медальку,
очень похожую на золото, с надписями на непонятном языке. Сохран почти всех вещей был замечательный, почти всё было поднято из песка. Оставалось немного почистить и разобраться с происхождением. Устали здорово и ночевать напросились к трактористу, которому оставили на присмотр машину. Он на удивление оказался коммерческим человеком, просто уникум, не пил и всем благам мира предпочитал наличные. Да, нам это было очень даже в тему, а то напьётся вечером, а потом на тебя обидится внезапно, проходили…. С утра, бодрые, двинули к дому.
В этот раз, слава богу, обошлось без приключений. Километров за двенадцать до местного райцентра мой напарник Джек, наверное, боковым зрением узрел большую проплешину в густом лесу. Мы выехали рано, и я не стал сопротивляться его требованиям - «пробежаться по-быстрому из интереса». Собрали наш многострадальный Эксп и двинули на поиски. За полтора часа накопали кучу всяких старинных девайсов - подвески с образками, иконки, мощевики, привески, колечки, украшения женские, наконечники стрел и чтo-то похожее на нож.. Эксп трудился исправно и не пропускал ничего. Всего набралось около тридцати позиций. Удивляло только, что, при нынешнем ажиотажном интересе к поиску, место было абсолютно небитое, хотя легко просматривалось с дороги. Ямки все аккуратно закопали, замаскировали и сели перекусить. Пока жевали бутерброды, Джек выдал идею, что правильно было бы оттащить все сегодняшние находки в райцентровский музей, вроде как для себя вчера накопали, надо и совесть иметь. Мы периодически это практиковали, приезжали, что-то тихо бубнили и удалялись восвояси. Приятно было принести пользу культуре и истории своей страны. Да и поисковому фарту это по приметам помогает. В этом райцентре мы были впервые. Доели бутерброды, и двинули в город искать местный музей.
Машину нам тракторист за пятьдесят рублей помыл, правда с какими-то разводами, но всё равно чище, чем после болота, так что в город было въезжать не стыдно.
Дорогу узнали у гаишника, он, когда увидел московские номера, решил, что мы хотим чистосердечно сознаться в нарушении ПДД и дать ему денег, и крайне расстроился, когда услышал вопрос о музее. Но ему пришлось соответствовать интеллигентности вопроса, и минут через семь мы были в точке назначения.
Весь вчерашний улов лежал в хабарнице в машине, а подозрительно золотую медальку Джек хранил на груди в кармане завёрнутой в салфетку. Сегодняшние находки мы сложили в мягкий мешочек и направились в музей. Встретила нас на входе боевая билетерша, с трудом понимавшая, что нам надо, пропуская мимо ушей всё, что не касалось входных билетов.
Дела у музея, очевидно, шли хреново. В своём желании обилетить всё, что движется и не движется, упорстве и натиске, типа : «Я тут на одном месте сорок лет без прогулов, выходных и больничных», она за пять минут довела нас до исступления. Джек яростно сжимал кулак правой руки, а левой ладонью держался за л об, я тем временем шарил глазами в поисках кирпича. Пришлось высыпать все находки на продавленный, довоенный стул, после чего наступила пауза, и глаза билетной дамы начали угрожающе сужаться. Пропустив мимо ушей всё, что мы ей говорили, она, очевидно, решила, что мы украли это из музея, а теперь пришли возвращать. Город помешанных на раскаянии.
Даже не буду пытаться пересказать её пояснения, куда нам надо идти (передать это невозможно), но минут через пятнадцать мы были в помещении и куда-то шли.
Меня после встречи с кабанами в лесу так не колотило, как после этой «пролетарской революции». Гулять пришлось долго, проход на второй этаж не находился, мы успели успокоиться и стали замечать окружающие предметы. Под ногами скрипели старинные дубовые полы. Наконец из-ниоткуда нарисовалась смотрительница, и указала нам на витрину рядом с пальмой, за которой находилась узкая лестница. Антураж на пять с плюсом, ни одним поисковым прибором в мире эту лестницу отыскать было бы невозможно.

Лестница была ровесницей дубовых полов, и, по мере продвижения по ней, выскрипывала противные мелодии. Это был какой-то особенный музей. Мы попали в верхние залы и продолжали плутать. Джек уже оттаял и шествовал с гордо поднятой головой и лёгкой улыбкой на лице, прямо Бендер. На нужную дверь наткнулись случайно, но табличка присутствовала и, судя по раздолбаным отверстиям для крепления, руководство менялось часто. Постучав для приличия, мы протиснулись в то, что удалось открыть. Нас встретила дама более чем крупных размеров, с тёмными рыже-медными волосами, которые в виде прически возвышались полуметровой копной у неё над головой. Судя по всему она была в курсе, билетная гладиаторша ей уже стуканула, только вот что она наговорила, оставалось тайной, хотя я приблизительно догадывался. Мы аккуратно выложили наши находки на стол, и я стал объяснять наши добрые намерения, она сидя на стуле кивала головой и с интересом рассматривала женские украшения. «А где вы это нашли?»,- вопрос не застал меня в расплох, он традиционный для профессионалов. Мы обычно, когда были уверены, что не влезли в чужую епархию, кое-как, кое-что объясняли. Но тут с разговорами влез Джек, и, что называется, «Остапа понесло», - возможно, на него стрессово подействовал эпизод с билетёршей, но он в подробностях чуть ли не до сантиметра начал выдавать инфу о месте раскопа. Вспомнил Эксп, пожаловался на несуществующие мозоли, оставалось только про вчерашний коп песню спеть. Мне хотелось заткнуть ему рот или дать пинка, но «копна» внимательно его слушала и продолжала кивать головой, разглядывая нас. Мне оставалось только стоять рядом с дурацкой гримасой, изображающей улыбку, и пытаться незаметно отдавить Джеку ногу. А он в это время разглагольствовал о любви к древнему искусству. Джек, наконец, выдохся и с видом национального героя уставился на портрет какого-то хмыря, над столом музейной руководительницы.
Вот я-то чувствовал себя полным идиотом. На моих глазах Джек исполнил что-то напоминающее чистосердечное признание. Прямо наваждение какое-то, зазеркалье блин, город «Зеро». Кто его за язык тянул? Дама встала со стула и каким-то совершенно не музейным движением сгребла наши находки в ящик стола. Придурок Джек продолжал ждать оркестра.
- Сейчас принесу бланк, всё оформим, как положено, документы у вас с собой?
Джек радостно закивал головой и за себя и за меня. «Копна» резво просочилась, если это применимо к её комплекции в соседнюю дверь, а Джек теперь уже ожидал вручения ордена.
Ох, я бы наградил его почётной доской, прямо тут, в кабинете у этой мымры, и точно по башке. Надо было прояснять ситуацию, дверь соседнего кабинета была приоткрыта, да, похоже, от старости просто не закрывалась, времени прошло совсем немного, я придвинул ухо и стал ловить звуки. Сначала было тихо, потом стал слышен глухой голос «копны», она видимо прикрывала рот ладонью. Разобрать слова было трудно, но «копать» и «приезжайте» я разобрал. Наверное, на другом конце её не сразу поняли, и она уже более горячо стала объяснять всё подробнее. Ждать я не собирался. Джек с недоумением смотрел на меня, шум поднимать было нельзя, я постучал кулаком по голове и двинул к выходу, зацепив его по дороге. Только в коридоре при слове милиция, к нему стало возвращаться сознание. Глаза стали испуганными, но он всё равно еще до конца не врубился. Мы, стараясь не подавать виду, что торопимся, на полусогнутых, но быстро кинулись на выход. С первого захода промахнулись, выскочили в какой-то зал, в котором стояла непонятная чучела, которую Джек судя по его телодвижениям с перепугу принял за милиционера, а мне так она напомнила местную билетёршу. И чего «копну» зацепило место копа, нигде такого не было, наверное, куда-то влезли? Перспектива была хуже некуда. Машина с хабаром, детектор, карты, лопаты, медалька в кармане Джека. Хватит с головой, и всё привяжут к одному месту.
Лестница наконец нашлась, но скрипела почему-то раз в пять громче. На вылете с лестницы чуть не сшибли маскировочную пальму вместе с витриной, но изогнулись причудливым и неестественным образом, огибая рельеф местности, быстренько добрались до выхода.
Вот тут Джек меня опять удивил, козлиной билетёрше он со спокойной улыбкой сказал спасибо, и что «копна» просила её зайти и побыстрее. Церберша вытаращила глаза, но поверила и, покинув рабочее место, сиганула по коридору, а мы с ещё большей скоростью - в противоположную сторону. Машина стояла недалеко, из работников её, слава богу, никто не видел. Надо было очень, очень быстро убираться из города. «Копна», видимо, поняла по разговору, что мы из Москвы и московские номера на джипе могли нас засветить. Я не ехал, я летел. Джек вцепился в ручку безопасности и пытался удерживать равновесие. Мы выехали на трассу, она была пока свободна, и я не тормозил. Далеко сзади замелькал проблесковый маяк, я сделал Джеку знак, он повернулся, глаза его стали злыми, и он витиевато выругался. Вот сколько лет знаю человека, но никогда не знаю, как он поступит в следующий момент. По жизни он добрый, весёлый и очень умный парень.
Но вдруг начинает тормозить, или выкидывает что-то неожиданное, как сегодня.
Мы однажды шли с ним через лес на очередное «заветное место». Шли и шли, вдруг недалеко бахнул выстрел, над головой посыпались листья, мы залегли. Бахнул ещё один, но уже по кустам, прошуршало совсем близко, по кому стреляют не понятно, а главное во все стороны. Случай не редкий, попали под охотника. Мы орать как сумасшедшие, но не встаём. Вылезает через минут пять мужичонка, глаза испуганные, растерянные.
Я ему – типа : «Ну вы, блин, даёте, сэр, зайцы не летают», а на Джека накатило.
Он встал и молча начал сапёрку из чехла тянуть, с выражением убийцы на лице, я его таким никогда не видел. Мужик попятился, берданку переломил и начал стреляные гильзы выбрасывать. Вот когда я впервые в жизни увидел будущее, увидел быстро, и оно меня не радовало. На многое способен человек в экстремальных ситуациях, я скорчил Джеку такую страшную рожу (повторить не смогу), что он оторопел, и тут же встал между ними и, по-доброму улыбаясь мужику, насочинял что-то про рытьё окопа, чтобы не пристрелил. Мужик притормозил, а мой кулак за спиной притормозил Джека.
В итоге кое-как разошлись. Все же это на него стресс так действует.
«Проблесковый маньячок» приближался, дорога уходила вправо, и я на какое-то время терялся из виду, а что было делать, - или так догонят или попробовать.
Притормозил, включил полный привод и начал просачиваться в лес, сквозь деревья, машина зеленого цвета, и это частенько выручает. Ну, куда-то залез, выступающие пороги спасли от царапин, машина с маяком просвистела мимо, кто это был?
Теперь не понятно было куда ехать, и как задом выбираться. Вот ведь, хотели сделать доброе дело, а попали в сплошной катаклизьм с перспективными проблемами, хоть бери и всё закапывай. Да мы все запретные места всегда стороной обходим, просторы родины огромны. Зачем лезть на рожон с законом, без этого приключений хватает.
А главное, всё зависит от людей, от причудливости их мозгов, ну и от …причёски, наверное. Всё же знаки, предупреждающие нас свыше, существуют, я в это искренне верю. После билетёрши, можно было уже никуда не идти. Ну, отвезли бы все эти артефакты в московский музей. Правда, ведь всё равно сдали, но почти что с риском для жизни. Выбирались из леса с трудом, Джек отгибал деревья, замаливая грехи, и, когда стемнело совсем, двинули домой.
Позже мы выяснили, что та злополучная поляна каким-то боком относилась к древнему городищу, которое стояло за лесополосой, и всё это охранялось, так как находилось в планах раскопок местных археологов. Как нас пронесло во время копа - непонятно, наверное, охрана что-то отмечать поехала. Хорошо, что все ямы закопали.
Но мы же всё равно всё отдали.
Теперь, когда эта история уже давно позади, и мы проезжаем мимо этого райцентра, Джек сжимает губы и начинает что-то бубнить себе под нос, я делаю вид, что ничего не замечаю, но по улице, где стоит музей, никогда не езжу. Ну его, вдруг в чём-нибудь признаться захочется.

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:49:14

Неожиданные результаты поиска во времени.

Я долго собирался написать эту историю, она действительно очень по разному может быть воспринята. Хотел даже изменить саму причину поездки, она мне до сих пор кажется не совсем правильной, Но решился, что называется,- Всё на чистоту.
Люди ищут карты, атакуют архивы и краеведческие музеи, иногда все эти усилия оправдываются, иногда нет. Вернее я ошибся, усилия оправдываются всегда, дело просто в ценности находок. Нас с Джеком в дорогу подтолкнул случай. И что за увлечение такое, чуть что…..в дорогу, не на диван, не на пляж, а в дорогу. Мы и сегодня были с ним в пути, стоял замечательный летний день, и мы ехали по набережной Яузы. Мы ехали на встречу с человеком, информацию о котором получили, что называется через пятые руки. Он предлагал продать старые карты разных областей, но ничего по телефону не конкретизировал, включая цену. Мы договорились встретиться на Таганке, около метро. Но анализируя наши с ним переговоры, у нас было больше сомнений, чем оптимизма. Очень многие личности имея на руках «фамильную латунь» оценивают её как Фаберже.
Повальный синдром. Чем нравится лето, тем, что все время светло, темнеет к полуночи, проходит всего несколько часов и опять утро, вот это жизнь. Колеса шуршали по набережной, слева поблёскивали в лучах солнца, грязновато-мутные воды Яузы.
- Стой, стой, стой, ну стой же…. Джек тыкал пальцем в правое ветровое стекло.
Конечно же я не смог остановится на том месте где он начал голосить, тем более в крайнем левом ряду. Пришлось нагловато перестраиваться, и все равно я проехал мимо.
- Да что случилось? Я пытался отследить его взгляд, для чего пришлось вывернуть шею до упора. На пригорке стоял старый, дореволюционный дом из такого же старого дореволюционного красного кирпича, позже мы имели удовольствие видеть на нём, старинные штампы завода. Вот так всегда, кто-то витает в облаках , а кто-то сечёт земную поляну. Я включил заднюю, аварийку, и пополз в обратном направлении. Рамы в окнах дома отсутствовали, вокруг лежали кучи деревянного мусора, и вообще он был какой-то всеми брошенный и несчастный. Мне стало его жалко. Мы вошли в бездверный проём подъезда, и окунулись в прохладу, да в таком доме можно было жить без кондиционера. То, что наши коллеги по увлечению опередили нас, стало ясно с первого взгляда. Подоконники были сняты, наличники дверей удалены, судя по отверстиям в стенах, всё уже простучали. Сняты плинтуса и вскрыты полы. Я мысленно аплодировал профессиональным хирургам, хотя сам дом этого не заслуживал. Конечно всему свой срок, но стало скучно. Мы ещё побродили по помещениям, пиная ногами школьные дневники, календари и другой хлам. Я отыскал плоскую бутылку белого стекла, с выпуклым царским орлом (странно, что её не взяли), а Джек вытянул из кучи мусора пачку пожелтевших писем, перевязанную крест на крест, потемневшей бечевкой. Мы возвращались к машине, меня радовала найденная бутылка, Джек сдувал с писем пыль, зачем они ему оставалось загадкой. Упаковав всё найденное в супермаркетовский пакет, с чувством выполненного долга мы помчались на встречу. Чтобы не утомлять буду краток, этот придурок, иначе не скажешь, распечатал Менде на старой потёртой бумаге, и наверное искал неопытных идиотов. Или просто сам ненормальный. Чего только не встречалось, а удивляться не перестаю. До выходных оставалось три дня. После обеда на следующий день, раздался звонок на мобильник и я услыхал взволнованный голос Джека.
- Грег, слушай, тут нарисовалась тема, но требуется серьёзная доработка, да и вообще всё как-то непросто, надо обсудить, давай вечерком в нашем кафе, за водочкой покумекаем. Покумекать за водочкой, это была неожиданная форма диалога. На все мои вопросы Джек мычал, и конкретные ответы по телефону давать отказывался. Я был заинтригован и с трудом дождался вечера. Он сидел в углу, на столе стоял графин, стаканы, и лёгкая закуска. Вот это увертюра, проскочило у меня в голове, судя по всему, разговор предстоял интересный. Мы поздоровались, я сел напротив Джека и закурил сигарету.
Вот, выдохнул он, доставая из пожелтевшего конверта найденное письмо. Написано в 1919 году. Джек аккуратно расправил лист и отхлебнул из стакана, я автоматически последовал его примеру. Бумага была исписана мелким дрожащим почерком, судя по всему женской рукой.
- Почерк еле разобрал, поэтому давай прочитаю сам. Он нагнулся над письмом, и в полголоса забубнил содержание написанного. Я изложу основное. Сестра Любаша писала другой своей сестре Татьяне в Москву, что почти год назад в их деревне, люди не принявшие революционные перемены, забили до смерти военного комиссара, после чего подняли восстание. Любаша слава богу оказалась барышней с умом и развитой интуицией, поэтому собрав детишек и всё самое ценное, рванула из деревни в дальние края. Была она замужем или нет, из письма было непонятно. Но раз о муже не было сказано, значит его судя по всему, по какой-то причине не существовало. Через несколько месяцев эта несчастная женщина узнала, что деревню окружил отряд губчрезкома, и начал обстрел из орудий и пулемётов. Через сутки, восстание подавили, многие жители были убиты. Остальных сводили за церковь, кого-то расстреливали, а других увозили. Часть деревни была разрушена во время артобстрела, оставшуюся часть сожгли, предварительно свалив на подводы имущество жителей. Любаша прислала сестре весточку, что она с детьми жива и просила никому не говорить об этом письме, обещая позже, с оказией, сообщить, где она будет находиться. Я почему-то не сразу всерьёз воспринял прочитанное, всё напоминало главу из исторического романа. Потом мы начали рассуждать. Были известны – фамилия, имя, отчество получателя, и больше ничего, отправительница поставила нечитаемую закорючку, а штампы затёрлись и не сохранились. Обе сестры, судя по тексту, родом из этой деревни, т.к. перечислялись общие знакомые. Письмо было отправлено год спустя описываемых в нем событий, значит, всё произошло в1918, и всё это время Любаша боялась быть найденной, и скрывалась с детьми, возможно у родственников. Но это ничего не давало. Ужас всего происшедшего постепенно доходил до моего сознания, но представить себе всё это реально, сидя в современном комфортном интерьере, было трудно. Сработала автоматическая интуиция поисковика, при развитии таких событий, закапывалось всё самое ценное, в надежде, что потом это удастся вернуть. Мы, особо не упираясь в эмоциях, обсуждали, как вычислить местонахождение этой деревни. Письмо, как понятно, было из той найденной стопки. На следующий день утром, я с коробкой конфет стоял перед обшарпанным столиком жилконторы выселенного дома, и рассказывал даме, сидевшей в пыльной и тёмной комнатухе, душещипательную историю о своей несчастной родственнице, потерявшей тётку. Да ей было по барабану, она решительным жестом выдернула конфеты из моих рук и кинула мне потрепанный журнал, из которого по полу разлетелись замусоленные и разлохмаченные листы. Дом был не очень большой, и я в течение двадцати минут, сидя на корточках, отыскал нужное ФИО, дату и год рождения. Место рождения указано не было, а сама Татьяна умерла много лет назад. Жила она тогда одна, в коммуналке, и письма очевидно хранились в дальнем углу антресолей. Но уже известно было достаточно, я позвонил своему школьному приятелю, который теперь трудился в соответствующих органах, назвал адрес и остальные данные, и к вечеру вся инфа была у меня в руках. На удивление, ехать было не так уж и далеко, мы и дальше забирались. Я отзвонил Джеку, и он сел за отработку маршрута.
Обычно мы выезжаем в ночь на субботу, но в этот раз выехали просто рано утром, так, само собой. Никаких опасных предупреждающих знаков свыше послано не было,
а я честно говоря был настороже, сказывался опыт прежних поездок. На МКАДе попали в непонятную пробку для раннего утра, и тащились как черепаха до трассы. Да и потом ехали лениво, хоть и было свободно. Ну не крутились педали и всё. Нас как будто притормаживали, давали время подумать.
На старых картах деревня существовала, в ней было больше сорока домов, а вот на более поздних её уже не было, даже в виде урочища. Судя по всему, мы не ошиблись. Но вот душа как обычно не пела, и машина еле тащилась по трассе. Джек обычно всю дорогу излагает мне свои теории поиска или вспоминает прежние поездки, с таким пассажиром не уснешь, даже если тебе совсем невмоготу.
Я то хохочу, то злюсь на него, а бывает мы поём…… про «субмарину елового цвета». Сегодня мы просто молча тащились, часа уже четыре. В конце пути предстояло проехать через лес километров восемь по грунтовке, яма на яме, но джип с этим успешно справился. Деревню нашли быстро, даже по километровке, что нас удивило, на въезде стоял указатель с названием, вот это да, правда был он какой-то не совсем настоящий. На окраине по правой стороне стоял дом, и дальше через определённые промежутки ещё три. Мы тихонько ехали по обочине и вглядывались в рельеф, явно читались следы фундаментов, хотя трава уже выросла. Людей не было, дома были заперты. Решили начать с конца деревни, где торчали обломки старой церкви, кто-то поработал «на славу», остались части стен в два человеческих роста, а кое-где вообще пустота. Я остановился около последнего участка. Собрали и включили Эксп. Кирпичи на остатках фундамента, даже через столько лет хранили следы огня, дом принадлежал явно не бедняку. Всё происходило как-то лениво. Мы ходили, копали, находили железо, старые медные монеты, лопаты, серебряный крестик, гильзы от винтовки и нагана, снарядные осколки, превратившиеся в комок ржавчины, а день потихоньку подходил к концу. Искали на огородах и около фундаментов, но успели пройти совсем немного.

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:50:56

ПРОДОЛЖЕНИЕ:
Я провёл Экспом около большого трухлявого пня на огороде, пень очевидно раньше был здоровенным деревом и Эксп выдал ноту. Вот оно. Джек обкопал место по кругу и аккуратно начал вытаскивать ком земли. Ком развалился еще на лопате, и стала видна квадратная, проржавевшая жестянка теперь уже не понятно из под чего. Открывали очень осторожно с помощью ножа. На свет появились два георгиевских креста, массивное золотое кольцо с витиеватым вензелем и горсть очень неплохих монет, одна из которых была коронационным рублём в отличном состоянии. Всё было завёрнуто в кусок плотной ткани похожей на войлок. Мы так и сели, даже ради этого стоило ехать. День заканчивался, хотелось есть. Продолжить решили завтра. Чтобы определиться на местности, нужно было подняться на холм, где находились останки церкви, до него было метров триста, и нам лень было идти. Поехали на джипе, заехали на самый верх, На удивление из трубы крайнего на въезде дома, вился белый дымок, с ночёвкой была непонятка, хотя мы не раз ночевали в машине. Спится тревожно, может придти какое нибудь животное, а хуже если человек. Обошли вокруг церкви, с обратной от деревни стороны, там росли густые деревья, и за ними виднелось старое, заброшенное кладбище. Мы прошли к нему, кое-где из земли выступали остатки надгробий, всё было заброшено и уныло. Листва на деревьях тихо шумела. Вечер становился серым. Настроение упало совсем в ноль, несмотря на находку, Возвращаясь, Джек поддел ногой кучку песка и перед нами с глухим стуком рассыпались проржавевшие гильзы. Он копнул ещё и ещё, гильз прибавлялось. Мы подняли головы и не сговариваясь пошли вперёд. Стена церкви была выщерблена пулями, и даже через столько десятков лет, в обильных пятнах, можно было угадать кровь. Я вспомнил строки из письма Любаши – « Остальных сводили за церковь, кого-то расстреливали, а других увозили.»Дыхание перехватило, и я почему- то повернулся спиной к стене, пытаясь разглядеть кого-то там впереди, а Джек стоял сжимая кулаки. Всё, что мы переживали тайно внутри нас, обрело реальность. Этот надвигающийся сумрак, шум деревьев, и чувство, что ты стоишь в разорванной рубахе у стенки, и сейчас грянет выстрел.
Всё дико и несправедливо, и нииичего нельзя сделать. Сколько их полегло здесь и за что? Свои, расстреливали своих, не делая скидки на возраст, и пол. Они умоляли, но пальцы комиссаров нажимали на курок, и крик «Слееедующий». Мы переместились в прошлое, и оно было ужасно. Почти стемнело, а нам мерещились вспышки выстрелов и тени погибающих у стен церкви людей. Из деревни доносились крики красноармейцев, скрип подводных колес на которые грузили тела и конфискованное имущество, редкие выстрелы. Плачь женщин и детей, резкие выкрики чекистов, и снова выстрелы.
А потом оглушительный треск, треск огня, который пожирал вчерашнюю счастливую жизнь этих людей, развиваясь над деревней в виде кумачового флага с серпом и молотом.
Совершенно обессиленные с пустотой в головах мы шли к машине.
Любаша написала письмо очень образно, чувства переполняли её, а как иначе, вся информация отложилась в нашем подсознании и теперь на месте, всё как бы материализовалось. Мы реально перенеслись в те времена, найденные вещи в сумке накалились до красна. Этот неизвестный герой не захотел надеть свои георгиевские кресты и выйти к варварам, чтобы они своими грязными лапами срывали их у него с груди. Мы увидели всё происшедшее здесь почти сквозь столетие. Образы прошлого покинули нас, вместе с остатком сил. Я съехал с горки на автопилоте, и поехал к дому с дымящейся трубой. Нужно было выяснить, где удастся переночевать. Мы вошли в калитку и постучали, послышались шаги, дверь открылась. Перед нами стоял настоящий русский дед, с седой недлинной бородой и длинными до плеч седыми волосами. Но самое главное, что одет он был тоже по старинному, в сапоги заправленные шаровары и длинная рубаха подпоясанная кушаком. Мы с Джеком нервно обернулись, машина стояла на месте, показалось, что мы остались в прошлом и сейчас придут и за нами. А может, мы вместе с машиной остались? Мы снова посмотрели на хозяина дома, наверное вид у нас обоих был дурацкий и испуганный, он слегка улыбнулся и сделал приглашающий жест. Мы прошли в комнату с настоящей русской печью. У окна стоял деревянный стол с лавками по бокам, печь топилась, было чисто, тепло и уютно. – « Ну, какими судьбами?» он повторил жест рукой, предлагая присесть. Мы пристроились на краю лавки, но всё происшедшее и этот интерьер из прошлого, полностью лишили нас дара речи, ей богу, правда, передать наши тогдашние ощущения очень трудно.
– Сынки, вы часом не захворали; откуда будете? Дед стоя разглядывал нас с Джеком.
Нужно было что-то говорить и первым начал Джек,
- Да это, из Москвы мы отец, проездом, хотели узнать, где в ваших краях переночевать можно, время чё-то не рассчитали, а тут ночь, места неизвестные.
- Ну это вам они неизвестные, а нам что нинаесть. Дед присел на табурет возле печи.
- А куда едите, что за интерес? Машина у вас вон какая.
-Чем занимаетесь? И чего было говорить? Часть правды это не враньё, Джек замолчал и отдуваться пришлось мне.
- Да мы так, коллекционеры-собиратели, монеты старые ищем, всякую чепуху, увлечение по выходным, катаемся. Дед встал, мы тоже.
- Ладно, понятно, сказал он удивлённо, принимая нас за городских придурков. Сколько раз нас принимали за вот это вот, но для нас это всегда было только к лучшему.
- Самое ближнее это в райцентре но до него далече будет, а поблизости нет ничего,
он в задумчивости провёл рукой по бороде. Нам светила ночёвка в джипе. Мы поблагодарили и стали прощаться. Дед был очень умным человеком, в этом мы убедились позже, он сразу понял, что перед ним не хмыри, да и как потом оказалось, в шаговой доступности находились два ружья, не считая всяких топоров, ножей и полотна от косы. - Гости у меня редко бывают, давайте картошечки поедим да подумаем. При упоминании о картошечке, в моём животе что-то сжалось, мы не ели с утра. Да и всё, что произошло, отбило аппетит начисто. А теперь, в этой экзотической для нас избе с топящейся печкой, при напоминании о еде, голод внезапно вернулся. Лучше было хоть немного посидеть у печки, чем кантоваться в машине. Мы поблагодарили и сняли верхнюю одежду. Дед достал настоящий чугунок с почищенной картошкой и поставил его в печку. По моему мнению в данной обстановке требовалось «Алаверды», Джек делал знаки головой и глазами в сторону, где стоял джип.
- Как зовут то вас сынки? Он повернулся от печки и теперь стоял перед нами с ухватом в руках. Мы назвали имена, он кивнул головой .
-А меня, Макар, Макар Михайлович, ну будем знакомы. Пожали друг другу руки, обстановка разряжалась.
- Так я к картошечке чего нибудь принесу, вызвался Джек, взял ключи от джипа и исчез.
Притащил он всю сумку, мы запасаемся всегда по полной, на все случаи. На столе появился сервелат, сыр, в вакууме копченые колбаски и ветчина, буханка бородинского. Композицию завершала бутылка «Русского стандарта». Михалыч с удивлением наблюдал за Джеком-скатертью самобранкой. Но поразил он его больше всего, когда потребовал сковороду, достал нашу портативную газовую плитку и начал жарить замороженные бифштексы из пакета-холодильника. Стена недоверия рухнула. Михалыч подтянул, соленых огурцов и капусты. А стаканчики у него тоже были какие-то древние, граненые, низкие, пузатые из матового стекла. Сидели с удовольствием. Водочка под картошечку сняла напряжение, разговорились. Хочу сказать, что после этой встречи прошло четыре года, но мы как минимум два раза за сезон бываем у Михалыча, и если наш интерес где-то в его краях то и останавливаемся на ночёвку. Или просто едем к нему, там по округе есть чем заняться, только вот в его деревне с того раза, никогда не копаем.

Ну да я продолжу. Мы рассказали о себе, что смогли, и расслабленные потягивали водочку, глядя на огонь в печи. Он жил в этой деревне с детства, дом этот принадлежал его родным, и остался цел после тех событий, в нём жил его отец, а теперь он. Его дед, тоже сгинул в этой деревне в1918 году. О тех событиях он рассказывал очень подробно, всё это передавалось из уст в уста, и в остальных трёх уцелевших домах тоже жили родственники расстрелянных в те дни. Постоянно те люди жили в райцентре, но были наездами и постоянно в сезон. Они сами поставили табличку с названием деревни, как память о происшедшем, раз уж никто больше об этом вспоминать не хотел. Джек обжарил картошку и мы продолжили слушать Михалыча. Он поднялся, достал из серванта потёртую деревянную коробку, и стал показывать нам фотографии. Эти фотографии были собраны у всех тогда ещё живых родственников, и они были всем, что осталось ему в память.
Деда Михалыча увезли, и никто его больше не видел, и что с ним стало неизвестно. Мы конечно понимали, что стало с дедом , пулевые отверстия в церковной стене, сомнений не оставляли. Старик достал старую жёлтую фотографию и положил перед Джеком
-А вот и мой дед. Джек в это время жевал колбасу. Фотография лежала от меня к верху ногами, стол был широкий и я ждал, когда он посмотрит, чтобы её взять. Джек кивал головой, но вдруг перестал жевать и округлившимися глазами уставился на фото.
Я перевернул и подвинул фото к себе. На меня смотрел бравый с усами солдат тех лет
…… с двумя Георгиями на груди. Это было совпадение, конечно совпадение, но с другой стороны с момента находки письма эти совпадения не прекращались.
- А где жил ваш дед Макар Михайлович? спросил я. Джек напрягся и превратился в слух. Он наверное заметил наше замешательство, и с некоторым недоумением смотрел то на нас, то на фотографию.
- У деда было большое хозяйство, мельница, и дом на дальней окраине этой деревни, человек он был не бедный и этого вполне хватило, чтобы быть виноватым перед советами, а дом в котором мы находились, он купил для своей сестры когда та выходила замуж, чтобы та под присмотром была. Нарисовалась непонятка. Мы с Джеком переглянулись и напряжённо шевелили мозгами.
- Я сейчас вернусь, сказал я, и пошёл к машине. В происходящее мне не верилось.
Всё казалось или какой-то сказкой или каким-то розыгрышем. Вернувшись я выложил перед Михалычем наши находки и сев хлебнул водки. Мы вам говорили, что разные монеты ищем, а вот в конце деревни случайно наткнулись на это. Он перевел взгляд с меня на лежащие на столе предметы и как-бы замер. Первое, что он взял, был перстень, не отрывая взгляда от вензеля, Михалыч стал шарить другой рукой в коробке с фотографиями и извлёк со дна старую, навесную, торговую печать. Потом он сосредоточился на крестах, и руки у него тихонько задрожали. Мы вообще не знали, что нам делать, сидели втянув головы в плечи и ждали развязки. Он протянул мне кольцо и печать, а я передал их Джеку. Оттиск на печати полностью совпадал с вензелем перстня.
Михалыч бережно взял, и стал разглядывал дедовские кресты, мне показалось что глаза его заблестели, пора было пойти на улицу перекурить. Мы сидели с Джеком на деревянных ступеньках и курили, уже по второй сигарете подряд. Мы молчали, с нами много чего происходило в наших поездках, но такое!!!
Пора было возвращаться. Он сидел за столом, всё найденное лежало перед ним.
- Ну, что ж сынки, раз нашли, выходит это ваше, мне бы вовек этого не сыскать.
Дед подвинул вещи в нашу сторону. Мы быстро рассовали вещи по карманам, пихнули в сумку портативную плитку, остатки еды и водки, загрузились в джип и со скоростью ветра понеслись в сторону райцентра. А что, может кто нибудь так поступил?
Это провокация!!! Всё было не так.
- Ну, что ж сынки, раз нашли, выходит это ваше, мне бы вовек этого не сыскать.
Он подвинул вещи в нашу сторону. Он не врал и не играл, налил себе и нам понемногу водки, мы не договариваясь встали, и глядя на награды не чокаясь выпили. Понятно, что вещи мы забирать не собирались, порядочность этого незнакомого нам человека произвела на нас какое-то необыкновенное впечатление. Получалось, что совершенно непроизвольно, мы почти через столетие сделали то, о чём думал дед Михалыча, закапывая эту коробку в те страшные дни. Бесстрашный герой войны, умнейший хозяйственник, человек так заботившийся о своих близких. И общаясь с Михалычем, мы совершенно ясно видели, каким был его дед, такое передаётся только по крови.
Мы долго ещё сидели и разговаривали, нет смысла рассказывать, как он нас благодарил.
Просто вся эта история началась с одним настроем, а закончилась совершенно с другим, и последний нам нравился больше. Почти весь следующий день мы провели у Михалыча, выспались, попарились в бане, а потом ели борщь. Борщь был у нас с собой в двух стеклянных банках в готовом виде, оставалось только добавить кипятка и чуть поварить. Но вкуснее я ничего, никогда не ел. Потом сходили к церкви и около выщербленной стенки, поставили три свечки в стеклянных банках, постояли. Отъезжали уже к вечеру с обещаниями не забывать.
Мы с Джеком ехали домой, он всю дорогу не умолкал, раз десять мы спели про «подводную лодку елового цвета» и было чувство, что мы наконец нашли то, что так долго искали.
P.S. А к Михалычу мы действительно регулярно наведываемся, с едой, подарками, живёт
он на одну пенсию и кое какое хозяйство, встречает нас как сыновей, да и нет у него никого. И для нас всё удачно. Михалыч в округе места все знает и егерей, по его подсказке мы место старой ярмарки отыскали, и ещё много чего. В долгу не остаёмся. Как-то летом подогнали ему из райценра материалы на ремонт крыши и рабочих. Правда целый день торчали на огороде, пили пиво и следили, чтобы работяги не нажрались. И местных немногих тоже всех знаем. Всех просветили, вместе оберегаем деревню от поисковиков.

P.P.S. Я в начале говорил, что эта история не очень хотела ложиться на бумагу, мы ведь знали что произошло в деревне, но всё равно поехали. Получался, какой-то поиск на крови.
А если бы не знали? Может рано или поздно, мог появиться случайный человек, и найти то, что нашли мы. Что на самом деле правильно. Предыдущие истории я заканчивал точкой, но после этой, был бы благодарен за ваше мнение. Для меня оно будет очень важным, а возможно поможет разобраться и другим.

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:52:06

Рассказ. Плюс один.

«Плюс один» - заметил Стас, проходя мимо станции. «Потеплело. Это хорошо».
Перемахнув через грязный сугроб, он оказался на остановке автобуса, но, подумав, закурил сигарету и пошел дальше – одну остановку можно и пешком пройти, тем более что погода располагает. Сегодня он заступает на сутки, насидится еще в своей тесной каморке. Это в телесериалах у ментов просторные светлые кабинеты с современной оргтехникой и юморными плакатами на стенах. У Стаса Половинкина, старшего опера, шестиметровая, давно не видевшая ремонта конура, которую он делил с коллегой, таким же успешным борцом с преступностью. Компьютер, старый Пентиум, напоминание о благотворительной роскоши конца девяностых, один на двоих. Старый ламповый монитор, от которого болели глаза, треснувший телефонный аппарт и чайник Электролюкс. Старый шкаф с плохо открывающимися дверцами, железный сейф, да и все, пожалуй. Ах, нет, еще портреты. Президента и Премьра. Причем президент – маленький и черно-белый, а Премьер – в красках, во весь рост. Под портетами правителей, будто кабинетом министров, расположились фотороботы. Один другого краше, разбойники и насильники, грабители и убийцы. Начальник Стаса, подполковник Иван Федорович Касаткин, заметил на днях, дескать, негоже негодяям с фотороботов висеть на одной стене с руководителями государства. Но свободных стен в маленькой каморке больше не нашлось. Так и остались уголовные элементы грустить, а вид у них у всех был совсем невеселый, в столь серьезной и юридически образованной компании.
Все убранство своей резиденции Стас помнил до мелочей, до самой маленькой трещинки на потолке, и мысль о том, что очередные 24 часа своей жизни ему придется опять провести в этой келье, радости не прибавляла. Растягивая удовольствие от прогулки, Стас закурил и пошел медленнее. Кое где, там, где трудолюбивые таджики вычистили дорожку до асфальта, зимнее солнышко уже растапливало лед, и старший опер, своими тяжелыми, на высокой подошве, ботинками ломал его тонкую корочку, будто помогая природе избавиться уже от этой зимней напасти. Но как бы он не оттягивал этот момент, от судьбы не уйдешь, он вошел во двор, где располагался отдел, поздоровался с сержантом из ГНР, толстым и усатым, прошел по коридору, который гулко вибрировал в такт каждому его шагу – под модной плиткой были старые деревянные перекрытия, и вот он уже у себя в кабинете. Сильный, особенно ощущаемый после уличной свежести, запах недорого кофе и таких же сигарет, и коллега, опер Шустов, который сидел зарывшись в папку с делами. Все как обычно. Все как всегда. Все штатно.
«Плюс один.» - Отметил Пашган, наркодилер районного масштаба, глядя на приборную панель своей пятилетней «бэхи». «Потеплело. Это хорошо». Работа наркодилера полна трудностей и неожиданностей. Это вам не клерком просиживать стул в теплом офисе. «Работа то – на воздухе, работа то – с людьми» - Неожиданно для себя вспомнил Пашган строчки неизвестного ему поэта. Правда, людьми в полном смысле этого слова его контингент назвать было трудно. Бледные, худые, с отпечатком своего порока в глазах. Он их всегда выделял в толпе прохожих, по взгляду, по походке, даже по запаху. Некоторые, те, кто подсели недавно, еще были похоже на людей. До поры до времени румяные и бодрые, они еще и не подозревали, что глаза уже выдают их, что секундомер их обратного отсчета уже запущен, и остановить его практически невозможно. Сам Пашган ничего кроме травки не употреблял, да и то не регулярно, по настроению. Может, кстати, и сегодня, если настроение будет, удастся «оттянуться», недавно ему привезли совсем нереальный продукт, стоит попробовать.
Пора было выдвигаться. Встреча с контрагентом была назначена на семнадцать тридцать, на канале. Место открытое, просматриваемое со всех сторон. Если кто и захочет полюбопытствовать, чем это там Пашган с клиентом обменивается, то сделать это незамеченным не получится. До ближайшего укрытия – больше ста метров. В зимние сумерки разглядеть что-то на этом расстоянии нереально. Подкрасться незаметно – тоже. Есть, правда, и свои минусы – не всегда погодные условия идеальны, и тогда шлепать по лужам или сугробам по колено не так уж и приятно. Зато безопасность на уровне.
Пашган провернул ключ и мотор басовито заурчал. Дел сегодня у Пашгана было немного – всего одна встреча на канале, а далее – сплошной релакс. Пацаны уже заказали сауну и выписали девчонок. Вечер явно не будет томным. «Плюс один», - Отметил про себя Эдуард Николаевич, взглянув на информационное табло Ленинградского вокзала. До отхода электрички оставалось минут семь, надо было торопиться. Он поплотнее прижал к себе коричневую картонную коробку со своим сегодняшним приобретением и ускорил шаг.
- Теплеет нынче, весна, по всему, будет ранней. – Соседка по скамейке в теплом вагоне явно пыталась найти в нем собеседника на поездку.
- Дай то Бог. – Ответил Эдуард Николаевич.
Ему, как никому другому, хотелось сегодня, чтобы весна наступила как можно раньше. Ведь он, инженер-электронщик по диплому, трудовой книжке, и, что сейчас редкость, штатному расписанию, по жизни носил совсем другое звание. Его звание, а точнее, его призвание было - Кладоискатель. И в невзрачной картонной коробке, которая сейчас была прижата его щуплым телом к стене вагона, находился предмет его вожделений вот уже несколько месяцев – последняя, топовая, самая мощная модель отечественного детекторостроения – металлоискатель Сигнум.
Ах, сколько часов он провел на интернет-форумах, прежде чем отважился на покупку, сколько денег потратил на мобильный телефон, в тайне от жены обсуждая с Землеройком, признанным экспертом по приборам этого производителя, особенности модели и программной прошивки, сколько копий сломал в виртуальных боях с почитателями импортных брэндов – всяких Минлабов и Вайтсов. В конце концов, сколько месяцев он откладывал с без того небольшой зарплаты по несколько тысяч рублей, да так, чтобы супруга не заметила. Слава Богу, неожиданная премия, да продажа нескольких экземпляров из его коллекции чешуи, действительно редких экземпляров, все таки позволили ему набрать недостающую сумму. Шутка ли, почти тысяча долларов – немало для простого инженера. Но все это позади, прибор его мечты – вот он, лежит в коробке на жестком сиденьи электропоезда. Да, пришлось, конечно, вынести мозг продавану из фирменного магазина АКА – Эдуард Николаевич не из тех, кто берет что попало – из четырех приборов он выбрал один, по одному ему понятным признакам. Ведь известно, что от качества сборки зависит надежность и долговечность прибора. Недокрученный винт в корпусе – и все, влага попала в блок управления, пропал контакт, капризная электроника откажет. Поэтому более часа провел он в магазине, осматривая, исследуя, включая и выключая приборы, выбирая именно ЕГО. Того, что станет основным инструментом на многие годы. И в дождь и в жару будет сопровождать его на бескрайних полях подмосковья, радуя редкими и ценными находками. И пусть продаван уже нервничал и бегал курить на крыльцо три раза – Эдуарда Николаевича это не волновало. Его задача была выбрать верного друга и помощника, и он этой цели добился.
Пашган запарковал бэху на площадке у канала. Бледный луч ксенона выхватывал из темноты стоящие в снегу деревья, создавая на пляже, покрытом сейчас глубоким слоем снега, причудливые узоры тени. Внимательно изучив окрестности, он выключил свет. Машина скрылась в тени деревьеы, только огонек его сигареты выдавал его присутствие. Избавленная от туч луна освещала пляж, все было спокойно. Клиент должен был вот вот появиться. Пашган отодвинул пассажирское сиденье подальше назад, потайной кнопкой открыл небольшой лючок в полу (три штуки грина Ашоту из местного автосервиса за идею и реализацию тайника), достал товар. Сто грам отличнейшего кокса. Восемь тысяч долларов. Или восемь лет. Как повезет. Он особо не переживал – ему по жизни везло. И в этот раз, он уверен, все пройдет нормально. Посмотрел на часы. Пора выдвигаться, еще по сугробам до конца пляжа дошлепать. Он снял пижонские итальянские туфли, взял с заднего сиденья пакет с теплыми ботинками «Коламбия», переобулся и вышел из машины. Тишину нарушил свист электрички, чередой огоньков пролетевшей по мосту из Москвы в сторону области. Пиликнув сигнализацией, Пашган выкинул сигарету в кусты и двинулся к берегу.

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 25 ноя 2017, 16:52:49

ПРОДОЛЖЕНИЕ:
- Стас погнали! – Сержант из ГНР, тот самый, что стоял сегодня у крыльца, ворвался в каморку. – Ствол не забудь, барыгу едем брать.
- Что за спешка то? – Половинкин затушил сигарету в блюдечке из ближайшего кафе, выполнявшую роль пепельницы.
- То и спешка, они через двадцать минут на канале встречаются. Давай быстрее, Касаткин сказал тебя взять. Наши уже все в машине.
Стас открыл сейф, достал Макарова и обойму. Подумав, еще одну сунул в карман куртки. Сержант нервно теребил ремень автомата, наблюдая, как Стас возится с ключами. Наконец, Половинкин справился с замком, окинул взглядом кабинет, проверяя, ничего ли не забыл, выключил свет и запер дверь. Пожилой УАЗик, принял его в свое чрево и приветливо затарахтел. Сержант сел спереди, хлопнул дверью на провисших петлях, и старенький внедорожник пополз в сторону канала.
Эдуард Николаевич вышел из электрички, аккуратно преодолел скользкие ступени подземного перехода (не упасть бы, прибор не уронить), вышел на проспект. Чем ближе он подходил к своему двору, тем больше ему не хотелось домой. Радость от покупки сменилась нешуточным беспокойством. Неизвестно, как жена отреагирует на его новое приобретение. С каждым шагом волнение нарастало, и он все четче понимал, что реакция жены будет очень даже предсказуемой. Он ясно представил себе коридор их малогабаритной трешки, стены которого давно не видели ремонта, супругу, вышедшую из кухни и гневно смотрящую, как он разувается, поставив коробку с металлоискателем у стены. И даже смог представить себе все, что она скажет. И про несделанный ремонт, и про сломавшуюся стиральную машину, и про посудомойку, которая есть у всех, кроме совсем уж опустившихся бомжей и кроме нее, несчастной жены «чокнутого придурка». Пройдет по прохудившейся крыше на даче и невозможностью хоть на неделю выбраться в подмосковный пансионат. Припомнит его любимую коллекцию «чешуи», серебрянных монет допетровского времени, самым мягким эпитетом для которой будет слово «дурацкая». В конце концов пойдут уже совсем тяжелые аргументы про загубленную ради него молодость, и про то, что все люди, как люди, а у нее...
Эта картина настолько явно предстала у него перед глазами, что не дойдя метров двадцати до родного подъезда, он хлопнул себя по карманам, проверяя, на месте ли ключи от гаража, развернулся и направился к ларьку. Приходить «пустым» у них в гаражах было не принято. Купив московской особой и три клинского, с пакетом в одной руке и прибором в другой, аккуратно ступая, ибо уже подморозило и стало скользко, он направился в свой ГСК. Несущийся милицейский УАЗик проехал в нескольких сантиметрах от него, обдав жидкой смесью снега и антигололедного реагента, но, слава Богу, обошлось. Эдуард Николаевич только покрепче прижал коробку с прибором к груди. Вдали уже виднелось пятно света из открытого бокса с номером семьдесят три, из которого слышны были знакомые голоса. Здесь никто не осудит его покупку, никто не упрекнет. Михалыч из семьдесят пятого и сам нумизматикой балуется, а Петр Сергеевич, сосед, относился к увлечению Эдуарда Николаевича и без того уважительно, а уж когда тот смог отыскать в глубоком сугробе оброненные по пьянке ключи, стал называть его исключительно «Искателем», и регулярно докладывал ему новости о состоянии полей в окрестностях своей дачи. Где перепахали, где покосили, а где и вовсе, копатели-конкуренты были замечены. Информацию эту кладоискатель всегда принимал с благодарностью, и, по возможности, использовал. Даже не открывая свой гараж, он сразу направился к Петру Сергеевичу, и по приветственным возгласам «Николаич!!» и «Искатель!», понял, что радость от своей обновки сможет разделить только здесь.
Пашган весь продрог в своей куртешке, стоя на льду канала, метров в пятидесяти от берега. Петюня должен был появиться с той стороны, с противополжного берега, но что-то опаздывал.
- Надо было все таки дубленку одеть. Чертова зима. Посмотрел, дурак, что плюс на термометре, не стал переодеваться. Мерзни теперь тут.
Из темноты показался знакомый силуэт. Сутулая фигура в шаробразном пуховике и приплюснутая широкая кепка. Петюня.
- Хэллоу, йо.
- Привет Петюня. Что то ты припозднился сегодня.
- Пробки. Держи. – Он сунул в руку Пашгану свернутую трубочку купюр, перетянутых резинкой.
- Какие пробки, у тебя и машины то не было никогда?
Пашган сунул деньги в карман и отдал Петюне товар. Тот поморщился: «Что тара в этот раз какая-то дурацкая. Я ее верну, пожалуй».
Он стал перекладывать пакетики с порошком себе в карман.
- Ну как знаешь. – Пашган забрал у Петюни коробку, положил туда сверток с деньгами и пожал на прощание руку.
- Ариведерчи, йо. – Буркнул Петюня и побрел к своему берегу.
Пашган уже дошел до пляжа, когда услышал какие-то звуки с той стороны, куда ушел Петюня. Он ускорил шаги, но через секунду увидел, что несколько человек бежало по льду в его сторону. Облава! Он рванул в сторону машины, но там тоже было какое-то движение и свет фонарей. «Стоять!» - со стороны канала преследователи были уже близко. Черт! Споткнувшись в сугробе Пашган завалился в снег, поднялся, опять упал.

Еще несколько шагов, и сзади на него навалилась тяжестью, вминая его в рыхлый сугроб, милицейское тело. Он успел выскользнуть и бросился в сторону. Еще один, молодой совсем. По моему, Пашган, его даже знал – в одной школе учились. Он пытался ударить первым, но мент оказался проворней. Еще во время замаха он оказался уже справа и сзади. Руку заломили, подоспел еще один мент, и вот уже за спиной привычно щелкнули браслеты. Больно саданула по скуле рукоятка табельного Макарова. Похоже, сауна с девочками сегодня отменяется.
- Ну что, по последней? – Михалыч разлил по стаканам остатки. – Чтоб не ломался и находки были!
Петр Сергеич достал из банки еще один огурец и огромным охотничьим ножом разрубил его на три части. Вот с чем с чем, а с закуской у Петра Сергеича в гараже проблем не было. Вся смотровая яма была заполнена стеклянными банками с засоленными запасами.

- Эт точно! – Крякнул от удовольствия Петр Сергеич, хрустнув огурчиком.
Видя, что мужики засобирались, Эдуард Николаевич забеспокоился. Домой по прежнему не хотелось.
- Мужики, может еще по чуть-чуть? Я сбегаю.
- Не Николаич, завтра ж на работу. Была бы пятница, а так...
- А мне моя мегера уже два раза звонила. Пойдем уже, Николаич.
- Ну ладно, вы идите, мужики, а я еще посижу. Ласточку свою прогрею, для профилактики.
Эдуард Николаевич открыл свой гараж, включил обогреватель, погладил по капоту свою Ниву. Машинка была уже не новая, но держал он ее в состоянии отличном. Да что там отличном, просто идеальном. Ведь для кладоискателя машина – вторая жена. А иногда и первая. Когда ты один, в глубоком лесу, а до ближайшей деревни – километров десять, вся надежда только на нее. Что не сломается неожиданно, что из лужи выедет, что в глиняной колее не застрянет. Сколько раз она выручала его из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций. Сколько раз довозила его до поляны с заветной кубыхой!
Он открыл капот, подсоединил клеммы аккумулятора, попинал мудовый «Гудрич», его прошлогодний подарок для своей «ласточки», провернул ключ, и, довольный, услышал, как уверенно, с пол оборота, завелся исправный и отрегулированный двигатель, как ровно заработал он на повышенных оборотах. Дав двигателю немного прогреться, он заглушил мотор – не хотел после выпитого садиться за руль, чтобы выгнать машину из гаража. Достав чистую тряпку попрыскал на нее из аэрозоли и протер пластик салона. Заглянул в бардачок и обнаружил там свою фляжку. «Очень кстати!» - идти в магазин не хотелось, а от добавки он бы сейчас не отказался. Оценив, сколько количество коньяка осталось, он довольно улыбнулся. Вот сейчас коньяк добьем, и домой. Приятное тепло разлилось по телу, взгляд упал на коробку с металлоискателем. «А почему бы и нет?» - мелькнула шальная мысль.
Эдуард Николаевич открыл коробку, собрал прибор, вставил аккумулятор. Взял из багажника свою лопату – короткий Фискарс с выцветшей уже от времени и скупого подмосковного солнца оранжевой ручкой, запер гараж и отправился в сторону канала. Действительно, как эта идея не пришла ему в голову раньше – ну как можно купить прибор и не попробовать, не испытать его сразу! Там, на канале, рядом с пляжем, была небольшая горка. Около нее и имело смысл походить – днем катаются детишки, у которых, кроме конфет, в карманах ничего не бывает, а вот под вечер, или в выходные, туда забредают и подвыпившие компании, которые, обалдев от собственной удали, пытаются вспомнить детство. В результате – минус мелочь из карманов, иногда часы, мобильники.
Вот и пляж. Кладоискатель включил прибор, отрегулировал длину штанги и пошел, ведя катушку параллельно снегу. Вообще, зима, это странное время для кладоискателя. С одной стороны, все изнывают от отсутствия копа, ругаются на интернет-форумах, разбирают находки с прошлого сезона. С другой стороны – зима сейчас начинается поздно, копать можно до декабря. И опять начинать уже в конце марта – начале апреля. Всего три месяца с небольшим, чтобы наметить новые места на грядущий сезон, привести в порядок транспорт, подобрать новое оборудование. Не так уж и много времени. Особо сложные пациенты копают и зимой. Приезжают на любимую полянку, ловят под слоем снега сигнал, долбят промершую землю ломом и топором. Впрочем, Эдуард Николаевич был не из таких. Когда ломка от отсутствия копа становилась совсем нестерпимой, он шел в места веселья подгулявших компаний, и там, из снега, вылавливал, не без пробок, конечно, куда же без них, все то, что выпадало из карманов почтеннейшей публики.

Прибор, который он освоил по распечатке инструкции и описаниям в интернете, оказался даже проще, чем он рассчитывал. Быстро разобравшись с настройками, кладоискатель приступил к поиску. Пробка. Еще одна. А вот этот звук уже другой. Вонзив Фискарь в сугроб он услышал глухой звук. Встал на колени, руками, благо, в перчатках,пошарил в снегу. Жестяная коробочка. Из под чая. Маленькая, грамм на двести. Интересно, что внутри?
- Ну что у тебя, Стас? – Коллега поймал его в коридоре.
- В несознанке. Гулял типа. Воздухом дышал.
- Ясно. Зайди к Васе. Там второй строчит как писатель Тургенев. Это и понятно, у него сто грамм кокоса на кармане, ему ой как надо со следствием сотрудничать.
- Это хорошо. Только как мне Павла Сергеевича, Пашгана этого, притянуть? У него нет ничего.
- Скинул?
- Похоже на то. Завтра адвокат подтянется. Одних показаний второго барыги мало будет. Придется отпускать.
- Слушай. – Коллега на секунду задумался. – То что надо деньги искать, это понятно. Я вот что думаю. Тот барыга, которого Вася расколол, говорит что Павел Сергеевич твой деньги в коробочку такую положил небольшую. Вроде как, из-под чая. Так вот, есть в природе чудаки такие, кладоискатели называются. Они по полям ходят, монетки старые ищут. Так вот, приборы у них – в любом снегу эту банку учуют.
- Ты то откуда знаешь? – Удивился Стас.
- У нас просто в гаражах есть один такой. Бухарики местные ключи от гаража в сугроб уронили, так тот в две минуты их обнаружил. Как бы нам этот прибор к завтрашнему дню раздобыть? Ты же дежуришь сегодня? Вот и посмотри в интернете, что и как с этими металлоискателями. Глядишь, найдем эту банку. А там и пальчики, и денежки. И пойдет Пашган лес валить, как миленький пойдет.
Половинкин вернулся в кабинет, прочитал сочинения Пашгана, усмехнулся. Ошибка на ошибке. «Вышел на вечерний мацион». Ну что же. Если коллега прав, и приборы такие действительно есть, устроим мы тебе такой «мацион» с «праменадом», что мало не покажется. Стас отправил задержанного в обезьянник, а сам открыл Яндекс и набрал в строке поиска слово «металлоискатель».
Жена не спала. Она сидела на кухне и молча ждала, пока Эдуард Николаевич разденется в коридоре. Когда он появился на кухне, с коробкой конфет и бутылкой шампанского, она выжидательно посмотрела на него.
- Дорогая. – От домашнего тепла его немного развезло. Опять же, по дороге домой он успел «полирнуть» коньячок прошлого сезона еще одной бутолочкой пива. – Я купил новый металлоискатель.
Не смотря на нетрезвое состояние, реакция у него была еще хорошая. Он успел увернуться от тарелки, которая полетела в его сторону и брызгами белых осколков отлетела от стены.
- Да подожди ты! – едва успел крикнуть он. – Вот! - Он водрузил на кухонный стол жестяную коробку из под чая.
- Что это за гадость? – Ледяным голосом спросила супруга.
- А ты открой.
Пашган проснулся в обезьяннике. Доброе утро, ничего не скажешь. На дальнем краю нар спал, развалившись, какой то бомж и отчаянно вонял. Похлопав себя по карманам, и поняв, что сигарет не завалялось – забрали при обыске, он подошел к решетке. Там хоть не так пахло. Ничего, ничего. Братва уже, должно быть, в курсе. Часам к десяти подтянется Моисеич, их штатный адвокат. Глядишь, часам к двенадцати уже будем дома. Коробку с деньгами он вовремя скинул. Когда понял, что это менты, сунул в сугроб. Автоматически запомнил ориентиры – метров семь от фонарного столба, еще рядом – горка детская. Притянуть его не на чем – одни показания Петюни не в счет, а в том, что Петюня расколется, он ни на сколько не сомневался, шутка ли, сто грамм белого на кармане. Только это уже не важно. Сейчас дождаться Моисеича. Потом формальности. Домой на минутку, помыться, и на канал. Хотя нет, на канал самому не стоит – могут «пасти». Надо вызвонить пацанов, объяснить им задачу. Эх, если повезет, к обеду будет и на свободе, и при деньгах. А в том, что ему обычно везет, Пашган не сомневался.
Он еще не знал, что болтливый Ашот не удержал язык за зубами, и сейчас опер Шустов, которому «по секрету» шепнули про тайничок под передним сиденьем, везет эксперта-криминалиста и следователя прокуратуры на осмотр Пашгановской бэхи, где они совершенно неожиданно для себя обнаружат около шестисот грамм «вещества растительного происхождения», и что хваленый Моисеич ничего не сможет сделать под весом таких аргументов, не смотря на весь свой многолетний опыт. И что самое большое, чего добьется старый еврей на суде, будут пять лет общего.
Эдуард Николаевич проснулся поздно. Жена уже, видимо, встала. С трудом вспоминая события вчерашнего вечера, он пытался прийти в себя. Так, вчера купил Сигнум. Потом что-то еще... Блин, как же голова болит...
В прихожей лязгнула дверь.
- Ну что, проснулся, добытчик?
Пришла жена. Куда она ходила в такую рань?
- На вот, специально для тебя сбегала. – Она протянула Эдуарду Николаевичу бутылку ледяного пива.
Он непонимающе уставился на нее. Такого в их семейной жизни еще не было. Нет, конечно, может, и было, но давно. Лет тридцать назад. А то и тридцать пять.
Все еще не веря, что все это происходит с ним, он взял бутылку пива, открыл ее и сделал большой глоток
- Я тебе на работу позвонила, сказала, что ты не приедешь, приболел. Так что отдыхай, милый, а я пока обед приготовлю. – Продолжала она вводить его в недоумение.
Эдуард Николаевич выпил еще глоток и вдруг все вспомнил. И гараж, и ночной поиск на канале, и восемь тысяч долларов в коробочке из под чая.
- Ё-моё! – только и смог произнести он.
Стас Половинкин проснулся в своем кабинете. На его правой щеке четко отпечатались клавиши старенькой клавиатуры. Вот эта изогнутая линия, это «Enter», а та, которая поперек – «Shift». Глядя в мигающий экран монитора, он восстановил цепочку воспоминаний. Дежурство. Сутки. Брали Пашгана. Он в несознанке. Коллега со своим советом. Точно! До трех часов ночи Стас изучал кладоискательские сайты.

Он даже представить себе не мог, какой огромный и интересный мир полностью выпал из его поля зрения. Тысячи людей, любителей родной истори, изо дня в день роют просторы родной страны в поисках старинных артефактов. А какие там находки! От изучения отчетов копателей и просмотра фотографий находок что-то начинало давить где-то в груди. Огромные серебрянные рубли времен Петра и Елизаветы, мелкие чешуйки на которых не разберешь что написано, убитые временем и удобрениями медные монетки, «какалики», как презрительно называли их опытные копари, даже они вызывали волнение и дрожь в руках. И что самое главное – все эти находки водятся прямо под ногами. Заброшенный огород рядом с дачей может стать источником золотых червонцев, спрятанными в смуту революций чьим-то прадедом. Колхозное поле, распаханное полутрезвыми трактористами принесет растассканный по бороздам кладик массивных медных пятаков времен Екатерины. А заросшая полянка в дремучем лесу при должном подходе «выдаст» удачливому кладоискателю горстку «уделов» - редких монет «доцарского» времени, периода удельных княжеств.
Стас так увлекся этой темой, что совсем забыл про то, зачем он сюда зашел. Нет, конечно, металлоискатель ему сегодня нужен. Иначе подполковник И.Ф. Касаткин ему такой пистон вставит, что мало не покажется. Но вот только просить прибор «на денек» он уже передумал. За эту ночь ему стало понятно, что ему нужен СВОЙ металлоискатель. И пусть до зарплаты еще два дня - терпеть абсолютно нет сил. Эх, надо будет забежать к Васе, у него папа с мамой богатые – всегда можно занять тысяч пять. Еще пять – есть дома. Заначка на черный день. Еще пять найдем по друзьям...
- Интернет магазин «12 Талеров», доброе утро.
- Доброе утро, девушка. Вы знаете, мне нужен металлоискатель.
И ни девушка на другом конце линии, ни старший опер Стас Половинкин, даже и не догадывались, и сам подполковник милиции Иван Федорович Касаткин, который вроде как должен быть в курсе всего, что происходит в его районе, а тем более, с его личным составом, даже он не подозревал, что только что, вот в эту минуту, в эту самую секунду, на планете Земля появился еще один КЛАДОИСКАТЕЛЬ.

Как то так.
Рассказов пока больше нет, но вы там держитесь... :lol:

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 26 ноя 2017, 09:18:02

Автор- no name (неизвестен).
Рассказ (без названия).


Часть 1
Вчера решил зайти в гости к моему однокашнику, - пару месяцев его уж не видел, а тут новогодние праздники выдались - дай думаю, заскочу. Открыл двери, заходи - говорит, соскучился. Ну мы на кухню, холодильник открывает - жена, говорит, наготовила - закуски есть, так что посидим. Налили, выпили, закусили, повторили.. Ну, говорю, рассказывай, как оно? А он прищурился, потом глаза опустил, рюмку в руке теребит.. Знаешь, говорит, Коля.. мы с тобой с детства друзья, мне такая жуть на работе досталась - как клубок начали раскручивать - я думал мне до дурдома недалеко. Ты ж знаешь, я работаю не первый год, до этого Афган, - я там насмотрелся, ты ж знаешь, - а тут такое, что я такого животного страха ни разу не испытывал. Это я сейчас уж отошел немного, а лейтенант у нас, что со мной был - так тот вообще в запое. Ты ж знаешь, у нас что за работа, но такого..
- "Володя", говорю, "давай, выкладывай, только если можно, без ваших протокольных подробностей про рост и вес трупа?"

В ответ тяжелый взгляд.. - "Наливай", говорит.., "только поверь, что всё что я расскажу - всё что я видел - это правда, заключение то мы другое конечно дали - а то на этом бы моя служба быстро закончилась."
"Да что, ты, я ж тебя с детства! Да давай уж!"

- Так вот в октябре, в самых первых числах так мол и так - пропали люди - три парня по двадцатьсемь лет примерно каждый, написали родственники заявления, что мол уехали в лес какая-то археология мол, обещали, что будут в субботу, а их нет, мобильные молчат, ну во вторник то и спохватились.. Ну и пошло поехало и выяснили, что ребята скорее всего чёрной археологией занимались - ну металлоискателем всякое барахло по лесам искали, грубо говоря. Случай, думаю, понятный - нашли, думаю - пару килограмм, или в костёр - или просто - вобщем не редко кто подрывается на подарках войны. Трупы надо бы найти - куда уехали - никто не знает. Хотя, может и просто где запили или ещё что, но уж третий день нету - не шутки. Брат одного из парней младший говорит в компьютере карты есть - туда и гляньте. Ну у меня помошник помоложе - что-то там соображает, высмотрел, по датам чего-то нашел, вот, говорит - сюда. Ну мы районным, они - нам, суд да дело, говорят - едьте, есть ваши, трое, только вас нужно, без шуток говорят. Короче, нихрена не понять - мы группой туда. Оказалось - далековато ехать, глушь, лес там такой мрачный, по карте водила замучался выбираться, и проехать проблема - подвес не очень для тех мест. А с нами местный их был лейтенант. Как сел в машину, - здрасьте, мол, а бледный какой-то, молчаливый, - я говорю, да брось ты, не уж то мы прям из Москвы такие страшные? А он говорит - вы на месте ещё не были, - мы там не трогали ничего, товарищ майор, вы глянете, а там и поговорим. Ну я думаю - эка ты зелен ещё, братец. Ну проехали тот лес к середине дня, выезжаем на поляну, вид конечно открывается - мрачное место, - крест поломанный у дороги стоит, вдали церквушка виднеется - там деревня заброшенная была, по справкам так и не установили когда там последние жители были.

Часть 2
Приехали, - избы обветшалые, крыши сгнили восновном, церковь деревянная только неплохо выглядит. Внедорожник стоит зелёный. Так что, говорю, где тут твоя жуть деревенская? А лейтенант, его Саша звали, говорит - пожалуйста за мной, товарищ майор. Ну мы за ним. Подходим к церкви, а она вблизи совсем мрачная - как нависает прямо.. Ты ж знаешь, я в эти дела не особо верю, но когда в городе - совсем другое чувство, а там как-то.. как-то глубже это всё, значимее. Так вот входим. Лежит один, лицом вниз, ногами к дверям. Ну эксперт наш то да-сё-фотографии, а как перевернули - тут что я, что он побелели, а лейтенант на улицу выбежал - блевать. Выражение лица - я такого на войне не видел, это не то, что страх, ужас.. я даже не знаю как описать. Ну, думаю, мало ли чего я не видел. Давай выяснять картину. Осматриваемся - церковь - пустота внутри, окна только, да тьма наверху, под куполом. Ничего больше нет - голые стены и пол каменный. Что, говорю, Никитич, что по трупу? А он трясётся.. Я говорю - Да что такое? Он говорит - у него кости дроблены.. Я говорю - чего?! Кости, говорит, дроблены - я у него ни одной целой кости не могу найти - даже череп по кускам - но в коже, и крови не видно нигде. И трясется. Я, говорит, покурить выйду.. Да тут кури, говорю. Как оно так возможно? - Не знаю, говорит, невозможно оно никак. Что дальше, говорю? Давай дальше! В левом кулаке нашли зажатый нательный крест, в кармане джинс - бумажник и карточки на имя Вадима Е. - это оказался сын заявившего о пропаже. больше никаких телесных повреждений, - только на подушках пальцев запёкшаяся кровь, как позже установлена - этого погибшего. Рядом были обнаружены куски здоровой чуть ли не балки, дубовой. Как позже выяснили - засова. Такое чувство, что погибший пытался укрыться от кого-то в церкви, закрыл двери на засов. А этот кто-то.. Ты знаешь, Коля, ты меня извини, буду говорить прямо так как думаю - а это что-то сломало засов.. На внутренней стороне дверей крест выцарапан - свежий, это его тот парень царапал - под ногтями грязь и древесина гнилая.. Я тогда ещё подумал - что же это с той стороны дверей должно быть, что бы своими ногтями по дубовой двери крест царапать? Как именно был умертвлён погибший ни я, ни эксперт, ни в лаборатории однозначно установить не смогли, позже переделали в "взрывной волной", хотя какая там волна. Налей, Коля. Ага, давай, за здоровье.

Часть 3
Так вот - вышли мы из той церкви, курим, да друг на друга смотрим. Что, говорю, Саня - ну к лейтенанту местному обращаюсь, - что думаешь то? А что думать, говорит, - крест видели при въезде сломанный? Знаете же что означает. Нет, говорю, откуда мне знать? Совсем, говорит, вы в Москве там от жизни оторвались - у нас каждый ребёнок знает, что это оберег, и если он сломан.. - Да погоди ты, Саня, говорю - обереги оберегами, а трупы - трупами. И мы с тобой не в лаборатории аномальных явлений работаем, а в органах. Тут убийство есть, и наша работа какая? Правильно, вот и давай займёмся работой.
Вокруг крыльца церкви всё обшарили - следов нет, - да какие там следы - трава да листья. Слева - могилы, кресты перекошены на некоторых, все заросли бурьяном и травой, надгробных камней почти не видно. Товарищ майор, - это уже мой лейтенат говорит - с другой стороны церкви - там могилы разрытые. Мы туда. Ну и зрелище - две разрытых могилы, в них кости, досок сгнивших обломки - гроб. Лопата рядом валяется, - и следы ботинок, два человека были. Ничего особенного вроде. И тут смотрю - а надписей на надгробиях нету. Кресты высечены, а надписей - нету. Отошел к церкви - глянул на другие - есть надписи, имя-отчество, - вернулся - говорю - тут же надписей нету! А Сашка мне - да ведь они за оградой похоронены. И что, говорю? Как что? - отвечает лейтенант, как думаете, товарищ майор, почему их не со всеми хоронили, а за оградой? Почему? говорю. А он - самоубийцы это или ещё чего. Вобщем, не при боге были. Все при боге, говорю, и давай вообще со своими этими штучками завязывай, хорошо, лейтенант? Володя, - меня Никитич окликнул - смотри что нашлось. - Подхожу - он в руках палку полусгнившую держит заточенную. Это отсюда, говорит, кол это, Вова. Тут мне холодеть начало, - я говорю - какой кол? Сажали на который? Нет, говорит, слишком короткий, что бы сажать на него. А лейтенант крестится рядом стоит. Товарищ майор, может поедем отсюда? Товарищ майор, плохое это место! Я говорю - замолчи, ты же на службе! Отставить панику! они хоть люди, Никитич? Тот смотрит на меня - ну вы даёте, а кто ж они? И я думаю - ну чушь спорол. А Никитич всё ж взял череп, повертел в руках, кости какие-то, - говорит - люди, кто ж ещё то? Мужчина, примерно тридцать лет.. Второй.. Ладно, говорю, ты давай тут смотри, а мы дальше пока.

Часть 4
Куда идём? - спрашиваю Сашку. Ко второму идём, товарищ майор. С машиной что? Машину смотрели - смотрели, ничего особенного. Своему лейтенанту говорю - иди машину глянь да давай ка мне версию думаю - что тут и почему так. Вернул к машине, а мы с Сашкой дальше пошли. К избе подходим - крыша почти целая, стены крепкими выглядят, - только замшелые все, - следов никаких не видно.Крыльцо резное, но полусгнившее уже. Я туда, - дверь толкаю - не идёт. Лейтенант говорит - в окно гляньте. Подошел, смотрю - висит. Тьфу ты, опять ерунда какая-то.. Двери почему не открываются, говорю? Засов.. - поперхнулся лейтенант, - не сломали, видимо. В окно пролезешь, откроешь? - Пролезу, говорит. Влез, открыл.. Зашли. За Никитичем пошли, говорю. А по дороге думаю - если туда лейтенант влез, - чего ж оно туда не влезло? Или от кого он запирался то? Когда их тела забирать будут? - Завтра. - Ясно. Никитич, там ещё сюрприз! Мы вышли за церковь - смотрю и не вижу Никитича. Никитич, кричу, ты где? Тишина. Алексей Никитич вричу уже громче! Никитич! Ору уже просто. Мобильный достал - связи нет. Прибегает мой лейтенант - говорю Никитича не видел? Нет, говорит - я у машины был. Ну, думаю, куда старый чёрт попёрся.. Следов нет.. Никитич, кричу! А сам думаю - ну что ж делать то? И стою растерянный как ребёнок.. ну представь, что делать то? Мобильный не ловит - как к нему? Никитич, кричим уже вместе. Вид глупый абсолютно - взрослые дядьки - а начинаем паниковать и теряться. Ну и думаю - надо же что-то делать! Стрелять - потом за патроны отчитывайся. Ну пошли по деревне искать - да там той деревни пара десятков домов.. - Походили, покричали - тихшина в ответ. Лейтенант говорит - там ружъе в машине есть - можем из него стрелять. Мы туда - два выстрела вверх дали - в ответ ничего. Я, Коля, ну пойми - не знаю что делать! Ну как так - пропал человек? Был только что тут - взрослый, трезвый, пропал - и даже по мобильному не позвонить! А кругом лес и эта чертовщина..
Даже и думать не знаем что - отошел бы недалеко - так выстрелы бы услышал - обязательно вернулся, а тут где-то был бы - тоже выстрелы бы услышал. Что делать!? И тут слышу лейтенанта - да вот он! Оборачиваюсь - вдалеке, метров триста стоит Никитич. Ну, думаю, напугал же. И где только лазил. А он разворачивается и обратно в чащу.. У меня крик на полуслове оборвался - только выдал "Ники.." и всё - стою, не могу сообразить. Думаю - может он нашел чего там? Ну мы туда, за ним - добежали, запыхались - на месте кричу - "Никитич", а в ответ тишина. Сашка крест нательный вытащил, - поверх формы висит, - и стоит бубнит молитву какую-то. Я кричу - "Никитич, твою мать, брось шутки, старый чёрт!" а в ответ - тишина. И тут, Коля, знаешь, такое чувство за горло взяло - безысходности, Коля. Что ничего я не могу поделать - ничего. Стою, а руки как скованы. Никитич, кричу.. но уже как-то сдавленно.. чуть не сквозь слёзы. Достал ПМ, передёрнул, и в чащу. А меня за рукав Сашка схватил и кричит - не ходите туда, товарищ майор, не ходите, это нечистый, товарищ майор! Думаю - да что за.. надо брать себя в руки. Возвращаемся, говорю, к машинам. Вернулись. Думаю - что ж делать?! Мобильный не ловит - нас сюда искать никто не поедет, а уже сумерки через пару часов. Ну, надеемся, что это у Никитича шутки такие.. и если через два часа его не будет - Сашка, берёш машину и гониш за подмогой - будем искать, прочёсывать, только за чертовщину ни слова - а то мало ли что подумают. А пока давай третьего глянем и подумаем над версиями произошедшего..

Продолжение следует... ;-)

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 27 ноя 2017, 15:05:41

Часть 5
Давайте, глянем - как-то по-дурацки хихикнул лейтенант. Господи, а с тем что же - думаю. А с тем - ну его точно не нашли, но я думаю, что знаю где он. Идёмте. Привёл нас лейтенант за церковь, пробрались кустами - там, ага, холмик земли, следы - натоптано. Чьи следы, спрашиваю? Тех двоих, что мы уже видели. Ну что, копаем? говорю, - тащи лопату. А лучше стой, давай все туда пойдём - надо вместе держаться. Сходили за лопатой, ну начали копать осторожно.. Чуть сняли грунта - палка торчит.. обкопали - дальше тело. Ну я аккуратно разгребаю, - да, труп. Труп парня, третьего того. На животу лежит, Коля, а занешь что у него из спины торчит? Кол. Кол, самый настоящий кол, кровь запёкшаяся на одежде. У меня аж в глазах помутнело.. Бросил лопату, пошли на крыльцо церкви.. Сел на ступеньки, закурил. Смотрю на лейтенанта моего - белый весь, лицо мокрое - ну что, говорю, какие есть версии? - Убили - мямлит.. Убили его что бы не делить найденное, а труп решили закопать.. Я говорю - что ты мелешь? Его закопали, а сами - один повесился, а другой - тут я вспомнил про мешок с костями и замолчал.. Имеем - два трупа со следами насильственной смерти, одно самоубийство. Так, следов было двоих человек - значит первым погиб тот, что с колом. А почему он вниз лицом? А почему они его вообще закапывали? Ты себе представляешь - вбить кол в человека и его закапывать - лучше бы уезжали отсюда побыстрее! Ты машину проверял ихнюю - бензин есть, заводится? - Да, всё работает, говорит.. Да что ж в голове ничего не клеится, думаю.. - и тут слышу шёпот Сашки - "этот.. ваш.. Никитич".. вскакиваю, - смотрю - точно, Никитич на опушке - но уже с другой стороны..

Смотрю - стоит, в нашу сторону смотрит. У меня мурашки по коже. И не знаю - кричать не кричать.. Смотрю - приближаться начал. Я стою в растерянности - ну думаю, всё же надо в его сторону идти. А Сашка крестик снял, зажал в лейвой руке, в правой ПМ сжимает. Ну мы к Никитичу. Идём медленно - а он вроде как быстрее начал. Мы остановились - а он прям бежит к нам. Метрах в десяти остановился - стоит, дышит тяжело, мы стоим - у троих ПМы, уже чуть-ли не на Никитича направлены. Я говорю - Никитич, ты что ль? А он смотрит и молчит. У меня начинают нервы сдавать - я кричу - Никитич, твою мать, это ты? Он хриплым голосом - я это, Володя, я. И тут он опускается на одно колено и тяжело падает. Мы стоим - боимся пошевельнуться.. Лейтенант молитву читает - а я чувствую, что крыша уже дёргаться начинает и такое чувство, ну знаешь, Коля, как в книгах пишут - "будто это сон всё, будто не со мной" - вот так и кажется - ну что за ерунда, как-то всё несуразно.. Лейтенант мой к нему подошел - я с ПМом стою - пульс пощупал - живой говорит, но пульс слабый - ну тут мы подбежали, перевернули - глядишь он глаза открыл.. Володя, ты? - говорит. Я, кто ж ещё то? Вобщем, он просто в обморок упал, - подняли, дошковыляли до церкви - дали попить, он уже вроде в чувство пришел. Спрашиваю - где ты был то!? Говорит - осматривал я те могилы, - как смотрю - ты, Володя на опушке - у края леса - и рукой машеш. Думаю - ну чего там? Вроде в другую сторону ушел. Ну я к тебе. А ты всё машеш и отходиш вглудь леса - я за тобой - а ты опять дальше, шагов на пятьдесят отошел - я к тебе. А ты за дерево - и исчез. Мне похолодело - развернулся, обратно бежать - а не вижу обратной дороги. Бежал так минут пять - должен был уже выбежать обратно - нет, только смотрю - под ногами сыро становится - да ведь болото это. Вправо глянул - камень стоит огромный, чёрный. Чем-то на стол похож - квадратный такой, будто его кто сделал специально. Солнца нет - не знаю как ориентироваться - ну я обратно побежал - бегу-задыхаюсь, через пять минут прибегаю опять к тому же камню, но с другой стороны! Как так думаю - что за чертовщина - и уже паника начинается! А тут из-за камня ты выходишь.. и ко мне медленно приближаешься.. Я смотрю - а лицо у тебя такое мертвенно-бледное, ну не твоё - я оттуда побежал - не пойму куда - бегу и всё - ужас. Слышу - два выстрела - я на них. Прибежал опять к тому болоту с камнем - я уж и кричал - да вы не слышали, видимо.. бежал - и опять смотрю - камень этот проклятый и болото. У меня аж слёзы на глазах.. завыл.. стал молитвы вспоминать - а не помню ни одной - не крещёный же я. А смотрю краем глаза - ты, тоесть оно - опять ко мне приближается - я закричал - бегу и прошу господа как могу что бы избавил от наваждения - и тут выбежал на опушку - только не пойму куда.. - а смотрю - вдалеке ты и лейтенант - думаю, а пропади оно всё - и к вам. А дальше вы знаете..

И что ты, Коля, будешь делать? Массовый психоз? Галлюцинации? Может какие отравляющие вещества в войну тут применили.. Я говорю - давайте-ка отсюда собираться, хватит с нас этой ерунды - завтра надо брать солдат что-ли - прочёсывать район, документы какие-то по истории этой деревни поднять - да и может это вообще не наше дело, а другого министерства. Желания оставаться там естесственно ни у кого - быстро в машину - и оттуда. Как в город приехали - меня жена испугалась - говорит, Володя, что с тобой?! А яв зеркало глянул - даже волосы седые есть. Уснуть не мог - и чуть рассвело - я к начальству, так мол и так, он наорал - говорит - понапивались там что-ли? Иди, говорит, - пиши, и жди. А потом приехали двое из.. оттуда, Коля, куда раньше не желательно было даже раз попасть, попросили описать всё в деталях, подписал о неразглашении и больше, слава богу, даже вспоминать не хочу об этом деле. Версии у меня нет - есть только один вопрос - те двое сказали, что повешенного никакого не было обнаружено, а был обнаружен труп, со следами удушения и.. отсутствием внутренних органов. Живот был разорван - и печень, сердце - этого не было. А ещё Никитич говорит, что следов там от четверых человек было, Коля.. остался там кто-то, или поселился... упокой, господи, его душу.

***
История написана с реальных слов, однако, описание поездки "археологов" выдумано - для художественности.
Вложения
Читальный зал. - gugGOJAyD_k.jpg
Читальный зал. - gugGOJAyD_k.jpg (6.52 КБ) 380 просмотров

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 27 ноя 2017, 15:07:50

Автор- no name (неизвестен).
Рассказ (без названия).


Копатель "Черный швед", наверно, двинулся умом.
После недели труповыкапывания, на "Высоте 205", в старом лесу, рядом с гнилым болотом, на песчаном, заросшем бурьяном поле.
Бои там были страшные. Уже под сотню бойцов, погибших в 1941 году, нашел. А их там не одна тысяча полегла...
На одном бойце были остатки полкового знамени на груди. Золотом шитые, рассыпающиеся в труху
Копатель пил не так, чтобы впасть в белую горячку. Не употреблял наркоты. И на жаре не перегревался.
Однако, сначала ему, несколько вечеров подряд, слышались невнятные голоса в пересвисте ветра, в шуме трав, в пении птиц. Причём если сначала просто что-то слышалось, то где-то на третий вечер пришло понимание.
Сначала, невнятный шепот. Потом выдяляются слова: "Нашш.... нашшш... ты.... нашшшш....... тыыыы..... н ашшшш".
Когда "Черного шведа" окончательно достало это всё, он негромко спросил: "Кто вы?", а в ответ " М.... те... кто.... под..... ты... давно..... н ашш......", а на третий вечер: "Ммы... это... мы.... мы... те... кто..... под.... землё й..... нашшш..... ты......" и уже совсем не шепот.
- Ну, чё вы от меня хотите? Я с ума сойду, отстаньте!
- Т....нашшшш........мы.....те...кто....под... ..землёй.......
И так часа два. Ну думает нахрен такой коп - рука левая трясётся, а они: "Ты.... давно......под...землёй .....нашш......".
- Чего хотите?
- Ты..... давно.... нашшш ...нашшш ..... нашшш.... мы.... те... кто.... под.... землёй...".
Остаток ночи "Чёрный швед" копал могилы, сбивал кресты.
Основные голоса смолкли в три-четыре часа ночи, но два голоса остались. Они двое суток чисто звучали у него в голове, комментируя все его действия: "А, так он чай будет пить...". Догадки высказывали, будто за спиной стояли.
А как пиво?
Как не пьёт?
Оно ему до готовки......
Оладушки затворяет...
"Чёрный швед" яму для полевой времянки копает, а голоса: "Вот дурак... жить ему 5 минут осталось, такой молоденький..... ну, отойди....".
И вдруг клацающий звук передёргивания винтовочного затвора.
Оборачивается и видит двух девушек, одна помладше - с санитарной сумкой, другая постарше - с винтовкой.
Прекратил "Чёрный швед" яму рыть, вылез из закопухи, перекурил и дальше пошёл.
-Молодец......
Вовремя вылез...
Мина там, на боевом взводе стояла. Ты нашшшш...

-Спасли! Зачем?
Глянулся он им, что ли?
Вот такая ерунда приключилась.
Те два, особоназойливых, голоса были женские.
А потом нашел их "Черный швед" на дне траншеи...
Что-же в 1941 году с ними случилось?
Живыми в траншее засыпало? Наверное. Ни пуль, ни осколков возле них не было...
Приехал "Чёрный швед" домой и несколько первых седых волос заметил. Сходил в церковь, помолился за не упокоенных защитников Отечества, свечи поставил.
А на останки девчонок, привёз и положил ленточку цветную, бусы и шоколадку. Девчонки это любят...
Так-то.
Выезд тот ему на всю жизнь запомнится. Как вчера, всё перед глазами... Девчонки те, погибшие на "Высоте 205"...
Вложения
Читальный зал. - e22qOqCnGhQ.jpg

Аватара пользователя
pioneer
Постоялец
Постоялец
Сообщения: 429
Зарегистрирован: 09 окт 2017, 16:50:24
Прибор: 305
Имя: Алексей
Откуда: Свияжский уезд
Благодарил (а): 136 раз
Поблагодарили: 590 раз

Читальный зал.

Сообщение pioneer » 27 ноя 2017, 15:13:19

Автор- no name (неизвестен).


Подвал

Часть 1
— Вот теперь считай, что пришли, — сказал Павел Тимофеевич и простер узловатый палец, указывая на зеленый холм впереди, на вершине которого на фоне быстро бегущих облаков возвышались два курчавых раскидистых тополя.
— Здесь.

Иван с Серегой переглянулись.
— В смысле? — недоумевая, спросил Серега. — Это и все?

Старик кивнул. Несмотря на возраст и старческие немощи, ходок Павел Тимофеич был отменный и до места добрался раньше обоих парней. Правда, он шагал налегке. А ребята тащили рюкзаки с инструментами и аппаратуру.
— Я не понял. Тимофеич, че за разводки? — озираясь, спросил Сергей. Иван нахмурился.
— Деревня-то где?
— Здесь и есть. Здесь моя деревня, здесь, как говорится, мой дом родной… Малая Горка. Она самая. Вот.

Старик приблизился к деревьям и одобрительно похлопал ладонью по толстому, поросшему мхом, стволу. Кто-то прибил к тополю ржавую железяку — когда-то она была деталью огромного комбайна, — и аккуратно вывел на ней белой масляной краской: "Деревня Малая Горка, родина Гусева Павла Тимофеевича. На этом месте стоял дом моего отца. 1908—1989".

Странное надгробие, подумал Серега и усмехнулся.
— Впервые вижу памятник дому, — сказал он Ивану, так, чтобы старик не расслышал.
— Вообще-то я рассчитывал на большее. — Иван скинул рюкзак и принялся разминать затекшие плечи и шею.
— Думал, тут еще дома остались, есть чего поверху поковырять.
— Дома! — фыркнул дед, снимая кепку и вытирая ею вспотевший лоб. — Дома еще сельсовет на дрова продал. Потом, что оставалось, в девяностые алкаши местные подчистили. "КАК";Ничего тут теперь нет. Яблоня-дичок от палисадников, да сосна молодая вон там, ниже по улице, все позатянули. Ну, ладно, пойду я. Меня в Никольском мужики ждут. Обратную-то дорогу помните? Здесь вон, через лесок, потом поле бывшее, за оврагом через мост…
— Ничего, не заблудимся! Спасибо, Тимофеич.
— Да на здоровье. Пошел я.

Старик постоял еще с минуту, поглядел, как ребята разбирают инструменты, побурчал что-то и, наконец, ушел — ходко переставляя по грунтовухе скрюченные подагрой ноги.
— Ну что? Раз-два взяли? — сказал Иван, подмигнув Сереге. И включил металлоискатель...

Добычу первого дня вряд ли можно было считать стоящей. И все же одна находка порадовала. Тем более что досталась почти без хлопот. Ориентируясь на показания приборов, нащупали пустоты в земле, сняли лопатами верхний пласт почвы и, обнаружив прогнившие половые доски, подняли их, вскрыв капитальный подвал с каменной кладкой. Отыскав проход, спустились вниз и там, среди куч разнообразного заплесневелого мусора, откопали старинный сундук. В длину чуть меньше метра, он был вырезан из темного крепкого дуба и обит со всех сторон фигурными железными полосками. Небольшой висячий замок держал крышку. Очистив находку от земли, Иван сбил запоры резким ударом лопаты: с хрустом посыпалась ржавчина, и дужка замка переломилась пополам. Серега отбросил крышку. Парни, стукнувшись головами, в нетерпении заглянули внутрь. От укрытой в глубоком подполе старинной емкости они ожидали самых приятных сюрпризов: если не клада, золота-серебра, то хотя бы ценных вещей, припрятанных бережливыми хозяевами. Да хоть бы и стеклянный полуштоф с романовскими орлами сгодился бы!

Но то, что обнаружилось в сундуке, потрясло своей неожиданностью: среди блеклых, порыжелых от времени остатков белого атласа с осыпающимся кружевом по краям лежали крохотные младенческие мощи. Высохшая, пергаментно-желтая кожа туго обтягивала маленький, с кулак величиной, вытянутый череп, местами обнажая два ряда крохотных зубов. Голова отпала от туловища, вероятно, из-за недавнего удара, сотрясшего сундук. Тоненькая ручка с проступившими наружу костями сжимала старинную погремушку, сплетенную из бересты.
— Ни хрена себе! — сказал Серега. — Не сюрприз, а прямо приз сюр какой-то.

Он вынул из кулачка трупа погремушку и встряхнул ее. Внутри плетеной коробочки нежно звякнул колокольчик. Серега засмеялся.
— Смотри-ка ты! Прикольно!

Иван его восторгов не разделил.
— Ребенок, — сказал он и поежился. — Жаль, хороший сундук.
— Почему «жаль»? — спросил Серега.
— Потому что это ведь… гроб. Клади обратно мальцу его игрушку.
— Шутишь? — возмутился Серега. — Какой гроб? Сундук. Смотри, какой классный!
— Слушай, это перебор. Я по кладбищам не мародерствовал и не собираюсь начинать…
— Ты еще скажи, что мертвецов никогда не грабил! Ага. Тут вся деревня мертвая. А для копателя вообще… Везде — погост! И нечего мерихлюндиями страдать.

Парни заспорили. Серегу никакие Ивановы доводы не впечатлили, а про этику и мораль он вообще говорить отказался.
— Иди ты, Ваня, знаешь куда?!

Спор распалил Сергея, и он уже из принципа не хотел уступить:
— Надоели эти левые терки, бро.

Рывком вскинув сундук повыше, Сергей перевернул его и вытряхнул все содержимое вниз, в черную подвальную яму. Иван вздрогнул, услыхав, как сухо защелкали рассыпающиеся детские косточки по каменному полу — словно шелуха от семечек. Сундук Серега оставил. И погремушку тоже.
— Вот так, — сказал он, очищая запачканные землей ладони. — Прах к праху. Ну что, пошли? А то уже солнце на закате.

Прикрыв раскоп досками и дерном, парни собрали инструменты. Найденную мелочевку — монеты, пробки, гвозди, детали запоров, петли, краник от самовара, погремушку и прочее такое рассовали по пластиковым пакетам и сложили в сундук, а сам сундук Серега поставил на легкую складную тележку с колесиками, прочно закрепив груз двумя растяжками. Вернувшись домой — в избу, которую они сняли для проживания в селе Никольском на время раскопок и поисков, — они почистили сундук щеткой и поставили в горнице.

— Красотень! — возгордился Серега, разглядывая находку. — Жаль, конечно, что фактически пустой был. Но сундучок и сам по себе хорош. Ты только глянь! Красавец. И пахнет большими деньгами. Я чую!

Серега радовался, вполне довольный собой. Иван нахмурился. Деньгами? От сундука исходил сладковатый запах могилы. И еще этот звук… сухой треск, щелканье костей по камням. Он не мог забыть его. Мрачное настроение, как предвестник будущих бед, навалилось на Ивана, наползло и бесцеремонно задавило его надежды приятно и с пользой провести летний отпуск. Почему-то в такое счастье больше не верилось.


Продолжение следует... YYYYY


Вернуться в «Беседка»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: CommonCrawl [Bot]