• Реклама

В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 990 раз

В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:13:49

В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Античные историки и географы I-IIвв. н.э. (Плиний, Тацит, Птолемей) впервые упоминают о многочисленном народе - венедах, которых современная историческая наука справедливо считает древними славянами. По сведениям этих авторов, венеды обитали в те времена на обширных пространствах к востоку от Вислы, между Карпатами и Балтийским морем...В эту историческую эпоху древние славяне вступили в определенный экономический контакт с громадной рабовладельческой империей

000320-000100S.jpg

000320-000101S.jpg


Предисловие В начале IIв. н.э. границы Римской Империи после успешных завоевательных войн в Европе и Азии простирались от Британии до Каспийского моря.
Для защиты своих растянувшихся границ Римская Империя создала сложную систему укреплений - знаменитый Limes Romanus. Во вновь завоеванных провинциях возникли города, строились крепости, рудники и усовершенствованные дороги, имевшие не только военно-стратегическое, но и экономическое значение. В новых провинциях Римская Империя осуществляла жесткую эксплуатацию местного населения. Римские завоеватели стремились привлечь племенную знать на свою сторону и заставить ее проводить выгодную империи политику.
После покорения Дакии границы империи приблизились к Карпатам и берегам Днестра. Римские гарнизоны утвердились в городах северного побережья Черного моря (в Тире, Ольвии, Херсонесе) и на его восточных берегах. Для охраны коммуникаций на южном берегу Таврики около современной Ялты была построена римская крепость Харакс. Римская Империя установила с окружающими ее государствами, народами и племенами оживленные экономические связи. Римские купцы в поисках экзотических товаров совершали далекие путешествия. Они проникли в недоступные ранее области Центральной и Восточной Европы, вели торговлю в отдаленных от Средиземноморья азиатских странах. Следами римской торговли на этих землях являются разнообразные изделия римского и провинциального ремесла и бесчисленные находки римских серебряных монет.
Античные историки и географы I-IIвв. н.э. (Плиний, Тацит, Птолемей) впервые упоминают о многочисленном народе - венедах, которых современная историческая наука справедливо считает древними славянами. По сведениям этих авторов, венеды обитали в те времена на обширных пространствах к востоку от Вислы, между Карпатами и Балтийским морем. Их соседями на севере были эстии и фенны, на западе - германские племена, на юге - фракийские и скифо-сарматские племена. Современная археологическая наука с большой степенью вероятности отождествляет венедов с двумя археологическими культурами, которые датируются концом I тыс. до н.э. и первым веком н.э.: пшеворской на западе и зарубинецкой на востоке.
В эту историческую эпоху древние славяне вступили в определенный экономический контакт с громадной рабовладельческой империей, северные границы которой почти подходили к рубежам славянской прародины (Plin., Nat.Hist. IV,97; Tac., Germ., 46; Ptolem., Geogr. III, 5,7).
Римские купцы из пограничных городов Паннонии (Виндбонны, Карнунта, Аквинка) и городов Дакии, а также из Тира, Ольвии и Танаиса могли теперь сравнительно легко проникать в более северные области, где обитали многочисленные славянские племена. Кроме римских товаров, в славянские земли по этим торговым путям в громадном количестве стали поступать и римские монеты. По минимальным подсчетам на территории Центральной и Восточной Европы зарегистрировано свыше 50 тысяч римских монет, найденных в кладах или отдельными экземплярами на территории древних поселений и могильниках.
...При изучении денежного обращения в ту или иную историческую эпоху особое значение имеют монетные клады, однако достоверные выводы можно при этом получить только в том случае, когда они дошли до исследователя полностью или в значительной части и были научно описаны и точно датированы. Крайне рискованно судить о характере денежного обращения на основании единичных, плохо документированных кладов. Обьективные выводы можно получить только в тех случаях, когда для данного периода мы имеем целую серию аналогичных по составу кладов, которые отражают характер денежного обращения в различные периоды.
В настоящей работе автор ставит перед собой задачу собрать, систематизировать, и критически обработать обширный нумизматический материал на всей территории СССР в пределах IIв. до н.э. - Vв. н.э.
В список вошли все известные нам находки римских монет, за исключением тех, которые были обнаружены на территории античного Херсонеса. Находки римских и ранневизантийских монет в Херсонесе столь обильны, что они нуждаются в специальной публикации и особого исследования.
…Списку монетных находок предпослано небольшое историческое введение, посвященное главным образом экономическим связям Римской империи с населением Восточной Европы
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой


Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 990 раз

Re: В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:14:26

Денежное обращение в Восточной Европе в первой половине I тысячелетия н.э.

История вопроса, источники и методы исследования Первые сведения о римских монетах и медальонах, найденных на славянских землях, содержатся в сочинении польского историка Матвея Меховского - Трактат о двух Сарматиях, изданном в Кракове в 1517г. Средневековый хронист сообщает, что римские монеты назывались у местного славянского населения денариями св. Иоанна Крестителя (Матвей Меховский. Трактат о двух Сарматиях. М.-Л., 1936, с.75: Такие монеты и в наши дни попадаются у поляков по течению вод, по дождевым промоинам и в земле при обработке полей, - писал Матвей Меховский о римских монетах). На Украине римские монеты именовались также Ивановыми головками.
Судебные документы начала XVIIв. сохранили науке ценные сведения о Ласковском кладе, найденном на Волыни в 1610г. (Е.И. Д е-Витте. Археологическая находка в с. Ласкове, Владимиро-Волынского уезда, в 1610г. Чтения в Историческом об-ве Нестора летописца, кн. 14, вып. II. Киев, 1900, с.85-101). В состав клада входили, судя по описанию, римские золотые медальоны различного размера и веса.
Сведения о кладах римских монет, найденных в пределах современных административных границ СССР, мы встречаем в некоторых исторических сочинениях и нумизматических работах XVIII и начала XIX в. (Т.S. Вауеr. De nummis Romanis in agro Prussico repertis, Commentarius in quotum nummi ipsi illustrantur, tum alia ex Romana et Prussica antiquitate traduntur. Lipsiae, 1722; G. Rzаnczynski. Actuarium historiae naturalis Regni Poloniae magnique ducatis Lithuaniae.., 1742, str.24-25; F.S. Восk. Versuch einer wirtschaftlichen Naturgeschichte von dem Konigreich Ost-und Westpreussen. Dessau, 1782-1785; Т. Сzасki. О litewskich i polskich prawach, о ich duchu, zrodlach, zwiazku i о rzeczach zawartych w pierwszem Statucie dla Litwy 1529 roku wydanem w Warszawie, 1800, str.374).
В русской нумизматической науке значение монетных кладов как ценного источника для решения общих историко-экономических вопросов было осознано еще в первой половине XIXв., когда появились труды X. Френа и П.С. Савельева по топографии кладов кубических и сасанидских монет. Со времени первых упоминаний о кладах римских монет в России прошло уже более 150 лет. Наука накопила обширный фактический материал о находках римских монет, но традиционные интересы античной нумизматики в России, сосредоточенные на изучении монет и денежного обращения Боспорского царства и городов Северного Причерноморья, помешали осуществлению сводных работ по топографии античных монет.
Методологическая ограниченность и узость интересов дореволюционной буржуазной науки в области изучения истории античного мира ярко проявилась в том, что первые публикации кладов римских монет, найденных в России, принадлежали не антиковедам, а специалистам по русской истории и археологии.
Первая краткая публикация клада римских монет впервые появилась в Вестнике Европы в 1804г. под названием: О древних римских монетах, найденных в Ахтырском уезде (Вестник Европы, 1804г. ХVШ, 22, (ноябрь), с.127). В первой половине XIXв. регистрация и издание кладов и отдельных находок римских монет еще не были организованы, а производились от случая к случаю в различных периодических изданиях. Найденные монеты, как правило, не поступали к специалистам на научное определение. Поэтому не случайно Б. Кене в своем исследовании Описание европейски монет Х, XI и ХПвв., найденных в России писал по этому поводу: Эти древние монеты (римские. - В.К. встречаются в таком малом числе, что очевидно они служили не монетою, а предметом украшения и роскоши (Б.В. Кене. Описание европейских монет Х, XI и XIIвв. найденных в России. ЗАО, т.IV. СПб., 1852, с.4). Во второй половине XIXв. научным центром, где производилось определение кладов и систематическая регистрация монетных находок, становится Археологическая комиссия, основанная в Петербурге в 1859г.
В делах Археологической комиссии, находящихся ныне в архиве Института археологии Академии наук СССР, сохранились рукописные заметки Ю.Б. Иверсена, И.И. Толстого, А.К. Маркова, О.Ф. Ретовского, Е.М. Придика, В.А. Шугаевского о составе определенных ими кладов римских монет. Некоторые из этих кладов были опубликованы в печати, но большинство их своевременно не было издано и не сохранилось до нашего времени, та что эти архивные материалы являются очень ценным дополнением к тем кратким сведениям о кладах, которые публиковались в отчетах Археологической комиссии (1859-1918гг.) и других изданиях.
Важным источником для восстановления состава утраченных кладов являются рукописные тетради Ю.Б. Иверсена, найденные в архиве отдела нумизматики Государственного Эрмитажа. Иверсен, являясь хранителем отдела нумизматики Эрмитажа, определил несколько кладов римских и византийских монет, найденных в России во второй половине XIXв., а некоторые клады даже приобрел для своей нумизматической коллекции (например, знаменитый Нежинский клад 1873г.). В рукописных тетрадях Иверсена сохранились более полные данные о составе определенных им кладов, чем в делах и отчетах Археологической комиссии и кратких публикациях самого Иверсена. К сожалению, далеко не все поступавшие на определение клады приобретались для нумизматического собрания Эрмитажа и других музеев. Обычно из кладов выбирались для Эрмитажа наиболее ценные и редкие монеты, а остальные передавались другим музеям или частным лицам. Некоторые клады дурной сохранности или клады с рядовыми монетами, не представлявшими, по мнению нумизматов того времени, особой ценности, Археологическая комиссия не сохраняла для науки, а передавала для переплавки на Монетный двор. Наконец, многие клады, поступавшие в музеи, по разным причинам не сохранились до нашего времени. Так, например, из нескольких кладов, поступивших на хранение в Государственный исторический музей в Москве, сохранился целиком только один клад римских монет (Клад римских монет из с. Пражуха Калишского воеводства, 1886г. Клад состоит из 104 денариев и обломков 3 серебряных cерег. ГИМ, инв. 2378-2485. Указатель памятников Российского Исторического музея. М., 1893, с. 156-157. 1040-1042), остальные клады, повидимому, были перемешаны с систематической коллекцией монет и утратили паспорта. Такая же судьба постигла многие клады, переданные в другие музеи.
Значительная часть кладов вообще не поступала в Археологическую комиссию и музейные собрания, а расходилась по рукам и попадала в частные коллекции. Но даже те из них, которые поступили на определение в Археологическую комиссию или Эрмитаж, зачастую определены очень суммарно, в описаниях их часто не указаны количество монет каждого императора или императрицы, вес клада, обстоятельства находки и другие важные сведения. Проверить или уточнить данные о составе кладов теперь, к сожалению, уже невозможно.
Одновременно с деятельностью Археологической комиссии во второй половине XIXв. сбор и регистрация кладов и монетных находок были организованы в крупных университетских городах России: Киеве, Харькове, Одессе, Казани и др. В связи с ростом краеведческого движения и развитием нумизматической науки составляются каталоги музейных собраний, археологические карты губерний и сводки монетных находок в различных областях России. В 1867г. К. Страшкевич издает описание некоторых кладов нумизматического собрания Киевского университета (К. Страшкевич. Клады, рассмотренные в мюнц-кабинете университета св. Владимира с 1838 по 1866г. Киев, 1867), а Н.Ф. Беляшевский в 1889г. публикует сводку о монетных кладах Киевской губернии (Н.Ф. Беляшевский. Монетные клады Киевской губернии. Киев, 1889). Начиная с этого времени, появляются сводки монетных находок в Киевской (В.Е. Данилевич. Монетные клады Киевской губернии до первой четверти ХVв. Тр. IX АС, т.1, М., 1895, с.260-264 (c картой), Харьковской (В.Е. Данилевич. Карта монетных кладов и находки единичных монет в Харьковской губернии. Тр. XII АС, т.1, М., l905, с.374-410 (с картой)), Екатеринославской (B.Е. Данилевич. Монетные клады Екатеринославской губернии. Сборник статей Екатеринославского научного общества по изучению края. Екатеринослав, 1905, с.302-313), Черниговской (В.А. Шугаевский. Краткий обзор монетных находок Черниговской губернии. Чернигов, 1915), Курской (Т.А. Горохов. Монетные клады Курской губернии. Изв. Курского губернского общества краеведения. Курса, 1927, 4, с.33-44), Рязанской (А.Ф. Федоров. Монетные клады Рязанской гyб. Тр. Спасского отделения об-ва исследователей Рязанского края, вып.II, Спасск, 1928) губерниях и в Нижнем Поволжье (Б.В. 3айковский. Из монетной летописи НижнеВолжской области. Топография наиболее достоверных монетных кладов и отдельных находок древнего времени до XIIIв. включительно. Саратов, 1926 (с картой)).
Накопление фактического материала по топографии кладов римских монет в России во второй половине ХIХв. позволило историку русского права Д.Я. Самоквасову выступить с рядом работ, в которых он попытался дать историческое объяснение появлению римских монет в Восточной Европе. В своих исследованиях на эту тему Самоквасов ввел в научный оборот ценные сведения о находках римских монет, но его историческая концепция не была принята в науке. Д.Я. Самоквасов, как и многие другие историки XIXв., считал, что прародина славян находилась на Дунае. Под натиском римских легионов во IIв. славяне, которых Самоквасов отождествлял с гето-дакийскими племенами, переселились в Восточную Европу. Клады римских монет, найденные в России являются, по его мнению, сокровищами, которые славяне принесли с собой из своей дунайской прародины (Д.Я. Самоквасов. История русского права, вып. II. Варшава, 1884; его же. О происхождении русских и польских славян и причине появления кладов римских монет в земле древних руссов и ляхов. Tp. VIII АС, т.III, М., 1897, с.31-43). Реферат Д.Я. Самоквасова, зачитанный на эту тему на заседаниях VIII Археологического съезда, вызвал серьезные критические замечания Д.Н. Анучина, А.И. Соболевского, А.И. Маркевича, И.В. Лучицкого, Д.И. Иловайского и других историков (Tp. VIII АС, т.IV, М., 1897, с.136-145).
В своих исторических построениях Д.Я. Самоквасов не учитывал, в частности, то обстоятельство, что большинство кладов римских монет, найденных в Восточной Европе, состоит из денариев IIв. и было зарыто в землю в конце II - первой трети IIIв.
Значительный материал о находках римских монет был собран в археологических картах Киевской (В.Б. Антонович. Археологическая карта Киевской губернии. М., 1895), Волынской (В.Б. Антонович. Археологическая карта Волынской губернии. Киев, 1900), Гродненской (Ф.В. Покровский. Археологическая карта Гродненской губернии. Тр. IX АС, т.1. М., 1895, с.1-65 (в приложении)), Ковенской (Ф.В. Покровский. Археологическая карта Ковенской губернии. Вильна, 1899), Подольской (Е.И. Сецинский. Археологическая карта Подольской губернии. Тр. ХI АС, т.I. М., 1901, с.197-354) и Харьковской (Д.И. Багалей. Обьяснительный текст к археологической карте Харьковской губернии. Тр. ХП АС, т.I. М., 1905, с.1-92) губерний.
В 1901г. киевский историк и краевед В.Г. Ляскоронский опубликовал небольшую статью о находках римских монет в Среднем Приднепровье (В.Г. Ляскоронский. Находки римских монет в бассейне Среднего Приднепровья. Тр. XI AC, т.I, М., 1901, с.458-464 (с картой)). В последующие годы
Ляскоронский продолжал систематический сбор сведений о находках римских монет в Восточной Европе. В 1927г. он опубликовал на украинском языке статью о находках римских монет в Киеве (В. Ляскоронський. Римськi монеты, якi знайдено на територii м. Киiва. Сборник Украiнський музей, 1. Киев, 1927, с.29-41. Следует отметить, что некоторые клады римских монет, например, клады, будто бы найденные на Сенном базаре в 1874-1875гг. (теперь Львовская площадь), на Некрасовской улице в 1911-1912гг., на Кирпичном заводе, опубликованные В.Г. Ляскоронским в 1927г., внушают большие сомнения в своей достоверности. Обилие кладов римских монет, обнаруженных на территории Киева и в его окрестностях, привело некоторых историков к мысли, что центр готской державы Германариха - Danpar stadir - находился на Среднем Днепре, на месте современного Киева. Историю вопроса и литературу см. в статье М.К. Каргера - К вопросу о древнейшей истории Киева (СА, Х. М.-Л., 1948, с.235 и сл)). В архиве Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко сохранилась рукопись Ляскоронского под заглавием Римская монета в южной России и сопредельных странах, как исторический источник, законченная автором незадолго до смерти в 1928г. В этом обширном исследовании проф. В.Г. Ляскоронского приведены многочисленные сведения о находках римских монет в Восточной Европе, взятые из литературы и собранные им лично за 30 лет его научной деятельности в этой области. А.Н. Зограф в рукописной рецензии на статью В.Г. Ляскоронского о находках римских монет в Киеве (Рецензия А.Н. Зографа была послана для опубликования в Киев, но не была издана. Архив ИИМК, 1928, 29, л.24 (протокол заседания СНГ от 10. III. 1928, 352,7), а затем В.A. Шугаевский отметили существенные недостатки его работы, заключавшийся и следующем:
1. В.Г. Ляскоронский не имел специальной нумизматической подготовки и по этой причине его определения монет носят дилетантский характер и зачастую неправильны; многие легенды прочитаны им неверно; он совершенно не разбирался в изображениях на монетах и во многих случаях, например, путал монеты Антонина Пия и Марка Аврелия.
2. Сведения о кладах В.Г. Ляскоронский восстанавливал иной раз по памяти, через 40-50 лет спустя после находки.
3. Данные об обстоятельствах находки В.Г. Ляскоронский приводил без достаточной четкости и зачастую противоречиво; на разных страницах его работы один и тот же клад описан различно, иногда под разными названиями.
К сожалению, во многих случаях мы лишены теперь возможности проверить данные Ляскоронского и из осторожности вынуждены зачислять описанные им находки в разряд сомнительных.
В 30-40-х годах сведения о находках римских и византийских монет на Украине собирали В.А. Шугаевский и С.В. Коршенко, но, к сожалению, их работа в этой области почти не нашла отражения в печати.
Большую работу по сбору сведений о находках римских и византийских монет проводила секция нумизматики и глиптики ГАИМК в Ленинграде в лице А.Н. Зографа, Р.Р. Фасмера, Н.П. Бауэра и других сотрудников этой секции (Р.Р. Фасмер. Список монетных находок, зарегистрированных секцией нумизматики и глиптики. ГАИМК, ч.I. Сообщения ГАИМК, т.I., М., 1926, с.287-308; ч. II. Сообщения ГАИМК, т.II, Л.. 1929, с.281-324). В плане работ секции, наряду с другими темами по составлению топографических сводок, стояли Топография римских монет и Топография византийских монет, но эти работы не были выполнены. В протоколах секции нумизматики и глиптики ГАИМК, хранящихся в архиве Института археологии АН СССР, сохранились многочисленные сведения о монетных находках на территории СССР, часть которых вошла в список, опубликованный Р.Р. Фасмером.
Сведения о монетных находках на Кавказе с начала ХХв. собирает Е.A. Пахомов, опубликовавший уже 8 выпусков своей работы Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа (Е.А. Пахомов. Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа. Баку, вып, I, 1926; вып. Il, 1938; вып. III, 1940; вып. IV, 1949; вып. V, 1949; вып. VI, 1954; вып. VII, !957; вып. VIII, 1959).
Много трудов посвятил изучению античных монет, обращавшихся в Северном Причерноморье и на Кавказе, крупный знаток античной нумизматики А.Н. Зограф.
В первой части своего фундаментального исследования Античные монеты, изданного посмертно в 1951г., он дал общий очерк развития монетного дела в античности (в том числе и в древнем Риме) и четко сформулировал основные положения о датировке монетных кладов (А.Н. 3ограф. Античные монеты. МИА, 16, М.-Л, 1951, с.106-107). В других работах Зограф исследовал некоторые частные вопросы, связанные с обращением римских монет в Северном Причерноморье и на Кавказе (А.Н. 3ограф. Римские монеты в Ольвии. Изв. ГАИМК, т. Vl, вып. 4. Jl., 1930; его же. Античные золотые монеты Кавказа, Изв. ГАИМК, вып. 110. Л., 1936, с.178-192; его же. Находки монет в местах предполагаемых античных святилищ на Черноморье. СА, VII. Л., 1941, с.152-159; его же. Монеты Тиры. М. 1957).
В 1945г. была посмертно издана статья А.Н. Зографа о находках античных монет на Кавказе (А.Н. 3ограф. Распространение находок античных монет на Кавказе. ТОНГЭ, т.1. Л., 1945, с. 29-85 (с картой)), в которой сделаны некоторые общие выводы о денежном обращении в этом районе СССР. Регистрацию монетных находок в Средней Азии производят М.Е. Массон (М.Е. Массон. Монетные находки, зарегистрированные в Средней Азии за время с 1917 по 1927г. Изв. Средазномстариса вып. III, Tашкент, 1928; его же. Монетные находки в Средней Азии за 1928-l929гг. Научная мысль. вып. I. Самарканд - Ташкент; его же. , Монетные находки, зарегистрированные в Средней Азии за в 1930 и 1931гг. Материалы Узкомстариса, вып. V, Ташкент, 1933; его же. По поводу нескольких монетных находок, зарегистрированных на территории Казахстана до 1947г. Вестник АН Казахской ССР, 7 (40), 1948, с.56-60; его же. К вопросу о взаимоотношениях Византии и Средней Азии по данным нумизматики. Тр. САГУ, вьш. XXIII. Ташкент, 1951, с.91-104), Е.A. Давидович, Б.А. Литвинский и другие, но римские монеты встречаются там значительно реже, чем в Закавказье или на Украине.
В послевоенные годы интерес к находкам римских монет на территории СССР значительно оживился, что было связано главным образом с развернувшимися археологическими исследованиями на Украине и попытками решить на основе археологического материала проблему происхождения славян и древней Руси.
В общих работах Б.А. Рыбакова (Б.А. Рыбаков. Ранняя культура восточных славян, Исторический журнал, 1943, 11-12, с.73-80; его же. Ремесло древней Руси. М., 1948, с.42 и сл., его же. Древние русы. СА, XVII, М., 1953, с.23 и сл) и П.Н. Третьякова (П.Н. Третьяков. Восточнославянские племена, изд.2, М., 1953, с.147-149, 170-172) были высказаны некоторые замечания о характере экономических связей славянских племен с Римской Империей и о находках римских монет в Восточной Европе в связи с общими вопросами социально-экономического развития восточных славян в I тысячелетии н.э. Оба исследователя исходили из положения, что славяне обитали в области Среднего Поднепровья и на Волыни с глубокой древности, являясь автохтонным населением. Б.А. Рыбаков и П.Н. Третьяков поставили различные археологические культуры Восточной Европы в единый генетический ряд, полагая, что скифские земледельческие племена (скифы-пахари) являлись предками восточных славян. Черняховская культура, по их мнению, была генетически связана с предшествовавшей зарубинецкой культурой и последующими славянскими памятниками VIII-Хвв. Таким образом, в работах указанных археологов возникло и укрепилось представление об антском периоде в истории восточных славян, который охватывал II-VПвв. Упомянутые археологические культуры являлись в их представлении как бы различными стадиями социально-экономического и культурного развития восточнославянских племен от Геродота до возникновения древней Руси. По мнению Б.А. Рыбакова, вывоз славянского хлеба в Римскую империю обусловил интенсивный приток на берега Днестра и Днепра римских монет и товаров. Экономические и культурные связи населения Среднего Поднепровья с римскими провинциями отразились на материальной культуре славянских племен, в частности, в появлении гончарного круга и широком распространении типичной гончарной посуды. Распространение фибул с выемчатой эмалью и других украшений, привезенных из римских провинций, окрасило культуру местного населения в римские провинциальные тона. Совпадение русских и римских мер сыпучих тел (амфореус равен четверику, полосмина квадранталу) Б.А. Рыбаков объяснил заимствованием их восточными славянами в первые века нашей эры (Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, с.42-43).
Влияние римской провинциальной культуры на различные области Восточной Европы не было одинаковым. Племена, обитавшие по границам римского лимеса, поддерживали непосредственные связи с Римской империей; по мере удаления от римских границ экономические связи ослабевали и воздействие римской провинциальной культуры сказывалось на местных культурах значительно слабее.
Экономические связи славянских племен с античным миром имели, по мнению Б.А. Рыбакова, исторически прогрессивный характер, так как ускоряли социально-экономическое развитие славянского общества, расшатывали старые родовые устои и способствовали выделению и обогащению славянской знати (Б.А. Рыбаков. Ремесло древней Руси, с.42-46; Б. Рыбаков. Ранняя культура восточных славян. Исторический журнал, 1943, 11-12, с.73-80. По этому вопросу см.: 3денек Неедлы. История чешского народа. М., 1952, с.163 и сл).
Напротив, по мнению П.Н. Третьякова, представления о прогрессивной роли Рима в развитии экономической и культурной жизни славянских и германских племен отнюдь нельзя назвать объективными. - Они являются, - писал он, - не чем иным, как апологетикой колониальной экспансии, перенесенной в далекое прошлое, Они (т.е. буржуазные ученые. - В.К.) исходят из ложной мысли, что европейские племена, которые прошли до этого времени большой путь самостоятельного развития, вдруг почему-то остановились, стали топтаться на месте и смогли продвигаться вперед лишь при помощи Рима.
В действительности влияние Рима на соседние племена было крайне односторонним. Выкачивая у своих северных соседей огромные богатства: хлеб, скот, кожи, рыбу, янтарь и, самое главное, черпая из их среды подневольную рабочую силу - сотни тысяч рабов, Рим способствовал развитию местной экономики лишь в своих интересах, истощая силы и средства своих соседей и давая им взамен то, что не представляло особой ценности: ткани, вино, украшения. Это были отношения колониального характера, когда один из партнеров неизбежно оказывался в убытке.
Именно поэтому нарушение экономических связей с римским миром в IIIв. н.э. привело славянские племена отнюдь не к упадку экономической и культурной жизни, а, наоборот, к ее росту и расцвету: к дальнейшему развитию местного ремесла, к установлению местных экономических связей, к возрождению местных культурных традиций. Внутренние экономические и культурные силы освободились от тормозящего их рост благотворного римского влияния и их развитие быстро пошло вперед (П.Н. Третьяков. Восточнославянские племена, 148-149 ).
Такая оценка роли римского влияния на варварские племена Центральной и Восточной Европы была поддержана украинским археологом М.Ю. Брайчевским (М.Ю. Брайчевський. Знахiдки римських монет на територii УРСР. Археологiя, т.III. Киiв, 1950, с.93-101. его же. Час ебiгу римськоi монети в антському суспiльствi, Aрxeoлогiя, VI, Киiв, 1952, с.74-80; его же. Некоторые
данные об участии восточных славян в событиях на Дунае 248-251гг. н.э. КСИА, вып. Ш. Киев, 1954, с.8-13; его же. К вопросу о происхождении Оболенского клада. КСИИМК, вып. 66. М., 1956, с.56-64; его же. Новый клад римских монет из села Турии. ВДИ, 1956(4), с.153-156; его же, О растространении римских монет у древних восточных славян. ВДИ, 1954(1), с.119-134; его же. Римська монета на територii Украiни. Киiв, 1959), который полагал, что завоевательная политика Римской империи на северо-востоке была продиктована двумя причинами: 1) желанием расширить свои границы и присоединить к империи новые земли (в Дакии и Причерноморье); 2) стремлением получить новые источники для вывоза дешевого зерна в Рим.
- Вывоз хлеба был основной причиной римской экспансии на северо-востоке (М.Ю. Брайчевський. До питания про так званi римськi впливи в культурi древнiх словян, Археологiя, т.V, Киiв, 1951, с.87. Эта статья была подвергнута критике Н.Я. Мерпертом и автором настоящей работы (см. ВДИ, 1952(2), с.144 и сл.). Проф. К. Маевский в статье Западнославянские земли в древности и Римская империя (ВДИ, 1958(1), с.161) согласился с нашей критикой взглядов М.Ю. Брайчевского, признав ее убедительной). По мнению М.Ю. Брайчевского, Римская империя беспощадно эксплуатировала не только завоеванные провинции, но и племена Центральной и Восточной Европы, которые она не смогла покорить силой оружия. Эта эксплуатация, по Брайчевскому, осуществлялась путем грабительской, неэквивалентной торговли, посредством которой римские купцы выкачивали у славянских племен наиболее ценные продукты (хлеб, мед, воск, пушнину), а также рабов (Там же, с.87 и сл). Торговля Римской империи имела будто бы пассивный торговый баланс, так, как римские купцы вывозили различные товары и рабов расплачиваясь с варварами главным образом римской серебряной монетой (денариями). Для подтверждения столь важного вывода о пассивном торговом балансе М.Ю. Брайчевский приводит следующие факты: Используя новейшие данные, можно насчитать в пределах современной УССР 83 случая находок вещей римского производства, в том числе: амфор - 35, посуды типа сигиллята - 4, стекла - 24, бронзовой посуды - 10, культовых предметов - 6, прочих - 4. Этому можно противопоставить 1028 случаев находок римских монет, в том числе 137 кладов. Если учесть количество монет, разница представится еще более явственной. Учитывая только клады, состав которых известен более или менее точно можно насчитать около 30 тыс. монет (М.Ю. Брайчевский. О распространение римских монет у древних восточных славян. с.122).
М.Ю. Брайчевский совершенно игнорирует интересы племенной знати германцев и славян, интересы жречества и дружинников. Основываясь на описание древних германцев у Юлия Цезаря и Тацита, мы можем смело сказать, что племенная верхушка и дружинники не занимались производительным трудом, а существовали за счет эксплуатации и грабежа соседних племен и своих обедневших соплеменников. Племенная знать, конечно, была заинтересована в торговле с Римской империей. Продавая рабов, скот, меха и другие товары, варварские князья и старейшины получали вино, дорогие ткани, различные украшения, посуду, золотые медальоны, амулеты, статуэтки и римские монеты. Эта торговля обогащала племенную знать, способствовала усилению влияния дружинных элементов, ускоряя тем самым разложение первобытно-общинного строя.
Тесные экономические связи Восточной Европы с причерноморскими городами и римской провинцией Дакией ознакомили население Поднестровья и Поднепровья с рядом важных технических достижений. Статистические данные о находках римских и причерноморских ремесленных изделий на Украине, приведенные М.Ю. Брайчевским для характеристики торговли Рима с племенами Восточной Европы, конечно, не могут дать представления о действительном размахе этой торговли.
Во-первых, автор совершенно игнорирует многочисленные находки фибул, бус и других украшений, которые привозились из причерноморских городов и римских провинций. Во-вторых, он не включил находки привозных изделий на городищах, расположенных в низовьях Днепра, Буга и Днестра, находки в могильниках и сарматских курганах южной части Украины, в то время как римские монеты были учтены им по всей территории УССР. Такая методика, конечно, не может привести к объективным выводам.
М.IO. Брайчевский в своей последней работе приводит только 94 пункта находок, в то время как по самым скромным подсчетам можно насчитать свыше 500 пунктов находок римских и причерноморских изделий на территории Украины и Молдавской ССР (М.Ю. Брайчевський. Римська монета на територii Украiни, с.44. Список находок вещей римского производства см. на стр.221 и сл). На территории каждого поселения II-IVвв. и в каждом могильнике встречаются в том или ином количестве импортные изделия. Наконец, все привозные вещи М.Ю. Брайчевский совершенно бездоказательно зачисляет в разряд римских ремесленных изделий.
Важные исторические выводы о характере экономических связей Римской империи с племенами Восточной Европы, о пассивном балансе римской торговли основаны, как мы видим, на шатком основании.
В 1951г. выступил со статьей о находках римских монет в Прикарпатье львовский археолог А.В. Фенин (О.В. Фенiн. Знахiдки римських монет у Прикарпаттi. Археологiя, т.V. Киiв, 1951, с.92-104), который под руководством Казимира Маевского в 1939г. подгoтовил большую рукопись о находках римских монет в Польше (К. Маjewski. Importy rzymskie na ziemiach siowianskich. Wroclaw, 1949, str.46-47,59).
Основные выводы А.В. Фенина, касающиеся распространения римских монет в Восточной Европе, можно сформулировать в следующих трех пунктах:
1. Римские денарии I-IIвв. за пределами Римской империи обращались до IV-Vвв., а возможно, и в последующие столетия,
2. Римские монеты поступали на Украину в большом количестве в связи с интенсивной хлебной торговлей.
3. Римские монеты употреблялись не только во внешней торговле, но и во внутреннем обращении, что было связано с отделением ремесла от земледелия и появлением товарного производства у славянских племен Поднестровья и Поднепровья.
Эти выводы, как было указано выше, основывались на общей концепции славянского этногенеза и социально-экономического развития восточных славян в I тысячелетия и.э,, сформулированной в работах Б.Д. Грекова, A.Д. Удальцова, Б.А. Рыбакова, П.Н. Третьякова и других историков и археологов. В своей первой публикации Клады римских монет в Восточной Европе, автор настоящей работы разделял в основном эту общую концепцию, полемизируя с М.Ю. Брайчевским по ряду общеисторических и методических вопросов (датировка кладов, время обращения римских денариев, их экономические функции у населения Поднестровья и Поднепровья и др.) (В.В. Кропоткин. Клады римских монет в Восточной Европе. ВДИ, 1951(4), с. 243-281 (с картой); его же. Топография римских и ранневизантийских монет на территории СССР. ВДИ, 1954(3), с.152-180 (с картой)).
В советской исторической литературе еще не появилось монографического исследования, посвященного изучению экономических связей Восточной Европы с причерноморскими городами и Римской империей. Приступить к такому исследованию станет возможно лишь тогда, когда будет собран огромный археологический и нумизматический материал, разбросанный по различным изданиям и музеям. Одной из таких подготовительных работ на подступах к более широкому, синтетическому исследованию и является настоящая работа, которая содержит сведения о находках: 1) римских республиканских монет; 2) римских императорских монет от Августа (27г. до н.э. - 14г. н.э.) до восточноримского императора Зенона (474-491гг.); 3) римских провинциальных монет; 4) варварских подражаний римским монетам; 5) греческих, парфянских, сасанидских, византийских и других монет, которые были найдены в кладах совместно с римскими монетами. Конец Vв. (491г.) мы принимаем как условный рубеж между римскими и византийскими монетами, так как такое деление уже установилось в нумизматической практике, в частности при составлении каталогов и других пособий.
Принятие указанного хронологического рубежа обусловлено также необходимостью составить карты с монетными находками за определенный промежуток времени, приблизительно равный одному столетию: I карта - республиканские монеты, Август - Нерва (27г. до н.э.- 98г. н.э.); II карта - Траян - Септимий Север (98-211гг.); III карта - Гета - Нумериан (211-284гг.); IV карта - Диоклетиан - Зенон (284-491гг.) (Поскольку римских республиканских монет найдено на территории СССР сравнительно мало, мы обьединили их с римскими императорскими монетами Iв. н.э. и нанесли на одну карту; по тем же соображениям нанесены на одну карту клады IV-Vвв. н.э. (см. карты в тексте и в приложении)).
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 990 раз

Re: В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:17:02

Эти карты дадут наглядное представление о распространении кладов и отдельных находок в различные, но приблизительно равные промежутки времени. К работе приложена также сводная карта, дающая представление о территориальном распределении кладов золотых, серебряных и медных монет, смешанных кладов (золото и серебро, серебро и медь) и кладов варварских подражаний римским монетам, так как монеты различного металла выполняли различные экономические функции и, как правило, не встречаются совместно в одном кладе. Золотые и серебряные монеты использовались в международной торговле Римской империи с окружающими ее племенами и народами, медные монеты обращались на внутреннем рынке. Серебряная монета являлась наиболее распространенной валютой в торговле с племенами Центральной и Восточной Европы, что было отмечено Тацитом (Germ., V) и засвидетельствовано многочисленными кладами римских денариев, найденными за пределами римского лимеса (рис.1-2).
000320-000102S.JPG

На второй сводной карте мы нанесли клады, разбитые на несколько хронологических групп в зависимости от позднейшей монеты, содержащейся в кладе. При датировке кладов мы основываемся на общепринятых в науке положениях, которые неоднократно излагались как в зарубежной, так и в русской литературе (см., например, А.Н. 3ограф. Античные молоты, с.106-107).
Если расположить клады римских монет на карте Восточной Европы, то сосредоточение одновременных или близких по времени кладов в том или ином районе может быть увязано с военно-политическими потрясениями, которые сопровождались массовым закапыванием сокровищ в землю, пленением или гибелью их владельцев. Так, например, значительное число кладов римских монет на нашей территории заканчивается монетами, чеканенными в 80-90-х годах IIв. (денарии Коммода, Пертинакса, Клодия Альбина и Септимия Севера). В связи с этим очень важно подчеркнуть, что некоторые известные науке клады (Грабовицы, 273; Погорелое, 299; Мазепинцы, 496; Турия, 1271) содержат только ранние денарии Септимия Севера, чеканенные в 193-194гг. По-видимому, зарытие этих кладов в землю можно связать с появлением готских племен в Восточной Европе и продвижением их на юг к берегам Черного моря (рис.25).
Большинство кладов римских монет IVв. н.э. было зарыто, по-видимому, в эпоху гуннского вторжения в Восточную Европу, которое сопровождалось гибелью многих причерноморских городов и истреблением земледельческого населения в тех районах, куда проникали военные отряды гуннов и их союзников. Конечно, сокровища зарывались в землю не только в периоды войн. Сохранение сокровищ в земле было очень распространено не только в эпоху разложения первобытно-общинного строя, но и в последующий феодальный период, о чем свидетельствуют многочисленные клады, обнаруженные в Восточной Европе. Но превращение зарытого сокровища в клад, в связи с гибелью или пленением его владельца, осуществляется, как правило, в результате военных действий, неприятельских набегов или вторжений. Оспаривать эти выводы, как это пытался сделать М.Ю. Брайчевский, совершенно бесполезно (М.Ю. Брайчевский. Римская монета на территории УССР. М., 1954, с.18; его же. Римська монета на територii Украiни. Киiв, 1959, с.108-109).
Составленная нами сводка монетных находок, копеечно не может претендовать на исчерпывающую полноту и не отражает в полной мере действительной картины денежного обращения в Восточной Европе, на Кавказе и в Средней Азии. Не все обращавшиеся монеты попадали в клады; часть их извлекалась из тайников и уходила за пределы территории или переливалась в слитки; не все клады еще обнаружены, что подтверждается новыми, недавними находками кладов в различных областях СССР; монетные находки, как уже говорилось выше, стали регистрироваться только с начала XIXв.; клады, найденные раньше,
почти все пропали бесследно для науки, хотя присутствие отдельных римских монет в средневековых кладах свидетельствует о том, что найденные в земле римские монеты попадали в средневековые сокровищницы; очень немногие клады определялись целиком; большинство кладов расходилось по рукам и лишь ничтожная часть монет попадала в музеи и определялась нумизматами. Тем не менее даже тот материал, которым мы сейчас располагаем может дать отчетливое представление о поступлении римских монет в Восточную Европу и другие районы CССР и служить ценным историческим источником, освещающим одну из наиболее темных и запутанных страниц в истории нашей страны.
Клады и отдельные находки римских монет На территории СССР римские монеты находят в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, в Поволжье, на Северном Кавказе и в Закавказье, в Средней Азии, но области массового распространения римских монет охватывают более узкую территорию: Молдавскую ССР, лесостепные районы Украинской ССР и Закавказье. Античные города Северного Причерноморья (Тира, Ольвия, Херсонес) в первые века нашей эры входили в состав Римской империи и многочисленные находки римских монет в этих центрах понятны и не требуют никаких пояснений.
Поразительное обилие римских монет, найдены в кладах и отдельными экземплярами, по сравнению с монетами предшествующего времени, нужно объяснять не столько ростом денежного обращения Причерноморья и римских провинций с внутренними областями Восточной Европы, сколько глубокими переменами, которые совершались на рубеже нашей эры в социально-экономическом строе приднепровских и прикарпатских племен.
Находки кладов римских монет в Средней и Восточной Европе тянутся широкой полосой вдоль северных границ римского лимеса от Рейна к бассейну Вислы, Прикарпатью и Среднему Поднепровью, (см. рис.1-2, 23-25).
В Восточной Европе клады римских монет встречаются по преимуществу в пределах лесостепной полосы; в степях и в лесной зоне (кроме Прибалтики) клады находят значительно реже. Как известно, на территории основного ареала распространения римских монет в первой половине I тысячелетия н.э. обитали многочисленные племена, оставившие памятники так называемой черняховской культуры (рис.33). Не касаясь во всех деталях сложной проблемы происхождения и этнической принадлежности этой культуры, мы должны отметить, что накопление нового фактического материала и отказ от теории стадиального развития языков Н.Я. Марра заставили многих исследователей пересмотреть свои представления по вопросу о происхождении славян. Против утвердившихся теорий о происхождении славян и этнической принадлежности черняховской культуры выступил в 1956г. М.И. Артамонов, выдвинувший тезис о том, что черняховская культура сложилась в пределах готского политического союза в III-IVвв. под сильным воздействием римской провинциальной культуры. Различные племена, объединенные готами в крупный племенной союз, утратили в эту бурную эпоху войн и передвижений свои старые племенные культуры. Черняховская культура прекратила свое существование в конце IVв. в эпоху гуннского вторжения в Восточную Европу (М.И. Артамонов. Славяне и Русь. Тезисы докладов. Научная сессия Ленинградского государственного университета 1955-1956гг. Л, 1956, с.3-6). На конференции по славянской археологии (См. отчет об этой конференции: Совещание, посвященное проблемам черняховской культуры и ее роли в ранней истории славян. СА, 1957, 4, с.274-277), созванной в 1957г. в Киеве, с критикой взглядов Б.А. Рыбакова и ряда украинских археологов, которые упорно отстаивали тезис о славянской принадлежности черняховской культуры, высказанный В.В. Хвойкой и поддержанный А.А. Спицыным, выступили М.И. Артамонов, И.И. Ляпушкин, М.А. Тиханова, Г.Ф. Корзухина, Г.Б. Федоров и автор настоящей работы. На страницах журнала Советская археология был опубликован ряд дискуссионных статей. М.Ю. Брайчевский и Э.А. Сымонович безоговорочно настаивали на славянской принадлежности черняховской культуры (М.Ю. Брайчевский. К истории лесостепной полосы Восточной Европы в I тысячелетии н.э. СА, 1957, 3, с.114-129; Э.А. Сымонович. К вопросу о раннечерняховских поселениях культуры полей погребений. СА, 1958, 1, с.248 и сл). М.А. Тиханова, Г. Б. Федоров и автор этой работы отстаивали новую точку зрения о том, что черняховская культура сложилась на пестрой этнической основе, включив в себя различные племенные группы: скифосарматские племена Северного Причерноморья, гето-дакийские племена Поднестровья и Прикарпатья, славянские племена на северной окраине распространения черняховской культуры (Волынь и Среднее Поднепровье) и германские племена, переселившиеся в Причерноморье из Прибалтики на рубеже II-IIIвв. (М.А. Тиханова. О локальных вариантах черняховской культуры. СА, 1957, 4, с.168-194; Г.Б. Федоров. О двух обрядах погребения в черняховской культуре. СА, 1958, 3, с.234-243; В.В. Кропоткин. Из истории денежного обращения в Восточной Европе в I тыс. н.э. СА, 1958, 2, с.279-285).
В докладе на Международном конгрессе славистов в Москве в 1958г. П.Н. Третьяков кратко изложил свои новые взгляды по вопросу о происхождении славян и этнической принадлежности черняховской культуры, попытавшись сблизить различные точки зрения (П.Н. Третьяков. Итоги археологического изучения восточнославянских племен. М., 1958, с.24 и сл). Но путь сближения противоположных взглядов в данном случае, по-видимому, совершенно неприемлем. Если мы признаем, что черняховская культура была культурой не какого-либо одного племени или группы родственных племен, а культурой межплеменной, распространившейся в разноплеменной среде, то мы должны будем признать, что южная группа зарубинецких племен (восточная часть исторических венедов) была ассимилирована носителями черняховской культуры, возникшей не на Среднем Днепре, а в более южных и западных районах, которые были непосредственно связаны с Римской империей. Античные авторы свидетельствуют, что на рубеже II-IIIвв. в Причерноморье переселилась группа германских племен, известная под обобщающим именем готов. Как бы мы не намечали южные рубежи славянства во II-Vвв., мы не можем игнорировать прямые указания античных авторов о расселении племен в пределах Европейской Сарматии и отрицать этническую пестроту ее обитателей.
Многочисленные клады и отдельные находки римских монет, обнаруженные в Восточной Европе, Закавказье и Средней Азии, дают в руки специалистов ценный исторический материал для изучения сложных процессов зарождения и развития денежного обращения и товарного производства (см. рис.23-25).
На территории СССР зарегистрировано 172 клада римских монет, причем по металлу они распределяются следующим образом:
Клады золотых монет 3
Клады серебряных монет 109
Клады медных монет 16
Смешанные клады 10
Неопределенные клады 34
Всего 172
Судя по статистике определенных кладов, большинство кладов без указания металла состояло из серебряных монет. Смешанные клады (золото и серебро, серебро и медь) встречаются на территории СССР очень редко, причем некоторые находки внушают сомнения в своей достоверности. Как правило, золотые, серебряные и бронзовые монеты не смешивались их владельцами и зарывались в землю отдельно.
Кладом в нумизматике принято называть комплекс монет, зарытый в землю или же спрятанный в жилище. Обычно клады зарываются и землю в специальной упаковке. Мы располагаем следующими данными об упаковке кладов:
Клады в глиняном горшке (или горшках) ЗЗ
Клады в глиняном сосуде 7
Клады в глиняном кувшине 13
Клад в глиняной вазе 1
Клад в глиняной миске 1
Клад в бронзовой вазе 1
Клады в бронзовых сосудах 2
Клад в серебряном сосуде 1
Клады в матерчатой обертке 2
Клад, завернутый в кожу 1
Всего 62
Пo-видимому, большинство остальных кладов также было найдено в какой-либо упаковке, хотя об этом и не сохранилось никаких сведений, так как глиняные сосуды при находке обычно разбивались и выбрасывались, а остатки матерчатой или какой-либо другой разрушающейся от времени обертки могли быть просто не замечены находчиком.
Как мы видим, способы упаковки были очень различны. Чаще всего монеты укладывались в обычные глиняные сосуды, которые иногда покрывались сверху миской или обломком другого сосуда. Клады в металлических сосудах встречаются очень редко.
Размеры кладов, встречающихся на территории СССР, также очень различны (см. табл. 1).
Большинство кладов содержало от 10 до 300 монет (66 кладов); от 300 до 1000 монет было обнаружено в 24 кладах; свыше 1000 монет зарегистрировано в 9 кладах. К самым крупным кладам принадлежит клад из Борочиц (317), где было найдено несколько килограммов монет, во всяком случае около 2000, а возможно и более. Красеевский клад (1022) содержал 2281 денариев, в кладе из Крылова (555) найдено было около 2000 денариев, в Жигайловском кладе (952) - около 1460 денариев, в Нежинском кладе (1297) - 1312 денариев, и Климовичском кладе (1386) - 1815 денариев, и Касперовском кладе (1014) - около 1000 денариев, и кладе из Красного Кута (205) - около 1000 денариев. По недостоверным данным, в Киевском кладе 1875-1876гг., найденном на Сенном базаре, содержалось свыше пуда (?) серебряных и бронзовых монет, но, к сожалению, из этого клада сохранилось лишь несколько денариев IIв. Клад неизвестного происхождения, поступивший в Государственный Эрмитаж в 1950г., содержит 5441 серебряную монету, от Пертинакса до Траяна Деция (193-251гг.). Вес клада - 20 кг 745.31 г. Это самый крупный клад римских монет на территории СССР.
На территории Польской Народной Республики у с. Гродкова был найден клад, содержавший около 6000 римских денариев, а Калишский клад имел в своем составе около 2000 денариев (К. Маjewski. Importy rzymskie na ziemiach slowianskich, str.118, 589, str.122, 646). (см. рис.24 и 28).
Топография отдельных находок римских монет в общих чертах не отличается от обрисованного выше ареала распространения кладов. Отдельные находки римских монет в большом количестве встречаются в могильниках юго-восточной Прибалтики, очень редко в верхнем Поднепровье, в междуречье Оки и Волги и Среднем Поволжье. Северная граница распространения отдельных находок проходит значительно выше границы массового распространения римских денариев в Восточной Европе. Эту границу можно наметить по линии Таллин-Новгород-Калинин-Ярославль-Казань-Ижевск-Курган (рис.25).
000320-000104S.jpg
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2113
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 990 раз

Re: В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:18:49

Если на территории лесостепной полосы Восточной Европы клады и отдельные находки обильны, то в степи римских монет найдено сравнительно мало. По-видимому, скифо-сарматские племена Нижнего Поднепровья не употребляли римскую монету в торговле, хотя на городищах и в могильниках этого района обнаружено громадное количество импортных античных изделий (амфоры, краснолаковая посуда, стекло и т.д.). Степные районы Подонья, Поволжья и Северного Кавказа, заселенные сарматскими племенами, также почти не дают нумизматического материала римского времени, что свидетельствует, очевидно, о меновом характере торговли сарматов с городами Северного Причерноморья. Единичные находки римских монет в Поволжье и Подонье, по нашему мнению, могут указывать только на зачатки денежной торговли у сарматских племен степей Восточной Европы.
В могильниках юго-восточной Прибалтики (Калининградская область и Литовская ССР) найдено большое количество римских бронзовых монет I-IVвв.; клады серебряных денариев в Прибалтике встречаются значительно реже, чем в южных районах Восточной Европы. Клады медных монет в области распространения черняховской культуры попадаются сравнительно редко, за исключением бассейна Прута и Днестра, где находки бронзовых монет составляют значительный процент к общему числу римских монет. По-видимому, в Поднестровье и Прибалтике местное население охотно принимало медную римскую монету, которая обращалась там наряду с римскими денариями...
000320-000105S.jpg

000320-000106S.jpg

000320-001376S.jpg

Римские императоры, Годы правления, Число кладов с монетами императора, Общее число монет в кладах
Август, 27г. до н.э. 14г. н.э., 6, 38
Тиберий, 14-37, 2, 10
Калигула, 37-41, 1, 1
Клавдий I, 41-54, 2, 3
Нерон, 54-68, 11, 21
Гальба, 68-69, 5, 3
Отон, 69, 1, 1
Вителий, 69, 2, 14
Веспасиан, 69-79, 22, 151
Тит, 79-81, 9, 117
Домициан, 81-96, 15, 65
Нерва, 96-98, 11, 13
Траян, 98-117, 45, 188
Адриан, 117-138, 50, 397
Антонин Пий, 138-161, 64, 1352
Марк Аврелий, 161-180, 60, 1210
Луций Вер, 161-169, 38, 278
Коммод, 180-192, 56, 508
Пертинакс, 193, 11, 13
Дидий Юлиан, 193, 3, 2
Септимий Север, 193-211, 27, 800
Клодий Альбин, 193-197, 5, 4
Песценний Нигер, 193-194, 1, 1
Каракалла, 211-217, 6, 296
Гета, 211-212, 5, 97
Макрин, 217-218, 4, 45
Элагабал, 218-222, 2, 303
Александр Север, 222-235, 5, 450
Максимин, 235-238, 1, 240
Гордиан I, 238, 1
Гордиан II, 238
Пупиен, 238, 1, 17
Бальбин, 238, 1, 11
Гордиан III, 238-244, 3, 1824
Филипп Араб, 244-249, 5, 1190
Филипп Младший, 247-249, 2, 201
Деций, 249-251, 3, 104
Деций (Младший), 251, 2, 9
Гостилиан, 251
Требониан Галл, 251-253, 1, 23
Волусиан, 251-253, 3, 34
Эмилиан, 253, 1, 5
Валериан, 253-260, 1, 6
Галлиен, 253-268
Постум, 258-268
Викторин, 268-270
Клавдий II Готский, 268-270, 2, 44
Тетрик, 270-273
Квинтилл, 270
Аврелиан, 270-275
Тацит, 275-276
Флориан, 276
Проб, 276-282, 1, 2
Кар, 282-283
Карин, 283-285
Нумериан, 283-284
Диоклетиан, 284-305, 2, 2
Максимиан, 286-305 (307-310), 3, 10
Галерий, 293-311
Констанций I, 293-306
Караусий, 286-293
Аллект, 293-296
Флавий Север, 305-307
Максимин Дая, 305-313
Максенций, 307-312, 1, 1
Александр, 308-311
Лициний, 308-324, 2, 27
Константин I, 306-337, 6, 39
Константин II, 337-340, 2, 2
Констант, 337-350, 2, 2
Констанций II, 337-361, 5, 172
Магненций, 350-353, 1, 2
Юлиан, 361-363, 2, 8
Иовиан, 363-364, 1, 1
Валентиниан I. 364-375, 1, 2
Прокопий, 365-366, 1, 1
Валент, 364-378, 2, 5
Грациан, 367-383, 1, 2
Валентиниан II, 375-392, 2, 2
Магн Максим, 383-388
Флавий Виктор, 384-388
Евгений, 392-394
Феодосий I, 379-395, 2, 4
Аркадий (Византия), 395-408, 2, 5
Гонорий, 395-423, 3, 9
Константин III, 407-411
Феодосий II (Византия), 408-450, 1, 176
Приск Аттал 409-410 (414-415)
Констанций III, 421
Иоанн, 423-425
Валентиниан III, 425-455, 2, 13
Петроний Максим, 455
Маркиан (Византия), 450-457, 1, 2
Авит, 455-456
Майориан, 457-461
Лев I (Византия), 457-474
Либий Север III, 461-465
Антемий (Прокопий), 467-472
Олибрий, 472
Гликерий, 473-474
Непот, 474-475
Лев Младший (Византия), 474
Ромул Августул, 475-476
Зенон (Византия), 474-491
Анастасий (Византия), 491-518
Юстин I (Византия), 518-527
Юстиниан I (Византия), 527-565, 3, 52
В.В. Кропоткин Клады римских монет на территории СССР. Археология СССР. Свод археологических источников, вып. Г4-4. М., 1961
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
Eccentric
Новичок
Новичок
Сообщения: 10
Зарегистрирован: 20 янв 2013, 00:03:28
Прибор: 705
Имя: Alex

Re: В.В. Кропоткин. Клады римских монет на территории СССР

Сообщение Eccentric » 24 янв 2013, 22:54:00

У нас в РБ находят до сих пор Римские монеты иногда. В основном на больших реках - Днепр, Березина, Друть, Неман, Припять и тп
Была находка так же викинга неподалеку от Переправы Наполеона близ Студянки


Вернуться в «Монеты антика, средневековье»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: CommonCrawl [Bot]

  • Реклама