• Реклама

В.В. Кропоткин.Топография римских и ранне-византийских монет

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2115
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 992 раза

В.В. Кропоткин.Топография римских и ранне-византийских монет

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:09:09

В.В. Кропоткин. Топография римских и ранне-византийских монет на территории СССР

В 1951г. был опубликован список находок римских монет в Восточной Европе (1-655 - В.В. Кропоткин. Клады римских монет в Восточной Европе. ВДИ, 1951(4), однако он не исчерпал всех сведений о находках римских и ранне-византийских монет, разбросанных в различных изданиях и архивных материалах. В него не вошли находки римских монет в городах Северного Причерноморья, в Калининградской области и Эстонской ССР. За пределами поставленной темы остались находки в Закавказье и Средней Азии. В настоящей статье мы даем значительное дополнение и уточнение опубликованного списка находок (см. приложение).
1. Клады римских монет
Зарегистрированные клады римских и ранне-византийских монет распределяются по областям, краям и республикам следующим образом (рис. 1):
Киевская обл. - 12 (Сведения В.Г. Ляскоронского о находках кладов римских монет не вполне достоверны и нуждаются в проверке. Так например, удалось установить, что клад, найденный в 1876г. в усадьбе Магурина на Облони вблизи Глубочицкого ручья, фигурирует у Ляскоронского как два различных клада (Облонский и клад у Кирпичного завода). Ошибку Ляскоронского повторил М.К. Каргер (СА, Х, с.244)).
Латвийская ССР - 10
Станиславская обл. - 7
Литовская ССР - 7
Тернопольская обл. - 7
Житомирская обл. - 7
Винницкая обл. - 6
Полтавская обл. - 6
Грузинская ССР - 6
Ровенская обл. - 6
Молдавская ССР - 6
Черниговская обл. - 6
Курская обл. - 5
Крымская обл. - 5
Одесская обл. - 4
Волынская обл. - 4
Сумская обл. - 4
Краснодарский край - 4
Дрогобычская обл. - 4
Черкасская обл. - 3
Кировоградская обл. - 2
Львовская обл. - 2
Минская обл. - 2
Калужская обл. - 2
Саратовская обл. - 2
Мордовская АССР - 2
Гродненская обл. - 2
Калининградская обл. - 1
Могилевская обл. - 1
Черновицкая обл. - 1
Закарпатская обл. - 1
Хмельницкая обл. - 1
Рязанская обл. - 1
Горьковская обл. - 1
Николаевская обл. - 1
Харьковская обл. - 1
Ростовская обл. - 1
Грозненская обл. - 1
Армянская ССР - 1
Южный Урал - 1
Киргизская ССР - 1
Безымянные клады - 1
Итого - 148
Эти клады по металлу распределяются следующим образом:
клады серебряных монет - 84
клады римских монет без указания металла - 31
клады медных (бронзовых) монет - 16
клады золотых монет - 5
смешанные клады: золотых и серебряных монет - 3
серебряных и медных монет - 9
Таким образом, смешанные клады встречаются значительно реже, чем однородные клады. Если последних зарегистрировано 105, то первых - только 12, т.е. в восемь раз меньше. Следует также иметь в виду, что клады римских монет без указания металла, по преимуществу состоят из серебряных монет.
Изучение распространения и состава монетных кладов позволяет высказать некоторые соображения по многим вопросам истории славянских племен в I тыс. н.э.
Клады варварских подражаний римским монетам на территории СССР найдены только на Северном Кавказе - около Новороссийска и в Грозненской области (ст. Червленная) (А.В. Орешников считал варварские подражания этого типа монетами готов, но это мнение следует отвергнуть, так как топография находок противоречит его гипотеза. Варварские подражания римским денариям II-III вв. н.э., найденные на Северном Кавказе, являлись не готской, а сармато-аланской чеканкой III и, возможно, IV в. н.э. А.В. Орешников, Материалы по древней нумизматике Черноморского побережья, М., 1892, с.35, табл. III; A.Н. 3ограф, Распространение находок античных монет на Кавказе, с.44 сл). Единичные находки варварских подражаний римским монетам встречены также и в кладах из других районов европейской части СССР (см. 114, 146-161, 769-775). В Поднепровье в кладе римских монет из с. Стольное, Черниговской области, обнаружена одна монета - варварское подражание римскому императорскому денарию. Это показывает, что отдельные находки варварских подражаний в Поднепровье и Поднестровье не могут служить доказательством существования местной, так называемой варварской, чеканки у славянских племен в первые века нашей эры. Повидимому, эти монеты проникли в указанные области со стороны, вместе с монетами римской и провинциальной чеканки. Об этом свидетельствует тот факт, что в Поднепровье и Прикарпатье найдены варварские подражания таким монетам, которые на этой территории никогда не обращались (золотым монетам Гордиана III, тетрадрахмfм Фазоса, монетам Евтидема и т.д.).
Дальнейшее изучение варварских подражаний, найденных в Восточной Европе, сравнение их с аналогичными монетами Дакии, Мезии, Паннонии и других римских провинций и внеримских областей позволит правильно решить вопрос о так называемой варварской чеканке у племен и народов Кавказа и Северного Причерноморья.
Значение римских монет в экономической жизни славянских племен, в первые века нашей эры давно интересует историков и экономистов. Решение этих вопросов зависит от правильной постановки проблемы возникновения товарного производства и товарного обращения у древних славян, проблемы отделения ремесла от земледелия и появления частной собственности на средства производства (земля, рабы, скот, орудия труда).
В советской науке существуют две противоположные точки зрения по этому вопросу. С одной стороны, утверждают, что в первые века н.э. на основе развитого пашенного земледелия и специализированного ремесла появляется товарное производство и товарное обращение, а клады римских монет являются вещественным доказательством развитых товарно-денежных отношений на славянских землях (М.Ю. Брайчевский, А.В. Фенин - М.Ю. Брайчевский, Основные вопросы археологического изучения антов (культура полей погребений), Доклады VI научной конференции Института археологии, Киев, 1953, с.60-81).
С другой стороны, некоторые историки и археологи (М.И. Артамонов, М.А. Тиханова и др. - М.А. Тиханова, Археологические памятники Среднего Поднестровья в первой половине I тысячелетия н.э. КСИА, 2 (1953), с.19), признавая существование у восточных славян в эту эпоху плуга и сохи с железными наконечниками и допуская начало отделения ремесла от земледелия, полагают, что нет оснований считать римскую серебряную монету единицей денежного обращения и что вопрос о чеканке местной монеты должен быть решен отрицательно.
П.Н. Третьяков отмечает, что в первые века н.э. в культуре славянских племен Среднего Поднепровья и Поднестровья появились новые черты, свидетельствующие о развитии в их среде ремесленных форм производства, о возросших экономических связях с югом и, наконец, о поглощении славянской средой иноплеменных скифских и сарматских элементов.
Глиняная посуда стала изготовляться преимущественно на гончарном круге. Характер ремесленной продукции приобрели предметы убора и украшения из бронзы или серебра. Начиная со Ilв. н.э. в Среднем Поднепровье были в ходу римские монеты, найденные в тысячах экземпляров, нередко в виде кладов. Появилась стеклянная посуда, привезенная с юга (П.Н. Третьяков, Восточнославянские племена, М., 1953, с.116). Б.А. Рыбаков, констатируя обилие римских монет в земледельческом районе, выдвинул предположение, что связующим звеном между Римом и Приднепровьем являлось земледелие, что можно доказать удивительным совпадением русских мер сыпучих тел с римскими мерами (четверик равен амфорею, полосмипа - медимну - Б.А. Рыбаков, Ремесло древней Руси, М.- Л., 1948, с.42-43). Это предположение Б.А. Рыбакова было принято М.Ю. Брайчевским, В.И. Довженком, А.В. Фениным и автором настоящей статьи. Но в последнее время были высказаны справедливые сомнения в правильности этой гипотезы (ВДИ,1952(2), с.144-145; Н.В. Пятышева и В.А. Александров, Рецензия на Материалы по истории земледелия СССР, ВИ, 1953, 2, с.112).
Для решения вопроса о денежном обращении у славянских племен Прикарпатья и Поднепровья в первые века нашей эры следует сопоставить письменные и археологические источники. Тацит сообщает очень интересные сведения о торговле римлян с живущими за пределами Римской империи племенами и о распространении там римских монет. - Ближайшие (к Рейну и Дунаю племена - В.К.), - пишет Тацит, - ценят золото и серебро для употребления в торговле: они ценят некоторые виды наших монет и отдают им предпочтение; живущие же внутри страны пользуются более простой и древней формой торговли, а именно меновой. Из монет они больше всего одобряют старинные и давно известные - сератты и бигаты, вообще они домогаются больше серебра, чем золота, не из любви к нему, а потому, что при торговле обыкновенными и дешевыми предметами удобнее иметь запас серебряных монет (Germ., V).
Клады римских монет I-IIIвв. н.э., найденные в Европе за пределами Римской империи являются прекрасным подтверждением этого сообщения Тацита. Заинтересованность славянских племен, как и других племен и народов Европы, в полноценной серебряной монете свидетельствует о том, что монеты служили не столько средством зарождающегося денежного обращения, сколько средством накопления сокровищ.
В эпоху разложения первобытно-общинного строя, когда ремесло только отделялось от земледелия и города еще не возникли, в эпоху почти полного господства натурального хозяйства не может быть и речи о регулярном внутреннем денежном обращении (Продукция славянских ремесленников lI-Vвв. н.э. имела, повидимому, очень узкий и ограниченный район сбыта и производилась не на рынок, а на заказ. Даже в Хl-ХIIвв. изделия деревенских ремесленников, как доказал Б.A. Рыбаков, расходились в районе радиусом 10-15 км, и только городские ремесленники работали на широкий рынок (Б.А. Рыбаков, Ремесло древней Руси, 1948, с.481). Клады римских монет, найденные в Поднестровье и Поднепровье, содержат главным образом серебряные монеты, а медные монеты встречаются крайне редко. Иногда в кладах вместе с монетами находят драгоценные вещи. Но клад - это сокровище, зарытое в землю в минуту опасности и оставленное там в результате гибели или пленения его владельца. Приднепровские и прикарпатские клады, как правило, содержат монеты римских императоров от середины Iв. н.э. до начала IIIв. Некоторые клады имеют в своем составе, наряду с денариями I-Ilвв. н.э., монеты, чеканенные во второй половине III и в IVвв. н.э. Один клад, найденный в Закарпатье (близ г. Мукачева), содержал монеты от Антонина Пия до Гонория (138-423гг. н.э.), т.е. был зарыт в первой половине Vв. Столь значительный хронологической охват монет, содержащихся в кладах, свидетельствует о чрезвычайной медленности денежного обращения, о превращении римских монет в сокровища (Ф.И. Михалевский, Очерки истории денег и денежного обращения, т. I, 1948, с.17-26; Т.Д. 3латковская, Мёзия в I-IIвв. нашей эры, М., 1951, с.99).
М.Ю. Брайчевским было высказано предположение о том, что обращение римских монет в Прикарпатье и Поднепровье не ограничивается первыми тремя веками нашей эры, а продолжается и в последующие время (IV-Vвв.), когда приток римских монет почти прекратился (М.Ю. Брайчевський, Час обiгу римськоi монеты в антському суспiльствi, Археологiя, VI, Киев, 1952, с.74-80). А.В. Фенин считает возможным полагать, что обращение римских денариев продолжалось и во второй половине I тыс. н.э. и римские монеты были сменены в обращении восточными и византийскими монетами (О.В. Фенiн, Знаходки римських монет у Прикарпаттi, Археологiя, Киев, 1951, с.92-104).
Действительно, некоторые клады и погребения в Прибалтике, Прикарпатье и Поднепровье, наряду с монетами I-IIIвв. н.э., содержат монеты, медальоны и вещи, относящиеся к концу IV - началу Vвв. н.э. Легко заметить, что эти клады, как и отдельные находки позднеримских монет, сосредоточены в западных областях Украины и в Прибалтике. Совершенно другое положение мы наблюдаем в Поднепровье - здесь нам известен только один клад, где монеты Антонинов сопровождаются серебряным денарием Констанция II (337-361), вставленным в перстень (с. Пустоваровка, Киевской области, 99). Но вряд ли находка только одного клада может служить убедительным доказательством денежного обращения римских монет в IV-Vвв. н.э. Ясно также, что монетные находки в Черняхове (погребение 160) и Талалаевке, где монеты IIв. сопровождаются варварским подражанием aurеus'у Гордиана III (238-244) и монетой Аврелиана (270-275), не могут быть доказательством денежного обращения в Поднепровье в IV-Vвв. н.э.
Как правило, датировка клада может быть установлена по самой поздней монете, содержащейся в кладе (terminus post quem). Значительно труднее для приднепровских кладов установить terminus ante quem, так как приток римских монет с начала IIIв. н.э. резко падает и находки поздне-римских и ранне-византийских монет встречаются сравнительно редко.
К сожалению, мы не имеем точных данных о сохранности ранних и поздних монет в кладах. Состояние наиболее поздней монеты могло бы несколько уточнить датировку клада. Но обычно сведения ограничиваются суммарными указаниями о посредственной или плохой сохранности монет, что не может быть использовано для определения времени, когда именно клад был зарыт в землю.
Хотя некоторые клады с денариями первых веков нашей эры были зарыты в IV-Vвв., нет оснований полагать, что монеты все время находились в обращении на данной территории, так как полноценные монеты изымались из денежного обращения и превращались в сокровища (Некоторые клады, найденные на территории Польши, также содержат римские денарии I-IIвв. н.э. вместе с монетами IV-Vвв. н.э. (К. Маjewski, Importy rzymskie na ziemiach sIowianskich, Wrozlaw, 1949, 432, 454, 557, 673, 673а, 1081).
Следует отметить, что в эпоху экономического и политического кризиса Римской империи в IIIв., когда рынок был наводнен обесцененной монетой, серебряный денарий I-IIвв. н.э, вышел из обращения. Чрезвычайно важно констатировать, что многие монетные клады Восточной Европы, содержащие поздно-римские и ранне-византийские монеты, не имеют в своем составе римских денариев I-IIвв. н.э. (г. Киев, 101; г. Киев, 124 и 137; с. Соболевка, Калужской обл., 126а; с. Рублевка, Полтавской обл., 11; с. Белояровка, Ростовской обл., 19; г. Оргеев Молдавской ССР, 664; с. Лукашевка и с. Кириллены Молдавской ССР, 773 и 767: а также целый ряд кладов с византийскими и восточными монетами VII-IXвв.).
Таким образом, вопрос о зарождении товарного производства и денежного обращения в Восточной Европе в I тысячелетии н.э. не может быть в настоящее время решен окончательно. Ремесло с ограниченным районом сбыта продукции и работой по преимуществу на заказ создает только предпосылки товарного производства, но ни в какой мере не может быть названо товарным производством. Только с возникновением городов и городского ремесла в Киевской Руси в VIII-IXвв. появляется товарное производство и денежное обращение. Поэтому гипотеза о внутреннем денежном обращении римских и ранневизантийских монет у славянских племен Поднепровья в I-VIIIвв. не находит убедительных доказательств в наличном фактическом материале, как и предположение о значительном хлебном экспорте из Поднепровья в первой половине I тыс. н.э. (Данная статья была уже набрана, когда появилась работа М.Ю. Брайчевского О распространении римских монет у древних восточных славян (ВДИ, 1954(1), с.119-134). Поэтому я лишен возможности ответить на возражения, содержащиеся в указанной статье М.Ю. Брайчевского. Надеюсь, что мне удастся сделать это в ближайшее время).
2. Находки римских монет в могильниках Восточной Европы
Некрополи городов Северного Причерноморья - Танаиса, Фанагории, Пантикапея, Херсонеса, Ольвии, как и могильники местного населения юго-западного Крыма в Хараксе, Инкермане и Черноречье, - содержат, наряду с монетами городской чеканки, и римские монеты. Встречаются римские монеты в могильниках античного времени в Закавказье, например, в известном Мцхетском могильнике (Е.А. Пахомов, Монетные клады Азербайджана и других республик, краев и областей Кавказа, Баку, 1926-1949, вып. V, 25 сл).
Могильники I-Vвв. н.э. юго-восточной Прибалтики, в Калининградской области, в западных районах Литовской и Латвийской ССР содержат римские монеты в изобилии, иногда по нескольку штук на погребение, причем, наряду с серебряными монетами, часто встречаются и бронзовые (например, могильники Клайпедского района Литовской ССР; у с. Нарушай Литовской ССР, 179; у с. Капседе Латвийской ССР, 216 и 598; у с. Рупава Латвийской ССР, 61 и другие).
Повидимому, в результате прочных и длительных экономических связей с античным миром обычай класть монету в могилу широко распространился у племен юго-восточного побережья Балтийского моря (эстиев). У славянских племен этот обычай, связанный с мифологическими представлениями греков и римлян, почти не привился, и находки римских монет в могильниках Прикарпатья и Среднего Приднепровья сравнительно редки.
В литературе уже отмечалось, что в Черняховском могильнике, раскопанном в начале ХХв. украинским археологом В.В. Хвойко, из 251 погребения только 2 могилы содержали римские монеты (денарии Антонина Пия и Фаустины Младшей - В.В. Хвойко, Поля погребений в Среднем Приднепровье, ЗРАО, XII, вып. I-II, СПб., 1901, с.172-190, рис. 26).
Аналогичную картину мы наблюдаем и в других могильниках черняховской культуры II-Vвв. н.э. Перечислю все отмеченные случаи находок римских монет в полях погребений черняховского типа и в других погребальных памятниках на территории Прикарпатья, Поднепровья и Поволжья.
1) с. Августиновка, Днепропетровской обл., 314; 2) с. Алексеевка, Брянской обл., 363; 3) с. Андреевка, Киевской обл., 255; 4) с. Блищанка, Тернопольской обл., 252; 5) с. Борохтянская Ольшанка, Киевской обл., 427; 6) с. Данилова Балка, Одесской обл., 736; 7) с. Дергачи, Саратовской обл., 254 и 592; 8) с. Жовтанцы, Львовской обл., 425; 9) с. Кавуновка, Киевской обл., 465; 10) с. Кривеньки, Тернопольской обл., 476; 11) с. Маслово, Кировоградской oбл. 235; 12) с. Молодецкое, Киевской обл., 345; 13) с. Новоселки, Винницкой обл., 406; 14) д. Потапово, Брянской обл., 244; 15) с. Привольное, Днепропетровской обл., 478; 16) с. Рыжановка, Киевской обл., 458; 17) о. Талалаевка, Черниговской обл., 293; 18) г. Умань, Киевской обл., 562; 19) с. Черняхово, Киевской обл., 153 и 279 20) с. Черниев, Станиславской обл., 100; 21) пос. Красный Кут, Саратовской обл., 21 и 69.
Этот список убедительно свидетельствует о том, что находки римских монет в могильниках черняховского типа довольно редки и, повидимому, случайны.
Славянские могильники предшествующего времени, так называемой зарубинецко-корчеватовской культуры IIIв. до н.э. - Iв. н.э., до сих пор не дали ни одной находки греческой или римской монеты. Не найдены римские монеты и в сарматских курганах, разбросанных на степных просторах Восточной Европы от Урала до Днестра и Прута.
Нам известны только две находки римских монет в Поволжье - в грунтовой (?) погребении. у с. Дергачи, Саратовской области, и в могиле у пос. Красный Кут, - но этническая принадлежность этих погребений не определена.
Римские и византийские золотые, серебряные и медные монеты изредка встречаются в ранее-средневековых могильниках юго-западного Крыма (V-IХвв. н.э.): в Cyyк-Су, Артеке, Кореизе, Узень-Баше, Чуфут-Кале, Эске-Кермене и Планерском.
3. События IIIв. в Северном Причерноморье по данным нумизматики
На приложенной таблице все клады размещены в хронологическом порядке по наиболее поздней монете, содержащейся в составе клада (см. таблицу).
Нам уже приходилось указывать, что больше одной трети всех определенных кладов в Восточной Европе (36 из 100) заканчиваются монетами императоров Коммода, Пертинакса и Септимия Севера (180- 211гг.). Еще 12 кладов заканчиваются монетами Геты, Юлии Домны, Каракаллы, Макрина, Элагабала, Юлии Мамеи и Севера Александра (209-235гг.). Таким образом, 48 кладов из 100 были зарыты в землю в конце II - первой трети IIIв. н.э. Этот знаменательный факт, повидимому, следует объяснять исторически засвидетельствованным переселением части восточногерманских племен (готов, гепидов и других) из Прибалтики в Северное Причерноморье (Готский историк Иордан (Get., 27-28) рассказывает о движении готов от Балтийского моря в Скифию через земли спалов, которые назывались Ойум. Некоторые историки помещают область Ойум в Пинские болота, но их предположение не может быть принято, так как даже в ХIХв. эти земли не были населены). Археологически эти племена в Причерноморье еще не обнаружены. Попытки ряда западноевропейских и русских ученых приписать готам могильники юго-западного Крыма (Суук-Су и другие) не выдерживают научной критики и должны быть решительно отвергнуты. По целому ряду важнейших этнических признаков (погребальный обряд, деформация черепов, данных антропологии, местный характер погребального инвентаря) эти могильники нужно связывать не с готами, а с потомками местного эллинизованного таврского и скифо-сармато-аланского населения Крыма.
Письменные источники относят вторжение германских племен в Причерноморье к концу II - началу IIIв. н.э. Нумизматические материалы позволяют осветить некоторые вопросы, связанные с этими событиями.
Если клады античных монет, найденные на территории СССР и на Балканском полуострове, нанести на карту, обозначив их различными условными знаками по самой поздней монете, содержащейся в кладе, и сопоставить полученную картину с данными письменных источников о походах причерноморских дружин в lllв., то определенная группировка этих значков на карте будет указывать на те события, которые совершились в это время в Крыму, на западном и восточном побережье Понта, в Малой Азии и на Балканах. Клады Поднепровья и Поднестровья, по преимуществу, заканчиваются монетами Коммода и Септимия Севера, хотя встречаются и клады с более поздними монетами. Клады, найденные близ г.Симферополя в Крыму, заканчиваются монетами Каракаллы, Элагабала и Макрина, т.е. двадцатыми годами IIIв. н.э. Повидимому, эти клады указывают на то, что Неаполь Скифский переживал в те годы какие-то тревожные события. Об этом же свидетельствует аланское погребение дружинника IIIв., найденное в необычных условиях - у городских ворот (А.Н. Карасев, Раскопки Неаполя Скифского, КСИИМК, XXXVII с.170 сл., рис. 55б и 56)..
Клады в районе Новороссийска на Северном Кавказе заканчиваются монетами Юлии Домны, а клад варварских подражаний римским денариям Септимия Севера (с типом идущего Марса) из того же района, по мнению А.П. Зографа, датируется IIIв. н.э. Клад, найденный в с. Сепиети, Абашского района, Грузинской ССР заканчивается монетами Севера Александра (222-235гг.).
На территории римской провинции Мезии большинство кладов относится ко времени Гордиана III и Филиппа Араба (238-249гг.) (Т.Д. 3латковская, Мёзия в I-II веках нашей эры, М., 1951, с.99).
В середине Illв. в целом ряде причерноморских городов прекращается чеканка монеты: в Ольвии, Тире и Истрии после смерти Александра Севера, в Томах - при Гордиане lll, последняя монета Виминакия в Верхней Мезии относится к 256г. (Т. Моммзен, История Рима, т. V, с.208-209; А.Н. 3ограф, Античные монеты, МИА, 16, М.-Л., 1951, с.117 сл.; В.Ф. Гайдукевич, Боспорское царство,. М.-Л., 1949, с.441 и 551). Но прекращение чеканки не свидетельствует о полном разрушении городов, как показывает посвятительная надпись солдат ольвийского гарнизона 248г. и один склеп (13, раскопки 1907г.), который датируется монетой Валериана (253-260гг.) (I0SPE, I, 167; ОАК, 1907, с.24; ИАК, 27, с.65; А.Н. Зограф, Римские монеты в Ольвии, ИГАИМК, 4, вып. 4, Л., 1930, с.9-10).
Повидимому город был захвачен и разгромлен скифами в 50-е годы Illв. н.э. и в последующее время жизнь в нем едва усилилась. Некоторые указания о судьбе Ольвии в последующее время дают случайные находки драгоценных украшений с инкрустациями и отдельные находки монет Галлиена (?), Константина I, Констанция II и Юстина II (А.Н. Зограф, Римские монеты в Ольвии, с.13; С.И. Капошина, Золотые серьги из окрестностей Ольвии, КСИИМК, XXXIII, с.103-109). В Тире находки римских монет продолжаются до времени имп. Галлиена (А.Н. 3ограф, Античные монеты, с.117), что свидетельствует о связях города с империей в конце 60-х годов IIIв. н.э. В Танаисе последняя датированная надпись относится к 236г., а самой поздней монетой, найденной на городище, является монета Валента (364-378гг.) (В.Ф. Гайдукевич, ук. соч., с.443; Т.Н. Книпович, Танаис, М.-Л., 1949, с.121). В IIIв. прекратили свое существование малые боспорские поселения: Илурат, Мирмекий и др. Отражением этих событий является, вероятно, Тиритакский клад, последняя монета которого датируется 276г. н.э. Самая поздняя монета, обнаруженная при раскопках боспорского поселения у с. Ново-Отрадное в Крыму, на берегу Азовского моря, относится к 267г. н.э. (И.Т. Кругликова, Доклад на заседании Сектора Античной археологии ИИМК в марте 1954г.).
В середине IIIв. прекращает свое существование и римская крепость Харакс, близ Ялты. Непрерывная серия римских монет, найденных при раскопках городища, заканчивается монетами Гордиана Ill и Филиппа Араба (В.Д. Блаватский, Харакс, МИА, 19, М., 1951, с.259: Klio, 1902, с.95). Но где-то поблизости продолжало существовать небольшое и небогатое поселение, некрополь которого раскопан у стен покинутой и разрушенной крепости. Поселение это еще не найдено, но оно существовало, повидимому, в конце III - первой половине IVв. н.э., о чем мы можем судить по римским, херсонеским и боспорским монетам, найденным в погребениях Ай-Тодорского некрополя (наиболее поздняя монета чеканена в 337г. - В.Д. Блаватский, ук. соч., с.291). Крайне интересно сопоставить монеты из некрополя с монетами из таврского святилища, обнаруженного А.Л. Бертье-Делагардом у с. Верхняя Аутка близ Ялты (А.Л. Бертье-Делагард, Случайные находки древностей близ Ялты, ЗООИД, XXVII, протоколы, с.19-27). Монеты, найденные в святилище, состоят из римских, херсонесских и боспорских монет и охватывают значительный промежуток времени от Iв. до середины IVв. н.э. (позднейшая монета Константина I). Местное население, которому принадлежали святилище и некрополь, поддерживало тесные связи с Херсонесом и Пантикапеем. Занималось оно земледелием и скотоводством, а также рыболовством. Погребальный инвентарь не дает оснований говорить о сильном имущественном расслоении.
В последнее время высказано предположение о том, что этот могильник следует связывать не с местным романизованным населением - потомками обитателей римской canabae, Харакса, а с проникшими в Крым славянскими дружинами (А.П. Смирнов, К вопросу о славянах в Крыму, ВДИ, 1953(3), с.32 сл), которые принимали, повидимому, активное участие в скифских войнах IIIв. наряду с готами и сарматами. - Анализ обряда погребений могильника Харакса, - пишет А.П. Смирнов, - заставляет связать могильник с каким-то пришлым населением. Об этом же свидетельствует и инвентарь погребений.., и далее, анализируя инвентарь, он утверждает: Все это заставляет отнести Ай-Тодорский некрополь к числу могильников культуры полей погребений Черняховского типа времени IVв. Он знаменует приход славян, которые совместно с другими племенами, повидимому, сыграли здесь роль могильщиков рабовладельческого строя. Ай-Тодорский могильник не одинок. Можно указать на ряд погребений Чернореченского и Инкерманского могильников, которые могут быть сопоставлены со славянским погребениями типа, полей погребальных урн (А.П. Смирнов, К вопросу о славянах в Крыму, с.40).
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой


Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2115
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 992 раза

Re: В.В. Кропоткин.Топография римских и ранне-византийских м

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:09:57

Но это предположение не находит, по нашему мнению, достаточно убедительных доказательств, а фактический материал, мобилизованный А.П. Смирновым, обращается против его предположения.
В последнее время советскими археологами на Нижнем Днепре были обнаружены поселения и могильники черняховской культуры, относящиеся к III-IVвв. н.э. (Августиновка, Привольное, Федоровка, Каменка, Гавриловка и др.). Эти памятники свидетельствуют о постепенном продвижении ряда славянских племен из Среднего Поднепровья на юг и юго-запад. Дружины славянских племен, повидимому, принимали участие в скифских войнах IIIв., о чем могут свидетельствовать находки в Восточной Европе монет провинциальной римской чеканки IIIв. н.э. и некоторые другие факты (В.Г. Васильевский, Житие Иоанна Готского, Труды, т.II, вып.II, СПб., 1912, с.363-364). Если мы сопоставим свидетельства письменных источников о скифской войне и данные нумизматики, то получим интересные совпадения. Среди монет провинциальной чеканки мы находим монеты Маркианополя, Филиппополя, Никомедии, Никеи, Виминакии и других городов, которые были взяты или осаждались скифами. Эти монеты зарегистрированы не только в Крыму, Поднепровье, Поднестровье и Поволжье, но даже в Прибалтике (рис. 2). Вполне возможно, что часть этих монет была привезена как военная добыча в результате скифских войн IIIв. н.э. Но дальнейшее продвижение славян в Причерноморье и на Балканский полуостров было задержано опустошительным гуннским нашествием во второй половине IV века н.э.
Если мы сравним могильники южного побережья Крыма II-Vвв. н.э. (Харакс, Чернореченский, Инкерманский и Бельбекский) и могильники черняховской культуры Среднего и Нижнего Поднепровья, то увидим, что они значительно различаются между собой. Обычно указывают на то, что в Хараксе и Черноречье значительный процент погребений составляют трупосожжения в амфорах и урнах. Но обряд трупосожжения был распространен в первые века нашей эры не только у славянских племен Поднепровья и Прикарпатья, а имел очень широкое распространено. Керамику, найденную в полях погребений черняховского типа и крымских могильниках, можно разделить на две группы: импортную и местную. Импортная керамика - остродонные римские амфоры и краснолаковая посуда - не может служить этническим признаком. Если же мы сравним лепную и гончарную местную посуду крымских могильников с такой же посудой полей погребений Поднепровья, то найдем между ними очень мало общего. В Инкерманском и Чернореченском могильниках найдено только два сосуда черняховского типа (миска с тремя ушками и кувшин), но эти сосуды найдены в типичных сарматских подбойных могилах. С другой стороны, славянские погребения черняховского типа не содержат, как правило, ни оружия, ни орудий труда. В могильнике у стен Харакса найдены и орудия труда и оружие: топоры, серпы, наконечник копья, боевой топор, кинжал и железный умбон щита (В.Д. Блаватский, ук. соч., с.262).
Находки монет в могильниках Приднепровья крайне редки, зато в погребениях Харакса найдено около 40 монет. Все эти факты свидетельствуют о том, что могильник в Хараксе, как и могильники в Инкермане, Черноречье и у совхоза 8, где найдены амфоры и урны с трупосожжениями, мы не можем считать славянским. Скорее можно допустить, что это тавро-скифские или алано-готские могильники. Во всяком случае следы готов в Северном Причерноморье надо искать не в VI-VIllвв. н.э., когда они были ассимилированы местным скифо-сарматским населением, а значительно раньше, в III-IVвв. н.э., когда готы только появились в Причерноморье и не растворились среди более развитого в социально-экономическом и культурном отношении населения Северного Причерноморья.
Золотые монеты
1. Белояровка 19
2. Брестов 5а
3. Кириллены 767
4. Рублевка 11
5. Южный Урал 658
Серебряные монеты
1. Адагумская 135
2. Адербиевка 136
3. Антоновка 698
4. Болгородка 31
5. Бертишов 29
6. Беэль 40
7. Богдановка 95
8. Борочицы 94
9. Бориня 45
10. Браны 42
11. Варница 36
12. Гараповка 65
13. Герзеул 761
14. Головковка 46
14а. Городок 157
15. Горышковка 38
16. Грабовицы 56
17. Грушевка 92
18. Дандале 176
19. Доманинка 76
20. Домница 53
21. Ереван 766
22. Жигайловка 32
23. Забужье 61
24. Калужская губ. 35
25. Каменка 72
26. Касперовцы 1908г. 58
27. Касперовцы 1932г. 694
28. Киев, Караваевская ул. 55
29. Киреевка, х. Бернацкий 54
30. Ковтуны 49
31. Комсомольское (Махновка) 66
32. Костенив 112
33. Красеюв 113
34. Кременчуг 74
35. Куриловка 776
36. Лада 27а
37. Луневка (Гридасово) 51
38. Мазепинцы 83
39. Медвежье 73
40. Мизоч 62
41. Назоделаву 760
42. Насилово 70
43. Настасовка 43
44. Неаполь Скифский 23а
45. Нежин (Пашковка) 28
46. Нсхвороща 121
47. Нобакеви 763
48. Новогеоргиевск (Крылов) 41,68
49. Новоград-Волынский 777
50. Новороссийск 63
51. Носири 762
52. Оргеев 664
53. Орловичи 50
54. Перейма 71
55. Переорки 52
56. Переписи 44
57. Песчанка (Ольгопольский у.) 84
58. Плоской 87
59. Прикутны 60
60. Пустоваровка 99
61. Расейняй 79
62. Рогинцы 119
63. Рубча 57
64 Сарники Горишные 75
65. Саратовская обл. 77
66. Севенки 37
6?. Сепиети 764
68. Слонимский у. 34
69. Сосновое 114
70. Спея 102
71. Старые Валки 23
72. Старый Хутор 48
73. Стольное 115
74. Турия 39
75. Червленная 150
76. Черница 47
77. Чернобыль 64
78. Чукурча 30
79. Шильниково 27
80. Безымянный клад 1950г. 775
Неопределенные монеты
1. Алгимантай 174
2. Банилов 104
3. Бориничи 107
4. Васильков 89
5. Вилкай 85
6. Выспа 108
7. Гайворонка 109
8. Городище 110
9. Горький 80
10. Дубовица 111
11. Казинка 96
12. Клайпеда 685
13. Киверцы 91
14. Киев, Лукьяновка 101
15. Колодробка 97
16. Костополь 697
16а. Куриловка 776
17. Лихачевка 93
18. Максимовка 106
19. Междуречье 82
20. Минск 103
21. Мочерады 118
22. Новогеоргиевский район 165
23. Ольшанка 98
24. Приекуле 684
25. Свистельники 81
26. Сереховичи 116
27. Текуча (?) 86
28. Терновка 117 и 160
29. Хотин 90
30. Черниев 100
Медные монеты
1. Булдури 601
2. Вайнода 171
3. Даугавпилс 170
4. Икшкиле 175
5. Киев, Обловь 124, 137
6. Корнин (Острог) 126
7. Лукашевка 773
8. Липовка 129
9. Приедкальни 173
10. Рауна 177
11..Соболевка 126а
12. Страупе 172
13. Стрелецкая бухта 759
14. Сухуми 765
15. Таракташ 130а
16. Энгуре 178
Варварские подражания
Новороссийск 146
Червленная 150
Смешанные клады
Золотые и серебряные монеты
1. Волковцы 20, 78
2. Красный Кут 21, 69
Серебряные и медные монеты
1. Киев, Печерск, 26, 123
2. Киев, ул, Фрунзе (б. Кирилловский монастырь) 33, 127
3. Киев, Львовская площадь 59, 128
4. Клайпеда 25, 130
5. Климовичи 67, 122
6. Лукощино 120
7. Скандау 665
8. Троица 24, 125
9. Цесвайне 169
Римские медальоны
1. Алитус 1
2. Борочицы 2а, 7, 94
3. Браны 2
4. Каргалинский рудник 3
5. Киев 4
6. Мариямполе 5
7. Ласки 9
8. Райковецкое городище 8, 180
9. Киев 6
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой

Аватара пользователя
El jaguar
Ветеран
Ветеран
Сообщения: 2115
Зарегистрирован: 06 фев 2012, 22:55:42
Прибор: на 2 часа
Имя: Ягуар ( Микки )
Откуда: WWW
Благодарил (а): 7 раз
Поблагодарили: 992 раза

Re: В.В. Кропоткин.Топография римских и ранне-византийских м

Сообщение El jaguar » 24 янв 2013, 16:10:26

…Зарождение товарного производства и товарного обращения является чрезвычайно длительным процессом, который на территории Восточной Европы захватывает период в несколько тысячелетий со времени первого общественного разделения труда до эпохи раннего средневековья.
Как известно, скифо-сарматские племена VII-Iвв. н.э. вели оживленную торговлю с причерноморскими городами, которая засвидетельствована как письменными источниками, так и археологическими данными (Strabon, Geogr. XI,II; ВДИ 1947(4)). Эти связи, как и в предшествующую эпоху, носили характер натурального обмена. На территории скифо-сарматских племен зарегистрированы только случайные, крайне редкие находки греческих и причерноморских монет, которые ни в какой мере не могут служить доказательством денежного характера торговли до Iв. н.э.
В первые века I тысяч. н.э. характер торговли римских провинций и причерноморских городов с окружающими их племенами меняется и меновая торговля уступает место денежной торговле, как это было уже давно отмечено М.И. Ростовцевым (M. Rostovtzeff. Iranians and Grecks in South Russia, Oxford, 1922, c.210). Если монеты Iв. н.э. встречаются в кладах и отдельных находках еще в незначительном количестве, то со времени покорения Траяном Дакии приток римских денариев на территорию Центральной и Восточной Европы показывает, что в середине IIв. н.э. ввоз римских монет достигает наиболее высокого уровня. По данным статистики монеты Антонина Пия и Марка Аврелия превосходят по количеству монеты предшествующих и последующих императоров в десятки и сотни раз. В конце IIв. н.э. антонианы, чеканившиеся в империи в годы кризиса III века, встречены лишь в немногих из кладов (табл. 1). Большинство поднепровских кладов не имеет в своем составе монет IIIв. н.э., заканчиваясь денариями Коммода и начала правления Септимия Севера (80-90-е годы IIв. н.э.). Прекращение притока римских монет на территорию Восточной Европы в свете этих данных можно более уверенно объяснить не только начавшимся экономическим кризисом Римской империи (порча монеты), но и какими-то серьезными военно-политическими изменениями на восточных границах Римской империи.
…Преобладающее большинство польских и русских кладов состоит из римских серебряных монет I - начала IIIв. н.э., т.е. являются кладами длительного накопления. Некоторые немногочисленные клады включают даже монеты и вещи второй половины III и IVв. н.э.
Большинство кладов римских монет, по собранным автором исчерпывающим данным, заканчивает свое накопление до 235г. н.э. (всего 109 кладов), из них 26 кладов содержат монеты времени не позже правления Марка Аврелия (161-180 гг.), когда на Дунайской границе империи шла ожесточенная так называемая Маркоманская война, а 83 клада заканчиваются монетами конца II - первой трети IIIв. н.э. (от Коммода до Севера Александра) - в эпоху, когда в Причерноморье из Прибалтики переселились германские племена, известные в античной историографии под общим именем готов.
На территории Фракии, Мезии, Дакии известны клады, содержащие римские монеты первой половины IIIв. н.э. и заканчивающиеся монетами Гордиана III и Филиппа Араба (В. Mitгеа. L'incursion des Carpes en Dacie sous le regne de Philippe l'Arabe а la lumiere des decouvertes de tresor de monnaies. Nouvelles etudes dhistoire presentees au Х congres des sciences historiques. Rome, 1955, Bucarest, 1955, с.149-160).
Монеты Максимина, Гордиана III, Филиппа Араба и последующих императоров эпохи тридцати тиранов, однако, не характерны для римских кладов Восточной Европы. Из 133 кладов римских монет только восемь кладов содержат обесцененные антонинианы середины IIIв. н.э. (Киверцы, Дандале, Соболевка, Киев 1876г., Куриловка, Керчь, Красный Кут и Безымянный клад). Эти клады почти не имеют в своем составе полноценных серебряных монет I-IIвв. н.э.
Например, в 1954г. в Керчи был найден небольшой клад, состоявший из одного денария Юлии Домны 212г. н.э. и 70 антонинианов: Гордиана III - 10, Филиппа Араба - 11, Отацилии Северы - 1, Филиппа Младшего - 3, Траяна Деция - 6, Этрусциллы - 2, Деция Младшего - 1, Требониана Галла - 22, Волузиана - 5, Валериана - 6, Галлиена - 2. (Приношу благодарность Н.3. Питкиной за сообщение об этой находке). Клад был, по-видимому, зарыт во второй половине IIIв. н.э.
Древнейшие монеты Безымянного клада относятся ко времени Пертинакса, когда серебряные денарии содержали уже не более 50проц. чистого серебра.
А.Н. Зограф писал по этому поводу: Количество лигатуры к концу IIв. начинает подходить к 50проц. В связи с этим падает и курс денария. В обращении начинают разграничивать старые денарии I - начала IIв. от новых и расценивают первые вдвое дороже, чем вторые (А.Н. 3ограф. Античные монеты. МИА, 16, 1051, с. 54).
В историко-нумизматической литературе было высказано мнение о том, что сокращение ввоза римских монет было связано с разгромом причерноморских городов готами и общим упадком римской торговли в III-IVвв. н.э.
Массовый археологический материал, обнаруженный на поселениях Поднестровья и Поднепровья, находки импортных изделий в сарматских курганах и полях погребения III-IVвв. н.э. свидетельствуют о некотором сокращении экономических связей с Причерноморьем и римскими провинциями, но отнюдь не о полном прекращении торговли, как полагали ранее (П.Н. Третьяков. Восточнославянские племена. М., 1953, с. 147 и сл).
Вторжение готов в Причерноморье, которое, судя по последним нумизматическим и эпиграфическим данным, относится к 30-40-м годам IIIв. н.э., привело к разрушению многих причерноморских городов и поселений, но торговые связи племен Европейской Сарматии с Римом не прекратились, о чем свидетельствуют, помимо римских импортов (амфоры, краснолаковая и стеклянная посуда, украшения с эмалью, бусы и пр.), многочисленные находки монет III-IVвв. н.э. в западных областях Украины и Молдавии. Следует отметить, что статистические данные о соотношении римских монет и римско-причерноморских изделий, найденных на территории Украины, приведенные в статьях М.Ю. Брайчевского, неполны. Уже зарегистрировано свыше 300 пунктов находок (у Брайчевского - 83); на многих поселениях и в могильниках обнаружены десятки и сотни таких изделий.
Торговля Римской империи с окружающими ее племенами в эпоху домината не прекратилась, но приобрела в большей степени, чем в I-II вв. н.э., меновой, натуральный характер. По-видимому, варварские племена Центральной и Восточной Европы не нуждались более в обесцененной римской монете, приобретая в то же время ткани, вино, драгоценные изделия и другие товары. Характер импортных товаров свидетельствует о том, что они удовлетворяли потребности не рядового населения, а племенной варварской знати. Немногочисленные клады III-IVвв. н.э. наряду с монетами зачастую содержат и драгоценные вещи (Ласков, Борочицы, Нежин и др.). Эти клады, повидимому, были зарыты в землю в эпоху гуннского нашествия, или в тревожные годы гуннского господства на юге России (Лукашевка, Оргеев, Кирилены, Рублевка и пр.)
М.Ю. Брайчевский, А.В. Фенин, а вслед за ними и В.Л. Янин на основании нескольких кладов, содержащих наряду с ранними денариями I-IIвв. н.э. отдельные поздние монеты или вещи, высказали положение о том, что римские монеты I-IIвв. находились длительное время во внутреннем обращении и попали в клады на рубеже IV-Vвв. н.э. Этот тезис можно было бы принять, если бы мы располагали хорошо документированными, бесспорными кладами, содержащими значительное количество поздних монет наряду с ранними монетами (как это имеет место в более поздних кладах VIII-ХIIвв. н.э.). Этого, однако, нет.
Новые материалы (клады в Оргееве, Лукашевке, Кириленах из Молдавии, клады из Новгород-Волынского, сс. Турии и Погорелого) не подтверждают гипотезы об отсутствии перерыва в денежном обращении на территории Восточной Европы. Фактические данные pro и contra, изученные нами, показывают, что находки римских монет в Мукачеве, Крылосе, Заболотове, Берегове, Снятине, которые М.Ю. Брайчевский произвольно называет кладами, на самом деле, по-видимому, являются разновременными находками, собранными коллекционерами-любителями (М.Ю. Брайчевский. О распространении римских монет у древних восточных славян. ВДИ, 1954(1), с.130, прим. 1).
Таблица 2: Место находки клада, Монетный состав клада (по векам I,ll,III,IV,V,VI,VlI,VIII), Вещи (+)
Куриловка - I,III
Берегово - I,IV
Черниев - I,IV
Сучава - I,II,III,IV
Крылос* - I,II,III,IV
Пустоваровка* - I,II,III,IV(1),+
Даугавпилс - I,II,III,IV
Борочицы - I,II,III,IV(1),+
Княжая Криница - I,II,III,IV
Нежин - I,II,III,+
Симферополь - I,II,III,V(1)
Лукощино - I,II,III,V(1)
Мукачево* - II,V
Заболотов* - II,III,IV
Снятин* - II,III,IV
Брестов - II,III,IV
Фромборк - II,III,V(1),+
Стрелецкая Бухта - III,IV,V,VI
Малое Перещепино - V,VI,+
Новые Сенжары - VI,+
Келегейские хутора - VI,+
Серповое - VII,+
(Примечание: * - находки римских монет, которые М.Ю. Брайчевский ошибочно называет кладами).
Так называемые клады из Черниева, Пустоваровки и Княжей Криницы внушают нам большие сомнения в своей достоверности. Клад римских монет из Лукощина Полтавской области также, по-видимому, содержал только римские денарии I - начала IIIв н.э., как и клад, найденный на городище Неаполя скифского в Крыму в 1827г. (табл. 2). Во всяком случае, в сводных работах С. Болина (St. Воlin. Finden av romerska mynt i det fria Germanica. Lund, 1926) и К. Маевского (К. Маjewski. Importy rzymskie na ziemiach siowianskich, Wroclaw, 1949), как и у более ранних авторов, эти находки не фигурируют как клады, за исключением Черниева. По-видимому, в четырех кладах не случайно наряду с монетами найдены и вещи; т.е. они являлись не чисто денежными, а денежно-вещевыми кладами, кладами-сокровищами, зарытие которых в землю подчинено иным закономерностям.
Таким образом, если мы можем допустить, что во время существования черняховской культуры во II-IVвв. н.э. римские денарии в той или иной мере обращались в Восточной Европе, то в последующие столетия эти монеты совершенно исчезли из обращения. Клады византийских монет VI-VIIIвв. н.э. и одновременные им погребения с византийскими монетами не содержат ни одного римского денария. Это свидетельствует о том, что масса римских серебряных монет в результате политических и экономических потрясений, пережитых населением Восточной Европы в III-IVвв. н.э., была изъята из обращения. Значительная часть денариев была закопана их владельцами в землю и превратилась в сокровища, часть же, по-видимому, была использована местными ювелирами для изготовления серебряных украшений. Длительный безмонетный период, наступивший в Восточной Европе в Vв. н.э. и продолжавшийся до конца VIIIв., не получает удовлетворительного объяснения, если исходить из тезиса М.Ю. Брайчевского и В.Л. Янина о внутреннем обращении римских монет.
…На рубеже и в первые века нашей эры этническая карта Восточной Европы была очень пестрой. Исторические свидетельства о венедах Плиния, Тацита и Птолемея, материалы сравнительно-исторического языкознания, топонимики и ономастики позволяют гипотетически связывать с ранними славянами две археологические культуры: пшеворскую на западе и зарубинецкую на востоке. Липицкую культуру в Поднестровье есть все основания относить к фракийскому этническому массиву.
Во IIв. н.э. на пестрой, разноплеменной основе складывается черняховская культура, существовавшая до рубежа IV-Vвв. н.э. Основная масса кладов и отдельных находок римских монет I-Vвв. н.э. в Восточной Европе найдена на территории черняховской культуры в Поднестровье, на Волыни, в Поднепровье. Исходя из факта отсутствия прямой генетической связи между пшеворской и зарубинецкой культурами, с одной стороны, и черняховской культурой, с другой, мы не можем признать последнюю славянской культурой, тем более, что между черняховской культурой на юге СССР и последующей раннеславянской культурой VIII-Хвв. также не установлено прямой генетической связи; по-видимому, пшеворскую и зарубинецкую культуры через посредствующие звенья или непосредственно следует увязывать с наиболее ранними славянскими памятниками V-VIIIвв., изученными в Чехословакии, Польше, СССР и Румынии. В Чехии они известны по погребениям с лепной керамикой так называемого пражского типа. На Украине древнейшая славянская керамика характерного профиля найдена в курганах с трупосожжением в районе Житомира.
Таким образом, черняховская культура не может быть названа антской культурой хотя бы потому, что исторические анты VI-VIIвв., анты Прокопия, Иордана и Маврикия, в археологическом отношении еще надлежащим образом не изучены, а те памятники VI-VIIIвв., которые уже известны на территории антов и склавинов, не имеют ничего общего с черняховской культурой II-IVвв. н.э. Если антский племенной союз возник, как это утверждает М.Ю. Брайчевский, в III-IVвв. н,э. (М.Ю. Брайчевский, Основные вопросы археологического изучения актов (культура полей погребений). Доклады VI научной конференции Института археологии АН УССР. Киев, 1953, с.60-81), то совершенно непонятно, почему анты во II-IV вв. были носителями высокой провинциально-римской культуры, а в VI-VIIвв. имели иную, примитивную, культуру. Наконец, почему славяне во II-IVвв. широко употребляли во внутреннем обращении римскую монету, а в V-VIIIвв. наступил безмонетный период, в то время как варварские государства Испании, Франции и Италии чеканили свою монету.
Очевидно, такой исторический регресс в экономическом развитии племен Восточной Европы невозможно объяснить ни гуннским вторжением, ни нашествием аваров.
Следовательно, обращение римского денария в области черняховской культуры, в Поднестровье, на Волыни и в Среднем Поднепровье имеет к древним славянам (историческим венедам) косвенное отношение, так как из южных областей Восточной Европы римские денарии проникали в области пшеворской и зарубинецкой культур.
Если мы признаем, что южные зарубинецкие племена были ассимилированы в Среднем Поднепровье носителями черняховской культуры, то тогда мы должны будем распространить на эти поднепровские племена общие закономерности экономического развития, характерные для римской периферии со смешанным фракийским и скифо-сарматским населением, далеко ушедшим от первобытно-общинного строя.
В области распространения пшеворской культуры клады и отдельные находки римских монет встречены в большом количестве, причем некоторые клады достигают значительных размеров (например, клады в Калише, Гродкове, Нетулиске Малой и др.) (К. Маjewski. Ук. соч., с.122, n.646; с.118, n.589; с.134, n.806). Следовательно, тесные экономические связи варварских племен Восточной Европы с Римской империей не могут вызывать никаких сомнений.
Племенная знать была особенно заинтересована в торговле с Римом, получая оттуда предметы роскоши, вино и прочие изделия. Многочисленные находки обломков светлоглиняных узкогорлых амфор II-IIIвв. н.э., металлической, краснолаковой и стеклянной посуды, а также различных украшений говорят о размахе этой межплепменной торговли. Но развитая внешняя торговля и употребление римских монет как средства обращения, а следовательно, и средства накопления сокровищ племенной знатью не дают еще представления о развитии внутренней торговли и внутреннего денежного обращения, хотя, конечно, они не были изолированы друг от друга. Племена Восточной Европы вели оживленную торговлю с причерноморскими городами, а затем с римскими провинциями в течение длительного времени. Первоначально это была меновая торговля, а затем, к Iв. н.э., она сменилась торговлей денежной. Пограничные с Римом племена раньше стали употреблять монету, а затем она вошла в обиход и на более отдаленных территориях, что было связано с внутренним социально-экономическим развитием населения Поднестровья, Поднепровья и Повисленья. Развитие ремесла у земледельческих славянских племен явилось основой, на которой появилось денежное обращение и, наконец, товарное производство.
На первых этапах развития ремесло носило патриархально-общинный характер, т.е. ремесленник работал не на сбыт, а на заказ внутри своей общины и только излишки продукции могли поступать для продажи. Развитие ремесла и концентрация ремесленников привели со временем к отделению ремесла от земледелия и возникновению ремесленных поселков, превращавшихся при благоприятных исторических условиях в города. Только античные и средневековые города являются точным показателем возникновения товарного производства (а не появление гончарного круга, как думает М.Ю. Брайчевский), только городской ремесленник является в полном смысле этого слова товаропроизводителем, т.е. собственником своих орудий производства, работающим не на заказ, а на рынок.
Следовательно, денежная торговля, денежное обращение в условиях тесного контакта с Римской империей появляется у племен Центральной и Восточной Европы задолго до возникновения средневековых городов и товарного производства.
…Мощное воздействие римской цивилизации нивелировано культурные особенности племен Центральной и Восточной Европы в I-IVвв. н.э., в том числе и переселившихся в Причерноморье германских племен - готов, герулов, гепидов, тайфалов, уругундов, баранов и др., упомянутых в письменных источниках III-IV вв. н.э. (Дексипп, Зосим, Аммиан Марцеллин, Scriptores historiae Augustae, Иордан и др.).
Черняховские племена на юге Восточной Европы были сметены и уничтожены гуннским нашествием. По-видимому, грабительские походы гуннов не затронули основной области расселения славянских племен. Полное отсутствие каких-либо исторических воспоминаний о гуннах и их владычестве на юге России в славянском эпосе и неоднократные упоминания в нем римского императора Траяна, готов и аваров могут служить косвенным, но немаловажным подтверждением сформулированных выше положений.
В.В. Кропоткин. Из истории денежного обращения в Восточной Европе в I тысячелетии н.э. СА, 1958(2), с.279-285
Чем больше я сплю , тем меньше от меня вреда :)


Иногда некоторым личностям корону на голове хочется поправить лопатой


Вернуться в «Нумизматика»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей

  • Реклама